Пресс-секретарь Московского регионального отдела Монархической партии России Вольфганг Акунов в телепередаче 5-го канала «Германский залётчик».

 

28 мая

Уверена, все, кому сейчас лет сорок или больше сорока помнят один из громких скандалов перестроечной поры, когда 28 мая 1987 года на Красной площади сел легкомоторный самолет. Немыслимое событие: в центре столицы, у Кремля, под носом всех спецслужб спокойно на посадку зашел самолет с флагом ФРГ на борту.

Конечно, был скандал. Погонов и должностей тогда лишились сотни офицеров. Но зачем молодой парень Матиас Руст прилетел в Москву? Неужели типичный западный немец (а это было время еще двух Германий) действительно верил, что его примет лично Горбачев? Впрочем, политическая романтика на этом заканчивается, и начинается длинный список нестыковок, где и через 30 лет непросто отличить правду от вымысла. Мог ли неопытный пилот проделать трудный путь от Гамбурга через несколько границ и так аккуратно сесть прямо на Васильевском спуске. Почему даже в Лефортовской тюрьме к нему относились как к особому арестанту. Почему срок наказания был так мал. Почему не сбили. Почему он утверждал, что не знает русский язык.

А может быть, всё было не так, как написано в документах и книгах? И к этому полету были хорошо подготовлены и сам Руст, и те, кто за ним следил? Шеф европейского бюро Пятого канала Виталий ЧАЩУХИН поехал в небольшой городок под Гамбург, чтобы оттуда попытаться размотать этот клубок вопросов.

Разгар Холодной Войны, а к Храму Василия Блаженного с его знаменитыми на весь мир куполами как ни в чем ни бывало подруливает машина «идеологических противников» с немецкими номерами. У пилота в причудливом оранжевом комбинезоне явно приподнятое настроение: никто даже имени его не знает, а он уже раздаёт автографы, и непринуждённо болтает с ошеломлённой толпой — среди зевак странным образом находятся те, кто прекрасно говорит с ним по-немецки прямо на камеру. На вид ему и 20 нет, немного застенчив, слегка растерян, витает где-то в своих «облаках»… Идеальная картинка для экстренных международных новостей: «Матиас Руст — немецкий подросток, в одиночку унизивший Сверхдержаву — Советский Союз».

Ведущая: «Зрелищная посадка немецкого пилота в Москве поразила экспертов по пилотажу».

Своё двухнедельное и как бы не согласованное путешествие до Москвы Матиас Руст начинает 13 мая 1987 года, садясь за штурвал вот точно такой же легкомоторного самолётика и стартуя, ну, буквально из чистого немецкого поля. Ему всего-то 18 лет, он — пилот-любитель, вздумавший покорить Красную площадь. Дерзость высшего пилотажа. На хорошо подготовленном воздушном судне.

Вольф-Рюдигер Круль, инструктор по полетам: «Это Сессна-172, с баком на 150 литров, которых хватает примерно на 4 часа полёта. Ну, на самом деле Руст убрал второй ряд сидений и поставил туда дополнительные баки… Он выбрал очень надёжный самолёт для своей авантюры».

Курс на Москву был взят по тщательно спланированному и очень непростому для новичка маршруту. Ориентируясь исключительно по компасу, отключив в нужное время все средства связи, снизив скорость и высоту он всё-таки решается на самый смелый в истории подарок русским на День пограничника… И похоже, сделанный-то — вовсе не своими руками.

Игорь Морозов, член Совета Федерации по международным делам: «Наша разведка получила один сигнал о том, что такой полёт готовится. И как раз со стороны скандинавских стран, но больше информации не было, не было информации, которая могла перепроверить эту. И её оставили в поле дежурного внимания и не более того».

И только сейчас, спустя 30 лет — уже и на Западе признают и признают: это был — грандиозный заговор в политических верхах.

Берд Бидерманн, военный эксперт: «В окружении Горбачева были люди, которые подготовили и провели эту операцию. Иначе это не объяснить и Руст, этот идиот, просто поспособствовал этому».

Не без помощи «легкомысленного, но очень «способного» агента. Одновременно настолько тайного, что, возможно, Матиас Руст, и правда, сам про себя до сих пор ничего такого не подозревает.

Матиас Руст: «На допросе меня постоянно спрашивали на кого я работаю и убеждали, что я должен сказать, кто меня сюда послал и подговорил. Они не могли себе представить, что кто-то в 18 лет способен на такое…»

Называть его «голубем мира» больше язык не поворачивается. Скорее – «засланный» он всё-таки «голубок». Сотрудник Агентства печати Вольфганг Акунов случайно наблюдал пролёт Руста над Москвой из окна служебного кабинета, потом также случайно со своим безупречным знанием немецкого языка был «вызван» переводчиком «авиахулигана» в Верховном суде. С доступом к секретным документам.

Вольфганг Акунов, переводчик Матиаса Руста: «Я могу вам сказать, это был «ведомый», это была часть большой политической игры».

Юрий Кнутов, военный историк, директор музея войск ПВО: «Вот видите, обломки Фантома, сбитого в Египте… А это обломок У-2, сбитого на Кубе… И вот обратите внимание — перстни делали из сбитых самолётов…»

Таким же непревзойденным Украшением московского музея ПВО вполне мог бы стать и раскуроченный самолёт Руста. Его «засекли». Сразу после пересечения советской границы. И «вели». Вплоть до Москвы… Поднявшиеся по тревоге МИГи-перехватчики, просто приблизившись, разнесли бы его в щепки одной своей реактивной струёй… Но команды уничтожить эту цель, которой и номер уже был присвоен, не поступало, а точнее сказать — даже не могло поступить. Всего несколько лет назад Советский Союз уже «горячо обжёгся», сбив по ошибке южно-корейский Боинг. В стране действовал особый режим.

Юрий Кнутов, военный историк, директор музея войск ПВО: «Запрещалось применение любого оружие по пассажирским, спортивным, ни любым другим неопознанным таким объектам, которые не являлись военными. Но — очень интересный момент. У него была карта, на ней — все объекты ПВО. Конечно кто-то ему должен был подсказать, где как и на какой высоте преодолевать ту или иную зону ПВО.  Он до сих пор не понимает, что его могли использовать в темную, т.е.  в первую очередь западно-германская разведка».

Не что иное, как операция тотальной зачистки советской армии. За неслыханную расхлябонность в высших эшелонах военного командования следом за самолетом Руста с погонов полетели «звёзды». В первую очередь «убирали» давних политических противников Горбачёва — уже ‪30 мая от должности были освобождены министр обороны Соколов и командующий ПВО Колдунов, которые в действительности – «мешали перестройке» и не особо поддерживали новый курс «уступок западным странам».

Игорь Морозов, член Совета Федерации по международным делам: «Горбачёв очень умело воспользовался этой ситуацией. Сняв всю верхушку, он остался безраздельно властвовать и у него не было ограничителей. Делал то, что хотел. Разрушая и государственность, и общество России».

Осуждённый всего лишь «за нарушение режима полёта» Матиас Руст не провёл в советской тюрьме и половины срока. Едва ли не на годовщину своего полёта он вышел на свободу и вернулся на Родину. В ток-шоу западно-германского телевидения ему тогда, конечно, аплодировали… Но сегодня немцы испытывают к Русту противоречивые чувства. Минимум раз в пять лет, по случаю очередного «юбилея полёта» смеются над ним и над собой в театральных постановках…

Актер (Матиас Руст): «Ты знаешь, кто я такой? Я «кремлевский летчик». Я приземлился в Москве на маленькой «Сессне»!

«И чо? Я приземлялась в Нью-Йорке на огромном Боинге!»

«Приготовьтесь… теперь он будет первым человеком, улетевшим на солнце!»

Или вот еще — просят передать в его адрес слова профессионального презрения.

Арним Хорн, авиаэксперт: «Мы, пилоты, которые жили с ним в одном городе не испытывали никакого восхищения, услышав о его поступке. Это было безответственным и провокационным приключением. Он должен был думать о безопасности окружающих».

В социальных сетях он теперь активнее, чем в жизни. Ведёт Твиттер всего для восьми «читателей» и стольких же «читаемых». Его профиль украшен фотографией того самого самолёта, который теперь находится в техническом музее Берлина, и странным коллажем: «голубь мира» затыкает ему рот. Глядя на самолёт Руста сегодня, каким бы надёжным он ни был, честно сказать, не то, что до Москвы, — в соседний немецкий город на нем лететь не хочется. Музейный экспонат во всех смыслах этого слова. Застывший в заходе на посадку, вот так вот символично на фоне кирпичной кладки цвета кремлёвской стены. И не сказать, что здесь так уж сильно им гордятся. Пылинки с него — не сдувают. Не стали счищать и «авторскую» наклейку с силуэтом «атомной бомбы» под крылом, которую сам Руст тоже называл своим «особым» символом мира. Запал у него был и в самом деле — сумасшедший. А это, как известно, всегда — лучшая находка для шпионов.

(См. ткж.: http://etvnet.com/tv/peredachi-online/programma-peredach-svetlanyi-sorokinoj-vladimir-tsarkov-volfgang-akunov-aleksandr-politkovskij/306077/)

 

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.