Среди Великих магистров-преемников Гуго де Пайена наиболее выдающимися и доблестными были тамплиеры:

1) брат Бернар де Тремелаи (пал при взятии Аскалона в 1153 г.),

2) брат Одо де Сент-Аман (умер в 1179 г.),

3) брат Гийом де Боже (при нем крепость Сен-Жан д’Акр, или Акра, последний оплот христиан в Палестине, была 18 мая 1291 г. захвачена магометанами, а сам он был смертельно ранен сарацинской стрелой), и

4) брат Тибо де Годен, под чьим руководством орден Храма Соломонова перебрался из Святой Земли на остров Кипр, под крыло титулярных королей Иерусалимских и Армянских (Киликийских) из династии Лузиньянов.

Уже с начала XIII в., когда орден тамплиеров еще безупречно и в полной мере выполнял свои уставные функции по защите паломников и границ Иерусалимского королевства, не было недостатка в жалобах на высокомерие, склонность к измене, лицемерие и беспутство храмовников. Широкое распространение нашла поговорка «пить как храмовник» и «ругаться как храмовник».

Тамплиеров обвиняли в том, что они, равнодушные к общему благу, руководствовались только своими узко эгоистичными, своекорыстными интересами, стремились прежде всего удовлетворить свое властолюбие и алчность. Они нередко заключали тайный союз с мусульманами, проявляли откровенную враждебность к Императору Священной Римской Империи Фридриху II Гогенштауфену во время его (не получившего папского благословения) Крестового похода в Святую землю в 1228-29 гг., вели нескончаемые кровавые распри с иоаннитами и были постоянным предметом ненависти епископов, утративших над ними контроль, вследствие папских послаблений. К тому же и светские государи постепенно стали все больше завидовать богатству и могуществу ордена Храма.

Последний сам подал пищу к дальнейшему росту недоверия и зависти, когда при Великом магистре брате Жаке де Молэ в 1306 г. перебрался во Францию, где ему, по идее, нечего было делать. То, что магистр приехал не самочинно, а лишь выполнял волю Папы римского Климента V (бывшего епископа Бордо, француза Бертрана де Го), в глазах тогдашней «общественности» мало что меняло.

Перебравшись во Францию, орден Храма как бы добровольно отдался во власть короля Филиппа IV Красивого, мечтавшего присвоить себе казну тамплиеров и вдобавок раздраженного позицией храмовников в его конфликте с Папой Бонифацием VIII (орден тамплиеров, как «международная организация» естественно, поддержал не французского короля, а своего сюзерена — римского Папу, которого, в духе крестоносной идеологии, продолжал считать верховным главой всего христианского мира, «Первосвященником и Царем Царей по чину Мелхиседекову»). Но во Франции в описываемое время дули уже совсем иные ветры.

Король Филипп IV Красивый обвинил орден бедных рыцарей Христа и Храма в отречении от Христа, почитании «идола Бафомета» (до сих пор никто не знает, что это такое!), осквернении Святого Причастия, содомии (вот где пригодилось изображение двух рыцарей на одном коне!). В пользу истинности данных обвинений могли свидетельствовать фривольные высказывания многих храмовников и претензии, предъявлявшиеся ордену храма римскими Папами и ранее (например, Иннокентием III — в 1208 г.), однако отсутствовали подлинные, неопровержимые доказательства. Так, остались по сей день недоказанными утверждения, будто храмовники исповедовали тайное еретическое учение, поклонялись одновременно двум «богам» — истинному небесному и другому, земному, дарующему мирские радости, которого изображали в виде человеческой головы из благородного металла и т.п.

Но, как бы то ни было, 13 октября 1307 г. в ходе тщательно подготовленной акции были арестованы в парижской штаб-квартире их ордена — находившемся за пределами городских стен замке Тампль — Великий Магистр ордена Христа и Храма брат Жак де Молэ и высшие сановники ордена тамплиеров — они как раз шли в церковь на утреннюю службу. Одновременно были схвачены почти все храмовники Франции. Замки их были разбросаны по стране, силы раздроблены и разобщены, так что они не смогли оказать никакого сопротивления королевским солдатам.

Движимость и недвижимость ордена Храма была конфискована в пользу казны еще до начала «cудебного разбирательства». После ареста тамплиеров по королевскому повелению были составлены списки вещей, под залог которых тамплиеры выдавали денежные ссуды частным лицам. Эти вещи были конфискованы в свою пользу королем Филиппом. Деньги король повелел взыскать — и также в свою пользу! Однако- в силу указанных выше обстоятельств — надежды алчного короля найти в казнохранилищах разгромленного им ордена Храма не оправдались.

Добытые королевскими инквизиторами при помощи пыток «признания» арестованных храмовников (большинство из которых составляли, кстати, не «братья-рыцари», а священники-капелланы, оруженосцы и «услужающие братья») послужили поводом к обвинению всех членов ордена тамплиеров поголовно в тех же «грехах». Собравшиеся в г. Туре Генеральные Штаты (тогдашний французский парламент) и находившийся у короля Филиппа в «авиньонском пленении» Папа-француз Климент V объявили выдвинутые против храмовников обвинения обоснованными. 12 августа 1308 г. «карманный Папа короля Филиппа» официально повелел французской инквизиции начать судебное преследование всех тамплиеров.

12 мая 1310 г. король Филипп IV Красивый приказал сжечь 54 рыцарей ордена Храма на костре. Хотя Вьеннский собор римско-католической церкви, заседавший с 16 октября 1311 г. по 6 мая 1312 г., и отказался вынести приговор ордену тамплиеров в целом, Папа Климент V своей буллой от 22 марта 1312 г. объявил о роспуске ордена. 11 марта 1314 г. Великий магистр Храма брат Жак де Молэ и целый ряд рыцарей Храма были по приказанию короля Филиппа сожжены на острове Ситэ («Еврейском острове») в Париже. Согласно версии, которой придерживается целый ряд современных тамплиерских братств и обществ, возводящих свое происхождение к ордену бедных соратников Христа и Храма, учрежденному во время оно Гуго де Пайеном и его соратниками, Жак де Молэ успел назначить своим преемником Жана (Жака) Лармениуса (Ларменюса, Лармения), возглавившего храмовников, ушедших в подполье, чтобы окончательно выйти из него ужк в годы правления императора французов Наполеона I Бонапарта, в 1808 г., при Великом магистре Бернаре-Раймоне (Раймунде) Фабрэ-Палапраю

Во Франции, Кастилии и в некоторых областях Англии владения и имущество ордена тамплиеров были конфискованы короной.

В Арагоне владения храмовников были переданы военно-духовному ордену Калатравы, в Италии — госпитальерам-иоаннитам, а в Германии — иоаннитам и рыцарям Тевтонского (Немецкого) ордена. У последних были давние счеты с тамплиерами — храмовники в свое время буквально вытеснили «братьев госпиталя Пресвятой Марии Иерусалимского Тевтонского Дома» из Святой Земли. Теперь Немецкий орден припомнил это «бедным рыцарям Христа и Храма Соломонова». В Португалии, где тамплиеры оказывали королю существенную военную помощь в борьбе с маврами (так там именовали мусульман), и в особенности в деле строительства крепостей, их орден был переименован в «орден Христа» и продолжал существовать под этим названием, которое даже нельзя считать новым, ибо «рыцарями Христа» храмовники именовались изначально.

Картинки по запросу Lucas Beaumanoir

Самое крупное следствие по делу тамплиеров за пределами Западной Европы состоялось на Кипре. Именно на этом острове фактически располагалась штаб-квартира ордена Христа и Храма, именно с Кипра Великий Магистр брат Жак де Молэ дал коварному королю Филиппу IV Красивому заманить себя во Францию. Положение тамплиеров на Кипре было осложнено нестабильностью политической ситуации на острове и междоусобными распрями в Кипрском королевстве Лузиньянов, в которые оказались вовлеченными и тамплиеры. Жак де Молэ не был настроен дружественно в отношении к королю Кипра Генриху (Анри) II Лузиньяну. Кипрский монарх, будучи титулярным королем Иерусалима и Армении-Киликии, считался, тем не менее, противником продолжения Крестовых походов и возвращением в Палестину с Кипра базы ордена Храма, который пытался подчинить своей власти (как и перешедший из Святой Земли на Кипр Орден иоаннитов-госпитальеров).

26 апреля 1306 г. Генрих II был свергнут с престола в результате вооруженного восстания, возглавляемого братом короля Амори (Амальриком) де Лузиньяном. До нас дошли утверждения местных летописцев, согласно которым Жак де Молэ со своими тамплиерами принял участие в восстании, в результате которого узурпатор Амори стал правителем острова Кипр. Вероятно, Великий магистр ордена Храма был недоволен «теплохладным» (в лучшем случае) отношением Генриха II к идее продолжения Крестовых походов и его стремлением  подчинить орден Христа и Храма своей власти, и потому поддержал узурпатора, с которым связывал надежду на организацию нового «вооруженного паломничества» в Палестину. Памятуя о поддержке тамплиерами восстания, приведшего его к власти, Амори колебался в необходимости ареста кипрских тамплиеров даже после того, когда острова достиг направленный против храмовников папский указ.

Поначалу кипрские власти попросили руководство ордена Храма передать орденское имущество под охрану королевских властей, как того требовал Папа римский. Тамплиерам надлежало сдать королевским чиновникам коней и оружие, согласившись подвергнуться чему-то вроде домашнего ареста во дворце архиепископа города Никосии. Однако главный из оставшихся на острове тамплиеров — маршал ордена Храма брат Эме д’Озелье — согласился только на передачу земельных владений храмовников под контроль королевских властей. Кипрским тамплиерам было предложено разместиться в одном из этих владений. Король Амори запретил кому бы то ни было вести с тамплиерами финансовые дела. К тамплиерам был послан королевский эмиссар по имени Болдуин, угрожавший им смертью в случае неподчинения. Тамплиеры предложили обратиться к Папе римскому, отложив решение до сентября. Чтобы заставить тамплиеров подчиниться приказу, Амори де Лузиньян направил к ним для переговоров нового эмиссара — каноника Андреа Тартарола.

24 мая состоялось общее собрание представителей короля и членов ордена Храма, между которыми было заключено соглашение. Было зачитано публичное заявление с признанием заслуг ордена Храма перед церковью. Представители кипрских тамплиеров от имени всех «братьев» своего ордена принесли присягу на верность королю Кипра. Имущество тамплиеров, как в столичном городе Никосии, так и в провинциальных приорствах, было описано. Однако король Амори, недовольный исходом переговоров, собрал войска, напал на «своих» тамплиеров и победил их 1 июня в битве при Лимасоле. Часть кипрских тамплиеров (в том числе маршала Ордена Храма Эме д’Озелье) были заключены в замке Хирокития, а остальные отосланы в Йермасойю.

1 мая 1310г. на Кипре началось слушание дела тамплиеров. За пять дней были заслушаны показания 21 свидетеля. Среди заслушанных свидетелей не было ни одного тамплиера. Тем не менее, свидетельства не содержали в себе обвинений храмовников ни в чем преступном. Свидетели указывали лишь на секретность, окутывавшую жизнь тамплиеров на Кипре, и на якобы присущее храмовникам стремление к приумножении богатств своего духовно-рыцарского братства любым способом. Были заслушаны и показания, благоприятные для ордена Храма. Свидетели указывали на то, что тамплиеры сражались с сарацинами лучше других христиан и чтили Святой Истинный крест. Кипрских тамплиеров допрашивали с 5 по 21 мая. 76 протоколов кипрского процесса с показаниями дошло до наших дней. Большинство тамплиеров, представших перед судом на Кипре, относилось к числу «братьев-рыцарей» и «братьев-сержантов», то есть воинов, и только 23 из них были служителями ордена Храма, включая 1 священника и 1 кузнеца. Ни один из них не признался в преступлениях, вмененных в вину ордену Христа и Храма. 35 новых свидетелей, выступивших перед судьями в период с 1 по 4 июня, также признали невиновность ордена Христа и Храма Соломонова.

5 июня было обнаружено изуродованное тело исчезнувшего незадолго перед тем узурпатора Амори де Лузиньяна, что прервало расследование. В августе на Кипре была восстановлена власть короля Генриха II. Началось новое следствие, в ходе которого тамплиеры, по требованию Папы  Климент V, в августе 1311 г. были подвергнуты допросу с пристрастием (т. е. пыткам), что привело к смерти многих допрашиваемых тамплиеров в ходе следствия. Среди умерших (вероятнее всего, от пыток) «бедных соратников Христа» был и маршал ордена Храма брат Эме д’Озелье.

14666209_1288614364491642_8102239302414583388_n

Возможности французского короля воздействовать на ход процессов над тамплиерами за пределами Франции были существенно ограничены. Доказательства вины храмовников, приводимые на процессе, были слабы, и «установление истины» очень сильно зависело от применения к допрашиваемым храмовникам пыток. Это обстоятельство по сей день порождает бесконечные дискуссии о справедливости суда над орденом бедных соратников Христа.

Учрежденный в Прибалтике в 1202 году так называемый Ливонский орден братьев-меченосцев (гладиферов, энсиферов), орденом Меча или орденом братьев Меча, фактически был организован по образцу ордена тамплиеров. Об этом недвусмысленно говорило как его официальное название — «Бедная братия Христова в Ливонии» — прямой намек на первоначальное официальное название ордена Гуго де Пайена — «Бедные соратники Христа», к которому лишь впоследствии были добавлены слова «и Храма (Соломонова)», так и типично тамплиерское облачение — белые рясы, плащи и налатники с красным крестом (постепенно принявшим лапчатую форму). В скором времени к красному храмовническому кресту на белом облачении ливонской «бедных братьев Христовых» было добавлено красное изображение меча (или двух скрещенных мечей), в связи с чем ливонских рыцарей и стали именовать меченосцами (смотри иллюстрацию выше). По образцу ордена тамплиеров польским князем Конрадом Мазовецким был учрежден, для борьбы с язычниками-пруссами, опустошавшими его владения — Мазовию и Куявию -, и так называемый Добринский орден (орден братьев из Добрина). Аналогичным образом обстояло дело и с духовно-рыцарскими орденами Иберийского полуострова — скажем, орденом Сантьяго, именуемым также орденом святого Иакова и Меча, или орденом меченосцев святого Иакова (смотри иллюстрацию ниже) — а португальский орден рыцарей Христа был ни чем иным, как филиалом ордена бедных соратников Христа и Храма, из названия которого было, после разгрома руководства тамплиеров и ареста Великого магистра Жака де Молэ во Франции, попросту выброшено добавление «и Храма», чтобы «не дразнить гусей».  Христианнейшие короли Пиренейского полуострова не собирались трогать «своих» тамплиеров, составлявших их главную ударную силу в борьбе с маврами (так за Пиренеями именовали сарацин), лишь потому, что орден Храма впал в немилость у короля Франции.

В Шотландии тамплиеры сохранились под названием «рыцарей ордена Чертополоха», известного также как орден Святого Андрея (Святой Андрей испокон веков считался небесным заступником и покровителем Шотландии). Впоследствии орден Святого Андрея (Первозванного) был перенесен Царем Петром Великим на российскую почву в качестве высшего ордена Российской Империи, а после распада Советского Союза — восстановлен в качестве высшего ордена Российской Федерации (хотя награждения им производятся не только Президентом Российского республиканского государства, но и Ее Императорским Высочеством Государыней Великой Княгиней Марией Владимировной, продолжающей тем самым практику своего провозглашенного в эмиграции Императором и Самодержцем Всероссийским Кириллом I Деда — Великого князя Кирилла Владимировича Романова, кузена Царя Мученика Николая II, и своего Отца — Местоблюстителя Российского Престола Великого князя Владимира Кирилловича Романова).

В дальнейшем многие, в частности, масонские и парамасонские, организации принимали название «тамплиеров». До сих пор существует «Международный орден Рыцарей Храма» («Ordo Internationalis Militiae Templi»), а в Германии, Бельгии и Австрии — Немецкий орден Тамплиеров (Ordo Militiae Templi) и орден Рыцарей Креста и Храма (Ordo Militiae Crucis Templi), издающий журнал «Nova Militia — Die neue Ritterschaft» («Новое рыцарство»), Общество Храма (Societas Templi), связанное с тайным Орденом Букентавра (Ordo Bucentoro) и другими тайными обществами, включая некоторые оккультные, эзотерические и криптополитические. Но это уже тема отдельного исследования.

СПИСОК 23  ВЕЛИКИХ МАГИСТРОВ ХРАМОВНИКОВ ((ДО УХОДА ОРДЕНА В ПОДПОЛЬЕ)

1. Гуго де Пайен 1118/19–1136/37 г.г.
2. Робер де Краон 1136/37-1149 г.г.
3. Эверар де Барр 1149-1152 г.г.
4. Бернар де Тремелаи 1152-1153 г. г.
5. Андре де Монбар 1153-1156 г.г.
6. Бертран де Бланшфор 1156-1169 г.г.
7. Филипп де Мийи 1169-1171 г.г.
8. Одо де Сент-Аман 1171-1179 г.г.
9. Арно де Тюрр 1180-1184 г.г.
10.Жерар де Ридфор 1185-1189 г.г.
11.Робер де Сабле 1191-1193 г.г.
12. Жильбер Эрай 1194-1201 г.г.
13.Филипп де Плесси 1201-1209 г.г.
14.Гийом де Шартр 1210-1219 г.г.
15.Петро де Монтекауто 1219-1232 г.г.
16.Арман де Перигор 1232-1244 г.г.
17.Ришар де Бюр 1244/45-1247 г.г.
18.Гийом де Соньяк 1247-1250 г.г.
19.Рено де Вишье 1250-1256 г.г.
20.Тома Берар 1256-1273 г.г.
21.Гийом де Боже 1273-1291 г.г.
22.Тибо Годен 1291-1293 гг.
23.Жак де Молэ 1294-1314 г.г.

Здесь конец и Богу нашему слава!

ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

КЛЯТВА МАГИСТРОВ ПОРТУГАЛЬСКОЙ ПРОВИНЦИИ ОРДЕНА РЫЦАРЕЙ ХРИСТА И ХРАМА

Я,…, рыцарь ордена Храма, ныне избранный магистром рыцарей Португалии, клянусь подчиняться и вечно хранить верность Господу моему Иисусу Христу, наместнику его Верховному Понтифику (Папе римскому — В.А.) и всем последующим преемникам его, жизнью клянусь защищать не только словом, но и силой оружия Таинства Веры, семь Таинств, четырнадцать статей символа Веры, Апостольский и Афанасьевский символы Веры, Священное Писание — как Ветхого, так и Нового завета — с комментариями святых отцов, принятых Церковью, единство Божие и множественность Святой Троицы, постулат непорочности Девы Марии, дочери Иоакима и Анны, из колена Иудина и из рода Давидова, как до родов, так же точно и во время родов и после оных.

Клянусь неизменно покорствовать и повиноваться Великому магистру ордена, во исполнение статутов, которые завещаны нам отцом нашим, святым Бернаром (Клервоским — В.А.).

Клянусь всегда, когда потребуется, переплывать моря, чтобы вступать в бой и оказывать поддержку государям и князьям против неверных; клянусь нигде не появляться без оружия и коня; клянусь не обращаться в бегство перед тремя противниками и не склонять перед ними своей головы, особенно если это неверные; клянусь не продавать имущество ордена и не давать согласия на его продажу и отчуждение; клянусь неизменно хранить целомудрие.

Клянусь всегда быть верным королю Португалии, не уступать врагам городов и крепостей, принадлежащих ордену, никогда не отказывать ни в какой помощи ни словом, ни добрым деянием, ни оружием монахам, особенно монахам Сито (клерикального Цистерцианского ордена — В.А.), и их аббатам, ибо они суть наши соратники и братья.

В подтверждение сказанного по моей доброй воле даю слово так поступать. Да помогут мне Бог и Его святые Евангелия.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Гордыня – это порок неравенства, ибо высокомерный человек хочет быть единственным в своем роде и поэтому чурается людей.

И поскольку смирение и мудрость суть добродетели, противоположные гордыне и предполагающие равенство, то если ты, рыцарь, обуреваемый гордыней, вознамеришься преодолеть свою гордыню, позволь своему сердцу проникнуться одновременно смирением и мужеством; ибо смирение без мужества лишено силы и не осилить ему гордыню. Есть ли у тебя повод быть высокомерным, когда во всем блеске своих доспехов ты гарцуешь на своем могучем коне? Нет, если смирение найдет в себе силы напомнить тебе о твоем рыцарском предназначении. Если же ты высокомерен, не найдешь ты в себе силы изгнать из твоего сердца честолюбивые планы. А если выбит ты из седла, и побежден, и взят в плен, будешь ли ты столь же высокомерен, как и прежде? Нет, ибо силой оружия будет сломлена гордыня в сердце рыцаря, несмотря на то что душенное благородство не зависит от плоти; насколько же успешнее должны изгонять гордыню из благородного сердца смирение и мужество – достоинства души, свидетельствующие о силе духа.

Зависть – это грех, противный щедрости, милосердию и великодушию, наилучшим образом соответствующим природе рыцарского Ордена. Поэтому при порочном сердце рыцарь не сможет быть достойным своего призвания. Если лишен он силы духа, зависть вытравит из сердца рыцаря справедливость, милосердие и великодушие; и станет тогда рыцарь завидовать чужому богатству, но лень ему будет добывать его себе силой оружия; и станет он тогда злословить о том, что оно не идет само ему в руки; и поэтому зависть вынудит его замышлять вероломства и злодейства.

Гнев – это разлад в человеческом сердце, теряющем способность помнить, понимать и любить. Воспользовавшись этим разладом, память превращается в забвение, понимание в невежество, а любовь во вспыльчивость. Поэтому коль скоро память, понимание и любовь являются тем светом, который позволяет рыцарю следовать дорогой рыцарства и который гнев и сердечный разлад пытаются из сердца вытравить, ему надлежит уповать на силу духа, а также на милосердие, самоограничение и долготерпение, служащие препятствием на пути гнева и утешением в тех бедах, которыми мы обязаны гневу. Чем сильнее гнев, тем большей силой должны обладать милосердие, самоограничение и долготерпение, способные его одолеть. Найдет человек в себе силы, остынет его гнев и проникнется он милосердием, самоограничением и долготерпением. А лишь только ослабеет гнев и наберут силу все вышеупомянутые добродетели, так теряют силу неприязнь и раздражительность, а там, где в чести добродетели и не в чести пороки, в чести будут и справедливость, и мудрость; а там, где в чести будут справедливость и мудрость, в чести будет и рыцарский орден.

Мы говорили о том, как удается мужеству противостоять в человеческом сердце семи смертным грехам. Теперь обратим наше внимание на воздержание.

Воздержание – это добродетель, находящаяся между двумя пороками: первый порок – это грех избытка, второй – недостатка. Поэтому умеренности, расположившейся между преизбытком и недостатком, должно быть ровно столько, чтобы она оказалась добродетелью, ибо не будь она добродетелью, получалось бы, что нет зазора между избытком и недостатком, а это не так. Рыцарь добрых нравов должен знать меру в отваге, в еде, в питье, в разговоре, столь облюбованном ложью, в одежде, нередко ведущей к тщеславию, да и во многом другом. Без воздержания не смог бы он умножать славу рыцарства и не располагалась бы она в золотой середине, являя собой добродетель, суть которой именно в том, чтобы избегать крайностей.
Рыцарь должен неукоснительно принимать участие в богослужениях, слушать проповеди, молиться Богу, любить его и бояться, ибо привыкает он тогда к мыслям о смерти и о бренности всего земного, и молит он Бога о вечном блаженстве, и страшится он вечных мук, и проникается он тогда добродетелями и душевными склонностями, свойственными рыцарскому Ордену. Между тем если рыцарь ведет себя совсем иначе и верит гаданиям и пророчествам, то поступает он наперекор Господу и полагается он и уповает скорее на завихрения в своем мозгу, на парящих птиц да на предчувствия, чем на Господа и его творение; поэтому не угоден такой рыцарь Господу и не умножает он славу рыцарского ордена.

1384198_247535062061127_1533325645_n

РАДИО «ТАМПЛИЕР»/ТАМПЛИЕРЫ МОСКВЫ

Радио «Тамплиер»


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader