158

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.

5 сентября 1918 г. — день подписания декрета «О красном терроре». В этот день захватившие власть в России большевики узаконили совершаемые ими убийства и насилие, возведя террор в ранг государственной политики.

Большевицкое насилие изначально было направлено не против лиц, активно сопротивлявшихся установлению и упрочению большевицкой диктатуры, а против целых слоёв русского общества, поставленных захватившими власть большевиками вне закона вне закона: помещиков и вообще дворян, офицеров, священников, кулаков (в которые весьма произвольно зачислялись все мало-мальски состоятельные крестьяне), казаков, ученых и вообще интеллигенции, купцов, промышленников, и т. п.

На V Всероссийском съезде Советов с отчётом Съезду о деятельности ВЦИК 5 июля 1918 г. выступал глава большевицкого правительства Я. М. Свердлов. В условиях углубляющегося кризиса большевицкой власти, Свердлов в своём докладе призвал к «массовому террору» (В. И. Ульянов-Ленин иногда именовал террор, к которому призывал своих клевретов, «массовидным»), который считал необходимым необходимо проводить против «контрреволюции» и «врагов советской власти».

9 августа 1918 г. В. И. Ленин направил в Пензенский губисполком следующую директиву:

«Необходимо произвести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города».
«Декретируйте и проводите в жизнь полное обезоружение населения, расстреливайте на месте беспощадно за всякую сокрытую винтовку».

В. И. Ленину вторил его верный соратник Л. Д. Троцкий: «Вам следует знать, что не позднее чем через месяц террор примет очень сильные формы по примеру великих французских революционеров. Врагов наших будет ждать гильотина, а не только тюрьма».

Согласно постановлению Совета Народных Комиссаров РСФСР от 2 сентября 1918 г., «обеспечение тыла путём террора является прямой необходимостью», республика освобождается от «классовых врагов путём изолирования их в концентрационных лагерях», «подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам».

Ф. Э. Дзержинский заявлял:

«Законы 3 и 5 сентября наконец-то наделили нас законными правами на то, против чего возражали до сих пор некоторые товарищи по партии, на то, чтобы кончать немедленно, не испрашивая ничьего разрешения, с контрреволюционной сволочью».
Другой известный чекист, М. Я. Лацис, определял принципы красного террора следующим образом:

«Мы не ведём войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора».

По данным, опубликованным лично М. Я. Лацисом, в 1918 г. и за 7 месяцев 1919 г. большевиками были расстреляны 8389 человек, из них: Петроградской ЧК — 1206; Московской — 234; Киевской — 825; ВЧК 781 человек, заключено в концлагеря 9496 человек, тюрьмы — 34334; взяты заложники 13111 человек и арестованы 86 893 человека.

В то же время, в октябре 1918 г. Ю. О. Мартов, лидер партии меньшевиков, заявил, что жертв репрессий ЧК в ходе красного террора с начала сентября было «более чем десять тысяч».

23 марта 1919 г. историк С. П. Мельгунов сообщал о красном терроре в августе 1918 г. в Петрограде и окрестностях (сохраняем старую орфографию):

«в последних числах августа две барки, наполненныя офицерами, потоплены и трупы их были выброшены в имёніи одного из моих друзей, расположенном на Финском заливе; многіе были связаны по двое и по трое колючей проволокой».

Самой массовой одноразовой акцией в рамках развернутой большевиками кампании красного террора был расстрел в Петрограде 512 представителей русской элиты (бывших сановников, министров, профессоров). Данный факт подтверждает сообщение газеты «Известия» от 3 сентября 1918 г. о расстреле ЧК города Петрограда свыше 500 заложников (из числа «контрреволюционных классов»).

Согласно исследованиям итальянского историка Дж. Боффы в ответ на ранение В. И. Ленина в Москве (якобы эсеркой Дорой, Фейгой — или Фанни — Каплан, убитой и сожженной в бочке с бензином без суда и расследования большевицким комендантом московского Кремля Мальковым, по принципу «концы в воду») в Петрограде и Кронштадте было расстреляно ещё 1000 человек.

В сентябре 1918 г. особенно близкий к Ленину видный большевик Г. Е. Зиновьев сделал соответствующее заявление:

«Нужно уподобиться военному лагерю, из которого могут быть кинуты отряды в деревню. Если мы не увеличим нашу армию, нас вырежет наша буржуазия. Ведь у них второго пути нет. Нам с ними не жить на одной планете. Нам нужен собственный социалистический милитаризм для преодоления своих врагов. Мы должны увлечь за собой 90 милл.[ионов] из ста, населяющих Советскую Россию. С остальными нельзя говорить — их надо уничтожать».

В то же время, Центральный Комитет Российской Коммунистической Партии (большевиков) и ВЧК разработали совместную инструкцию следующего содержания:

«Расстреливать всех контрреволюционеров. Предоставить районам право самостоятельно расстреливать… Взять заложников… устроить в районах мелкие концентрационные лагери… Сегодня же ночью Президиуму ВЧК рассмотреть дела контрреволюции и всех явных контрреволюционеров расстрелять. То же сделать районным ЧК. Принять меры, чтобы трупы не попадали в нежелательные руки…»

Последнее распоряжение выполнялось так: трупы замученных чекистами людей свозились в Петроградский зоопарк и скармливались хищным животным.

Многочисленные призывы к массовому террору содержались в большевицкой прессе. 31 августа 1918 года официальный печатный орган ВКП (б) газета «Правда» писала:
«…настал час, когда мы должны уничтожить буржуазию, если мы не хотим, чтобы буржуазия уничтожила нас. Наши города должны быть беспощадно очищены от буржуазной гнили. Все эти господа будут поставлены на учёт и те из них, кто представляет опасность для революционного класса, уничтожены. […] Гимном рабочего класса отныне будет песнь ненависти и мести!»

Официальное издание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Петросовета, «Красная газета», писала:

«Без пощады, без сострадания мы будем избивать врагов десятками, сотнями. Пусть их наберутся тысячи. Пусть они захлебнутся в собственной крови! Не стихийную, массовую резню мы им устроим. Мы будем вытаскивать истинных буржуев-толстосумов и их подручных. За кровь товарища Урицкого, за ранение тов. Ленина, за покушение на тов. Зиновьева, за неотмщенную кровь товарищей Володарского (убитого эсерами в Петрограде), Нахимсона (расстрелянного антибольшевицкими повстанцами в Ярославле), латышей, матросов — пусть прольётся кровь буржуазии и её слуг, — больше крови!»

Но большевики лили кровь не только «буржуев».

5 января 1918 г. в Петрограде большевики расстреляли из пулемётов мирную демонстрацию в поддержку Учредительного собрания (после того, как сами разогнали это собрание, не получив в нем большинства). По официальным данным («Известия ВЦИК», 6 января 1918 г.)  21 человек был убит, сотни ранены..Чем не «кровавое воскресенье»? Но то произошло при «проклятом царском режиме» и потому было достойно осуждения, а это — в России, «освобожденной» большевиками от «царского деспотизма» и потому достойно было только одобрения.

14 сентября 1918 года был арестован сотрудниками ВЧК на своей даче на Валдае русский патриот, православный мыслитель, публицист и общественный деятель, один из идеологов русского национализма М. О. Меньшиков. 20 сентября Меньшиков был расстрелян большевиками во главе с комиссаром Губой без суда на берегу Валдайского озера на глазах жены и шестерых детей.

Подобные повсеместно практикуемые большевиками безсудные расстрелы сопровождались издевательствами и пытками.

Харьковская ЧК под руководством Саенко применяло скальпирование и «снятие перчаток с кистей рук», Воронежская ЧК применяло катание голыми в бочке, утыканной гвоздями. В Царицыне и Камышине «пилили кости». В Полтаве и Кременчуге священнослужителей сажали на кол. В Екатеринославе применяли распятие и побивание камнями, в Одессе офицеров привязывали цепями к доскам, вставляя в топку и жаря, либо разрывали пополам колёсами лебёдок, либо опускали по очереди в котёл с кипятком и в море. В Армавире, в свою очередь, применялись «смертные венчики»: голова человека на лобной кости опоясывается ремнём, концы которого имеют железные винты и гайку, которая при завинчивании сдавливает ремнём голову. В Орловской губернии широко применяется замораживание людей путём обливания холодной водой при низкой температуре.

Картинки по запросу Череп и кости в символике махновцевКартинки по запросу Жертвы красного террора

6-го октября 1918 года 3-й номер «Еженедельника ВЧК» публикует посвящённую «Делу Локкарта» статью «Почему вы миндальничаете?», автором которой был Председатель Нолинской ЧК:

«Скажите — почему вы не подвергли …Локкарта самым утончённым пыткам, чтобы получить сведёнія, адреса, которых такой гусь должен иметь очень много? Скажите, почему вы вместо того, чтобы подвергнуть его таким пыткам, от одного описанія которых холод ужаса охватил бы контр-революціонёров, скажите, почему вместо этого позволили ему покинуть Ч. К? Довольно миндальничать!… Пойман опасный прохвост… Извлечь из него всё, что можно, и отправить на тот свет».

И это при том, что ещё 5 сентября 1918 года были расстреляны бывшие царские министры Н. А. Маклаков, И. Г. Щегловитов, С. П. Белецкий, А. Н. Хвостов, протоиерей Иоанн Восторгов, епископ Ефрем (Кузнецов), и многие другие лица, уже долгое время находившиеся в тюрьме, и, соответственно, не имевшие никакого отношения к покушению на Ленина или планам Локкарта.

9 (22) января произошел расстрел демонстрации в поддержку Учредительного собрания в Москве. По официальным данным («Известия ВЦИК». 1918. 11 янв.) число убитых более 50, раненых — более 200.

И если в Москве и Петрограде количество убитых поддаётся хоть какому-то учёту, можно найти свидетельства зверств чекистских палачей, то в отдалённых уголках России красный террор принял неконтролируемые формы. Самопровозглашённые «чекушки», состоящие из бывших уголовников, тунеядцев-алкоголиков и всевозможных маргиналов, творили любой беспредел, упиваясь властью и безнаказанностью, под видом «борьбы с буржуазией» убивая всех, кто им лично не нравился, часто — с целью завладеть имуществом убитого, а то и просто для удовлетворения собственных садистских потребностей.

Здесь конец и Господу нашему слава!


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader