О сочетании красных креста и звезды. Вольфганг Акунов.

Зачин

Эмблемой большинства Орденов римско-католической церкви (в том числе — военно-монашеских, или духовно-рыцарских) был крест тех или иных цвета и формы (белый на черном или красном поле — у госпитальеров-иоаннитов, зеленый — у лазаритов, красный — у тамплиеров, черный — у тевтонов и т.д.). Однако у некоторых военно-монашеских братств орденский крест сочетался со звездой (имевшей разное количество лучей). Краткому описанию трех из таких Орденов и посвящена эта миниатюра.

1. Добринский Орден.

Добринский (Добрынский, Добжинский или Добжиньский) рыцарский Орден (известный также под названием Ордена братьев-рыцарей Христовых, Добринских, Добрынских, Добжинских или Добжиньских братьев) был учрежден в 1228 году, по благословению епископа Плоцкого, теснимым язычниками князем (герцогом) Конрадом I Мазовецким (и Куявским), в связи с тем, что Верховный магистр Тевтонского Ордена Приснодевы Марии Герман фон Зальца, несмотря на неоднократные призывы герцога, отнюдь не торопился прийти ему на помощь в отражении набегов прусских язычников. Об учреждении Добжиньского Ордена в «Хронике земли Прусской» говорится в следующих выражениях:

«Итак, когда вышеупомянутый князь (Конрад Мазовецкий — В.А.) увидел, что земля его пришла в такой достойный жалости упадок, и он не может ее никоим образом защитить (от набегов прусских язычников — В.А.), то по совету брата Христиана, епископа прусского, и некоторых знатных людей, он учредил для защиты своей земли братию, именуемую рыцарями (воинами) Христовыми (лат. militia Christi), с алым мечом и звездой на белом плаще, бывшую тогда в пределах Ливонии…и вышеупомянутый епископ посвятил в члены упомянутого Ордена одного выдающегося мужа, по имени Бруно, а с ним — четырнадцать других. Потом сей князь воздвиг для сих братьев замок, называемый Добрин, от которого они позже стали называться братьями из Добрина…».

До учреждения Добжиньского Ордена отражением прусских набегов на Мазовию некоторое время занимались рыцари испанского по происхождению Ордена Калатравы (действовавшего по уставу Ордена тамплиеров), но без особого успеха.

Первые четырнадцать братьев-рыцарей Добжиньского Ордена перешли в него из Ордена меченосцев, действовавшего в описываемое время в Ливонии и носившего сходное официальное название «Воинства (рыцарства) Христова в Ливонии». Брат Бруно, назначенный магистром Добжиньского Ордена, также был в прошлом рыцарем-меченосцем. В учредительной грамоте Добжиньского ордена перед ним ставилась задача «ратоборствовать против опустошителей Мазовии».

В современных хрониках этот новый Орден именовался по-разному, пока за ним наконец не утвердилось название, связанное с замком на Висле, являвшимся центром дарованных данному Ордену владений, как это недвусмысленно явствует из приведенного выше фрагмента «Хроники земли Прусской». Этот замок назывался на латинском (тогдашнем языке международного общения всего западно-христианского мира) и по-немецки Добрин, по-польски  — Добжин (Добжинь), а сами владения — Добринской, или Добжин(ь)ской землей. По другим сведениям, Великим магистром Добжиньского Ордена стал сам князь Конрад I Мазовецкий, а брат Бруно являлся лишь заместителем польского князя.

Белое орденское одеяние добжиньских рыцарей было украшено эмблемой их Ордена. По одной из версий, приведенной выше, их белые облачения и вооружение были украшены изображением обнаженного красного меча и красной звезды (символизировавшей откровение Христовой веры язычникам; относительно числа лучей у этой орденской звезды существуют различные мнения); по другой — двумя перекрещенными красными мечами остриями вниз с красной (или желтой) восьмиконечной звездой над ними.

Некоторые историки придерживаются версии, что желтую (или, изъясняясь геральдическим языком, «золотую») «Вифлеемскую» звезду над скрещенными красными мечами имели право носить только те «добжиньские братья», которым посчастливилось совершить паломничество в Святую Землю (Землю Воплощения, или Палестину). Но, учитывая малочисленность добжиньского орденского «контингента», это представляется маловероятным.

По некоторым данным, еще одним отличительным признаком добжиньских рыцарей являлись ножны мечей красного цвета (хотя думается, что это правило вряд ли строго соблюдалось в тех условиях, являвшихся постоянно боевыми или, так сказать, приближенными к боевым).

Свой орденский устав «добжиньские рыцари» переняли у действовавшего в Ливонии (Лифляндии) рыцарского ордена меченосцев (которые, в свою очередь, переняли его у «бедных рыцарей Христа и Храма»), чем и объясняется сходство орденских эмблем (из-за чего оба Ордена нередко путают).

Как писал в своем трактате «О похвале новому рыцарству (воинству)» духовный отец «бедных рыцарей Христа и Храма» (более известных под названием «храмовников» или «тамплиеров») Бернар Клервоский:

«Рыцари же Христа могут без опасений сражаться в битвах за Господа своего, не страшась ни греха, если поразят врага, ни опасности собственной гибели, ибо убивать или умирать за Христа не есть грех, а есть, напротив, мощное притязание на славу. В одном случае ты обретаешь нечто для Христа, в другом же обретаешь Самого Христа. Щедр Господь, принимающий смерть врага, оскорбившего Его, но еще щедрей, отдавая самого Себя на утешение Своему павшему рыцарю.

Рыцарь Христов, скажу я, может наносить удар с уверенностью и умирать с уверенностью еще большей, ибо, нанося удар, он служит Христу, а погибая — служит себе. Он не напрасно носит меч, он есть слуга Божий, отмститель в наказание творящему зло и в похвалу добрым. Если он убивает злодея, то становится не человекоубийцей, а, так сказать, уничтожителем зла. Очевидно, что он есть отмститель Христов злодеям и по праву считается защитником христиан. Если же убьют его самого, то мы знаем, что он не погиб, а вошел в тихую гавань. Когда он причиняет смерть, то это на пользу Христу, когда же смерть причиняют ему, то это самому ему во благо. Христианин прославляется во смерти язычника, ибо прославляется Христос, смерть же христианина есть случай для Царя (Небесного — В.А.) явить Свою щедрость, наградив Своего рыцаря. В одном случае праведник возрадуется тому, что свершилась правда, в другом же случае скажет человек: истинно, Бог есть судия всей земли».

Однако Добжиньский Орден, оказавшийся на поверку не способным — прежде всего, в силу своей малочисленности -, организовать эффективную оборону польских областей Мазовии и Куявии от прусских набегов, просуществовал очень недолго и был (при активном посредничестве папского легата Вильгельма Моденского) объединен с гораздо более могущественным Тевтонским орденом Пресвятой Девы Марии (а говоря точнее — поглощен последним) всего через несколько лет после своего основания, в 1235 году.

Впрочем, в 1237 году бывшие «добжиньские братья» перешли из Тевтонского Ордена в госпитальерский Орден святого Иоанна Иерусалимского (на этот раз уже окончательно).

Часть «добжиньских братьев» была передислоцирована князем Конрадом I Мазовецким в город Дрогичин в качестве гарнизона этого восточного форпоста Мазовецкого княжества.

Последнее упоминание «братьев из Добжиня» на страницах исторических хроник датируется 1240 годом, в связи с захватом Дрогичина русским князем Даниилом Галицким (коронованным папой римским королем Руси), заявившим, если верить древнерусскому летописцу: «Не лепо есть держать наше отчины крижевником, тепличем, рекомым Соломоничем (т.е. крестоносцам,  тамплиерам, именуемым рыцарями Храма Соломонова — В.А.)». Из приведенных слов князя Даниила явствует, что он не отличал добжиньских «рыцарей Христа» от «настоящих» тамплиеров («рыцарей Христа и Храма Соломонова»).

Видимо, данное досадное обстоятельство много позднее, через семьсот «с гаком» лет после вооруженного конфликта князя Даниила Галицкого с добжиньскими рыцарями из-за Дрогичина, сбило с толку известного советского исторического романиста А. Югова, автора известной дилогии «Ратоборцы», одной из любимых книг нашего детства. В первой части своей дилогии («Даниил Галицкий») уважаемый автор, живописуя битву князя Даниила Романовича с войском венгерского короля Белы, подчеркивает, что в составе «громоблистающей доспехами» угорской рати были и «добрынские рыцари», не забывая (видимо, на всякий случай, чтобы «никого не обидеть»!) упомянуть, что перед началом битвы, пока рати сходились, по ветру развевались «огромные белые мантии тевтонов-храмовников»(?).

По другим данным, Даниил Галицкий молодецким налетом выбил добжиньских рыцарей из Дрогичина двумя годами ранее, в 1238 году.

Несмотря на недолговечность существования добжиньского «Братства рыцарей Христовых», о нем все-таки стоило упомянуть, ибо его учреждение наглядно демонстрирует, насколько актуальным было в то время использование рыцарских Орденов в данном регионе и насколько мало последующее утверждение в нем Тевтонского ордена отличалось от тогдашней общепринятой практики.

Кроме того, основание Добжиньского Ордена является наглядным примером огромной заинтересованности восточноевропейских государей в получении военной помощи с Запада.

Наряду с привлечением местных крестьян, шляхтичей и горожан князю Конраду Мазовецкому удалось склонить ко вступлению в Добжиньский орден и многих немецких рыцарей, родом в основном из Мекленбурга, сопровождавших епископа Шверинского в его Крестовом походе в Кульмскую (Хелминскую) землю против прусских язычников.

И, наконец, учреждение Добжиньского Ордена проливает дополнительный свет на политику первого епископа Пруссии Христиана Оливского, наряду с князем Мазовецким и епископом Плоцким, стоявшим у колыбели нового ордена. Он надеялся приобрести в его лице политический инструмент, который позволил бы ему уравновесить влияние чисто немецкого Тевтонского Ордена. Время, однако, показало, что эти расчеты епископа не оправдались.

2. Орден меченосцев

После убийства второго епископа Ливонского (формально — Рижского) Бертольда восставшими леттами (латышами) в 1198 году назначенный ему на смену Альберт фон Буксгевден (Бугсгевден) счел помощь обычных «сезонных» крестоносцев, приезжавших в Прибалтику на время (искупить очередные грехи участием в священной войне против неверных) недостаточной, и в 1202 году основал для борьбы с ливонскими язычниками на постоянной основе Орден Меча, или Орден братьев-меченосцев, окончательно утвержденный папой римским Иннокентием III в 1204 году. Кстати, подлинное и полное название этого созданного по образцу тамплиеров (храмовников) духовно-рыцарского Ордена звучало несколько иначе: «Братья рыцарства (воинства) Христова в Ливонии» (лат. fratres Militiae Christi de Livonia).

Интересно, что, если верить русскому историку Н.И. Осокину, автору «Истории альбигойцев и их времени», несколько ранее было учреждено, по папскому указу, и еще одно «Воинство Христово» (лат. Militia Christi), действовавшее против еретиков-альбигойцев (катаров) в Лангедоке (нынешней Южной Франции) и также использовавшее в качестве эмблемы красный «мученический» крест.

Что же касается ливонских «рыцарей Христовых», то «меченосцами» (нем.: Schwertbrueder), или «меченосцами» (лат.: Gladiferi, Ensiferi) их прозвали, поскольку на их одеяниях, напоминавших цистерцианские и состоявших из белого кафтана (полукафтанья) и белого же плаща, под нашитым на груди кафтана (полукафтанья, туники) и на левом плече плаща красным, как у храмовников, крестом (позднее замененным на красную шестиконечную или восьмиконечную звезду) помещалось изображение первоначально красного меча острием вниз, а позднее — двух скрещенных мечей, тоже красного цвета. Эта же эмблема — красный меч и красный крест (красная звезда) над ним помещались на щитах, копейных флажках (прапорцах или, по-немецки, вымпелах) и конских попонах членов Ордена братьев Меча.

Как писал орденский хронист Генрих Латвийский (Латышский) в своей «Хронике Ливонии» (Livlaendische Reimchronik): «…брат Теодорих (или Дитрих, настоятель монастыря монашеского Ордена цистерцианцев в Трейдене-Торейде-Турайде — В.А.). предвидя вероломство ливов и боясь, что иначе нельзя будет противостоять массе язычников, для увеличения числа верующих и сохранения Церкви среди неверных учредил некое братство рыцарей (воинов) Христовых, которому господин папа Иннокентий (Иннокентий III — В.А.) дал устав храмовников (тамплиеров — В.А.) и знак для ношения на одежде — меч и крест, велев быть в подчинении своему епископу (рижскому епископу Альберту фон Буксгевдену — В.А.)».

Лицевую сторону главного орденского знамени братьев Меча украшал образ Пресвятой Богородицы с Богомладенцем Иисусом на руках, оборотную сторону — образ Святого Маврикия со Святым копьем, опирающегося на щит. При первом магистре гладиферов, именовавшемся по-немецки «геермейстером» (войсковым начальником) Венно (Винно, Вийно, Вейнгольде, Вайнгольде, Фьюнгольде) фон Рорбахе, епископ Рижский в 1207 году уступил меченосцам в полную собственность треть христианской Ливонии и еще не окрещенных прибалтийских земель.

Главной резиденцией Ордена братьев Меча стал замок Венден (по-латышски: Цесис, по-эстонски: Вынну, по-русски: Кесь), бывший и местом погребения орденских магистров, первый из которых, упомянутый выше Венно фон Рорбах, был убит рыцарем собственного ордена, неким «братом» Викбертом, затаившим на него злобу за несправедливое заключение в тюрьму, и зарубившим, заодно с магистром, еще и орденского духовника «брата» Иоганна). Орден меченосцев, не обладавший большой военной силой, представлял собой небольшое братство рыцарей, прибывших по большей части из германской области Вестфалии, предназначенных для обеспечения христианизации Ливонии. Вообще же члены ордена, аналогично «тевтонам», иоаннитам, тамплиерам, добринцам и пр., подразделялись на «братьев-рыцарей», «братьев-священников» («братьев-клириков») и «услужающих братьев». Тем не менее, меченосцам, правда, не только своими собственными силами, а в союзе с датскими крестоносцами и с рижским епископом, удалось к 1229 году окрестить всю Ливонию (Лифляндию) и Эстонию (Эстляндию), а также часть Куронии (Курляндии). Однако учредивший этот рыцарский Орден рижский епископ пытался — подобно патриарху Иерусалимскому в отношении военно-монашеских Орденов тамплиеров и иоаннитов — превратить его в свое собственное войско.

Но князю церкви не удалось добиться желаемого. По прошествии всего нескольких лет Орден братьев-меченосцев стал проводить самостоятельную политику, направленную на защиту его собственных властных интересов, и вступил в полосу затяжных конфликтов с епископом.

Со временем руководство Ордена братьев Меча пришло к выводу, что объединения с успешно покоряющим прусских язычников, значительно более крупным и занимающим более привилегированное положение Тевтонским Орденом Приснодевы Марии пойдет меченосцам только на пользу. Второй (и последний) магистр Ордена братьев Меча, Фольквин (Волквин, Вольковин, Фолькуин) фон  Наумбург цу Винтерштаттен (Винтерштеттен), повел переговоры об объединении с Тевтонским Орденом Приснодевы Марии.

«Великий кунктатор» — Гохмейстер (Верховный магистр) «тевтонов» Герман фон Зальца медлил годами. Наконец он отправил своих посланцев в Ливонию ознакомиться с тамошним положением дел. При посещении владений «братьев-меченосцев» посланцы отнюдь не пришли в восторг, ибо «им не понравился образ жизни последних, которые намеревались жить по своей воле и не соблюдали правил собственного устава» (цитата из отчета об этой инспекционной поездке тевтонского рыцаря Гартмана фон Гельдрунгена, позднее ставшего Верховным магистром Ордена Пресвятой Девы Марии). Вероятно, ему не понравился не только более свободный образ жизни меченосцев, но и их стремление сохранить при объединении с «тевтонами» определенную самостоятельность и не допустить абсолютного поглощения своего Ордена Тевтонским (как мы увидим далее, такого полного поглощения и не произошло).

Однако 22 сентября 1236 года войско «братьев-меченосцев» (между прочим, имевшее в своем составе, наряду с местными прибалтийскими контингентами, большой отряд православных русских конных лучников из Пскова — двести человек!) было, вследствие измены своих вероломных союзников — крещеных куршей (корси, куронов, куров) -, наголову разбито литовскими язычниками на реке Сауле в латышской области Земгалии (а не в районе литовского Шяуляя, как многие пишут и думают!). Многих беглецов истребили некрещеные земгалы. Спасти меченосцев могло только срочное вмешательство Тевтонского Ордена. Поэтому папа римский 12 мая 1237 года одним росчерком пера включил уцелевших после разгрома «братьев-меченосцев» в состав Тевтонского Ордена Приснодевы Марии.

Похожее изображение

Сразу же в Ливонию был направлен «ландмейстер» (провинциальный магистр) Пруссии Герман Бальк (Балк, Бальке, Фальке или Валк) — между прочим, предок последнего петербургского градоначальника А.П. Балка — во главе то ли пятидесяти четырех, то ли шестьдесят тевтонских рыцарей (разумеется, в сопровождении оруженосцев, «услужающих братьев», наемных стрелков и т.п.). Они очень скоро водворили спокойствие в стране и довершили христианизацию Курляндии. С той поры управлявший бывшими ливонскими братьями-меченосцами «ландмейстер», «герренмейстер» или «геермейстер», или «войсковой (провинциальный) магистр» (лат.: magister provincialis), не избирался ими, но назначался Верховным магистром Тевтонского Ордена Приснодевы Марии в Пруссии, а столицей гладиферов стал город Рига. Прежнюю эмблему на своих плащах они заменили черным тевтонским крестом, а их главным знаменем стало знамя Тевтонского Ордена с черным крестом на белом поле.

«Ландмейстер» ливонских «тевтонов» носил на шее, как знак своей должности, особую цепь, к которой был подвешен украшенный разноцветной эмалью золотой образ Покровительницы Тевтонского Ордена — Пресвятой Богородицы с Богомладенцем Иисусом на руках, причем основанием престола Пречистой Девы служил гербовый щит Тевтонского Ордена с прямым черным крестом на белом поле, а звеньями «ландмейстерской цепи» — сдвоенные золотые мечи (в память о происхождении ливонского филиала Тевтонского Ордена от Ордена братьев Меча).

Картинки по запросу Schwert Kette des Landmeister von Livland

Сильнейшим замком во владениях бывшего Ордена братьев Меча по праву считался Кокенгаузен (Кокенгузен, по-русски: Кукенойс или Кукейнос), чьи три стены с мощными башнями с восточной стороны представляли собой как бы ступени стены на крутую гору.

Здесь нам представляется уместным сделать одно немаловажное замечание. Хотя созданный архиепископом Рижским и утвержденный папой римским Орден меченосцев и слился в 1237 году с Тевтонским Орденом, слияние это оказалось на поверку достаточно формальным. Оба духовно-рыцарских братства оставались фактически во многом самостоятельными государствами, проводившими независимую политику. И не случайно ливонский ландмейстер Конрад фон Фитингоф(ен) не оказал Верховному магистру прусских «тевтонов» Конраду фон Юнгингену, подвергшемуся в 1410 году нашествию объединенных армий Польши и Литвы, никакой поддержки, ограничившись, согласно некоторым источникам, присылкой в помощь «старшему брату», накануне решающего сражения под Танненбергом (Грюнвальдом, Жальгирисом), в лучшем случае всего одной-единственной «хоругви».

Картинки по запросу banderia prutenorum

Некоторые историки вообще отрицают какое-либо участие войск ливонского филиала Тевтонского Ордена в битве под Танненбергом. В пользу последней точки зрения говорит, между прочим, следующее обстоятельство. Среди вельмож (гроссгебитигеров, или гебитигеров, а не гроссбегутеров, как называет их современный белорусский компилятор и плагиатор А.Е. Тарас, не умеющий даже правильно списывать у историков, чью интеллектуальную собственность беззастенчиво присваивает!) Тевтонского Ордена, павших в сражении при Танненберге, и среди орденских знамен, захваченных поляками в этой битве, не было ни одного ливонского.

С другой стороны, и прусские «тевтоны», за исключением оказания эпизодической помощи ливонским «тевтонам», потерпевшим поражение от князя Ярослава Всеволодовича под Дерптом в 1234 году, от его сына — князя Александра Ярославича Невского — при Чудском озере в 1242 году и от литовского князя Миндовга при Дурбе(не) в 1260 году, никогда не вступали в открытое вооруженное противостояние с Северо-Восточной Русью (будущей Московией, а впоследствии — Россией). Мало того! Силою обстоятельств прусские «тевтоны», сдерживавшие на Западе силы Литвы и Польши, оказались естественными стратегическими партнерами великих князей Московских.

Столь восхваляемые нашими отечественными историками и публицистами смоленские полки («хоругви»), приведенные Великим князем Литовским Александром-Витовтом в 1410 году под Танненберг и принявшие на себя основной удар тяжелой кавалерии прусских «тевтонов» и их союзников, сражались под знаменами не русского, а литовского князя и состояли не из русских, а из литовских подданных. И после сокрушительного поражения, нанесенного Тевтонскому Ордену Приснодевы Марии при Танненберге, вся энергия объединившегося с Польским королевством Великого княжества Литовского обратилась… против Московского княжества (будущей России). В ходе продолжавшейся долгие годы ожесточенной борьбы с этим общим для «тевтонов» и московитов противником, вызванной схожими интересами сохранения своей территориальной целостности, Тевтонский Орден официально обратился за военной и финансовой помощью к государям Московским. В 1519 году в Москве был заключен двусторонний договор о союзе, подписанный с «тевтонской» стороны Гохмейстером маркграфом Альбрехтом фон Бранденбург-Ансбахом из рода Гогенцоллернов, а с русской — Великим князем Московским и Государем всея Руси Василием III. Однако победившая к тому времени в Германии и распространившаяся на Прибалтику антикатолическая Реформация привела к упразднению государства Тевтонского Ордена в Восточной Пруссии и не дала окрепнуть двустороннему сотрудничеству, казавшемуся поначалу весьма перспективным.

Вследствие прогрессировавшей финансовой слабости Гохмейстеров после 1410 года (в силу необходимости выплачивать огромную контрибуцию победоносной Польше и платить жалование наемникам, необходимость в которых постоянно возрастала, по мере уменьшения в орденском войске числа составлявших прежде его основную ударную силу добровольцев-крестоносцев, так называемых «гостей Ордена», в связи с крещением Литвы, отныне не считавшейся языческой — по крайней мере, с точки зрения римского папы), филиалы Тевтонского Ордена Приснодевы Марии — германский (немецкий), прусский и ливонский — все больше отдалялись друг от друга. Дело зашло так далеко, что в 1431 году Гохмейстер Пауль фон Русдорф в своем послании Генеральному прокуратору (послу Тевтонского Ордена при папском дворе) как писал, как о чем-то само собой разумеющемся, что он, Гохмейстер, ливонский магистр и магистр Германии («дейчмейстер») самостоятельно управляют каждый своей собственной территорией, подвластной только ему. При этом следует заметить, что Гохмейстер Русдорф лишь констатировал в своем послании тенденцию к обособлению, характерную для филиалов Ордена Девы Марии уже давно. Следствием представлений, изложенных в послании Гохмейстера Русдорфа Генеральному прокуратору «тевтонов» и прочно укоренившихся во всех трех филиалах Тевтонского Ордена, стала характерная для XV столетия практика набора магистрами этих трех филиалов своих орденских «братьев» по отдельности. Тот, кто желал отправиться в Пруссию и вступить там в ряды прусского филиала Ордена Девы Марии, уже не мог перевестись в баллей (бальяж) или комменду (командорство) Тевтонского Ордена, подчинявшееся магистру Германии.

Аналогично обстояло дело и с Ливонией. Если орденского «брата» переводили из Пруссии в Ливонию, то обычно в наказание. Таким образом, если Тевтонский Орден Приснодевы Марии в правление Гохмейстера Русдорфа и не грозил еще окончательно расколоться, его единство уже было под угрозой.

Под командованием «ландмейстера» Вольтера (а не «Вальтера», как часто неправильно пишут) фон Плеттенберга (1494-1535), преемники братьев Меча в 1400-1503 гг. воевали, в союзе с Великим княжеством Литовским, против Московского государства. В полевом сражении наследники ливонских меченосцев могли в описываемое время выставить до шести тысяч конных и не меньше восьми тысяч пеших воинов, успешно сочетая атаки тяжелой кавалерии (конных латников-«рейсигов») и пехоты с огнем превосходной (по тем временам) орденской артиллерии. Тевтонские братья составляли, главным образом, отряды тяжелой конницы и служили «гауптманами» (капитанами, командирами) отрядов наемной пехоты (кнехтов) или ополченцев ливонских городов. Успешно отразив (главным образом, благодаря превосходству орденских войск в артиллерии и ручном огнестрельном оружии) наступление гораздо более многочисленных, но хуже организованных и вооруженных войск Великого князя Московского и Государя всея Руси Иоанна III, «ландмейстер» Плеттенберг в 1513 году предоставил Тевтонскому Ордену крупную сумму денег, необходимую для войны с Польшей. Тогдашний Верховный магистр Ордена Приснодевы Марии — упомянутый нами выше маркграф Альбрехт Бранденбург-Ансбахский из рода Гогенцоллернов — в благодарность предоставил преемникам ливонских братьев Меча еще большую, чем прежде, независимость в рамках Тевтонского Ордена и совершенно официально возвратил им старинное право самим выбирать себе «геермейстера».

Справедливости ради, следует заметить, что в действительности ливонские «тевтоны» сами возвратили себе это право гораздо раньше, еще в 1470 году. Поскольку Гохмейстеры и прусский филиал Тевтонского Ордена, после проигрыша ими Тринадцатилетней войны 1453-1466 гг. против восставших светских рыцарей и городов подвластной Ордену Пруссии и поддержавшей последних Польши, окончательно утратили власть над Ливонией, ливонские «тевтоны» в 1470 году на «безальтернативной основе» (выражаясь современным языком) избрали единственным кандидатом в «ландмейстеры» Иоганна Вольтуса фон Герзе. Гохмейстеру пришлось признать их выбор и утвердить этого «безальтернативного кандидата» в должности магистра Ливонии.

Избранный и утвержденный в должности Гохмейстером в 1494 году вышеупомянутый ливонский «ландмейстер» Вольтер фон Плеттенберг, подобно Верховному магистру Альбрехту фон Гогенцоллерну, поддержал проникшую в Ливонию из Германии Реформацию и даже присоединился в 1531 году к Шмалькальденскому Союзу протестантских немецких князей, поднявших меч на своего сюзерена — владыку «Священной Римской Империи» и короля Испании Карла I Габсбурга, о котором говорили, что в его владениях «никогда не заходит солнце».

В 1587 году начались победоносные походы Царя Иоанна Васильевича Грозного в Ливонию. Эта вторая Ливонская война стала последней войной, в которой с 1587 по 1562 год, довелось принять участие еще сохранившему самоуправление лифляндскому филиалу Тевтонского Ордена Приснодевы Марии. Тогда потомкам меченосцев удалось с величайшим трудом собрать для защиты орденской Ливонии около двух тысяч конных воинов и незначительное количество пехотинцев (пикинеров и аркебузиров). Однако, несмотря на все усилия потомков гладиферов, участь орденской Ливонии была решена. Избранный в 1559 году ливонским «геермейстером» Готгард фон Кеттелер (Кеттлер, Кетлер), отчаявшись получить помощи от Императора и германских князей, отдался в 1560 году под покровительство Польши, в 1561 году (перейдя, вместе с большинством населения Ливонии, из римско-католической в евангельски-лютеранскую веру), сложил с себя свой сан, снял орденское облачение, уступил Польше Ливонию и получил от польского короля Сигизмунда Августа в лен Курляндию и Земгалию, положив начало династии герцогов Курляндских.

После утраты Ливонии, разрозненные владения Тевтонского Ордена Приснодевы Марии (так называемый «дейчмейстертум») сохранились только на территории «Священной Римской империи германской нации, где в 1577 году в рядах Ордена Девы Марии насчитывался всего-навсего сто семьдесят один «брат». Стоявший во главе этих тевтонских владений «дейчмейстер» принял на себя обязанности Гохмейстера всего Ордена Девы Марии и получил от Императора, вместе с должностью «администратора (управляющего) Тевтонского Ордена», статус имперского князя («рейхсфюрста»), хотя расположенные на территории империи земли Тевтонского Ордена имперским княжеством не считались.

3. Орден рыцарей креста с красной звездой.

Орден рыцарей креста с красной звездой у подножия пражского моста (Крестоносцы с красной звездой) (лат. Ordo militaris Crucigerorum cum rubea stella in pede pontis Pragensis, OMCRS), именуемый также Орденом рыцарей креста с красной звездой, Орденом рыцарей креста с красной звездой у подножия Пражского моста, Священным рыцарским Орденом крестоносцев с красной звездой, Орденом регулярных каноников Святейшего Креста красной звезды, Орденом крестоносцев с красной звездой, Орденом крестоносцев со звездой — старинный чешский католический духовно-рыцарский Орден, подчиняющийся Уставу Святого Августина (о чем до сих пор напоминает черное облачение членов ордена) и действующий с 1237 года.

Эмблемой Ордена является красный восьмиугольный крест над красной же шестиконечной звездой (как у Ордена меченосцев, но не на белом, а на черном поле).

Кроме того на всей территории Чешской республики Ордену принадлежит ещё пятнадцать храмов. Ему же принадлежит Храм Святого Карло Борромео в столице Австрии Вене.

Орден крестоносцев с красной звездой возник из госпитальерского (странноприимного) братства, основанного в 1233 году Святой Агнессой (Анежкой) Пшемысловной при Храме Святого Гастала в Старем Мнесте. Папа римский Григорий IX в 1237 году повысил с католической церкви. Вскоре деятельность ордена распространилась и на территории сопредельных государств: Силезии (в первую очередь — Бреславль-Вроцлав), Польши и Венгрии.

В Средние века рыцари Ордена пражских крестоносцев со звездой, помимо прочего, занимались охраной вначале Юдитина моста, а затем Карлова моста и сбором дорожных пошлин. В годы Гуситских войн крестоносцы со звездой, сохраняя верность Священной Римской Империи, неотъемлемой частью которой изначально было Чешское (Богемское) королевство, и римско-католической вере, сражались с чешскими антикатолическими реформаторами — гуситами (и, в частности, наиболее радикальными из гуситов — «братьями горы Фаворской», вошедших в историю под сокращенным названием «таборитов»). В XVI—XVII веках великие магистры (велмистры) Ордена крестоносцев с красной звездой часто занимали должность Пражского архиепископа, что придавало Ордену больший авторитет и давало доступ к казне архиепархии.

В период правления в Чехословакии коммунистического режима (1948—1989) Орден подвергался жестоким преследованиям, многие члены Ордена закончили свои дни в тюрьмах и лагерях принудительного труда при урановых рудниках. Количество членов Ордена уменьшилось с пятидесяти трех до тринадцати человек. После Бархатной революции 1989 года началось восстанавление ордена. К 2001 году количество его членов достигло двадцати одного.

В настоящее время деятельность Ордена рыцарей креста с красной звездой сосредоточена главным образом в Чехии, а также в Австрии. Во главе ордена стоит Великий магистр (чеш. Velmistr — Велмистр). Территориально орден разделён на комтурства, командорства или комменды (чеш. Komenda), во главе каждого из которых стоит комтур (командор или коммендатор).

Изначально основной задачей Ордена было учреждение госпиталей (странноприимниц) и руководство их деятельностью, а также духовное окормление прихожан. В настоящее время орден выполняет лишь последнюю функцию, действуя в качестве общества регулярных каноников.

20 июня 2011 года велмистром ордена пражских крестоносцев со звездой на шестилетний срок был избран Йосеф Шедиви, бывший пастор прихода Ветержов у Кийова.

Главным храмом ордена является костёл Святого Франциска Ассизского на Площади крестоносцев в Праге.

Наиболее известными в Чехии  представителями Ордена пражских крестоносцев со звездой были:

Ян Франтишек Бецковский (1658—1725) — чешский писатель, историк и католический священник.

Антонин Брус из Могельнице (1518—1580) — чешский католический священник, 23-й велмистр Ордена (1552—1580), 8-й архиепископ Пражский (1561—1580).

Ян III Лоэль (1549—1622) — чешский католический священник, 27-й велмистр Ордена (1612—1622), 12-й архиепископ Пражский (1612—1622)

Ян Бедржих фон Вальдштейн (1644—1694) — чешский католический священник, 31-й велмистр Ордена (1668—1694), 2-й епископ Краловеградецкий (1668—1675), 16-й архиепископ Пражский (1675—1694).

Эмануэль Ян Крштител Шёбель (1824—1909) — чешский католический священник.

Здесь конец и Господу нашему слава!

ПРИМЕЧАНИЕ

В качестве заглавной иллюстрации к настоящей миниатюре мы поместили портрет преподобного Вацлава Бедржиха Глава — пробст Ордена, кисти австрийского художника Йозефа Винтергальдера младшего (1743—1807) в орденском облачении и с крестом ордена на груди.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.