nagrada1Russian Museum. St-Petersburg

Во имя Отца. и Сына, и Святого Духа, аминь.

Казалось, что после ликвидации ордена бедных соратников Христа и Храма Соломонова (лат.: pauperes commilitones Christi templique Salomonici) совместными усилиями французской короны и папской тиары и сожжения на костре Великого Магистра тамплиеров Жака де Молэ и других членов верховного руководства уничтоженного ордена Храма на парижском Еврейском острове в 1314 г., история братства тамплиеров (владения которого некогда простирались от Португалии до Руси и от Германии до Палестины) завершилась раз и навсегда. Однако вскоре выяснилось, что, несмотря на роспуск ордена храмовников как официально признанного духовными и светскими властями Запада военно-монашеского института Вьеннским собором Римско-католической церкви, великую идею тамплиерства оказалось невозможно вычеркнуть из коллективной исторической памяти европейцев простым церковно-административным актом.

Дело в том, что средневековое христианское благочестие порой принимало весьма причудливые, с нашей современной, «теплохладной» в вопросах веры, точки зрения, формы — достаточно вспомнить детские крестовые походы, братства самобичевателей-флагеллантов и даже еретические объединения вроде богомилов, патаренов, вальденсов или катаров-альбигойцев. Истоки всех этих движений коренились прежде всего в крайне интенсивном стремлении людей Средневековья быть как можно ближе к Богу. Частью этого мира было и благочестие рыцарей-тамплиеров, которое нам представляется правильным рассматривать именно под данным углом зрения.

Во Франции орден Храма ушел в подполье, оставаясь под руководством тайных Великих Магистров. Первым из них был Жан-Марк Лармений (Лармениус, Ларменюс), преемник Жака де Молэ (1314–1324). В то же время известно, что многим членам ордена тамплиеров за пределами Французского королевства удалось избежать преследований инквизиторов и жадных до земель и денег тамплиеров светских властей. В особенности сказанное относится к тамплиерам Иберийского полуострова, Германии, Англии и Шотландии.

Во Франции, Кастилии и в некоторых областях Англии владения и имущество ордена Храма были конфискованы короной. В Арагоне они были переданы военно-духовному ордену Калатравы, в Германии, как уже упоминалось выше, госпитальерам-иоаннитам и рыцарям Тевтонского (Немецкого) ордена.

В Португалии, где тамплиеры оказывали королю существенную военную помощь в борьбе с мусульманами-маврами, и в особенности в деле строительства крепостей, их орден был переименован в орден Христа и продолжал (да и по сей день продолжает) существовать под этим названием, которое даже нельзя считать новым, ибо рыцарями Христа храмовники именовались изначально.

В Шотландии тамплиеры, оказавшие королю Роберту Брюсу (отлученному, подобно храмовникам, папой римским от церкви за убийство своего соперника прямо в храме во время обедни) вооруженную поддержку (в частности, в решающей битве с англичанами при Баннокберне) и духовно окормлявшие его силами своих орденских клириков, сохранились под названием рыцарей ордена Чертополоха (известного также под названием ордена Святого Андрея), позднее перенесенного императором Петром Великим на российскую почву в качестве высшего ордена Российской империи (Св. Апостола Андрея Первозванного), восстановленного в 1998 г. в Российской Федерации (через 10 лет после учреждения другого, церковного ордена Св. Апостола Андрея Первозванного в 1988 г. Священным Синодом Русской православной церкви). Таким образом, высший орден Российской империи и высшая государственная награда современной России также напрямую связаны с орденом Христа и Храма Соломонова.

Картинки по запросу Геродом КилвиннингКартинки по запросу Геродом КилвиннингКартинки по запросу Геродом КилвиннингКартинки по запросу петр 1 портрет

На приведенной ниже таблице с изображением масонских принадлежностей в среднем ряду справа, прямо под головкой молотка Мастера стула (Досточтимого, Венерабля), т.е. начальника  ложи франкмасонов, и над масонскими белыми перчатками, помещен масонский знак Святого апостола Андрея Первозванного (он имеется и у «вольных каменщиков» так называемого красного, шотландского, или андреевского, масонства, не забывающих о небесном покровители Шотландии — страны своего происхождения). В отличие от стоящих ступенью ниже адептов так называемого «голубого», или иоанновского, масонства (подразделявшихся на первые три степени масонского посвящения — ученик, подмастерье и мастер — долженствующих подвизаться в качестве проповедников, стремящихся путем совершенствования каждой отдельной личности, достичь рая на земле и руководствующихся паролем «Сейте семена царствия света»), членам «красных» андреевских, или шотландских, лож надлежало быть неустрашимыми борцами за идею, руководствуясь паролем: «Победить или умереть»: (лат. «Vincere aut mori»).

При этом патроном всего ордена «свободных каменщиков» почитался святой Иоанн Креститель. Предтеча Господень (покровительствовавший и духовно-рыцарскому ордену госпитальеров-иоаннитов, к масонам, как таковой, отношения не имевшему: тем не менее, сходство названий и символов порождало путаницу в умах непосвященных), хотя более высокие степени, в которых масоны обязывались клятвенно выходить на борьбу со злом, не щадя жизни, посвящены  и были посвящены святому апостолу Андрею Первозванному.  Орденскими праздником масонов (как и рыцарей-монахов орденов иоаннитов и тамплиеров) почитался  «Иванов день» — 24 июня.

Как бы то ни было, многие тайные и полутайные организации, в том числе современные масонские ложи, объявившие себя духовными наследниками бежавших в Шотландию от преследований римского папы и французского короля средневековых рыцарей Храма, используют в своих ритуалах красно-белое и черно-белое знамена тамплиеров.Согласно предположениям многих исследователей, ушедшим в глубокое подполье уцелевшим тамплиерам удалось сохранить орден Храма, хотя и в видоизмененной форме. Так, например, в качестве преемника ордена Храма порой рассматривалось (и рассматривается по сей день) возникшее в XVI в. братство розенкрейцеров (орден Розы и Креста, а позднее — орден Златорозового Креста), в рядах которого объединилось большинство свободомыслящих интеллектуалов Западной Европы, — в частности, такие знаменитые мыслители, как француз Декарт, или Картезиус (см. иллюстрацию ниже слева) и немец Лейбниц (см. иллюстрацию ниже в центре).

Картинки по запросуКартинки по запросу Лейбницroza_i_krest
Вероятно, особую привлекательность идеям розенкрейцеров (рыцарей Розы и Креста), один из вариантов эмблемы которых помещен нами выше справа, придавала как раз окружавшая их братство аура некоей древней тайны (побудившая, к примеру, даже известного драматурга и поэта Серебряного века русской литературы Александра Блока назвать свою знаменитую историческую драму не как-нибудь, а именно «Роза и Крест»).
Картинки по запросуКартинки по запросуramzaj_e-ndryu_majkl
Во всяком случае, невозможно отрицать влияние идей розенкрейцеров на формирование идеологии эпохи европейского Просвещения и, в частности, на основание английского Королевского общества (Royal Society), где блистали звезды ранга сэра Исаака Ньютона (см. портрет выше справа), Элайаса Эшмола (см. портрет выше в центре) и многие другие. Тем не менее фактически все это было достаточно далеко от реального восстановления ордена тамплиеров в его прежнем, «классическом» средневековом виде военно-монашеского братства. По крайней мере достоверные свидетельства современников на этот счет пока что отсутствуют, вопреки утверждениям масона-«неотамплиера» Эндрю-Майкла Рэмзая (см. гравированный портрет выше справа), о котором еще пойдет речь далее.

Картинки по запросу Граф А.К. Разумовскийelagin-ivan-perfilevich

 В дальнейшем многие, в частности масонские и парамасонские, но и немасонские, организации принимали название храмовников или рыцарей Храма. Так, например, в Англии существовал масонский орден тамплиеров, в петербургский филиал (ложу) которого, под названием «Капитулум Петрополитанум» («Capitulum Petropolitanum»), входили такие известные политические деятели Российской империи, как граф А.К. Разумовский (см. иллюстрацию выше слева) и И.П. Елагин (см. иллюстрацию выше в центре). Вообще, в начале XVIII в. произошло своеобразное «тамплиерское Возрождение». Именно в этом столетии идеи тамплиеров были как бы открыты заново и пережили период бурного развития, происходившего на фоне упадка позднефеодального общества, начавшегося распада абсолютистских порядков, принимавшего все более острые формы конфликта между идеями Просвещения и ортодоксии, а также секуляризма и пиетизма, как протеста против официальных установок католической церкви. В эти годы великого духовного перелома опять вошел в моду тамплиерский крест как символ мощного идейного «воссоединения».

Иезуиты из Клермонской коллегии Общества Иисусова (лат.: Societas Iesu) близ Парижа попытались исподволь внедрить «тамплиерские идеи» в франкмасонство, с целью вернуть в эту потерянную для католицизма организацию идеи, являвшиеся в конечном счете католическими (вероятно, сами иезуиты нисколько не верили в официальную папскую версию о том, что тамплиеры были осуждены в XIV в. за отступление от католицизма!).

Первым шагом на пути к осуществлению этой попытки «идеологической инфильтрации» масонства считается таинственный документ, авторство которого приписывается уже упоминавшемуся нами выше шотландскому рыцарю (кавалеру) Эндрю-Майклу Рамзаю (Рамсею, Рэмсею, Рэмси, Рэмзи) — так называемый «Дискурс» (Discours), «Рассуждение» или «Речь», ставший своего рода культовым документом франкмасонства так называемых высших (тамплиерских) степеней (чинов, или градусов).

В «Дискурсе» был дан сжатый очерк истории ордена тамплиеров, пережившего, по утверждениям Рамея, свое официальное упразднение королем Филиппом IV Красивым и папой римским Бенедиктом V (призванных Великим Магистром Храма братом Жаком де Молэ из пламени инквизиционного костра на Божий суд и действительно скончавшихся в течение года — папа то ли от дизентерии, то ли от рака желудка; король — то ли от яда, то ли от падения с коня, то ли от клыков дикого вепря или рогов оленя во время охоты). После катастрофы 1314 г. уцелевшие рыцари Храма — по утверждению Рамзая — спаслись бегством в Шотландию, где и продолжали тайно проповедовать тамплиерские идеи.

Картинки по запросу Орден святого Андрея Первозванного4026Картинки по запросу Орден Андрея Первозванного

В исторической для судеб Шотландии битве при Баннокберне в том же роковом для тамплиеров 1314 г., всего через три месяца после гибели Великого Магистра Жака де Молэ в пламени инквизиционного костра, не признанный папой римским за убийство своего соперника Дэвида Комина Красного (Рыжего) в храме во время причастия (!) самозваный шотландский король Роберт Брюс во главе всего 6000 шотландцев сразился с почти 20-тысячным войском английского короля Эдуарда II Плантагенета.

Численный и материальный перевес был однозначно на стороне англичан. Однако в самый разгар битвы, когда чаша весов стала уже склоняться в сторону Эдуарда, в тыл англичанам ударил засадный отряд Роберта Брюса — колонна неизвестных рыцарей, которая, как ураган, смела английских лучников, опрокинула и обратила в паническое бегство английского короля и 500 его рыцарей. Многие из бежавших в ужасе с поля битвы англичан утверждали потом, что видели развевавшееся над неизвестными рыцарями, обратившими их в бегство, черно-белое знамя — знаменитый тамплиерский Босеан.

Между тем всего несколькими годами ранее (до осуждения и упразднения ордена Храма) английские тамплиеры участвовали в боевых действиях против шотландцев на стороне короля Англии (тогда еще не подвергавшего «своих» храмовников репрессиям под давлением своего тестя — короля Франции Филиппа Красивого — и папского престола).

Согласно «Дискурсу» Рамзая (как и ряду других источников), в правление Роберта Брюса в Шотландии произошло объединение уцелевших храмовников с их традиционными соперниками — госпитальерами-иоаннитами (в отличие от других стран, где орден Св. Иоанна Иерусалимского, известный впоследствии под названием Мальтийского ордена, или ордена Мальты, унаследовал львиную долю владений и имущества, конфискованных у ордена Храма), в единый орден рыцарей Храма и святого Иоанна (именовавшийся также орденом Храма и Иерусалимского Госпиталя).

Следствием этого совершившегося в Шотландии объединения стало последующее введение в ложах франкмасонства «шотландского обряда» двух особых степеней — рыцаря святого Иоанна (впоследствии — рыцаря Мальты) и стоявшего в иерархии масонского ордена ступенью выше рыцаря тамплиера (рыцаря Храма). В то время как вне пределов масонства духовно-рыцарский Орден святого Иоанна Иерусалимского (иоаннитов, странноприимцев, гостеприимцев, госпитальеров) был совершенно самостоятельным по отношению к другому духовно-рыцарскому Ордену бедных соратников Христа и Храма (тамплиеров, храмовников), что необходимо себе совершенно четко уяснить и не путать одно с другим. Повторим еще раз, что единственным исключением в этом плане была Шотландия времен Роберта Брюса, где, в силу крайне сложной внешне- и внутриполитической обстановке, обусловленной конфликтом с Англией и папским престолом, на время произошло объединение обоих орденов в один — орден Святого Иоанна и Храма (Храма и Госпиталя).

 Мало того! В некоторых структурах вольных каменщиков, например в упоминавшейся выше отпочковавшейся от расположенного на Британских островах масонского ордена тамплиеров петербургской ложе «Capitulum Patropolitanum» («Петроградский капитул»), в которой состояли, в частности, известные русские государственные и политические деятели граф А.К. Разумовский, И.П. Елагин и др., эти две степени были даже объединены в одну. Великий Мастер (Магистр) этой ложи при посвящении в данную степень говорил посвящаемым:

«Поставляю Вас масонским рыцарем госпиталистом (госпитальером. — В.А.) Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты и точно так же рыцарем Храма». Кроме того, обрядность и клятвы этого масонского ордена тамплиеров строились вокруг образа Честной Главы Иоанна Предтечи — покровителя ордена госпитальеров-иоаннитов:

«…сей череп на… блюде послужит воспоминанием святого Иоанна Иерусалимского, этого первого верного воина и мученика нашего Господа и Спасителя».

Весьма характерным представляется также членство в этой тамплиерской ложе князя Б.А. Куракина (см. помещенный выше портрет), друга Императора Павла I и к тому же настоящего рыцаря-иоаннита (члена Державного ордена Св. Иоанна Иерусалимского, 72-м Великим Магистром которого был избран мальтийскими кавалерами сам Российский Император). Мальтийский орден перевез в Россию мощи Святого Иоанна Предтечи. Память перенесения из Мальты в Гатчину части древа Креста Господня, десной (правой) руки Иоанна Крестителя и Филермской иконы Божией Матери по сей день отмечается Русской православной церковью 1 (25 по новому стилю) октября. Вне всякого сомнения, подобная настроенность масоно-тамплиерских идей и реальные события царствования Царя-рыцаря Павла I обратили немалую «богоискательскую» часть русской аристократии к церкви. Показательно также, что в первоначальный период правления Царя-рыцаря, еще до того, как на груди российского государственного орла появился белый восьмиугольный мальтийский крест (включенный в государственную геральдику Всероссийской Империи после избрания Царя Павла I Великим Магистром ордена Св. Иоанна), на гербовом щите, украшавшем грудь державного орла России, был изображен… лапчатый крест тамплиеров.
13872979_1340949002599355_6540264292998299549_nКартинки по запросу Государственный орел России при Павле Первом
Знак учрежденного Павлом в России (а точнее — перенесенного им в Россию из Голштинии, как тогда называли Гольштейн-Готторпское герцогство, откуда был призван на Царство Государыней Императрицей Елизаветой Петровной, дочерью Петра Великого, его отец,  герцог Голштинский и будущий Император и Самодержец Всероссийский Петр III) кавалерского ордена Святой Анны 3-й (впоследствии — 4-й) степени, прикреплявшийся к эфесу холодного оружия, и Аннинская медаль (знак отличия ордена Святой Анны) для нижних чинов представлял собой вписанный в круг красный лапчатый, самый что ни на есть тамплиерский, крест ордена Храма (см. иллюстрации ниже).

a4a7150px-annamedinКартинки по запросу Аннинский наградной знак для нижних чинов Русской Императорской армииanna130_4f974_edd8623a_mКартинки по запросу Аннинское наградное оружиеКартинки по запросу Аннинское наградное оружие2028489523Картинки по запросу Аннинское наградное оружиеКартинки по запросу Аннинское наградное оружие

800px-melissino_-1726_-1797-_greek_russia
Впрочем, еще до Павла I, в эпоху Екатерины Великой, в России существовал самый настоящий орден Храма (известный также под названием Системы Мелиссино), учрежденный в 1765 г. в Санкт-Петербурге. Его основателем и Всемогущим Священником Храмовников (лат.: Magnus Sacerdos Templariorum) был русский офицер, артиллерии полковник Петр Иванович Мелиссино (1730–1797). Наименования степеней посвящения в его ордене Храма отличались особой романтической изысканностью, сделавшей бы честь любой масонской системе. Так, например, низшая степень именовалась «Рыцарь Сумрачной Пещеры». Полковник Мелиссино (см. гравюру выше слева и портрет выше справа) утверждал, что его предки сохранили тайную преемственность от средневекового ордена Храма и что он, Мелиссино — законный Магистр храмовников по праву рождения. Надо сказать, что греческий род Мелиссинов (Мелиссино), действительно знатный и древний, сыграл заметную роль в истории Восточной Римской (Византийской) империи, в которой получил известность, начиная с X века. Мелиссины были родственниками византийских императорских родов Комнинов и Ангелов. После захвата Константинополя западными крестоносцами-католиками («латинянами») в 1204 г. «по наводке» византийского же царевича Алексея Ангела, отказавшегося заплатить фактически нанятым им «западным варварам» обещанное жалованье за свое возведение на престол, и создания ими Латинской империи (представлявшей собой фактически конгломерат автономных феодальных владений) княжество Мелиссино в греческой области Ахайе граничило с владениями ордена тамплиеров — вассалов «латинского» герцога Ахайи Готфрида (Годфруа), даровавшего немало земель духовно-рыцарским орденам. В 1454 г. Рикардо Мелиссино, венецианский рыцарь греческого происхождения, переселился с острова Крит (ставшего к тому времени колонией Венеции) на остров Кефалонию. Там Мелиссино были приняты в сохранившееся на Кефалонии братство рыцарей Храма. Прямым потомком рыцаря-тамплиера Рикардо Мелиссино и являлся русский полковник Петр Иванович Мелиссино. Среди современных жителей острова Кефалония до сих пор ходят легенды о таинственных рыцарях в белых одеяниях, живших на острове близ монастыря Святого Герасима.Однако, рыцарское братство «византийских тамплиеров» П.И. Мелиссино ненадолго пережило своего основателя.Вернемся в Шотландию. После битвы при Баннокберне там было основано тайное командорство ордена Храма — Геродом (Гередом) — Килвиннинг, по-английски: Herodom (Heredom)-Kilwinning, лежащее в основе современного «шотландского обряда» франкмасонства, но входившие в него тамплиеры, опасаясь новых преследований, осуществляли свою деятельность под прикрытием «ширмы» ордена вольных каменщиков.

Картинки по запросуКартинки по запросу1st Viscount Dundee.jpgКартинки по запросу Вильгельм III Оранский

Впоследствии среди братьев тамплиерской ложи «Гередом» числилось немало видных представителей британского истэблишмента, например Дэвид Ллойд-Джордж (см. фото выше, во втором ряду, справа) лидер партии либералов-вигов, спикер (ритор) Английской ложи шотландского обряда, премьер-министр Великобритании и британский представитель в составе «Большой четверки» при заключении Версальского мира 1919 г., с редкой даже для профессионального предсказателя точностью заявивший после его подписания: «Прекрасно! Этот мирный договор гарантирует нам новую мировую войну через двадцать лет!», а в ответ на брошенный ему упрек по поводу заключения торгового договора с СССР возразивший, что «торговать можно и с людоедами», и др.

В разыгравшемся более чем через 399 лет после битвы при Баннокберне сражении при Бойне (1689) войска восставших за дело свергнутой династии Стюартов (шотландской по происхождению, но долгое время правившей также и Англией) ирландских католиков и шотландцев сошлись с англо-голландской армией короля Уильяма — голландского штатгальтера (статхоудера) Вильгельма Оранского (см. портрет выше слева), объявленного, после свержения Иакова II Стюарта (см. портрет выше в первом ряду в центре) — между прочим, приходившегося штатгальтеру родным дядей! — в результате так называемой Славной Революции 1688 г., одновременно и английским королем.

После битвы при Бойне, завершившейся сокрушительным разгромом ирландско-шотландской армии католиков, на теле ее павшего в бою предводителя Джона Грэма Клеверхауза по прозвищу «Бонни (Красавчик) Данди» — между прочим, введенного сэром Вальтером Скоттом в один из своих лучших исторических романов — «Пуритане» — (см. портрет выше в первом ряду справа) был обнаружен… командорский крест ордена рыцарей Храма!

Кстати, именно эта победа английских протестантов над шотландскими и ирландскими католиками положила начало существованию главной опоры английского владычества в Ирландии — организованной по масонскому образцу Великой Оранжистской Ложи (или ордена Оранжистов, именуемого также Оранжевым орденом), названной так в честь короля Уильяма — Вильгельма Оранского (см. ее флаг выше во втором ряду справа).

С тех пор ежегодно в Дублине (а после освобождения Ирландии от британского колониального ига — в Ольстере) в день годовщины победы протестантов происходили торжественные шествия оранжистов с оранжевыми орденскими лентами и другими парамасонскими регалиями, во главе с их Великим Магистром верхом на белом коне, в цилиндре, в оранжевом фартуке-запоне с золотой бахромой, с серебряным молоточком в руке, громогласно возглашавшим (если верить, например, воспоминаниям английского писателя Арчибальда Кронина в его известной дилогии «Детские годы. Путь Шеннона»):

Эй, псы! Эй, псы, водой окрещенные!

Эй, псы, святой водой окропленные!

Король Вильгельм весь папистский сброд

Сбросил при Бойне в водоворот!

3388Картинки по запросу Герб ордена оранжистов

Обычно шествие оранжистов (см. фото выше слева и в центре) сталкивалось в этот день с шествием ирландской католической организации Священный (Древний) орден Гибернийцев (Гиберния или Иберния — древнее название Ирландии), чей герб мы поместили выше справа, под зелеными знаменами с изображением ирландского национального символа — золотой арфы, предшествуемым оркестром трубачей с сумками зеленого (национального ирландского) цвета через плечо, и столкновение переходило в кровавые уличные побоища.

Все постоянно возраставшие в числе, в период после написания «Дискурса» кавалера Рамзая, франкмасонские организации (ложи) включали в свой состав так называемую систему высших степеней, долженствующую являть собой попытку обозначения преемственности тамплиерских традиций.

Так, ритуал приема в степень «рыцаря Кадош» («кадош» по-древнееврейски означает «святой») франкмасонства шотландского обряда и по сей день включает в себя непременное произнесение кандидатом на прием проклятий в адрес виновников разгрома средневекового ордена рыцарей Христа и Храма Соломонова — папы римского Климента V и короля Франции Филиппа IV Красивого.

При посвящении в высший градус этой системы кандидатам до сих пор демонстрируется скелет, держащий в левой руке белое с красным крестом или черно-белое тамплиерское знамя, а в правой — обнаженный кинжал. Их девиз: «Некама!», что означает на древнееврейском языке «месть» (месть алтарю и престолу за разгром ордена Храма).

Как уже говорилось выше, в 1754 г. французскими иезуитами из Клермона были предприняты первые попытки возродить к жизни орден тамплиеров как таковой, оказавшиеся, однако, в конечном счете неудачными.

Главной идеей, лежавшей в основе запланированного иезуитами восстановления ордена Храма (как, кстати, и при упоминавшихся выше почти одновременных попытках Российского императора Павла I учредить в своей державе — на новой основе! — другой духовно-рыцарский орден, Св. Иоанна Иерусалимского!), была идея сохранения рыцарства как «главного нерва общества и государства».

2363117_origlevitikon-fabre-palaprat-1831-2anmpx14x1013chtemplepalaprat

Среди немасонских тамплиерских организаций наибольшую известность приобрел орден Храма Бернара-Раймунда Фабре (де) Пал(л)апра (см. илл. выше), именуемый ныне Верховным Воинским (Рыцарским) орденом Иерусалимского Храма (или Верховным Воинским орденом Храма Иерусалима). Он происходит от возрожденного (или, точнее говоря, вышедшего из подполья) в 1705 г. во Франции ордена Храма.

В 1705 г. Главный Совет ордена Храма в Версале избрал Филиппа герцога Орлеанского (ставшего впоследствии регентом Французского королевства) 41-м Великим Магистром ордена Храма. Как регент Франции и 41-й Великий Магистр, Филипп Орлеанский вновь подтвердил легитимность (законность) ордена Храма, но уже не в качестве духовно-рыцарского, а в качестве светского рыцарского ордена. При Великом Магистре Бернаре-Раймунде (де) Фабре-Паллапра орден Храма был признан императором французов Наполеоном I Бонапартом в 1808 г.

В 1738 г. в Париже (как раз в то время, когда папа римский публично выступил с угрозами в адрес франкмасонов) упомянутый нами выше ритор (оратор, или спикер) масонской Великой Ложи Франции кавалер Эндрю-Майкл (Андре-Мишель) Рамзай (Рамсей, Рэмси) произнес замечательную речь, незамедлительно переведенную с французского на английский язык и известную как «Апология свободных (вольных) и признанных каменщиков (масонов)». Подчеркнув, что главной целью масонского ордена является превращение человеческого рода в добропорядочных граждан, послушных подданных своих государей, непоколебимых в исполнении обещанного, преданных поклонников Бога Любви, сторонников обладания добродетелями, а не получения наград и т. д., Рамзай объявил масонов духовными наследниками рыцарей-тамплиеров.

Рамзай заявил, что тамплиеры были масонами, что принятые у франкмасонов его времени полные тайного смысла слова происходят от паролей, использовавшихся в военных лагерях тамплиеров, защищавших пилигримов в ходе паломничества в Святую землю. Согласно Рамзаю, к концу эпохи Крестовых походов на Европейском континенте уже было открыто несколько масонских лож. Принц Эдуард, сын английского короля Генриха III, якобы сжалился после последнего Крестового похода над побежденными в Палестине войсками рыцарей Христа и в XIII в. (т. е. еще до разгрома ордена Храма Филиппом Красивым и папой!) дал им пристанище в Англии. По версии Рамзая, принц (позднее ставший королем Эдуардом I Английским) создал из них в своем отечестве общество верных собратьев, дав им имя франкмасонов (вольных каменщиков).

Подобная «родословная» должна была заинтересовать французов и (хотя и в меньшей степени) англичан. Однако некоторые масоны сочли ее не слишком согласующейся с историческими фактами и потому разработали иной сценарий. Они выдвинули утверждение, что франкмасоны (вольные каменщики — строители каменных сооружений) действительно в каком-то виде существовали еще в эпоху Крестовых походов, но их знакомство с рыцарями-тамплиерами состоялось не в военных лагерях крестоносцев, а в ходе строительства для последних крепостей, больниц, монастырей и храмов. При столь близком общении такие качества тамплиеров, как отвага, щедрость и проч., передались и франкмасонам.

Philippe d'Orléans en grand-maitre du GOF.jpgКартинки по запросу Chevalier Kadosh610_00320080829102406_smallofm1reaa-tab-30-ckhshield_kadoshe5c046277bf2bb91de80681cc63ba963aigle-gcdr-1930-legimagesКартинки по запросуКартинки по запросу Chevalier Kadosh

К числу тамплиерских относилась, например, Версальская масонская «Ложа святого Иоанна Простосердечного во славу Великого Строителя (Архитектора) Вселенной под покровительством светлейшего Великого Магистра 5775». Великим Магистром этой «тамплиерской» ложи, в которую входили знатнейшие дворяне Французского королевства, был упомянутый выше герцог Луи-Филипп-Жозеф Орлеанский, кузен короля (см. портреты выше в первом ряду слева и в четвертом ряду слева). Вот заимствованное нами из книги французского историка XIX в. Монжуа «История заговора Луи-Филиппа Орлеанского» описание церемоний, которым он был подвергнут при посвящении в масонскую степень «шевалье (рыцаря) Кадош».

«Луи-Филипп-Жозеф был введен в темный зал пятью масонами, назвавшимися братьями. В глубине этого зала находился грот, а в нем скелет, освещенный лампадой. В одном углу зала стоял манекен, украшенный королевскими регалиями, а посредине двойная лестница.

Когда Луи-Филипп был введен пятью братьями, ему велели растянуться на земле, как будто бы он был мертв; в этом положении он должен был перечислить все полученные им чины и повторить все данные им клятвы. Затем ему в напыщенных выражениях описали чин (степень или градус. — В.А.), который он готовился принять, и потребовали от него клятвы в том, что он никогда не откроет его никакому мальтийскому рыцарю (память о враждебности тамплиеров рыцарям иоаннитам, или госпитальерам, именовавшимся с 1530 г., по-еле получения ими во владение средиземноморского острова Мальты, мальтийскими рыцарями, связанной с тем, что иоанниты после разгрома ордена Храма получили большинство владений тамплиеров. — В.А). По окончании этих предварительных церемоний ему велели встать и влезть на самый верх лестницы; когда он достиг последней ступени, ему приказали упасть; он исполнил это, и тогда ему крикнули, что он достиг пес plus ultra (лат.: «дальше некуда», т. е. в данном случае высшей степени. — В.А.) масонства.

Тотчас после этого падения его вооружили кинжалом и приказали вонзить его в увенчанный короной манекен, что он и исполнил. Кровавого цвета жидкость брызнула из раны и залила пол. Кроме того, ему приказали отрезать голову у этой фигуры и держать ее в поднятой правой руке, а окровавленный кинжал в левой; он исполнил и это.

Тогда ему сказали, что кости, которые он видел в гроте, были останками Жака де Молэ, Великого Магистра ордена тамплиеров, а человек, кровь которого он пролил и чью голову держал в правой руке, — Филипп Красивый, французский король. Кроме того, ему сообщили, что знак того чина, в который его возвели, состоял в том, чтобы приложить правую руку к сердцу, затем протянуть ее горизонтально и уронить ее на колено в знак того, что сердце рыцаря Кадош готово к мести. Ему также открыли, что в виде приветствия рыцари Кадош брались за руку как бы для того, чтобы заколоть друг друга кинжалом».

Можно ли представить себе что-либо более странное, чем вид этого принца крови, поражающего кинжалом своего кузена, короля Франции, и держащего в руке его окровавленную голову? Между тем в годы Французской революции герцог Луи-Филипп-Жозеф Орлеанский стал видным революционером, отказавшись от герцогского титула и дворянского звания, став гражданином Филиппом Эгалитэ («Равенство») и проголосовав за казнь своего кузена, короля Людовика XVI (вскоре после казни которого и сам угодил под нож гильотины по обвинению в «контрреволюционном заговоре»; правда, сын Филиппа Эгалитэ, Луи-Филипп Орлеанский, впоследствии на восемнадцать лет, с 1830 по 1848 г., стал королем Франции). Когда король Людовик XVI был обезглавлен, на эшафот поднялся какой-то человек, обмакнул руку в кровь казненного и окропил этой кровью теснившуюся у подножия эшафота толпу с криком: «Я крещу вас во имя Жака де Молэ!»

По мнению многих исследователей-конспирологов, именно орден Храма в период своего существования «в подполье», до официального признания императором французов, вдохновил Наполеона Бонапарта (тогда еще генерала Французской республики) в 1798 г. на захват острова Мальты и фактическую ликвидацию суверенитета Мальтийского ордена Св. Иоанна Иерусалимского (как месть — хотя и запоздалая! — храмовников госпитальерам-иоаннитам, которым досталась немалая часть владений и прочего имущества, конфискованных у тамплиеров после разгрома ордена Храма королем Филиппом Красивым и папой римским Климентом V в начале XIV в.).

Здесь конец и Господу Богу нашему слава!

ПРИМЕЧАНИЕ

В заголовке настоящей миниатюры (слева) мы поместили редкое портретное изображение Императора и Самодержца Всероссийского и 72-го Великого Магистра (Гроссмейстера) Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского (Мальтийского Ордена) в гроссмейстерском мальтийском облачении и в то же время — в масонском фартуке (переднике, запоне) и с атрибутикой российских «вольных каменщиков».

Радио «Тамплиер»


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader