Рефутация А.Б. Широкорада.

2132Картинки по запросу Агитационный плакат времен Первой мировой войны

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В начале этого ознаменованного столетием со дня Первой мировой войны года автору настоящих строк попалась на глаза статья А.Б. Широкорада в «Независимом военном обозрении» (чуть не написал «оборзении» — а может, и зря, что так не написал!), под названием «Наступая на царские грабли», и был, откровенно говоря, просто шокирован перепевом клеветнических выдумок о Русской Императорской Армии, которые могли бы составить сомнительную честь большевицкому борзописцу 20-х годов прошлого века, но совершенно неожиданных их уст известного современного российского популяризатора военной истории и плодовитого писателя и публициста.

Повторять эти, казалось бы, давно опровергнутые заведомо ложные и поистине дикие в своей нелепости измышления автор настоящей статьи не намерен, и потому сразу переходит к делу.

1 августа 1914 г. грянула Первая мировая война, ставшая последней в истории Российской, Германской, Австрийской и Османской империй и нанесшая сокрушительный удар принципу монархической государственности в глобальном масштабе. Принято считать, что эта война была подготовлена и развязана Германией и Австро-Венгрией, что Германия, якобы, была лучше всех своих будущих противников подготовлена к войне, что ее армия – лучшая в мире! – якобы «рвалась в бой», «не могла больше ждать» и потому «подтолкнула Австро-Венгрию»… к чему, спрашивается? Или, может быть, Гаврила Принцип, член масонской ложи «Молодая Босния» и террористической банды «Черная рука» (точно так же, кстати, именовалась в те годы предшественница американской мафии «Коза Ностра», собиравшая дань с итальянской общины Северо-Американских Соединенных Штатов», как тогда именовались нынешние США!) был германским тайным агентом, призванным ускорить начало войны в интересах Германии? Но на подобное утверждение ни разу за всю историю изучения причин Великой войны 1914-1918 гг. не решился ни один недоброжелатель Центральных держав – а он непременно решился бы, будьте уверены, если бы имел хотя бы малейшую зацепку!

Как писал бывший германский Император Вильгельм II Гогенцоллерн в своих недавно ставших доступными для русского читателя воспоминаниях (Вильгельм II. События и люди 1878-1918. – Минск, 2003) о подлинных поджигателях войны, касаясь заодно и роли тайных обществ в германской, общеевропейской и российской катастрофе:

«…Важную роль в подготовке мировой войны, направленной против монархических центрально-европейских держав, сыграла долголетняя, упорно стремившаяся к свое цели политика интернациональной масонской «Ложи Великого Востока»…В течение 1917 года в Париже состоялось международное совещание «Лож Великого Востока», за которым последовало еще одно совещание в Швейцарии». На нем была принята «следующая программа: раздробление Австро-Венгрии, демократизация Германии, устранение Габсбургского дома, отречение германского кайзера, возвращение Эльзас-Лотарингии Франции, объединение Галиции с Польшей… Я не имею здесь возможности проверить сделанные мне вполне добросовестно сообщения об организации и работе лож «Великого Востока». Тайные и явные политические организации играли в жизни народов и государств важную роль…большей частью они таят в себе разрушительные тенденции, служа тайным лозунгам, которые боятся дневного света. Самые опасные из подобных сообществ окружают себя покровом всяческих идеальных побуждений, вроде деятельной любви к ближнему, сострадания к слабым и бедным и т.д., чтобы под подобной маской добиваться своих подлинных, скрытых целей (это утверждение кайзера можно в полной мере отнести не только к масонам, но и к партии большевиков! – В.А.). Во всяком случае, необходимо следить за деятельностью лож «Великого Востока», ибо окончательно можно будет занять ту или иную позицию по отношению к этой мировой организации лишь тогда, когда она будет основательно исследована».

Во всяком случае, в действительности отнюдь не Центральные державы, а именно страны Антанты лихорадочно готовились к предстоящему конфликту и тратили на свои вооружения гораздо больше, чем Германия и Австро-Венгрия.

istoriya180

Во время переговоров между Англией и Германией в 1912 г. о взаимном ограничении вооружений, Германия предлагала Англии установить соотношение военно-морских сил в 16 английских линейных кораблей на 10 германских. Но Англия отвергла это предложение, считая, что подобное соотношение сил даст Великобритании «недостаточный» перевес на море.

В 1912 г. израсходовали на свои военные бюджеты (армию и флот):

Австро-Венгрия: 587 892 893 франка
Англия: 1 765 175 000 франков
Германия: 1 647 886 560 франков
Италия: 648 408 742 франка
Россия: 1 924 863 669 франков
Франция: 1 217 031 929 франков.

Таким образом, державы будущей Антанты (Тройственного, а позднее, со вступлением в него Италии – Четверного) Согласия, истратили на вооружение в общей сложности 5 555 479 340 франков, то есть на 3 миллиарда (или в 2,5 раза) больше, чем Германия и Австро-Венгрия вместе взятые (правда, без учета незначительных и всецело зависевших от поставок германского вооружения военных бюджетов их союзников – Турции и Болгарии; не учтены незначительные также военные расходы примкнувших в ходе войны к Антанте Румынии, Японии, США и множества других государств).

В 1913 г. Антанта и Центральные державы израсходовали на свои армии и военные флоты (округленно):

Австро-Венгрия: 1 623 000 000 франков
Англия: 1 815 000 000 франков
Германия: 1 623 000 000 франков
Италия: 638 000 000 франков
Россия: 1 938 000 000 франков
Франция: 1 343 000 000 франков.

(Цифры взяты из журнала «Европеец» №2(5) 2004, с. 8-9, со ссылками на статьи французских журналистов Стефана Лозанна и Жюля Гейдемана в «Le Matin»).

Следовательно, в 1913 г. четыре державы — Англия, Франция, Россия и Италия – будущие противники Центральных держав в Великой войне, израсходовали на свои армии и военные флоты уже примерно  на 3,5 миллиарда франков (или в 2 раза) больше, чем их будущие противники! Не представляется верным также ставшее «общим местом» утверждение о том, будто Германия в 1914 г. была в полной боевой готовности – в отличие от Антанты. Насколько германская армия была «подготовлена» в военном отношении к победе над ее грозными соперниками, наглядно демонстрируют поражения германских войск в сражении с Русской армией под Гумбинненом и в первом сражении с французами на Марне в 1914 г., а также неизменно неудачные попытки австро-венгерских войск отразить натиск Русской Императорской армии, чтобы затем сосредоточить свои усилия против Сербии и Италии – попыток, совершенно обескровивших вооруженные силы Германского рейха и Двуединой монархии. Истина заключается в том, что, хотя Германия и Австро-Венгрия (не говоря уже о Турции и Болгарии) не были должным образом подготовлены к войне к 1 августу 1914 г., они, с учетом того, что перевес сил – на стороне Антанты и будет возрастать с каждым месяцем и годом, решили сыграть вабанк, ибо, как писал военный корреспондент российской газеты «Речь» в статье от 28 апреля 1913 г., «Германия готовится к важным событиям не далее весны 1914 г.», ибо «весна 1914 года явится кульминационным пунктом военного могущества Германии, и после весны соотношение морских сил Германии и Англии, как и сухопутных сил, в отношении Франции, изменится к невыгоде Германии» (и все это – даже без учета вооруженных сил Российской империи!). Сотрудник «Речи» ошибся всего на два месяца (Великая Отечественная война Русского народа началась не весной, а 1 августа 1914 г.).

Интересно привести в связи с вопросом об истинных виновниках Великой войны мнение Гюстава Лебона – французского писателя (автора известной «Психологии масс») и ярого французского патриота-шовиниста, чего он сам никогда не скрывал, так что его труднее, чем кого бы то ни было заподозрить в симпатиях к Центральным державам:

«Конечно, Германия первой начала войну 1914 года. Она бросила в наполненную до краев чашу ту последнюю каплю, благодаря которой эта чаша, наконец, переполнилась. Но ведь для объективного наблюдателя вопрос именно в том, кто наполнил эту чашу, а не в том, кто влил последнюю роковую каплю».

Приведенный нами ниже интереснейший документ – часто цитируемая в извлечениях, но не приводимая в виде полного текста «Записка» сенатора П.Н. Дурново, члена Государственного Совета, бывшего министра внутренних дел в кабинете графа С.Ю. Витте, написанная в феврале 1914 г., всего за полгода до начала Великой войны, и поданная на Высочайшее Имя Государя Императора Николая Александровича, содержащая в себе целый ряд поразительных предвидений, лишний раз доказывает правильность евангельского изречения Иисуса Христа о том, что «нет пророка в своем отечестве».

Вот разделы (и одновременно – главные тезисы) «Записки» Дурново:

1.Будущая англо-германская война превратится в вооруженное столкновение между двумя группами держав.

2.Трудно уловить какие-либо реальные выгоды, полученные Россией в результате ее сотрудничества с Англией.

3.Жизненные интересы Германии и России нигде не сталкиваются.

4.В области экономических интересов русские пользы (так в тексте – В.А.) и нужды не противоречат германским.

5.Даже победа над Германией сулит России крайне неблагоприятные перспективы.

6.Борьба между Россией и Германией глубоко нежелательна для обеих сторона, как сводящаяся к ослаблению монархического начала.

7.Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой трудно предвидеть.

8.Германии в случае поражения предстоит перенести не меньшие потрясения.

9.Мирному сожительству культурных наций более всего угрожает стремление Англии удержать ускользающее от нее господство над морями.

3

«Записка Дурново» поражает современного читателя прозорливостью автора и правильностью сделанного им анализа международного положения накануне войны. Сенатор П.Н. Дурново удивительно точно предвидит весь ход мировой катастрофы. Он не только верно обрисовывает основные группировки в грядущей войне: «Россия, Франция, Англия, — с одной стороны, Германия, Австрия и Турция, с другой», но и совершенно безошибочно определяет поведение роль в этой войне Румынии, Греции, Болгарии, Сербии, Италии, враждебность Японии и Америки по отношению к Германии и т.д. Поразительно предвидение Дурново о том, что Япония, как островная держава и «страна небогатая», не имеющая возможность содержать одновременно сильную армию и могучий военный флот, вынуждена будет, как бы ей этого не хотелось (что показали события в период Гражданской войны 1917-1922 гг. в России — присутствие японских оккупационных войск в русских Приморье и Восточной Сибири и т.д.), вынуждена будет отказаться от дальнейшего продвижения на север и присутствия в Сибири и пойти по пути усиления именно морской силы для продвижения на юг, в сторону Филиппин, Индокитая, Явы, Суматры, Борнео. И в самом деле – в Японии победила «партия морских вооружений» (сацу-бацу), настоявшая на сокращении сухопутных вооружений, отказа от оккупации Сибири и переориентировавшая Японию на развитие морского могущества, что привело в дальнейшем к роли Японии в войне на Тихом Океане в 1941-45 гг., «совсем по Дурново». «Ветхий денми» сенатор-«тайновидец», как бы глядя в некий кровавый «магический кристалл», умудрился предсказать в феврале 1914 года даже «неограниченную подводную войну», развязанную Германией против флотов Англии и союзных с нею государств!

Совершенно правильным оказалось и предвидение П.Н. Дурново, что главная тяжесть Великой войны выпадет на долю Всероссийской империи, которой придется играть роль тарана, пробивающего толщу германской и австрийской обороны (или, как еще говорили позднее, «русского парового катка»). В отличие от многих своих современников и соотечественников, живших после него, сенатору Дурново было жаль проливать драгоценную кровь русского солдата (с советским маршалом Г.К. Жуковым они бы во взглядах явно не сошлись). Ход войны блестяще оправдал прогнозы П.Н. Дурново. Именно Русская Императорская армия, сыграв роль «оттяжного пластыря» и приняв на себя главные, жесточайшие удары германской и австро-венгерской армий, обескровила последние в ряде жестоких маневренных сражений и этим спасла от окончательного разгрома и Францию («чудо на Марне»), и Англию, и Сербию, и Италию. По признанию французского генерала Рампона именно Россия спасла Париж, погубив для этой цели свою лучшую армию в Мазурских болотах. Равным образом, по словам того же Рампона, именно очередное русское наступление спасло Верден. Для борьбы с Русской Императорской армией германское командование только за восемь месяцев – с конца ноября 1914 г. по август 1915 г. – вынуждено было перебросить с французского фронта на русский 15 пехотных и 9 кавалерийских дивизий. В награду за свои бесчисленные жертвы русская армия ни разу не получила за все время войны (естественно, до большевицкого переворота 1917 г.!) какой-либо серьезной помощи с Запада, которая заставила бы германцев и австрийцев хотя бы один единственный раз в какой-либо критический для русской армии момент перебросить хотя бы одну германскую, австрийскую или венгерскую дивизию с Восточного фронта на Западный! Равным образом западные «союзники» категорически отказывались помочь Русской армии вооружением из своих запасов. Тактика стратегов Антанты заключалась, как и предвидел П.Н. Дурново, в том, чтобы:

1)заставлять русскую армию беспрерывно таранить австрийскую и германскую армию, чтобы самим иметь возможность – пока и русская, и австро-германская армия будут заниматься взаимным истреблением, наращивать союзные силы, готовить все новые тысячи пулеметов, орудий, аэропланов, танков, бронеавтомобилей и всего, что так не хватало нашим истекавшим кровью армиям, а затем

2)самим перейти в решительное наступление, когда будут окончательно истощены как германская, так и русская армия (ослабление русской армии было для Антанты также немаловажно – чтобы смело, «с позиции силы», отказать России в обещанной ей доле военной добычи).

Заслуживает внимания и точно подмеченное П.Н. Дурново слабое место в столь важном для России, в плане ее постоянно декларируемых внешнеполитических целей, вопросе о проливах (Босфоре и Дарданеллах, обычно связываемых с «освобождением Царьграда от безбожных агарян», «восстановлением Креста на Храме Святой Софии Константинопольской», «окончательным изгнанием турецкого Полумесяца из христианской Европы» и другими ходкими по сей день «панславистскими» штампами и лозунгами). Дурново совершенно правильно указывал, что России выгодна такая комбинация, «которая, не передавая непосредственно в наши руки проливов, обеспечила бы нас от прорыва в Черное море неприятельского флота». И совершенно правильным представляется замечание Дурново, что выход из Черного моря закрывала России отнюдь не Турция, и тем более не Германия, а «морей владычица — бульдожья Британия» (как писал Владимир Маяковский), и что, даже если бы Россия овладела Царьградом, Босфором и Дарданеллами, это все равно не дало бы нам свободного выхода в Средиземное море, ибо морская мощь Англии в любой момент могла бы закрыть русскому флоту все входы и выходы, независимо от проливов. Тем не менее, Англия, конечно, «на всякий случай», всегда категорически возражала против выхода России к Босфору и Дарданеллам, а тем более – передаче нам проливов (странно, как Российская империя, а тем более значительно более слабые, по сравнению с Империей, Временное и белые правительства, не научившись ничему на опыте неоднократных конфликтов с Англией из-за проливов в XVIII и XIX вв., могли так слепо верить, что «владычица морей» позволит нам получить Константинополь и проливы, в качестве одного из «призов» за присоединение к Антанте и решающий вклад в победу над Центральными державами!). И даже когда победоносный Сталин, на пике своего могущества, после победы над гитлеровским Третьим рейхом, в условиях максимального территориального расширения СССР и «соцлагеря», заикнулся было о проливах, Англия тотчас же дала ему жесточайший отпор, вылившийся в Фултонскую речь сэра Уинстона Черчилля, «железный занавес», раскол Европы и мира, «холодную войну» и, в конечном итоге — распад Советского Союза.

Похожее изображение

Особенно замечательными представляются предвидения Дурново относительно исхода войны и характера будущей русской смуты. Он совершенно правильно подметил беспочвенность русского «общества» — то есть либеральной оппозиции, октябристов, кадетов, эсеров, меньшевиков, трудовиков и прочих зловредных двуногих насекомых, бегавших тогда по телу России – фактически вонзивших нож в спину нашей доблестной армии, истекавшей соленым потом и кровью на фронтах Великой войны и передавших власть Ленину, Троцкому, Зиновьеву, Сталину и прочим красным ядовитым паукам, выблеванным сатаной, когда его кровью рвало на нашу многострадальную землю…

«…Война эта чревата для нас огромными трудностями и не может оказаться триумфальным шествием на Берлин. Неизбежны и военные неудачи – будем надеяться, частичные – неизбежными окажутся и те или другие недочеты в нашем снабжении…При исключительной нервозности нашего общества этим обстоятельствам будет придано преувеличенное значение…Начнется с того, что все неудачи будут предписываться правительству. В законодательных учреждениях (Государственной Думе – В.А.) начнется яростная борьба против него…в стране начнутся революционные выступления…Армия, лишившаяся наиболее надежного кадрового состава, охваченная в большей части стихийно общим крестьянским стремлением к земле, окажется слишком деморализованной, чтобы послужить оплотом законности и порядка. Законодательные учреждения и лишенные в глазах населения оппозиционно-интеллигентные партии будут не в силах сдержать расходившиеся народные волны, ими же поднятые, и Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддается даже предвидению».

Как точно престарелый государственный муж излагал сценарий грядущих событий! Как в воду смотрел! Но… нет пророка в своем Отечестве. Свои — не услышали…

Что же касается героизма Русской Императорской Армии, проявленной ею в годы навязанной ей чуждыми силами и гибельной для нее войны, то приведем слова вчерашнего противника — ветерана Великой войны, одного из ведущих германских военных публицистов 20-30-х гг. Вальтера Бекмана, опубликованных, в переводе на русский язык, в книге Немцы о Русской армии», вышедшей в 1939 году в Праге в издании русского «Морского журнала» — органа связи чинов российского императорского флота. Заслуги Бекмана в деле правдивого освещения германской военной истории были отмечены еще в 1933 году имперским президентом Германии генерал-фельдмаршалом Паулем фон Гинденбургом унд Бенекендорфом. Как справедливо указывает современный русский военный историк Б.Г. Галенин в своем исследовании «Потери Русской армии в Первую мировую войну», русско-германские симпатии у многих, особенно военных, людей не были разрушены окончательно даже чудовищными испытаниями Мировой войны и наступившими революционными катастрофами. Слова Вальтера Бекмана подтверждают это: «Долгом чести я счел рассеять те превратные представления, которые держатся отчасти в Германии о старой Русской Армии, дав понятие о совершенном ею, об ее подвигах, а также и о русском солдате и о его выдающихся качествах…Пусть написанное мною попадет в руки тех, кто во время Мировой войны в рядах славной Императорской Русской Армии сражался с нами…Увенчанная славой, старая Императорская Русская Армия отошла в вечность. Исчезли ее гордые традиции. Не осталось памятников, напоминающих о ее деяниях. Над безвестными могилами тех, кто пал в ее рядах, шумят леса и ветер поет панихиды.

Но на скрижалях истории железным резцом времени врезана повесть о ее победах.

Полтава, Кунерсдорф, Бородино, Севастополь, Порт-Артур, Луцк и сотни других имен светит немеркнущим светом из сумрака прошлого.

не забудется жертвенная смерть…погибших в Великую войну не забудется также и поистине героическая борьба Белых армий за национальную Россию.

Да будет же позволено нам германским фронтовым солдатам воздать эту хвалу старой русской армии — соратнику прежних времен доблестному противнику мировую войну. В память этого честного врага в Великую войну опускает салютуя свою шпагу немецкий воин.»

Лучше не скажешь, хотя это писал вчерашний враг!

Здесь конец и Господу нашему слава!

Москва, 2014.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.