865Картинки по запросу Орден ЧертополохаКартинки по запросу Орден Чертополоха

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Возрождение храмовнической (тамплиерской) идеологии на территории «Священной Римской империи (германской нации)», то есть, в первую очередь, на территории Германии и Австрии, в XVIII веке было связано, прежде всего, с именем рейхсфрейгерра (имперского барона, т.е. феодала, теоретически подчинявшегося непосредственно императору) Карла Готтгельфа фон Хунда (Гунда) унд Альтенгротткау (нем.: Karl Gotthelf Reichsfreiherr von Hund und Altengrottkau), основателя «Строгого (тамплиерского) Послушания» (нем.: Strictе Observanz, англ.: Strict Observance). Рейхсфрейгерр фон Хунд  на протяжении второй половины своей жизни заявлял о себе как о «посвященном тамплиере» и законном преемнике глав продолжавшего существовать (с 1314 года – в подполье) Ордена рыцарей Храма.

Согласно утверждениям имперского барона фон Хунда, он был, в период своего пребывания в 1743 году при находившемся в Париже дворе жившего в изгнании во Франции вождя якобитов (яковитов) — претендента на королевский престол Англии и Шотландии – принца Карла (Чарльза) Эдуарда из династии Стюартов (вошедшего в историю под прозвищем «Красавчика Принца Чарли», англ.: Bonnie Prince Charlie, или «Бонни Чарли», англ.: Bonnie Charlie), в присутствии ближайших приближенных претендента – лорда Уильяма Килмарнока (Lord William Kilmarnock) и лорда Клиффорда (Lord Clifford) – посвящен неким «Рыцарем Красного Пера» (лат.: Еques a penna rubra) в таинства исконного древнего, основанного в эпоху Крестовых походов бургундским (или шампанским) рыцарем Гуго де Пэйном Ордена храмовников-тамплиеров — бедных спутников Христа и Храма Соломонова (лат.: pauperes commilitones Christi templique Salomonici), продолжавшего по-прежнему существовать в Шотландии, несмотря на все преследования, которым он подвергался со стороны духовных и светских властей других государств.

Чтобы уважаемый читатель понял, о чем речь, расскажем вкратце предысторию данного события, объяснив, в частности, кто такие якобиты (которых не следует путать с иаковитами и якобинцами), и почему законный претендент на королевские престолы Англии и Шотландии оказался во Франции.

В 1688-1689 гг. в Англии произошел государственный переворот, вошедший в историю страны под названием «Славной Революции» (англ.: Glorious Revolution). В ноябре 1688 года голландский экспедиционный корпус во главе с правителем (штатгальтером, или, точнее говоря, статхоудером) Голландии (официально: Нидерландской республики, или Нидерландских Соединенных Штатов) Вильгельмом III Оранским, по призыву английского парламента, недовольного деспотичным правлением тестя (и одновременно — дяди) Вильгельма — короля Иакова (Якова, Джемса, Джеймса) II из шотландской по происхождению династии Стюартов (склонного к католицизму, к союзу с Францией, миру с Испанией и подозреваемого английскими протестантами в намерении вернуть Англию с Шотландией в лоно римско-католической церкви) — высадился в Англии. Недовольный Иаковом английский генералитет фактически саботировал попытки оказать сопротивление вторжению протестантской армии голландского статхоудера. Лишенный поддержки командования английской армии, король Иаков II бежал с новорождённым сыном, принцем Уэльским Джеймсом Фрэнсисом Эдуардом, во Францию. В январе 1689 года английский парламент, закрепив совершенный де-факто государственный переворот, объявил короля Иакова II Стюарта низложенным и возвел на престол протестанта Вильгельма III Оранского, правившего Англией и Шотландией под именем короля Уильяма Оранского (William of Orange) совместно со своей супругой, дочерью свергнутого короля Иакова II Стюарта, Марией II Стюарт (ярой протестанткой, известной также под именем Марии Стюарт-Младшей, умершей в 1694 году), с 1689 по 1702 год. Все это время Англия (и Шотландия) была объединена с Голландией в рамках унитарного государства. Именно в этот период Царь Петр Великий инкогнито посетил Голландию и Англию (фактически являвшиеся двуединым государством). После бездетной смерти Вильгельма-Уильяма Оранского в 1702 году  престол унаследовала младшая дочь свергнутого им короля Иакова (Якова, Джемса, Джеймса) II Стюарта, также протестантка, королева Анна. Ещё при жизни Вильгельма III в 1701 году был принят действующий до сих пор «Акт об устроении», согласно которому католики навечно исключались из английского престолонаследия, и после Анны корону должны были унаследовать потомки внучки Иакова Стюарта — Софии Ганноверской. С кончиной королевы Анны в 1714 году на британский престол вступил сын Софии курфюрст (князь-электор) Брауншвейг-Люнебургский Георг I, основатель Ганноверского дома, или Ганноверской династии британских королей, о которой еще пойдет речь далее.

Многие из приверженцев свергнутого короля Иакова II Стюарта бежали вслед за ним из Англии во Францию, где основали французские ветви знатных шотландских (преимущественно католических) фамилий Макдональд, Бервик, Диллон, Макмагон и других. Они вошли в историю под именем «якобитов» (как сторонники восстановления на престоле короля Якоба-Якова-Иакова-Джеймса и его отпрысков). Потомками якобитов были, в частности, прославившиеся впоследствии маршалы Франции Этьен Макдональд и Патрис Мак-Магон (Мак-Магон также стал президентом Французской республики).

Несравненно опаснее этих якобитов-эмигрантов для новой английской Ганноверской династии были, однако, якобиты, оставшиеся на родине. К их числу принадлежали многие представители аристократических родов крупных потомственных землевладельцев (тори) Англии и Шотландии, а также почти всё родовое дворянство горной Шотландии. Они противились слиянию Шотландии с Англией, которое официально состоялось лишь в 1707 году. В Шотландии движение якобитов со временем приобрело характер национальной борьбы шотландцев за независимость от гегемонии англичан.

Якобитов активно поддерживали римско-католическая церковь, Франция (до смерти предоставившего политическое убежище якобитам французского короля Людовика XIV в 1715 году) и ряд других католических стран; эта внешняя поддержка, однако, играла в борьбе якобитов с Ганноверской династией достаточно ограниченную роль. Внутри самой Британии (кроме Ирландии и горной Шотландии) католики составляли незначительное меньшинство и не могли служить серьёзной базой якобитского движения.

Якобитство служило важной политической картой в руках Франции, упорно боровшейся с британским влиянием на Европейском континенте, во время общеевропейской войны за Испанское наследство. Сторонники протестантских королей (легалисты) Британии выдвинули лозунг: «Против папы, дьявола и претендента» (англ.: Against the Pope, the Devil and the Pretender).

Якобитскими претендентами на английский и шотландский престолы были:

1. Свергнутый и изгнанный король Иаков (Яков, Джемс, Джеймс) II Стюарт (умерший 1701 году).

2. «Старый претендент» Иаков (Яков, Джемс, Джеймс, или, по-шотландски, Хэмиш), принц Уэльский — сын свергнутого короля Иакова (Якова, Джемса, Джеймса) II Стюарта, живший во Франции под именем шевалье де Сент-Джордж), претендовавший с 1701 по 1766 год на английский престол под именем Иакова (Якова, Джеймса) III и на шотландский — под именем Иакова (Якова, Джемса, Джеймса) VIII Стюарта.

3. Уже упоминавшийся нами выше «молодой претендент» Карл (Чарльз) Эдуард Стюарт, старший сын предыдущего, известный как «Красавчик принц Чарли» (Bonnie Princie Charlie), претендовавший с 1766 по 1788 год на престол Англии и Шотландии под именем Карла (Чарльза) III Стюарта. Он возглавил шотландское восстание 1745-1746 годов против власти Ганноверской династии, действуя как «принц Уэльский» от имени отца, но потерпел поражения и бежал во Францию. Парадный портрет Карла Эдуарда Стюарта с синей лентой (англ.: «Блю Риббон», Blue Ribbon) Ордена Подвязки через плечо и со знаком Ордена Святого Андрея, или Чертополоха (шотландского по происхождению и ведущего свою историю от осевших в Шотландии после разгрома своего Ордена в континентальной Европе рыцарей-храмовников), на зеленой шейной ленте (англ.: «Грин Риббон», Green Ribbon) /1/ мы опубликовали в заголовке настоящей исторической миниатюры (судя по портрету, «молодой претендент» и впрямь был писаным красавцем).

4. Генрих Бенедикт Стюарт, младший брат предыдущего. Кардинал римско-католической церкви, епископ Остии, в последние годы декан Коллегии кардиналов, провёл всю жизнь в Италии. Среди приверженцев пользовался титулом «герцога Йоркского». После смерти брата стал претендентом на английский престол под именем Генриха IX Стюарта, а на шотландский — под именем Генриха I Стюарта.

Картинки по запросу Император Петр Великий

Между прочим, якобитом был и Джеймс (Джемс, Иаков, Яков) Кейт (см. портрет выше слева), брат Великого мастера английского масонства Джона Кейта и основатель российского масонства, изгнанный из Англии как сторонник Иакова III Стюарта.

Русский историк Г. В. Вернадский в своей книге «Русское масонство в царствование Екатерины II» сообщает о Джемсе Кейте следующее:

«Кейт, — пишет Вернадский, — был представителем семьи, объединявшей в своей деятельности три страны — Россию, Шотландию и Пруссию. Сам Джемс Кейт бежал из Англии и после неудачного исхода якобитского восстания (в котором Кейт принимал участие на стороне претендента — Стюарта), в 1728 г. сделался русским генералом; около 1747 г. перешел на службу Пруссии; он участвовал затем на стороне Пруссии в Семилетней войне и в 1758 г. был убит в битве при Гохкирхене».

«Брат его, Джон Кейт (лорд Кинтор), был гроссмейстером английского масонства; Джордж Кейт (лорд-канцлер, бежавший из Англии в Испанию, откуда, преследуемый английской дипломатией, перебрался в Россию; из России Джордж Кейт переехал в Венецию, а оттуда — в Пруссию, где «король-философ» Фридрих II Гогенцоллерн, видный масон, оценил его по заслугам, назначив прусским посланником во Франции. — В. А.) — известный генерал Фридриха II (приговоренный в Англии к смертной казни за содействие тому же Стюарту), наконец, тоже Кейт (Роберт) был английским послом в Петербурге (несколько позже, в 1758—1762 годах).

В 1740 году Джон Кейт, граф Кинтор, назначает Джемса Кейта великим мастером России (в 1731 году русское масонство уже имело своего Великого Провинциального мастера — Джона Филиппса — В. А.).

Будучи великим мастером России, Джемс Кейт в то же время был шпионом прусского короля Фридриха Великого.

К моменту приезда Джемса Кейта в Россию, в ней уже существовали, среди наводнивших Россию немцев, немецкие масонские ложи.

«…Есть основание думать, — указывает А. П. Пыпин в своем исследовании «Русское масонство в XVIII и первой четверти XIX в.», что во время Анны (Императрицы Анны Иоанновны — В. А.) и Бирона у немцев в Петербурге были масонские ложи; о самом Кейте есть сведения, что он имел какие-то связи с немецкими ложами еще до своего гроссмейстерства в России.

Картинки по запросу Император Петр ВеликийКартинки по запросу Лента и знаки Ордена Святого Андрея Первозванного времен Петра ВеликогоКартинки по запросу Орден святого Андрея ПервозванногоКартинки по запросу Медальон с Андреевским крестомКартинки по запросу Медальон с Андреевским крестом

 

Масонское семейство Кейтов прочно утвердилось в России. В книге В. А. Бильбасова «История Екатерины II», изданной в 1900 году в Берлине, мы встречаем опять имя Кейта (Роберт Кейт). Бильбасов сообщает, что английский посланник Кейт вошел в доверие к Петру III и все, что узнавал от него, сообщал Фридриху, а Екатерина II, организуя заговор против Петра III, сблизилась с Кейтом настолько, что вскоре же заняла у него деньги. Имя Джемса (Якова) Кейта пользовалось большим уважением у русских масонов. В царствование Елизаветы, русские масоны пели на масонских собраниях следующую песнь в честь Джемса Кейта:

По нем [по Петре Великом] светом озаренный
Кейт к россиянам прибег;
И усердием воспаленный
Храм премудрости поставил [основал ложу],
Огнь священный здесь возжег.
Мысли и сердца исправил
И нас в братство утвердил.
Кейт был образ той денницы,
Светлый коея восход
Светлозарные царицы (богини правды и справедливости Астреи — В. А.)
Возвещает в мир приход…»

The Battle of Culloden.jpg

Дважды (в 1715 и 1745 гг.) якобиты, воспользовавшись высадкой своих претендентов на престол Англии и Шотландии в Британии, поднимали открытые вооруженные восстания против власти Ганноверской династии. Базой обоих восстаний, направленных на свержение господства «брансвикских (брауншвейгских) крыс», служила горная Шотландия. Однако оба восстания завершились поражением сторонников Стюартов — преимущественно шотландских горцев (гайлендеров, англ.: Highlanders), «папистов», традиционно исповедовавших римско-католическую веру.

Георг IIГеорг III

После подавления восстания 1745-46 годов, завершившегося полным разгромом якобитов войсками английского короля Георга II (вверху слева) под командованием герцога Кумберлендского, в решающей битве при Куллодене, или Каллодене (описанной, в частности, в любимом всеми нами с детства историческом романе сэра Вальтера Скотта «Веверлей», или «Уэверли»), и бегства «молодого претендента» (чья голова была оценена ганноверцами в кругленькую сумму — 30 000 фунтов стерлингов!) из Шотландии на французском военном корабле, английские власти провели в Шотландии жестокие репрессии, приняли законы о разоружении всех шотландских горных кланов (шотландским горцам было, в частности, запрещено не только носить, но и хранить свои знаменитые мечи-клэйморы и палаши), а также о запрете (под страхом шестимесячного тюремного заключения) на ношение гражданскими лицами клановых тартанов (пледов), килтов (мужских юбок), другой традиционной одежды и даже любимого народного музыкального инструмента — знаменитых шотландских волынок (повторно нарушившим этот запрет лицам грозила семилетняя ссылки в заморские британские колонии). Традиционная структура общества горной Шотландии на протяжении жизни нескольких последующих поколений подверглась основательному разрушению.

При британском короле Георге III (вверху справа) из Ганноверской династии партия якобитов перестала существовать как сколько-нибудь серьёзная угроза. После смерти «Старого претендента» Иакова (Джеймса) Фрэнсиса Стюарта в 1766 году папа римский, скрепя сердце, признал законными королями Великобритании королей Ганноверского Дома. В 1788 году, после смерти сына «Старого претендента», вождя вооруженного восстания 1745 года «Красавчика Чарли», шотландское католическое меньшинство также признало центральную власть, перестало поднимать на пирушках первый тост за «заморского короля» (англ.: Кing over the water) из династии Стюартов, пребывавшего по сторону Ламанша без малейшей надежды на возвращение в Британию, и с 1790 года стало молиться за «ганноверского» короля Георга по имени, как за своего законного монарха. С другой стороны, «брауншвейгскими крысами» еще в 1782 году был отменён запрет на ношение традиционной шотландской одежды.

Якобитские идеалы надолго сохранялись в шотландской литературе и фольклоре, встречаясь, в частности, в творчестве национального поэта Шотландии Роберта Бёрнса (инвектива «Якобиты на словах»), в дилогии о Давиде Бальфуре («Похищенный» и «Катриона») Роберта Луиса Стивенсона, в его же романе «Владетель Баллантрэ» и т.д.. Связь якобитского движения с последними битвами горных шотландских кланов против английских королевских войск способствует романтическому ореолу вокруг него и в наши дни.

Вернемся, однако, к рейхсфрейгерру фон Хунду. Барон утверждал, что высшее тамплиерское руководство («Высшие Неизвестные», нем.: die Geheimen Oberen) назначили его, после инвеституры (посвящения в рыцари Ордена Храма), «Высшим (Главой) Ордена» (Орденсобером, нем.: Ordensober) с титулом Великого Магистра (нем.: Гроссмейстера, Grossmeister, фр.: Гран-Мэтра, Grand Maitre) в VII орденской провинции (Германии), с поручением учредить там структуры тамплиерского Ордена. В качестве доказательства истинности своего назначения он демонстрировал врученный ему патент Воинского (Войскового) Магистра (нем.: Геересмейстера, Heeresmeister).

По возвращении от двора претендента из Франции в Германию, имперский барон фон Хунд восстановил там Орден Храма на основе устава (статутов), объявленных им исконно тамплиерскими. Согласно утверждениям (а, вполне возможно, и искреннему убеждению) фон Хунда, «Рыцарь Красного Пера», как наиболее авторитетный представитель «Высших Неизвестных», поведал и передал ему все «секреты Ордена», «тайные Статуты», «сокровища тамплиеров», все правила тамплиерской «магии и алхимии» и всю историю Ордена Храма «вплоть до сегодняшнего дня, безо всяких пропусков и ничего не утаив».

 

Картинки по запросу Andrew Michael Ramsayindex

 

Точно установить, кто именно скрывался под маской таинственного «Рыцаря Красного Пера», не удалось по сей день, хотя некоторые историки предполагают, что это мог быть видный якобит, шотландский кавалер Эндрю Майкл Рамзай (Рэмси, Ramsay — любопытно, что в тридцатых и сороковых годах годах XX века под псевдонимом «Рамзай» скрывался и действовал советский разведчик в Германии и Японии доктор Рихард Зорге). Во всяком случае, его подлинное лицо (как, по мнению некоторых историков, и было задумано рейхсфрейгерром фон Хундом) осталось скрытым под покровом тайны, оставив открытой возможность для бесчисленных фантазий и спекуляций.

Учреждение рейхсфрейгерром фон Хундом тамплиерского Ордена Строгого Послушания в 50-х годах XVIII века стало прямым выполнением полученного им задания. Так, по крайней мере, утверждал он сам (и несомненно был в этом твердо уверен).

История учрежденного имперским бароном фон Хундом Ордена тамплиеров оказалась — начиная с создания его первого капитула в 1751 году, после чего наступил период быстрой экспансии тамплиерских структур в годы Семилетней войны (1754-1763), до  его окончательного упразднения в 1782 году, весьма краткой, но богатой разного рода событиями. Снова и снова высказывались сомнения в истинности рассказанной фон Хундом истории о его приеме в Орден тамплиеров в Париже, равно как и в существовании «Рыцаря Красного Пера». В 1772 году один из крупнейших владетельных германских князей, герцог Карл Вильгельм Фердинанд Брауншвейгский (Karl Wilhelm Ferdinand von Brаunschwеig), был избран »Великим Высшим Ордена» (нем.: Grosser Ordensoberer, лат.: Magnus Superior Ordinis) в Нижней Германии, a через три года рейхсфрейгерр фон Хунд утратил всякое влияние в созданном им же Ордене Храма. На следующий год (1776), он переселился в лучший мир, не дожив и до пятидесяти пяти лет. По прошествии еще шести лет учрежденный фон Хундом Орден тамплиеров был официально упразднен Вильгельмсбадским конвентом 1782 года.

Картинки по запросу Freiherr von HundКартинки по запросу Жан-Батист Виллермоз

 

Не только многие современники фон Хунда (вверху слева) в Германии считали рассказанную им историю недостоверной. До недавних пор не были о нем слишком уж высокого мнения и историки. К тому же они считали, что не только один фон Хунд пал жертвой «тамплиерской мистификации». В 1782 году на Конвенте в Вильгельмсбаде Жан-Батист Виллермоз (Jean-Baptiste Willermoz) объявил, что возводил в степень рыцаря Храма членов своего Ордена в Лионе в течение десяти лет, когда он, начиная с 1752 года, являлся Магистром этого Ордена. В степень, в которую сам Виллермоз (вверху справа) был возведен своим предшественником на посту Магистра Ордена! И все это безо всякой связи с фон Хундом! Мало того! В 1767 году гауптман (нем.: Hauptmann, капитан) Оранско-Нассауского полка голландской армии барон Фридрих фон Фегезак (Friedrich von Vegesack), уроженец вольного ганзейского города Гамбурга, утверждал в одном из своих писем, что в 1749 году был посвящен во Франции в рыцари Ордена Храма французским графом де Латур дю Пеном (фр.: Comte de la Tour du Pin). Тем не менее, историки, ошибочно приняв отсутствие доказательств за доказательство отсутствия, пришли к ложному выводу, что, ввиду недостатка документальных свидетельств в пользу существования в описываемое время такого Ордена, документы, содержащие утверждения Виллермоза и Фегезака, могут быть только подделками или просто плодом необузданного воображения соответствующих авторов. История, однако, доказала, что эти ученые ошибались в своих оценках.

В 1997 году французские историки Андре Кервелла (Andrе Kervella) и Филипп Лестьен (Philippe Lestienne) опубликовали коллекцию рукописей, однозначно свидетельствовавших о реальном существовании в 1750 году, по крайней мере, двух тамплиерских Капитулов, входящих в тайный «Верховный Орден Избранных Рыцарей» (фр.: Ordre Sublime des Chevaliers Elus). Историки разыскали эти документы в архивах Кимпера (Бретань) и Пуатье (Пуату-Шарант). Все эти манускрипты были составлены в 1750 году и служат документальными свидетельствами существования активно действовавшего тайного рыцарского Ордена – Ордена, существовавшего, как минимум, еще за год до того, как рейхсфрейгерр фон Хунд учредил  в 1751 году первый капитул своего Ордена Храма в Германии. Причем в списках членов этого французского тамплиерского Ордена значилось не только имя его тогдашнего Великого Магистра, графа де Латур дю Пена (!), но и имя барона фон Фегезака, капитана Оранско-Нассауского полка голландской армии, родом из Гамбурга, в качестве рыцаря этого тамплиерского Ордена!

Мало того! В 1761 году  Виллермоз написал манускрипт катехизиса, оказавшегося, при его сравнении с опубликованными рукописями, сокращенной версией катехизиса, найденного в архивах «Верховного Ордена Избранных Рыцарей».

Tаким образом, нам теперь точно известно, что как Фегезак, так и Виллермоз говорили правду, когда утверждали, что в пятидесятые годы XVIII века во Франции существовал тайный Орден тамплиеров. Мало того, из устава этого тайного Ордена явствует со всей очевидностью, что в то время существовал не один-единственный Капитул этого Ордена, поскольку двадцать два внесенных в членский список рыцаря Ордена были  представителями всех областей Франции, Швейцарии, Пьемонта (Сардинского королевства), Пруссии, Гамбурга, Франкфурта, Эдинбурга (Шотландия), острова Мартиники (французской колонии) и двух армейских полков. Данный факт служит убедительным свидетельством того, что к моменту составления членского списка Орден должен был уже какое-то время просуществовать. И действительно, Кервелла и Лестьен указали, со ссылкой на немецкого историка Георга Клосса (Georg Kloss), что в лионском тайном Ордене Виллермоза в 1743 году (в тот год рейхсфрейгерр фон Хунд пребывал в Париже и был, по его собственному утверждению, посвящен в рыцари Храма) существовала степень под названием «Малый Избранный» (фр.: Petit Elu). Сам Клосс утверждал, что почерпнул эту информацию из записок тайных рыцарей-тамплиеров — французского историка эпохи Первой империи, Реставрации Бурбонов и Июльской (Орлеанской) монархии Клода-Антуана Тори (Claude-Antoine Thory) и барона Теодора-Анри де Чуди (Baron Theodore-Henri de Tschoudy — записки последнего датируются временем не позднее 1765 года). Этот Чуди был весьма примечательной личностью, сыгравшей определенную роль и в российской истории, поэтому мы сочли за благо рассказать о нем несколько подробнее.

Картинки по запросу Барон де Фегезак

Барон Теодор-Анри (в России его называли Федор Генрих) де Чуди (Шуди) — родился около 1724 года в городе Меце, где занимал должность городского советника (фр.: conseiller). Около 1753 года Чуди появился в России в числе придворных актеров императрицы Елисаветы Петровны. Способности Чуди и легкость, с которою он говорил на нескольких языках, обратили на него внимание И. И. Шувалова, который сделал его своим частным секретарем, под именем графа Пютланжа (Puttelange), и доставил ему место секретаря Московского университета. В 1754 году барон Чуди, под  тем же псевдонимом, издал в Амстердаме свое сочинение, озаглавленное «Le philosophe au Parnasse franсais, ou le moraliste enjouе. Lettres du chevalier de L. et de M-r de M., dеdiсes а S. Excellence le Comte Ivan Ivanitche Chevaloff (sic!) chambellan actuel de S. M. Impеriale de toutes les Russies».«Философ на французском Парнасе, или веселый моралист. Письма кавалера де Л. и г-на де М., адресованные Е. Превосходительству графу Ивану Иваниче Шевалоффу (так!), действительному камергеру Е. В. Императрицы Всероссийской». Книжка барона де Чуди (см. выше слева) состоит из посвящения в предисловии и тринадцати писем о различных материях: о добродетели, о самолюбии, о браке, о комедии и пр. Сочинение это представляет собою от первой до последней страницы беседы о всевозможных предметах, щедро пересыпанные цитатами из древних классиков и современных автору писателей. В 1755 году, под тем же псевдонимом, Чуди начал издавать первый в России журнал на французском языке под заглавием «Le camеlеon littеraire» («Литературный Хамелеон») Журнал этот выходил еженедельно. Всего вышло 49 номеров (первый — 5 января, последний — 14 декабря 1755 года). Кроме этого журнала, из печатных трудов Чуди в России известен перевод на французский язык похвального слова Петру Великому М. В. Ломоносова, появившийся в печати в июле 1759 года. Этот перевод был издан под полной фамилией барона де Чуди. В конце 1755 года Чуди уехал во Францию, где был, неизвестно по какой причине, арестован и посажен в королевскую тюрьму Бастилию. Слух об аресте и тюремном заключении барона Чуди дошел до И. И. Шувалова, и, благодаря влиянию последнего, русскому поверенному в делах в Париже, Ф. Д. Бехтееву, было поручено добиваться освобождении Чуди. Вследствие этого заступничества барон Чуди в июле 1756 года получил свободу и возвратился в Санкт-Петербург. 30 сентября 1759 года, Высочайшим Указом Придворной Конторе, Чуди с чином полковника артиллерии, был назначен на место Вильгельма Франца де Фолиньи, гофмейстером пажей. Назначение это состоялось по выбору тогдашнего гофмаршала барона К. Е. Сиверса, который, пораженный крайнею распущенностью и вообще неудовлетворительным положением пажей, задумал устроить это учреждение на тех же началах, что и при Версальском дворе, и искал для выполнения этого плана человека, знакомого с тамошними порядками. Тотчас по вступлении в свою новую должность, Чуди деятельно принялся за порученное ему дело и в начале следующего месяца представил гофмаршалу мемориал (памятную записку) из двенадцати пунктов, в котором изложил свой взгляд на воспитание и обучение пажей. Мемориал этот замечателен, как памятник гуманной, в духе Франке и Базедова, педагогики, шедшей совершенно вразрез с практиковавшимися тогда в России воспитательными мерами (во многом — «палочными», или, выражаясь языком юристов — «пенитенциарными»). Гораздо важнее, однако, историческая роль этого мемориала: он был положен в основание Высочайшей инструкции 25 октября 1759 года — акта, учредившего Пажеский двора Ее Императорского Величества корпус. Гофмейстером пажей барон Чуди пробыл недолго. В начале 1760 года он уехал в заграничный отпуск, из которого уже в Россию не возвратился. Под конец жизни Чуди переселился в Париж, где и умер 28 мая 1769 года, за двадцать лет до начала Французской революции.

Вернемся, однако, к французским исследователям тамплиерского подполья Андре Кервелла и Филиппу Лестьену. В своих исследованиях Ученые указывали, что, согласно Рене Ле Форестье (Renе Le Forestier), капитан Фегезак (см. его родовой герб выше справа) утверждал, что тайный Орден Рыцарей-Тамплиеров, членом которого он являлся, был основан между 1728 и 1733 годом.

Между тем, именно в это время, в 1730 году,  упоминавшийся выше якобит Эндрю Майкл Рамзай, которому еще предстояло выступить в 1736 году со своим знаменитым «Дискурсом», в котором он объявил средневековых рыцарей-крестоносцев предшественниками франкмасонов, был наставником сына принца Тюренна (Turenne) и его жены, Марии-Шарлотты Собесской (Marie-Charlotte Sobieska), из рода польских королей. Согласно Кервелла и Лестьену, как Мария-Шарлотта, так и ее сестра Мария-Клементина (Marie-Clеmentine) — которая в 1718 году вышла замуж за жившего во Франции в изгнании претендента на престол Англии и Шотландии Иакова (Якова или Джеймса, James) III Стюарта  — были кавалерственными дамами женского Ордена Рыцарей Креста или Крестового Похода (фр.: Chevaliеres de la Croix or de la Croisade), учрежденного в 1709 году в Вене вдовой австрийского Императора.

Иными словами, кавалер Рамзай мог позаимствовать идею учреждения такого Ордена в 1730 году от матери своего подопечного и, со своей стороны, учредить примерно в то же время аналогичный мужской Орден — вышеупомянутый  «Верховный Орден Избранных Рыцарей». Следовательно, выступая  в 1736 году со своим «Дискурсом», он имел в виду – в отличие от часто высказывавшихся впоследствии утверждений – не какой-то гипотетический Орден, который еще только намеревался учредить, а вполне реальный Орден, который к тому времени уже учредил.

В свете изложенных нами выше фактов становится понятным, почему в протоколе состоявшегося заседания 12 марта 1737 года парижской ложи «Кусто-Вильруа» (Coustos-Villeroy), объединявшей в своих рядах сторонников Ганноверской династии (пришедшей, как уже указывалось выше, к власти в Англии и Шотландии после свержения династии Стюартов), сохранилась запись о решительном протесте, выраженном ее членами против некоторых новшеств, введенных в ней ее Гроссмейстером – например, необходимости, в ходе обряда посвящения, держать в руке меч (шпагу), поскольку, с точки зрения членов ложи, они были франкмасонами («вольными каменщиками»), а не членами рыцарского Ордена — в отличие от их политических противников — якобитов, считавших себя именно рыцарями Ордена тамплиеров (хотя и тайного).

Следует заметить, что аналогичное неприятие и даже отвержение «высоких градусов» (высших степеней) было характерно и для большинства традиционных английских лож, члены которых состояли только в трех «классических градусах» (ученик-подмастерье-мастер) и которых раздражали громадные «рыцарские надстройки», скажем «Королевской Арки» (англ.: Royal Arch), с председательствующими на заседаниях ложи «Царем» («Королем»), «Судией» («Судьей») и «Жрецом» («Священником») со скипетрами в руках, в пышных одеяниях (соответственно — красном, голубом и пурпурном), сделавших бы честь высшим прелатам «папистской» римско-католической церкви, столь ненавистной сердцу всякого «свободного англичанина».

Суммируем вышеизложенное. В настоящее время, с учетом всех этих новых находок, рассказанная имперским бароном фон Хундом история о его приеме в Орден тамплиеров в Париже (или под Парижем) в 1743 году начинает представляться нам вполне правдоподобной. Конечно, по-прежнему существуют пробелы в наших знаниях о предыдущем периоде, который необходимо углубленно изучать, но в настоящий момент данная теория кажется соответствующей известным нам ныне фактам, вследствие чего не представляется возможным по-прежнему отвергать сообщения рейхсфрейгерра фон Хунда как пустые фантазии.

Сам имперский барон фон Хунд руководил своим Орденом Храма по образцу древнего Ордена тамплиеров, внеся в практику нового братства некоторые важные понятия и символы, заимствованные им из сферы вассально-сеньориальных отношений эпохи позднего феодализма – например, само понятие «Строгое послушание» (нем.: Strikte Observanz, нередко в соответствующей русскоязычной литературе встречается неправильный, на наш взгляд, перевод «Строгое наблюдение»).

Этот немецкий Орден тамплиеров XVIII века снискал себе известность среди «профанов» («непосвященных»), прежде всего, благодаря излюбленным имперским бароном фон Хундом внешним эффектам – многочасовым религиозным и светским церемониям (нередко проводившимся в подземельях, заброшенных рудниках и развалинах старинных замков), стилизованным под Средневековье пирам при свете факелов и смоляных плошек (чем увлекались и масоны, именовавшие свои пирушки, как в Евангелиях, «агапами» — «трапезами братской любви»), пышным одеяниям и доспехам, а также (заимствованному, вероятно, у тех же франкмасонов) обычаю давать посвященным в рыцари Ордена Храма новичкам рыцарские титулы и имена. Впрочем, обычай давать неофиту новое имя при инициации (посвящении) издавна практиковался христианским монашеством как Запада, так и Востока (а в Православии монах, принимая «сугубый постриг», или «схиму», получает даже третье имя).

О каких-то оригинальных духовных идеях нового Ордена Храма, выдвинутых Геересмейстером фон Хундом, сведений до нас не дошло. Известно только, что, после первоначальных успехов и притока в ряды его Ордена тамплиеров немалого числа «ищущих Света и Истины» — в 1776 году в рядах «Строгого послушания» Войскового Магистра фон Хунда числилось, ни много ни мало, двадцать шесть (!) владетельных германских государей (в том числе упомянутый выше и сменивший Хунда на посту «Орденсобера» тамплиеров герцог Карл Вильгельм Фердинанд Брауншвейгский – будущий Главнокомандующий объединенной австро-прусской армией в войне Первой Коалиции монархических держав старой Европы против революционной Франции, неожиданно отступивший после битвы с французской революционной армией при Вальми, что привело к обвинению герцога в измене делу Коалиции, якобы совершенной сановным «тамплиером» в порядке «франкмасонской дисциплины»!), вскоре наступил неудержимый спад.

Картинки по запросу Битва при ВальмиКартинки по запросу герцог карл брауншвейгский

Сражение при Вальми (фр.: bataille de Valmy) — битва у деревушки Вальми в Северной Франции — прославленное как «первый триумф новых, революционных армий Франции, ознаменовавший собой начало возрождения военного могущества французов, продлившегося почти четверть века», вплоть до окончательного разгрома Наполеона I Бонапарта при Ватерлоо в 1815 году, заслуживает, в данной связи, особого упоминания. Оно произошло 20 сентября 1792 года в ходе Войны Первой Коалиции против революционной Франции, ставшей частью Французских революционных войн. Силы французской Армии Север под командованием генерала Франсуа Дюмурье и французской Армии Центр под командованием генерала Франсуа Кристофа Келлермана остановили наступление объединенной австро-прусской армии под командованием герцога Брауншвейгского Карла Вильгельма Фердинанда на революционный Париж. Вошедшее в историю, как «канонада при Вальми» (нем.: Kanonade von Valmy, фр.: canonade de Valmy), это «сражение», являвшееся, в действительности, всего лишь артиллерийской дуэлью (хотя его значение было впоследствии невероятно раздуто революционными историками, в то же время описывавшими его крайне невнятно — как, скажем и якобы «героическое сопротивление, оказанное отрядами Красной Гвардии и революционных солдат, вставших на защиту молодой республики Советов, германским кайзеровским войскам под Псковом и Нарвой в феврале 1918 года»!), оказалось тактически безрезультатным. Несмотря на минимальные потери (менее пятисот человек убитыми и ранеными с обеих сторон) и неубедительные тактические последствия, битва при Вальми считается и по сей день одним из наиболее значимых сражений Французских революционных войн. Однако непонятно вялые действия герцога Брауншвейгского при Вальми, граничившие, по мнению многих современников, с изменой, вызвали к жизни упомянутую выше версию о том, что герцог действовал в духе «масонской солидарности и дисциплины», сознательно упустив возможность разгромить армию французских революционеров, уступавшую его войскам во всех отношениях.

После смерти Геересмейстера фон Хунда его Орден тамплиеров (возможно, не без влияния вездесущих иезуитов, испытанных и во многом непревзойденных мастеров тайной войны, всегда старавшихся действовать по принципу «Если не можете уничтожить какую-либо организацию, постарайтесь ее возглавить»!) очень быстро раскололся на враждующие группировки. В тому же после успешного начала Французской революции и революционных войн, после нашествия французских оккупационных войск на германские государства и установления там  революционных порядков (а также прихода на германские земли, вместе с оккупантами, французских масонских лож «республиканско-атеистического», а затем – «наполеоновского» образца) такой «пережиток Средневековья» (достаточно подробно описанный в «масонско-декабристско-розенкрейцерском» романе известного советского писателя и — по совместительству — секретного сотрудника советских спецслужб А. К. Виноградова «Братья Тургеневы») лишился всякой опоры и оказался явно «не ко двору».

Возвращаясь к загадочной фигуре  «Рыцаря Красного Пера», заметим, что мнение, согласно которому под его маской скрывался кавалер Рамзай (окончивший, вместе с другими видными якобитскими рыцарями Храма, свою жизнь на эшафоте в 1746 году, после неудачной вооруженной попытки силой оружия восстановить власть династии Стюартов в Англии и Шотландии,оставив тем самым, по мнению ряда историков, без руководства барона фон Хунда, что и привело к утрате последним авторитета в глазах немецких новых тамплиеров, тщетно ожидавших новых указаний от «Высших Неизвестных»), не является единственным. Хотя его истинное имя официально не было сообщено рейхсфрейгерру фон Хунду, последний, встречавшийся с «Eques a penna rubra» лично и уверенный, что именно сей таинственный рыцарь и был верховным Великим Магистром всего Ордена Храма, постепенно пришел к убеждению, что эта таинственная фигура в действительности была старшим сыном претендента (в скором времени ставшим претендентом) на престол Англии и Шотландии Карлом Эдуардом Стюартом. Об этом принце совершенно точно известно, что он планировал, в качестве Великого Магистра тамплиеров, утвердиться в Шотландии, но потерпел неудачу. Возможно, последний законный наследник династии Стюартов, рьяный католик, скончавшийся в изгнании в Риме, под сенью папского престола Святого Петра, в 1788 году (всего за год до начала Французской революции), до последнего вздоха мечтал (очевидно, с одобрения приютившего его папского престола, что доказывает неверие последнего в истинность выдвинутых им в свое время против Ордена Храма обвинений в ереси!) об основании новой «державы храмовников» на древней, овеянной тамплиерскими традициями шотландской земле… Впрочем… Кто его знает?

Здесь конец и Господу нашему слава!

ПРИМЕЧАНИЕ

/1/ Именно от этого тамплиерского по происхождению шотландского Ордена Святого Андрея ведет свою историю наш российский Орден Святого Андрея Первозванного. Дело в том, что после двухдневной битвы при Баннокберне летом 1314 года (в которой тамплиеры помогли шотландскому королю Роберту I Брюсу разбить английскую армию вторжения), в Шотландии было основано тайное командорство Ордена Храма «Геродом (Гередом)-Килвиннинг», лежащее в основе современного «шотландского обряда» франкмасонства. Название этого командорства происходит от латинского словосочетания «гередис домус», heredis domus т.е. «дом» (в средневеково-церковном значении этого слова — «Дом Божий», т.е. «Храм» — а ведь Орден Храма нередко именовался просто «Храмом», как Орден иоаннитов-госпитальеров — просто «Госпиталем»!) наследников», или же просто от формы множественного числа родительного падежа «гередум (домус), heredum (domus)» — «(Дом=Храм) наследников», что недвусмысленно указывает на то, что данная организация была основана наследниками храмовников.

Входившие в это шотландское командорство тамплиеры предпочли осуществлять свою деятельность не открыто, а под «ширмой» франкмасонства «на всякий случай», опасаясь возможной вспышки новых преследований.

Вскоре после учреждения «тамплиерского» командорства Гередом-Килвиннинг, основанного — подчеркнем это еще раз! -, на первых порах, когда в Европе еще не улеглись страсти по поводу роспуска папой римским Ордена тамплиеров — на всякий случай! — в форме тайной организации (продолжавшей существовать в этой форме и впредь, на правах своеобразного «внутреннего круга» и как «запасной вариант» на случай нового обострения отношений с римско-католической церковью), король Шотландии учредил уже вполне официально рыцарское братство преемников тамплиеров — кавалерский Орден Чертополоха (цветок чертополоха, репейника или татарника, издавна считается геральдическим символом — «бэджем» — Шотландии), именуемый также Орденом Cвятого Андрея. Этот шотландско-тамплиерский по происхождению рыцарский Орден стал, после окончательного воссоединения Англии с Шотландией под скипетром короля Иакова (Якова, Джеймса) I Стюарта, общебританским, с королем Великобритании в качестве главы (Великого Магистра). Орден Чертополоха, или Святого Андрея, именуемый в обиходе «Зеленой Лентой» (англ.: Green Ribbon), состоит в настоящее время из двенадцати рыцарей (кавалеров) с королевой Елизаветой II из «Виндзорской» (именовавшейся до 1914 года Саксен-Кобург-Готской) династии во главе, занимая в иерархии британских рыцарских Орденов третье по важности и почету место, после Ордена Подвязки, или Святого Георгия («Голубой Ленты», или «Синей Ленты», англ.: Blue Ribbon) и Ордена Бани («Красной Ленты», англ.: Red Ribbon).

В ходе упоминавшегося в нашей миниатюре визита Царя Петра I в Англию, по утверждениям многих исследователей, Петр Великий был посвящен в «вольные каменщики» (масоны) и учредил в России Орден Святого Андрея Первозванного (как утверждалось, в связи с тем, что этот Орден — преемник Ордена тамплиеров на шотландской земле — в Шотландии больше не существует). На деле же этот древний шотландский Орден тамплиерского происхождения, как мы увидим ниже, продолжает благополучно существовать в Великобритании по сей день.

Российский орденский знак Святого Андрея очень похож на британский (и еще больше – на «андреевский знак» английского и шотландского масонства). Косвенным доказательством «преемства» российского Ордена Святого Андрея Первозванного от британского Ордена Святого Андрея служит следующее обстоятельство. Известно, что орденские ленты являются рудиментом форменного орденского плаща (мантии, епанчи) и потому имеют одинаковый с ним цвет. Хотя российская Андреевская лента была не зеленого, а голубого цвета, торжественное облачение российских Андреевских кавалеров, тем не менее, представляло собой не голубую, а зеленую мантию (как у британских рыцарей Святого Андрея, у которых цвет орденской ленты и мантии был и остается по сей день одинаковым — зеленым).

Национальный флаг Шотландии — флаг Святого Андрея — представляет собой белый косой (андреевский) крест на синем поле. Государственный флаг России (впоследствии — флаг российского военно-морского флота), введенный Петром Великим, представлял собой «зеркальное отражение» шотландского андреевского флага — синий косой крест на белом поле (сохранились рисунки флага, в том числе и сделанные рукой самого Петра, на которых Андреевский крест был наложен не на белое, а на трехцветное бело-сине-красное полотнище, соответствующее, кстати, расцветке государственного флага Нидерландов, или Голландии, составлявшей в петровское время с Англией, или, если быть точнее, с Британской державой, унитарное государство, как уже упоминалось выше). Этот Андреевский флаг по сей день является флагом российского военно-морского флота. Данный факт также не может не наводить на вполне определенные размышления.

В своем исследовании «От Петра Первого до наших дней», изданной в 1934 году в г. Харбине, известный общественный деятель, историк и писатель русской эмиграции, министр внутренних дел в дальневосточном правительстве братьев Меркуловых (Русское Белое Приморье, где Приамурским Земским Собором было в 1922 году объявлено о юридическом восстановлении в России монархической формы правления) В. Ф. Иванов (известный впоследствии как «Иванов-Харбинский»), ссылаясь на рукописи Публичной библиотеки, упоминает, что «Петр (Царь Петр I — В. А.) принят в шотландскую степень св. Андрея», причем «дал обязательство, что сей орден восстановит в России, что и исполнил (в виде ордена св. Андрея Первозванного, учрежденного в 1698 году). Оставя епанчу (орденский плащ, надевавшийся кавалерами в дни орденских праздников и по другим торжественным поводам — В. А.) зеленую, как они и должна быть (в исконном, шотландском, а впоследствии — общебританском, Ордене — В. А.), но ленту вместо зеленой сделал голубую; его (Петра Великого — В. А.) письменное обязательство существовало в прошлом (XIX — В. А.) веке (…) и многие его читали».

Аналогичные сведения о «переносе» Петром Великим  тамплиерско-шотландского по происхождению Ордена Святого Андрея в Россию приводятся в капитальном труде Г. В. Вернадского «Русское масонство в царствование Екатерины II». Следует также заметить, что при этом Петр I, мягко говоря, слукавил, сообщив в Уставе Ордена Святого Андрея в России (изданном в 1720 году): «Мы сей наш новой Орден именем Святого Андрея прозвать за благо избрали наипаче и для того, что Орден Святого Андрея яко Патрона и заступника в Шкотской земле (т.е. в Шотландии — В. А.), тамо угасился» (в действительности же, как мы знаем, Орден Чертополоха в британской державе отнюдь не «угасился», даже после отстранения от власти шотландской династии Стюартов, а продолжает благополучно существовать в ней до сих пор). Последнее обстоятельств могло быть связано с нежеланием признать фактически «подчиненное», «филиальное», «провинциальное» положение «младшего», русского, Ордена Святого Андрея по отношение к «старшему», «головному» (шотландско-британскому).

 

image12o098index4krepostКартинки по запросу Медальон с Андреевским крестом

В рукописях С. С. Ланского (1797-1862), известного российского государственного деятеля, министра внутренних дел (1855-1861), сохранилось известие о том, что «Император Петр 1-й и Лефорт были в Голландии приняты в Тамплиеры». Даже признавая некоторую неточность формулировки (Царь Петр I был провозглашен Императором Всероссийским много лет спустя после своего пребывания в Голландии и смерти Лефорта), факт представляется весьма любопытным и многозначительным, с точки зрения «тамплиерского следа в российской истории». Впрочем, довольно об этом…

К сказанному следует добавить, что Святой Андрей искони считался покровителем Шотландии и его косой (Андреевский) крест считался шотландской эмблемой не позднее эпохи Крестовых походов. А вот в России (несмотря на упоминание пребывания апостола Андрея Первозванного на берегах Днепра, где позднее возник город Киев, в «Повести временных лет»), апостол Андрей (при всем уважении!) до правления Царя Петра таким почетом никогда не пользовался, значительно уступая в этом другим святым — например, Святому Георгию Победоносцу.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader