Ланц полагал. что книги иудейского и христианского Священного Писания — Библии — написаны своеобразным тайным языком, нуждающимся в расшифровке. Так, например, если принять слово «камень» за используемое в библейских текстах кодовое слово для обозначение чандала, а слово «ангел» — за кодовое слово для обозначение ариогероика, то предложение «ангел отвалил камень» предстанет перед читателем в своем истинном, по толкованию Ланца, и исконном значении «ариогероик устранил чандала».

Согласно «Теозоологии», существует исконная диалектика между богами (асами) и демонами (ванами). Боги-асы (упоминаемые в стихотворной, Старшей, и прозаической — Младшей, Эдде) были более древними, изначальными формами представителей человеческого рода. Они были сверхлюдьми с особыми электрическими органами, атрофировавшимися после грехопадения. Эти богозвери (теозоа) вели борьбу с также упоминаемыми в обеих Эддах темными ванами — бесозверьми (демонозоа). Последние были биологическими чудовищами — например, драконами и т.д.

Боги стремились к сохранению расы в чистоте, однако люди  нарушили эту божественную заповедь, ибо Ева, Жена (Женщина), дала соблазнить себя дьяволу (бесу, демонозверю) и произвела с ним метисов. помесь зверей с людьми. Поскольку произошло совокупление между зверями и людьми, становится ясно, в чем заключался первородный грех: это была содомия (скотоложество). Так грех пришел в мир через женщину (Ланц — как, впрочем и реформатор Мартин Лютер в своем немецком переводе Библии, предпочитал именовать ее не «женщиной», Frau, а «бабой», Weib), «ибо бабе свойственно инстинктивное стремление способствовать вырождению расы путем негативной селекции» („denn  das  Weib  hat  den  instinktiven  Drang,  die Rasse hinabzuzuechten“).

Похожее изображение

Борьба с потомками бесозверей, содомскими бестиями, обезьянышами, всегда является и борьбой за белокурых женщин (тех самых «блондинок», которых в наше время обычно на все лады высмеивают в анекдотах, чего Ланц, будь он еще жив, конечно, не одобрил бы!), которых обезьяныши всегда стремятся умыкнуть (а попросту — украсть) у белокурых ариогероиков, что им нередко удается, благодаря слабости женщин-блондинок. Цель, смысл и содержание Ветхого Завета, по мнению Ланца, заключались в «истреблении зверочеловека и развитии высшего, нового человека» («Ausrottung  des  Tiermenschen und Entwicklung der hoeheren Neumenschen»). В свете вышеизложенного, Ланцу представлялось необходимым путем тщательного расового отбора — по типу принятой в животноводстве и растениеводство селекции — восстановить белую расу в ее прежней чистоте. С этой целью «братом Георгием» и был создан Орден Новых Храмовников, после того, как католическая церковь забыла о своем предназначении (именно в борьбе за восстановлении чистоты белой расы, по мнению Ланца, и заключавшемся).

Какими бы странными и абсурдными многим ни казались эти идеи, Ланцу удалось собрать под свои золотые знамена с красными свастиками и лилиями не менее 400 учеников (ученицы у него также имелись, но в Орден Нового Храма их не принимали, как в чисто мужской союз). Причем в большинстве своем эти ученики были отнюдь не фантазерами не от мира сего или полубезумными психопатами (какими их изображали и по-прежнему изображают идеологические противники), а, главным образом, высокопоставленными господами, нередко — представителями высшей аристократии, как, например, генерал от инфантерии Блазиус фон Шемуа (орденское имя — фра, т.е. брат, Готтгард), фельдмаршал-лейтенант Дитрих фон Нордготен (орденское имя — фра Рудольф) и его единокровные братья Гервиг и Фридолин. Что еще более интересно, членами ОНТ были и два всемирно знаменитых по сей день литератора. Одним из них был величайший литератор Швеции Август Стриндберг, прозванный «шведским Гёте» (см.  ниже его портрет).

Картинки по запросу August Strindberg

Ланц и Стриндберг познакомились в 1896 году, когда встретились в австрийском городке Грейн. Стриндберг, женатый вторым браком на австрийке Фриде Уль, г8остил в имении ее родителей, расположенном в области Штруденгау. Так Стриндберг познакомился с владельцем расположенного в Штруденгау замка Верфенштейн. Поскольку современные шведы в силу понятных причин не слишком стремятся популяризировать факт тесной дружбы своего величайшего литератора с австронемецким мракобесом-расистом, мы можем судить об их тесных контактах лишь на основании нашего единственного источника — записок Ланца, подробно описывавшего связи, поддерживаемыме им со своим другом и верным последователем Стриндбергом (хотя многие современные исследователи и считают, что Ланц безмерно преувеличивает степень своего влияния на Стриндберга). Как бы то ни было, они поддерживали оживленную переписку до самой смерти Стриндберга, которому Ланц высылал все свои публикации. Стриндберг подробно изучал все печатные труды Ланца, подвергая их дружеской критике. Ланцу даже удалось убедить Стриндберга стать членом ОНТ. Стриндберг стал фамилиаром, т.е. «экстраординарным членом» Ордена Нового Храма, под именем фра (брата) Августа Верфенштейнского ФОНТ (Fra August ad Werfenstein FONT). Между прочим. Стриндберг еще в 1894 году, за два года до личного знакомства с Ланцем, написал роман под названием «Чандала», завершающийся словами: «Пария был мертв, Ария же одержал победу над низшей расой (…) Чандала — плод прелюбодеяния, кровосмешения и преступления». Эти слова как будто сошли со страниц ланцевского издания «Остара». Стриндберг верил в реальность демонов-бесов и духов, он рассуждал о магнитном флюиде, телепатии и лучистом электричестве. Когда Стриндберг пишет: «(…)я думаю, что эти силы всегда пользовались одинаковыми средствами для осуществления своих планов. А в чем эти планы? В усовершенствовании человеческого типа!», кажется. его устами вещает сам Ланц! Кроме того, Стриндберга объединяла с Ланцем свойственное им обоим женоненавистничество. Страстно ревновавший свою первую жену и, в конце концов, возненавидевший ее, Стриндберг, по мнению его критиков, со временем, перенес эту ненависть на всех женщин, ставших для него, по мере нарастания этой ненависти, олицетворением зла как такового, что находило все более явственное выражение в его драмах. В «Синей книге» Стриндберга, ставшей фактически синтезом всей его жизни, содержится изображение скульптуры, очень полюбившейся и Ланцу. Речь идет о скульптуре «Похищенная» работы знаменитого французского ваятеля Эмманюэля Фремье, отмеченной почетной медалью Французской академии. Ланц описывал созданную Фремье скульптурную группу, помещенную им на обложку одного из номеров «Остары», в следующих выражениях: „Громадная человекообразная обезьяна — похититель женщины, современное изваяние, выразительно изображающее трагический злой рок расового смешения».

killyourself126-2010-04-23-16_25_56

Вероятно, именно Стриндберг отобрал изображение скульптуры Фремье в качестве иллюстрации для издания Ланца, подхватившего и развившего идею шведского писателя и французского ваятеля (создавшего еще несколько скульптур, изображавших гигантских обезьян в роли похитителей женщин). Ланц регулярно высылал «Остару» Стриндбергу, основательно штудировавшему ее, что доказывается цитатами в его «Синей книге»: «Ищущие совокупления лишь ряди похоти, ненасытные сакмки павианов, искоренят сами себя и удавят себя каучуком (кондомом!)(…)  никто иной как вожделеющая блудных обезьян баба погубила древние культуры, она разрушит и нашу культуру. (…) Мужчина (муж) отбил бабу (женщину) у содомских обезьян, и потому она — его собственность (…) блудница на супружеском ложе — погибель народов и государств».

Поэтому не удивительно, что в некрологе Стриндбергу, умершему в 1912 году, Ланц горестно писал: «И снова одному из наших пришлось вступить на путь в царство теней».

Вторым известным литератором, вступившим в Орден Нового Храма, был родившийся в 1877 в Вене и умерший в 1954 году в замке Раметц в итальянском Южном Тироле Фриц фон Герцмановский-Орландо (в действительности — Фридрих-Йозеф Франц Риттер фон Герцмановский, носивший в ОНТ орденское имя фра Арчибальд КОНТ, что указывало на его высокий ранг члена орденского совета – Конвента — (Fra  Archibald CONT). Книги Герцмановского (он был не только литератором, но также графиком и архитектором), в честь которого в 1970 году была названа одна из улиц города Вены и несколько почтовых марок, до сих пор издаются в современной Австрии, да и в Германии достаточно большими тиражами. Однако следует учитывать, что, например, его полное собрание сочинений в четырех томах, опубликованное Фридрихом Торбергом, было, в духе современной «политкорректности», тщательно очищено ото всех расистских и антисемитских выпадов. Между тем, в первом из романов Герцмановского-Орландо (см.  выше слева выпущенный в его честь в послевоенной Австрийской республике памятный почтовый конверт со спецгашением, ниже слева — его портрет на послевоенной австрийской почтовой марке и послевоенный фотопортрет, а ниже справа — надгробие адепта ОНТ, похороненного в одной могиле со своей матерью), составляющих «Австрийскую трилогию», первоначально содержались следующие стихотворные строки:

«Славься Мистическая Роза, храни Святыню
От отребья народов, потока обезьян, милостиво склони
Свой лучезарный лик к благоуханию эллинских уст»

(„Ave rosa mystica, huete das Helgathum
Gegen den Voelkerschund, die Affenflut, neige gnaedigst
Dein strahlendes Antlitz dem Duft hellenischer Lippen.“)

ev-_friedhof_meran_grab_von_friedrich_herzmanovsky-orlando

Как бы то ни было, мировоззрение Герцмановского-Орландо (кстати говоря, вступившего в 1932 году в зарубежную организацию гитлеровской Национал-Социалистической Рабочей партии и, так сказать, окончательно отдавшего «гакенкрейцу» преимущество перед «крукенкрейцем»), было насквозь проникнуто «ариомистикой». В первоначальной редакции его других произведений также встречаются чисто ланцевские представления и выпады. Не менее восторженным поклонником и последователем Ланца был и лучший друг Герцмановского-Ордандо, австрийский художник Альфред Кубин (1877-1959), балансировавший в своем творчестве между символизмом и сюрреализмом и явно озабоченный угрозой посягательства «обезьянышей»-«зверолюдей» и прочих «темных демонов» — «содомского зверья» (как выразился бы Ланц-Либенфельз) — на женщин «высшей» белой расы, о чем свидетельствовал целый ряд его произведений (см. рисунки ниже):

Дружеская переписка Кубина (см. помещенные ниже фото художника и послевоенную австрийскую почтовую марку с его изображением) с Герцмановским-Орландо, на взгляд критиков из левого лагеря, буквально переполнена идеями германофилии, расизма и антисемитизма. Герцмановский (см. помещенные нами ниже фото этого художника, признанного мастера мрачно-гротескной живописи, и послевоенные австрийские марки с его изображением) неизменно называл Ланца «великим Учителем, чье значение которого в полной мере будет осознано лишь в грядущих столетиях». Социал-демократию он ругал на все лады, подчеркивая: «Я рассматриваю социал-демократию как своего рода нарост или горб на народном теле и все больше склоняюсь к принятию последнего требования ариогероической мистики: истребить беспородных дворняг из народной среды» (Ausrottung des Koetertums im Volke.“)

Картинки по запросу Maler Alfred Kubin

Литературные произведения Герцмановского-Ордандо занимают в духовном мире Австрии то же место, что и мрачные образы Кубина, да и многое из гротескных и мистических идеологем Ланца-Либенфельза. Фриц фон Герцмановский-Орландо и Альфред Кубин были тесно связаны с Ланцем-Либенфельзом не только в организационном, но и в духовном плане, усвоив и воплотив, по мнению недоброжелательных критиков, в своем творчестве немало идей своего Магистра и Учителя (слово «майстер», Meister, имеет в немецком языке оба значения — именно «Майстером» именуют евангельского Иисуса его ученики в немецком переводе Библии отца германской Реформации доктора Мартина Лютера).

6) «Oстара»

В целях более точного и подробного разъяснения своих идей Йорг Ланц фон Либенфельз в период с 1905-1918 гг. издал 100 номеров своего журнала «Остара» (возобновив его издание после окончания Первой мировой войны). Среди названий номеров ланцевского журнала некоторые носили, так сказать, программный характер, например «Раса и женщина (буквально: баба — В.А.) и предпочтение ею мужчины низшего вида» («Rasse und Weib und  seine  Vorliebe  fuer  den  Mann  der  niederen  Artung“),  «Половая и любовная жизнь блондинов и брюнетов» («Das  Geschlechts-  und  Liebesleben  der  Blonden  und Schwarzen»), «Право мужчины как спасителя от полового бедствия женского господства» («Das Mannesrecht als Retter aus der Geschlechtsnot der Weiberwirtschaft») и т.д..

В качестве постоянного лозунга он неизменно повторял::

«Долой господство баб! Стойко придерживайтесь, как подобает расово-чистым мужам, белокурое арийство! Борись, прежде всего, с чандалом в Тебе, и лишь потом — с чандалами вокруг Тебя!»

В число требований, выдвигаемых Ланцем, входили предоставление особых прав блондинам, вручение премий за браки между блондинами, создание «резерваций для (ограждения — В.А.) блондинок (от контактов с представителями низших рас — В.А.) » и «слекционных колоний для выведения чистой расы», порабощение «расово неполноценных», а также использование последних в качестве пушечного мяса и объектов для опытов. В центре его расово-культовой религии стоял ариогероик Фрауйя (=Иисус). Целью Ланца было выведение расово-чистого, ариогероического воинства. Выбор названия «Остара», данного им своему журналу, Ланц объяснял несколькими причинами. Остарой звали древнегерманскую богиню весны, Ланц же считал себя провозвестником эры новой «Германской Весны». Приор Ордена Нового Храма полагал, что древнее восточногерманское племя остготов, или остроготов, получило свой этноним от богини Остары, в честь которой была названа и Австрия (Остар-рихи, «держава Остары»). Эта точка зрения Ланца не разделялась ни историками, ни филологами-германистами, что Приора ОНТ, однако, не смущало. Он полагал, что германские святилища Остары (праздник в честь которой превратился в христианский праздник Пасхи — Остерн, Ostern) были со временем преобразованы в христианские святилища Приснодевы Марии, Остара же была изначально праматерью, прародительницей благородной, белокурой, ариогероической расы.

Многие историки сомневались и продолжают сомневаться в поклонении древних германцев богине весны по имени «Остара» (не упоминаемой ни в произведениях античных и христианских историков, ни в «Эдде»).

Номерами «Остары», весьма вероятно, прочитанными молодым Адольфом Гитлером в пору своего пребывания в Вене, были номера с 26 по 39, опубликованные в период 1908-1910 гг. В этих номерах Ланц пытался дать соматическое определение расы. С этой целью он разработал так называемый индекс оценки расовой чистоты. Данный индекс содержал три группы признаков, имевших разные по степени важности значение. Самыми важными признаками были для него цвет глаз, цвет волос, цвет кожи и форма носа. Идеальный ариогероик получал 100 очков, или баллов. От 100 до нулей положительных баллов получал метис с преимущественно ариогероической кровью, в то время как люди с большим количеством отрицательных, чем положительных, баллов считались преимущественно обезьянышами. Следовательно, наличие белокурых волос не было обязательным признаком преимущественно ариогероического человека.

По Ланцу, раса представляла собой целый комплекс признаков, и человек мог обладать многими или немногими из этих признаков. Подобный подход как бы открывал лазейку в стан чистопородных ариогероиков для людей типа Гитлера, который, не будучи блондином, был голубоглазым и вообще обладал рядом других признаков, позволявшим ему считать себя все же, по преимуществу, ариогероиком. Номера «Остары» с 33 по 39 Ланц посвятил изучению отношений между полами, или, выражаясь современным языком, «гендерным отношениям», естественно. играющим важную роль в системе, основанной на идее расовой селекции. По Ланцу, мужчина — неограниченный владыка женщины, которую сама природа предназначила быть покорной рабой мужчины. Первый половой партнер женщины импрегнирует (пропитывает) ее, вследствие чего ребенку женщины, совокупляющейся с несколькими мужчинами, передаются свойства этих мужчин. Поэтому женщина должна вступать в брак девственницей, в противном случае она «портит породу». Женщины-брюнетки предназначены к проституции. Представители неполноценных рас обязаны применять средства контрацепции, чтобы безболезненно искоренить себя. В то же время он рекомендовал ариогероическим мужчинам практиковать многоженство, способствуя тем самым усиленному размножению высшей расы.

В конце Первой мировой войны, в 1918 году, Ланц покинул Австрию и переехал в Венгрию. В период Венгерской Советской республики Белы Куна Ланц был арестован красными, приговорен к смертной казни, однако вслед за тем, в силу каких-то причин, выпущен из-под стражи. Уже после подавления большевицкой революции в Венгрии, в 1921 году Ланц переехал из Будапешта в Мюнхен, где попытался установить связи с контрреволюционными кругами вокруг ариософского Общества «Туле». По мнению некоторых исследователей (например, Леопольда Паммера) эти усилия Ланца остались безуспешными, по мнению других — Ланц был принят в «дружескую степень» («дружеский градус», Freundesgrad) Общества «Туле». В 1923 году Ланц был, якобы по настоянию германского министра иностранных дел Вальтера Ратенау, выслан из Германии за возобновление издания «Остары» в Магдебурге. Ланц переехал в Швейцарию, оттуда — в Австрию, а затем — снова в Германию. В период многочисленных переездов Ланца из страны в страну в 1920-е гг., его ближайший соратник и единомышленник — владелец венского металлургического завода Иоганн Вальтари Вёльфль — руководил Орденом Нового Храма. Он усердно финансировал Орден и в последующие годы, щедро субсидируя переиздание в конце 20-х гг. «Остары» и «Теозоологии» (в расширенном и актуализированном варианте, под названием «Теозоология или естественная история богов» («Theozoologie oder die Naturgeschichte der Goetter»).

Картинки по запросу Ordo Novi Templi

Теперь Ланц распространил сферу своей деятельности и на Германию. Он с торжеством писал в немецком журнале «Цайтшрифт фюр Гейстес- унд Виссеншафтсреформ» («Журнале духовной и научной реформы», «Zeitschrift fuer Geistes- und Wissenschaftsreform») «народнического» (националистического) издателя Герберта Рейхштейна: «Но злые чары рассеиваются, и уже показываются контуры нового, ариософского, ариохристианского Интернационала: фашизм в Италии, пробуждающиеся венгры, испанские фасцисты (Faszisten), североамериканский Ку-клукс-клан и наконец вышедшее напрямую из ариософии движение крюковидного креста  (Hakenkreuz-Bewegung) в Германии“. В 1932 году Ланц основал «Люмен-Клуб», мутировавший в 1934 году в нелегальный центр нацизма (как не совсем ясно утверждает Леопольд Паммер в своей статье «Йорг Ланц фон Либенфельз. Человек, давший Гитлеру идеи»). Тем не менее, этот, по мнению Паммера, «подпольный центр нацизма» был в 1938 году распущен именно нацистами. Так единственное легальное общество, учрежденное Ланцем, было поглощено тем, кто, по мнению критиков основателя Ордена Нового Храма, были его духовными последователями и преемниками. Впрочем, еще в 1934 году до Ланца, кажется, дошло, что Гитлер не намерен воздать должное его продолжавшейся много десятилетий борьбе за торжество идеологии расизма (если Ланц, конечно, вообще питал когда-либо подобные иллюзии). Естественно, он воспринял это как огромную несправедливость и как свою личную трагедию.

Картинки по запросу Bibel Dokumente

Австрийская писательница Берта Экштейн-Динер (1874-1948), публиковавшая свои произведения под творческим псевдонимом «Сэр Галахад» (см. фото выше слева), подчеркивала в тридцатые годы в одном из своих писем Фрицу Герцмановскому-Орландо, с которым дружила всю свою жизнь:

«Пару дней тому назад дедушка Третьего рейха, Ланц-Либенфельз, по пути из Северной Германии (Nord-Germanien — видимо, она имела в виду гитлеровскую Германию как таковую, противопоставляя ее «Южной Германии», т. е. Австрии — В.А.), провел у меня вечер; он весьма удручен своим духовным подкидышем /1/; (=Гитлером! — В.А.)“.

Как оказалось. мрачные предчувствия Ланца его не обманули. 21 декабря 1938 года учредителю Ордена Нового Храма было официально запрещено заниматься какой-либо писательской деятельностью. 4 марта 1942 года властями гитлеровской Германии был официально запрещен и созданный им ОНТ (как когда-то — «Люмен-Клуб»). Ланцу оставалось только оплакивать в полном уединении свое падение, вызванное, по его глубокому убеждению, «происками дорвавшейся до власти чандальской клики».

После окончания Второй мировой войны Ланц по-прежнему уединенно жил в Вене (вошедшей в советскую оккупационную зону Австрии). Труд его жизни оказался напрасным, его публикации были под запретом, о них боялись даже вспоминать. Но никаким репрессиям со стороны советских оккупационных властей он, странным образом, не подвергался (возможно, замалчиваемые критиками издателя «Остары» из левого лагеря встречи Ланца с Ульяновым-Лениным до Первой мировой войны, упоминаемые Ланцем в своих публикациях, не были плодом его воображения, а действительно имели место и послужили Приору Ордена Нового Храма своего рода «охранной грамотой»).

Картинки по запросу von NordgothenКартинки по запросу Grab von Joerg Lanz von Liebenfels

В 1951 году глубинный психолог Вильфрид Дайм свел знакомство с разочарованным и обозленным на весь мир ариомистиком и описал его, как мировоззренческого предтечу Гитлера, в своей книге «Человек, давший Гитлеру идеи» (Der Mann, der Hitler die Ideen gab»; см. обложку одного из изданий книги этого глубинного псизолога выше слева).. Между тем, Ланц в беседах с Даймом неизменно подчеркивал свое неприятие национал-социализма на практике. Возможно, так оно и было в действительности, тем более, что нацистская клика не слишком-то хорошо обошлась с Приором Ордена Нового Храма. Однако именно этот человек в свое время писал в «Теозоологии»:

«Принесите Фрауйе жертвы, сыны богов.
Восстаньте, восстаньте, и принесите детей леших в жертву ему.
Принесите жертвы любви к чистой породе.
Придите в его храм, искупленные грешники».

Или в Псалме 50 из «Немецкой псалтири» («Psalmen teutsch»):

Возьми, Фрауйя, Сион, охотно под свою защиту,
Мы с новым мужеством построим замок Храма:
Тогда ты получишь отборные жертвы,
Тогда возложат порожденье леших на твой алтарь всесожжения!“

Эти строфы, толкуемые противниками Ланца как неприкрытые призывы к массовым убийствам «расово неполноценных», имеют, в глазах критиков Приора Ордена Нового Храма, гораздо больший вес, чем приводимые им задним числом лицемерные оправдания, демонстрируя, что псевдофилософ и квазимистик Ланц был в действительности теоретическим проповедником геноцида, избегшим заслуженной кары лишь по причине недооценки современниками степени его губительного влияния на умы.

grabinschrift_8001031978-i_018200px-lanzpssc

Ланц умер в своей родной Вене утром 22 апреля 1954 года (в день рождения Ленина и через два дня после дня рождения Гитлера). Так завершилась его жизнь, посвященная борьбе за ложную систему, которой, к его величайшему разочарованию, не было суждено осуществиться в полной мере. На помещенном выше цветном фото запечатлен цоколь его украшенного простым христианским крестом формы, именуемой в геральдике «латинской» (с удлиненным нижним лучом) надгробия с полустертой надписью ГЕОРГИЙ ЛАНЦ (GEORGIUS LANZ), безо всяких званий и титулов…

Здесь конец и Господу Богу нашему славыа!

ПРИМЕЧАНИЕ

/1/ Wechselbalg seines Geistes.

Радио «Тамплиер»

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader