459Картинки по запросу Орден тамплиеров

Мы отвергли путь вверх. Мы отвергли Великий Ответ,
Мы отвергли объятья и хищное таинство брака,
Чтоб увидеть на миг, как из синего плотского мрака
Взрыв полярных сияний рождает неистовый свет.
Мы уйдем как мужчины, как боги, как капли росы,
Повторяя неслышно:»Non nobis, Domine, non nobis…»
Только рыжие псы будут страстно лизать наши ноги,
Только солнечный зайчик сверкнет от свинцовой косы…
Ах! «Sed Nomini Tuam»! Пусть реет во тьме Босеан!
Черно-белый наш стяг уже покрывается кровью…
Есть у нас тайный идол — его называют Любовью,
Он живет там, где реки впадают в небес Океан…

Александр Штернберг «Смерть тамплиера» /1/

Фото Владимира Багаева.

Орден храмовников, он же — орден тамплиеров (Templarii), храмовых господ, храмовых братьев, воинов (рыцарей) Храма (Milites Templi), бедных воинов во Христе и поборников Иерусалимского Храма и проч. — первым из духовно-рыцарских орденов, созданных в Палестине в период Крестовых походов, с самого своего основания направлял свою деятельность на решение чисто военных, хотя и оборонительных, задач — в отличие, например, от основанного гораздо раньше, примерно в 1040-е гг., еще задолго до начала Крестовых походов (вопреки попыткам папского престола приурочить его возникновение к освобождению Иерусалима от неверных крестоносцами герцога Годфруа Бульонского в 1099 г.!) ордена иоаннитов-странноприимцев (госпитальеров).

В 1119 или 1120 г. французские рыцари Гуго де Пайен (Пэйн), Годфруа де Сент-Омер, Роллан, Годфруа Бизо, Пайен де Мондидье и Арчимбаут де Сент-Аман объединились в военное братство, дабы, во славу Пресвятой Матери Божией, стать монахами, оставаясь в то же время рыцарями, вести целомудренной и благочестивую жизнь по сенью Гроба Спасителя, оборонять от нехристей Святую Землю и оказывать вооруженную защиту паломникам на пути через опасные области Сирии, Келесирии (нынешнего Ливана) и Палестины, охраняя их на пути от морского берега, к которому приставали паломнические корабли, от магометанских, а порой — что греха таить! — и от христианских придорожных разбойников. Король Иерусалимский Балдуин Второй Булонский предоставил в их распоряжение часть своего дворца, построенного на месте древнего Храма Соломонова ( поэтому их и стали называть «храмовниками» или «рыцарями Храма», хотя первоначально они сами называли себя «бедными соратниками Христа» — pauperes commilitones Christi), а каноники Церкви Гроба Господня — несколько расположенных поблизости зданий для размещения бедных пилигримов, которым было нечем заплатить за ночлег на городских постоялых дворах.

Первоначально орденское одеяние храмовников состояло из надетой поверх брони серой монашеской рясы с небольшим прямым красным крестом (какой нашивало себе на одежду большинство крестоносцев) и веревочного пояса, который они не должны были снимать, как символ целомудрия и воздержания, ни при каких обстоятельствах.

Лишь по прошествии долгого времени, а именно — после взятия мусульманской крепости Аскалон в 1153 г., римский Папа в награду за храбрость, проявленную храмовниками при штурме, даровал им новое орденское облачение, состоявшее из белого льняного плаща с кроваво-красным восьмиугольным крестом (символ готовности к мученичеству в борьбе за веру) и белого льняного пояса (символ душевной и сердечной чистоты). Следует подчеркнуть, что тамплиерский крест был поначалу вовсе не не восьмиконечным (с «ласточкиными хвостами» на концах), как, например, крест иоаннитов-странноприимцев или кавалеров Святого Лазаря, а именно восьмиугольным — концы этого креста расширялись в форме «иерихонских труб», в ознаменование того, что стены Аскалона пали перед тамплиерами как некогда стены библейского Иерихона пали при звуках труб воинства пророка Иисуса Навина (впрочем, форма орденского креста периодически изменялась, видимо, не без влияния моды — причем не только у храмовников).

На ранней печати ордена Храма изображался, в соответствии с его названием, Храм Соломонов, а позднее — два всадника (храмовник и находящийся под его защитой паломник). Но со временем рисунок печати изменился и стал изображать двух храмовников на одном коне, что должно было символизировать их бедность (не позволявшую якобы каждому храмовнику приобрести себе лошадь — хотя в то же время известно, что по Уставу каждому рыцарю Храма полагалось иметь целых  т р и  лошади, и, разумеется, на одного, а не на двоих!). Недоброжелатели, однако, не замедлили истолковать это изображение как намек на склонность храмовников к однополой любви, что сыграло позднее свою роль в процессе над тамплиерами.

Картинки по запросу Орден тамплиеровКартинки по запросу Знамя ордена тамплиеров

Орденское знамя было черно-белым, хотя точно неизвестно, каким именно — то ли состоящим из двух горизонтальных полос (черной сверху и белой снизу), как знамя Прусского королевства в позднейшие времена, то ли из нескольких чередующихся черно-белых полос, то ли в черно-белую клетку, наподобие шахматной доски (вследствие чего и полы в ложах считающих себя наследниками тамплиеров направлений современного франкмасонства выложены чередующимися в шахматном порядке черно-белыми плитками). В пользу последнего варианта говорит название тамплиерского знамени — «Босеан», что на старофранцузском языке означает «пегая кобыла». Тамплиеры использовали несколько различных боевых кличей: «Босеан!», «Христос и Храм!»(«Christus et Templum!») и, пожалуй, самый знаменитый и загадочный: «Бог Святая Любовь!» («Dieu Saint-Amour!»).

Белый цвет орденского облачения указывал на тесную связь тамплиеров с монашеским орденом цистерцианцев (носивших белые рясы), устав которых был заимствован рыцарями Храма (в то время как черное облачение иоаннитов-госпитальеров указывало на их происхождение от носивших черные рясы монахов-бенедиктинцев).

Картинки по запросу Печать ордена тамплиеровКартинки по запросу Печать ордена тамплиеров

В мирное время тамплиеры носили шапочки из белой льняной материи, завязывавшиеся под подбородком, а поверх них — круглые шапочки-скуфейки красного цвета. Любопытно, что члены противостоявшего ордену Храма (но иногда вступавшего с тамплиерами в соглашение и даже выплачивавшего им дань) мусульманского измаилитского (еретического, с точки зрения «правоверного» ислама) ордена ассасинов носили белую одежду с красными тюрбанами и кушаками, что вполне соответствовало тамплиерской «цветовой гамме».

В отличие от братьев-рыцарей и братьев-священников (клириков) ордена Храма, «услужающие братья» (сервиенты или сержанты) носили облачения черного или коричневого цвета.

Красный цвет тамплиерского креста, являвшегося, по большому счету, символом крестоносца вообще, обязан своим происхождением событию, происшедшему на Клермонском соборе католической церкви в 1095 г. Папа римский Урбан Второй, получивший, как глава всех западных христиан, послание с просьбой о помощи от Василевса (Императора) Восточной Римской империи («Византии») Алексея Комнина, владениям которого угрожали турки-сельджуки, призвал участников собора выступить в поход для защиты христиан Востока. Выражение «Крестовый поход“ тогда еще не употреблялось, сами участники этих военных предприятий для освобождения Гроба Господня от мусульман называли себя просто «пилигримами», т.е. паломниками, а свои походы – «паломничеством» (peregrinatio), подчеркивая тем самым религиозный аспект предприятия в качестве основного.

В порыве воодушевления Папа, сорвав с себя багряницу, стал раздирать ее на полоски и раздавать их всем, согласившимся выступить на Восток. Они нашивали эти полоски крестообразно на одежду, желая тем самым уподобиться Христу, взять на себя Крест и нести его вослед Спасителю. Разумеется, лоскутков от папского облачения на всех желающих не хватило. Остальным пришлось изготовить себе кресты из другой ткани, но, желая уподобиться тем немногим, которые как бы получили паломнический крест и благословение от самого наместника Бога на земле, они также использовали для своих крестов материю красного цвета, «в тон» папской багрянице. Лишь позднее, по мере постепенного появления у паломников из разных стран Европы зачатков национального самосознания, матерчатые кресты на их одеждах и знаменах стали принимать различную окраску.

К XIII в., если верить средневековому хронисту Мэтью (Матвею) Парижскому, среди английских пилигримов утвердился червленый, т.е. красный крест («Крест Святого Георгия); среди французов – серебряный, т.е. белый; среди итальянцев – желтый или лазоревый (синий); среди немцев – черный, среди фламандцев – зеленый, среди испанцев – пурпурный, среди шотландцев – косой серебряный «андреевский крест», и т.д. — хотя, конечно, были и исключения. Так, например, рыцари ордена Святого Лазаря (в большинстве своем итальянцы), носили на своих черных плащах с белой каймой крест не лазоревого, а зеленого цвета и т.п.

В то же время красный крест продолжал служить общим символом всех крестоносцев, готовых пролить кровь ради освобождения Святой Земли от гнета иноверцев. А тамплиеры служили как бы образцом, или, выражаясь современным языком, «архетипом» этого «нового рыцарства». Поэтому «общекрестоносные» красные кресты украшали их одеяния, щиты и флажки на пиках. Впрочем, сохранились изображения рыцарей Храма со щитами черно-белой расцветки (наподобие их знамени «Босеан»), а также со щитами, украшенными красным крестом на черно-белом поле (а в некоторых случаях — даже с крестами не красного, а черного цвета, вообще-то утвердившимися в качестве эмблемы другого, Тевтонского, военно-монашеского ордена).

tainy_i_zagadki_tamplierov_1Картинки по запросу Знамя ордена тамплиеровКартинки по запросу Орден тамплиеров

Интересно, что на целом ряде сохранившихся миниатюр, настенных росписей и других изображений, сохранившихся до наших дней, тамплиеры представлены в белых одеяниях, украшенных не красным (как бы им полагалось по орденским Правилам), а черным крестом. Такой же черный крест украшает их копейные флажки-прапорцы, щиты и шлемы. Да и такой, казалось бы, знаток Средневековья, как французский писатель Морис Дрюон, автор исторической эпопеи о династии Капетингов «Проклятые короли», в своем романе «Железный король» представляет Великого магистра тамплиеров Жака де Молэ облаченным в белый плащ с черным крестом.

Девизом ордена тамплиеров служили слова псалма 113: «Non nobis, Domine, non nobis, sed nomini Tuo da gloriam» («Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу»), звучащие в русском переводе Псалтыри несколько иначе: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему да будет хвала». Любопытно, что наш незабвенный Государь Император Павел Петрович, с огромным уважением относившийся к традициям истинного рыцарства, при восшествии на Престол повелел отчеканить новые рубли с тамплиерским девизом (в сокращенной форме: «Не нам, не нам, но Имени Твоему»), вместо своего портрета, на аверсе. Кстати, сохранились изображения государственного орла Всероссийской Империи первых лет правления Павла Петровича с лапчатым тамплиерским крестом на шее, поверх герба. Возможно, симпатии Царя-рыцаря к храмовникам объяснялись влиянием на него воспитателей-масонов (в частности, Н.И. Панина), некоторые из которых принадлежали к «тамплиерским» градусам. Впоследствии Павел Петрович, вероятно, вышел из-под влияния масонов-«тамплиеров», и отдал предпочтение рыцарям другого ордена, исторически всегда соперничавшего с храмовниками и завладевшего после 1312 г. немалой частью тамплиерских владений и имущества — ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Впрочем, все это случилось гораздо позже…

Орден храмовников был официально узаконен, т.е. признан Папой римским Гонорием Вторым только в 1128 г.

В 1128 г. цистерцианский монах Бернар Клервосский, тогдашний «духовный отец» западных христиан, суровый мистик и упорный защитник иерархического авторитета, пользовавшийся в свое время на Западе всеобщим почитанием и преклонением, по настоянию короля Иерусалимского Балдуина сочинил первый проект орденского устава храмовников. Его правила, подтвержденные собором римско-католической церкви в Труа, легли в основание дальнейших 72 параграфов тамплиерского Устава (Статута, или Статутов).

Они повторяли положения, которые Гуго де Пайен и его соратники положили в основу своей общины, и присоединили к ним отдельные параграфы из Устава древнего братства иерусалимских «каноников Гроба Господня» (сепульхриеров), а также из устава монашеского ордена цистерцианцев, реформированного тем же Бернаром Клервосским. Новыми были лишь те пункты Устава, которые касались военной деятельности ордена. Кроме подробных указаний относительно молитвенных правил, порядка богослужения, соблюдения постов и обхождения с больными и бедными, храмовникам внушалась необходимость почтительного отношения к престарелым и беспрекословного повиновения вышестоящим орденским начальникам.

Всякий рыцарь Храма был обязан избегать каких бы то ни было мирских удовольствий, развлечений и наслаждений, в том числе такой излюбленной забавы западного рыцарства, как турниры и охота (кроме охоты на львов; дозволение храмовникам охоты на львов могло иметь и символическое значение, учитывая столь часто встречающуюся в священных книгах христиан характеристику дьявола как «Князя Мира сего, коий, аки лев рыкающий, ищет, кого бы пожрати», и неустанная борьба с которым не на жизнь, а на смерть рассматривалась в качестве первейшей и главной жизненной задачи всякого христианина, а тем более монаха, каковым являлся всякий храмовник).

Членами ордена могли состоять и женатые, но они не имели права носить орденские отличительные знаки (белый льняной плащ и пояс). Никаких украшений на платье и оружии не допускалось, равно как и пользование родовыми гербами. Как истые монахи, члены ордена Храма в мирное время были обязаны оставаться в своих кельях, делить со своими собратьями скромную общую трапезу и довольствоваться жестким ложем (на двоих полагалось одно одеяло), не брить бороду и редко мыться, демонстрируя этим презрение к плоти.

Картинки по запросу Знамя ордена тамплиеров

Братьям ордена тамплиеров воспрещались всякие праздные разговоры. Без разрешения начальника они не имели права отлучаться из общежития и не могли ни с кем обмениваться письмами, даже с родителями. Вместо мирских развлечений тамплиер был обязан усердно молиться и ежедневно, со слезами и стенаниями, приносить покаяние Богу. Радостно и безбоязненно должны были рыцари Христовы идти на смерть за святую веру, проявляя постоянную готовность «душу свою положить за други своя».

Новому ордену, в котором жизнь и смерть его членов принадлежали Творцу, были отверсты сердце и руки христиан всей Западной Европы. В тамплиерах видели бойцов во славу Божию, которые, чуждые всякого честолюбия, возвращались из битвы в тишину своих храмов; молящихся монахов, которые, однако, никогда не наслаждались безмолвной тишиной и безмятежностью монастырской жизни; воинов, смело шедших навстречу опасностям и жаждавших самопожертвования. В своем сочинении «Похвала новому рыцарству», написанному в честь недавно основанного ордена храмовников, Бернар Клервосский добился всеобщего признания этого «ордена нового типа», а именно — духовно-рыцарского ордена. Тем самым именно благодаря Бернару, произошло слияние двух прежних великих идеалов Средневековья — монашеского и рыцарского, в единое целое.

То обстоятельство, что средневековое рыцарство являлось не просто воинской кастой, существовавшей в той или иной мере у всех народов и во все времена, подтверждается тем звучанием и содержанием, которые сохранили даже в нашем сегодняшнем языке слова «рыцарь» или «кавалер». С этими словами неотъемлемо связаны такие понятия, как ЧЕСТЬ, САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ, ЗАЩИТА ВДОВ, СИРОТ И ВООБЩЕ СЛАБЫХ И БЕЗЗАЩИТНЫХ, ВЕРНОСТЬ ДОЛГУ и другие ДОБРОДЕТЕЛИ — не побоимся этого слова! С другой стороны, оказалось не так уж трудно слить воедино монаха и рыцаря, ибо монах Восточной Церкви (а первые монахи и монастыри появились на Востоке, прежде всего в Египте) превратился на христианском Западе в члена монашеского ордена.

Картинки по запросу Печать ордена тамплиеров

Ушедший от «мира и всего, что в мире», инок-аскет, живший только молитвой и стремлением к спасению собственной души, превратился на Западе в живущего по четко регламентированному духовному уставу, в соответствии с новым, строгим распорядком орденского монаха — подчиненного строжайшей дисциплине воина Церкви. Его жизнь была настолько схожа с жизнью воина (рыцаря), что легко удалось слить эти два типа воедино. Из этого слияния родилось нечто новое — рыцарь духовно-военного ордена, не относившийся в полной мере ни к рыцарскому, ни к духовно-монашескому миру, а служивший как бы связующим звеном между этими обоими мирами.

Этот новый тип человека и христианина нашел свое наиболее полное выражение в традициях и действительности ордена храмовников. Если дотоле постриг принимали только священники и монахи, то отныне особое духовное посвящение, необходимое для осуществления их особой духовной миссии, стали принимать и рыцари. Если дотоле чтение Часослова было обязанностью только священников и монахов, отныне это стало и обязанностью рыцаря ордена, даже во время несения военной службы (правда, в форме кратких молитв). Если ранее только монастыри были обязаны постоянно творить дела милосердия, предоставляя нуждающимся кров и пищу, то отныне и замки рыцарского ордена стали выполнять те же задачи.

Вскоре вся Европа оказалась усеяна постоялыми ордена храмовников дворами. Если дотоле образование, умение читать, писать и изъясняться на «международном» латинском языке было исключительной привилегией священников и монахов, то теперь, если верить летописям, все тамплиеры (не только братья-священники ордена, но и братья-рыцари!) были настолько образованы, что умели читать, писать, считать и свободно владели не только орденским «языком общения» — французским — но и латынью, многие арабским, а некоторые даже древнееврейским! Именно храмовники ввели в обращение долговые расписки, дорожные чеки и векселя (имевшие до того хождение лишь среди иудеев). Заплатив определенную сумму денег в кассу орденского замка где-нибудь во Франции, тамплиер или иной паломник, направлявшийся в Святую землю, получал там лоскут пергамента или бумаги, в обмен на который кассир ордена Храма выдавал ему деньги по прибытии в Иерусалим. Возможно, это укрепляло их непросвещенных современников во мнении, что «c тамплиерами дело нечисто»!

Вскоре после основания орден освободился от духовной опеки и контроля со стороны латинского Патриарха Иерусалимского (впрочем, некоторые исследователи, в т.ч. Владимир Ткаченко-Гильдебрандт, утверждают, что «Патриарх Иерусалимский», окормлявший тамплиеров в «допапский период» истории их ордена, был не римско-католическим, а мандейским патриархом Феоклетом), а позднее — и епископов — и перешел в прямое подчинение римского Папы, при дворе которого постоянно пребывал орденский посол, т.н. прокуратор. Все рыцари-храмовники получили от Папы исключительное, уникальное право исповедовать в военно-полевых условиях любого собрата по ордену и отпускать ему грехи! С другой стороны, братья-священники играли активную роль во всех сферах орденской жизни, не ограничиваясь только духовным окормлением своей паствы. Эти капелланы были обязаны вести безупречный образ жизни, во всем повиноваться Магистру и жить в определенном месте. Клирики аристократического происхождения могли достигать в Ордене Храма высших должностей.

Картинки по запросу Знамя ордена тамплиеровКартинки по запросу Знамя ордена тамплиеровКартинки по запросу Знамя ордена тамплиеров

Ярким подтверждением данного обстоятельства являются материалы положившего конец существованию ордена процесса тамплиеров — среди арестованных и осужденных тамплиеров числилось чрезвычайно много капелланов, т.е. священников. Начиная с середины XIII в. капелланы при вступлении в орден Храма должны были произносить те же клятвы, что и рыцари-монахи. Среди прочих членов ордена священники выделялись только благодаря привилегиям, связанным с их духовным саном. Тем не менее, только после ревизии Устава в середине XIII в. члены «ордена Христа и Соломонова Храма» стали формально подразделяться на братьев-рыцарей, братьев-священников (и те, и другие были монахами) и «полубратьев» (лат.: семифратрес), или «услужающих братьев» (воинов и слуг), именуемых иногда «братьями-клиентами» (лат.: fratres clientes).

Правила, выработанные для ордена тамплиеров на церковном соборе в Труа при деятельном участии Бернара Клервоского («Regula pauperum commilitonum Christi templique Salomoniaci») содержали почти одни только общие положения, а потому, в соответствии с потребностями времени, вскоре понадобилось их расширение и преобразование. Эти добавления получили окончательную редакцию к середине XIII в. и составили вместе с «Regula» одно систематическое целое. Кстати, знакомство с полным орденским уставом у храмовников, в отличие от других орденов, требовалось только от высших членов тамплиерской иерархии.

Члены низших категорий ордена знакомились с уставом лишь постольку, поскольку это диктовалось их служебным положением. Они были обязаны иметь лишь представления и сведения об общем духе, целях и задачах ордена. Данное обстоятельство позднее послужило одной из причин распространения самых фантастических небылиц о якобы исповедовавшемся в недрах ордена храмовников «тайном еретическом учении», идолопоклонстве и т.п. абсолютно недоказуемых гипотез — конечно, если не считать признание поджариваемых на медленном огне и вздернутых на дыбу обвиняемых доминиканской инквизицией храмовников своей вины «царицей доказательств»!

Община рыцарей Храма имела строго иерархическое устройство.

Во главе ордена тамплиеров стоял Великий Магистр, или Великий Мастер (Magister Templariorum), избираемый простым большинством голосов особым комитетом (советом), состоявшим из членов Капитула и утверждаемый Капитулом в должности, по своему рангу уравненный папой с независимыми владетельными государями, а по достоинству — с епископами. Хотя во всех важнейших вопросах требовалось согласие Капитула, решавшего их опять-таки большинством голосов, и Магистр был обязан повиноваться ему, он все же обладал чрезвычайно широкими полномочиями — например, правом самому назначать высших должностных лиц ордена. Его ближайшую свиту составляли:

1) капеллан (духовник),

2)искусный писец-клирик, в совершенстве владеющий латынью,

3)»сарацинский» (т. е. арабский) писец или европеец, владеющий арабским,

4)два оруженосца,

5)два личных конных слуги из числа членов ордена,

6)рыцарь, исполнявший обязанности ординарца,

7)кузнец-оружейник, ковавший и чинивший доспехи и оружие Магистра,

8)два конюха, в обязанности которых входил уход за его боевым конем,

9)личный повар,

10)два т. н. «адъюнкта» — орденские рыцари из благороднейших родов, составлявшие ближайший совет Магистра.

Картинки по запросу Знамя ордена тамплиеровКартинки по запросу Печать ордена тамплиеров

В случае отсутствия Магистра по каким-либо причинам (отъезд, болезнь, смерть в бою или плен) его заменял «сенешал». Сенешалу прислуживали два оруженосца, орденский брат из низших чинов, капеллан, писцы и двое пеших слуг.

«Маршал» был главным полководцем ордена Храма и заведовал его военным делом. В военное время братья-рыцари и услужающие братья состояли под его непосредственным началом.

«Великий прецептор Иерусалимской области» был хранителем орденской казны. В этом своем качестве он ведал также размещением братьев по различным орденским замкам-монастырям и надзирал над всеми орденскими поселениями, фермами и имениями. Под его начальством находились также принадлежавшие ордену Храма корабли, стоявшие на якоре в порту Акры (Аккона). Он же распоряжался военной добычей. При нем находился орденский «портной» (интендант или ризничий), ведавший снабжением братьев ордена одеждой, а их коней — сбруей.

В обязанности «комтура Святого града Иерусалима» входило выполнение первоначальной общеорденской задачи тамплиеров. Вместе с 10 рыцарями под черно-белым орденским знаменем «Босеан» он должен был сопровождать паломников к реке Иордану, снабжая их необходимыми припасами и лошадьми.

Подобные же высшие орденские должности были введены позднее и в провинциях, с XII в. вошедших в состав ордена Храма, а именно — в Триполи, Антиохии, Франции, Англии, Пуату, Арагоне, Португалии, Апулии (Южной Италии) и Венгрии. Каждая орденская провинция управлялась особым комтуром, которому были подчинены комтуры отдельных, более мелких, тамплиерских территориальных единиц.

Великому Магистру подчинялись Великие приоры, Великим приорам — байлифы (именовавшиеся также бальи или пилье, что буквально означает «столпы», «опоры»), байлифам — приоры, а приорам — командоры (или комтуры). Следует, однако, учитывать, что титулатура высших должностных лиц ордена Храма в разные времена и в разных странах существенно варьировалась. Так, Великий приор мог именоваться «комтуром провинции», «магистром» или «Великим прецептором», а командор (комендант орденского замка-монастыря) — «прецептором».

Радио «Тамплиер»

Название должности «прецептора» происходит от того, что он был обязан выполнять порученную ему магистром задачу ( от лат. praecippimus tibi = поручаем тебе).

Как мы уже знаем, члены ордена Храма подразделялись на рыцарей, капелланов-священников и услужающих братьев-сервиентов (servientes), от названия которых произошло впоследствии слово «сержант».

Сервиенты, в свою очередь, подразделялись на оруженосцев, сопровождавших братьев-рыцарей в военных походах, и на разного рода слуг и ремесленников.

Картинки по запросу Печать ордена тамплиеровКартинки по запросу Печать ордена тамплиеров

Наряду с этими тремя разрядами членов ордена Христа и Храма Соломонова, существовал еще и четвертый — светские члены ордена. В их число входили как дворяне, так и люди простого звания, мужчины и женщины, которые по собственной воле выполняли целиком или частично орденские предписания, но не жили в орденских замках-монастырях (подобно монашествующим в миру). К числу этих светских членов ордена Храма принадлежали также «донаты» (donati), добровольно оказывавшие ордену какие-либо услуги, и т.н. «облаты» (oblati), уже с детства предназначенные родителями ко вступлению в орден Храма и воспитанные в духе верности его Уставу.

Каждому рыцарю Храма, как уже говорилось, полагалось иметь три лошади, одного оруженосца и один шатер. Все члены Ордена получали одинаковые по качеству и количеству пищу, оружие и одежду.

ПРИМЕЧАНИЕ К ЧАСТИ ПЕРВОЙ

/1/ «Александр Штернберг» — поэтический псевдоним Александра Гельевича Дугина.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader