О «Явном заговоре» Герберта Уэллса. Вольфганг Акунов.

УЭЛЛС11718734.coverУЭЛЛС

Во имя Отца. И Сына, и Святого Духа, аминь.

В своем трактате «Явный заговор» («Legal Conspiracy», 1928 г., в СССР и в РФ не издавался и на русский язык не переводился, хотя упоминался, в том числе под названием «Легальный заговор») всемирно известный английский писатель-фантаст и член целого ряда оккультных орденов и организаций Герберт Дж. Уэллс (входивший, между прочим, вместе с другим всемирно известным английским писателем — сэром Артуром Конан-Дойлом — в созданный в Англии в начале Первой мировой войны «Комитет по поддержанию ненависти к Германии» /1/, писал о создании в скором времени Мировой, или Всемирной, Республики, власть в которой будет принадлежать «сознательному» интеллектуальному меньшинству, лишенному национальных привязанностей и враждебно настроенному по отношению к христианской религии. Церковь, государственные границы, государственные флаги и гимны будут в этой Мировой Республике ликвидированы. Существовавшие на время написания трактата в мире национальные правительства Уэллс рассматривал только как временные. «Явный заговор» не враждебен тем конституциям, правительствам, парламентам и королям, которые согласны рассматривать себя как временные учреждения, готовые в любой момент отдать власть правителям Мировой республики: «Если конституции, парламенты и короли таковы, что могут быть терпимы — как учреждения временные, действующие до совершеннолетия республики, и пока эти конституции направляются в указанном мною духе, — «Явный заговор» не нападает на них».  При этом Уэллс (как, кстати, и другой британский «властитель умов» той поры — Дж. Бернард Шоу) явно симпатизирует большевикам: «Чем более прекрасными и привлекательными представляются нам ложная верность, ложные идеи чести, ложные отношения, установленные религиями, тем более должны мы стремиться к освобождению от них нашего сознания и сознания тех, кто окружает нас, и к безвозвратному отказу от них». Невольно вспоминаются некоторые пассажи из так называемого «Послания Махатм советскому правительству», доставленного знаменитым художником, розенкрейцером и теософом Николаем Константиновичем Рерихом в красную Москву «с Гималаев» и содержащих аналогичные восхваления большевицкого режима.

По мнению Уэллса, «Индия, Китай, Россия, Африка представляют собой смесь прикладных социальных систем, одни из которых обречены, а другие будут доведены до крайностей: финансы, механизация и политическое вторжение цивилизаций атлантических, балтийских и средиземноморских разрушают их, овладевают ими, эксплуатируют и порабощают их в большей или меньшей степени.»

Однако Уэллс оставляет некоторым представителям этих «отсталых» народов следующий выход: «Умам более тонким и наиболее энергичным среди этих народов, еще темных и в той или иной степени далеких от превосходства в деле материального прогресса, которому обязаны своим подъемом Европа и Америка, «Явный заговор» может давать безграничные обещания. Одним скачком они смогут покинуть гибнущий корабль своей устаревшей системы и, через головы своих нынешних завоевателей, полным ходом вступить в братство владык этого мира.»

По утверждению Герберта Дж. Уэллса, опорой «Явного заговора» в России является большевицкое правительство: «Многие считают это правительство чрезвычайно интересным нововведением. Будучи сообществом пропагандистов, превращенным в республику, оно вдохновляется идеями «Явного заговора», готовя почву для их осуществления. «Россию эксплуатируют и более или менее порабощают». «Россия — страна, где десятки миллионов крестьян подчинены власти небольшой группы «интеллигенции, члены которой исчисляются всего несколькими десятками тысяч. Только им одним доступны идеи всемирной перестройки, и в деле принуждения русской системы к принятию реального участия во всемирном заговоре, можно рассчитывать только на это небольшое меньшинство и на отражение его влияния на мириадах управляемых им индивидуумов. Чем дальше на восток, начиная с европейской России, тем в большей степени соотношение между числом людей, обладающих разумом, достаточно стабильным и подготовленным для того, чтобы мы могли заставить их понять нас и помочь нам, и числом людей, таким разумом не обладающих, меняется в пользу последних, что приводит нас к пугающему выводу. Уничтожьте эту небольшую фракцию, и вы окажетесь лицом к лицу с варварами, склонными к хаосу и не обладающими способностями к какой-либо социальной или политической организации, превышающими способности военного авантюриста или разбойничьего атамана. Сама по себе Россия (без большевицкого режима — В.А.) ни в коей мере не является гарантией от возможности подобной деградации». Таким образом, Уэллс рассматривает большевицкий режим (и возглавляющее его «сознательное интеллектуальное меньшинство» — тот самый «тончайший слой старых партийцев», о котором так любил говорить «кремлевский мечтатель» В.И. Ленин; беседы с этим «мечтателем» Герберт Дж. Уэллс описал в своей небольшой по объему, но весьма любопытной во многих отношениях книге «Россия во мгле») лишь в качестве инструмента управления Россией (как колонией организаторов «Явного заговора»). При этом английский фантаст оправдывает преступления большевиков в следующих выражениях:

«Чудом получив в свои руки огромную власть, они вынуждены ограничивать свою интеллектуальную уступчивость — ради установления, для нужд борьбы, среди своих подданных интеллектуального единодушия — вплоть до удушения всякой критики».

Здесь конец и Господу нашему слава!

ПРИМЕЧАНИЕ

/1/ А то ведь 25 декабря 1914 года (на Рождество) на Западном фронте начались братания британских солдат с немецкими…


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.