О ПЕРВОЙ ВОЙНЕ НОВОГО ТИПА. Кровавые клыки англосаксов.

1-74ximg_57646310482fe.png.pagespeed.ic.J405wrrgibboer-war

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.

Англо-бурскую войну 1899-1902 гг., выигранную Британской Империей, пусть с величайшими усилиями, и, казалось бы, поставившую «туманный Альбион» на вершину его могущества,  можно с полным основанием назвать (как это ни покажется парадоксальным) «началом конца британского мирового господства и наступлением эры мирового господства более загадочного типа» (Айвор Бенсон. Фактор сионизма).

Англо-бурскую войну 1899-1902 гг. можно также с полным основанием назвать «первой войной нового типа» во всемирной истории. На то есть, как минимум, две причины.

Картинки по запросу Англо-бурская войнаКартинки по запросу Orders of the Orange Free State

Во-первых, эта англо-бурская война заставила англичан переодеться в форму защитного цвета, научила воюющих использовать бронепоезда и делать заграждения из колючей проволоки и рыть безбрустверные окопы, менее заметные для противника. В годы этой войны британцев с бурами зародились основы снайперской тактики и возник обычай британских солдат ни в коем случае не прикуривать втроём от одной спички (первый прикуривающий обозначает занимаемую англичанами позицию, второй  — позволяет буру прицелиться, а по третьему он стреляет).

Во-вторых, если можно утверждать, что эра «войн нового типа» началась с этой англо-бурской войны (официально именуемой в британской историографии «Второй», но фактически — последней из нескольких), то именно на примере Южной Африки нам представляется прекрасная возможность более отчетливо увидеть крайне важные исторические сдвиги, спровоцировавшие в дальнейшем цепную реакцию перемен, охвативших весь мир.

1381363deb88ff23a117a5ae9603d48c470d

 До войны с бурами 1899-1902 гг. история Британской Империи представляла собой, по сути, непрерывное, прогрессивное поступательное развитие, омраченное лишь отделением от нее американских колоний. Британская держава далеко опередила всех своих соперников в деле расширения колониальных владений и на рубеже XIX-XX вв. с полным основанием считалась (как некогда — поверженная британцами Испания) «Империей, над которой никогда не заходит солнце», поскольку её колонии и доминионы были расположены во всех часовых поясах Земли. Британские исследователи в ходе скрупулезных подсчетов установили, что британские войска вторгались в свое время почти в каждое ныне существующее государство. Военной агрессии англичан в тот или ной период истории человечества подвергались территории 171 из 193 государств, состоящих в настоящее время в Организации Объединенных Наций. Помимо прямых военных вторжений, «коварный Альбион» в борьбе за геополитическое господство Лондон не гнушался и методами «тайной войны», действуя чужими руками. Так, например, по мнению многих отечественных и зарубежных историков, заговор против Всероссийского Императора и 72-го Великого Магистра Державного Ордена святого Иоанна Иерусалимского Павла I в марте 1801 г., приведший к его убийству, был подготовлен британским послом Уитвортом, сорвавшим таким образом наметившееся сближение Российской Империи с наполеоновской Францией, противоречившее британским интересам. В период Великой (Первой мировой) войны аналогичную роль играл британский посол в России сэр Джордж Бьюкенен, направлявший, вместе с лордом Альфредом Мил(ь)нером, о котором еще будет сказано ниже, «пятую колонну» Англии — будущих «февралистов» из среды членов Государственной Думы и высшего генералитета, стремившихся отстранить от власти Императора Николая II, чтобы дать Англии возможность не выполнить обязательства перед Российской Империей после победы над кайзеровской Германией и ее союзниками.

Однако по чистой случайности африканеры (или «буры», т.е. «крестьяне», как их тогда называли) — потомки голландских, немецких и французских первопоселенцев -, покинувшие, под давлением британских колониальных властей, Капскую колонию (Кейп Колони) и ушедшие, в поисках новой родины, на север, в практически не заселенные белыми людьми глубины Южной Африки, неожиданно оказались владельцами открытых там золотых приисков и алмазных копей.

Стремление британских ура-патриотов («джинго» или «джингоистов») типа премьер-министра Капской колонии и владельца алмазной империи «Де Бирс» Сесиля Джона Родса (см. фото выше слева) и упомянутого выше губернатора Капской колонии лорда Альфреда Мил(ь)нера приковать к британской колониальной колеснице новые бурские республики — Трансвааль (со столицей в Претории) и Оранжевое Свободное Государство (со столицей в Блумфонтейне) — вполне понятно. В атмосфере и настроениях безудержной империалистической экспансии и великодержавного шовинизма, царивших тогда повсеместно, было просто немыслимо не попытаться ухватить такой ценный куш, который как будто сам просился в руки («Что там думать, целься в глаз!» — как пелось в детской английской песенке, которую Джон Голсуорси не зря назвал в своей бессмертной «Саге о Форсайтах» предвестницей духа грядущего империализма)…

   

В результате кровопролитной Второй англо-бурской войны, унесшей, совершенно неожиданно для англичан, множество человеческих жизней (около двадцати тысяч британских и двадцать тысяч бурских комбатантов /1/, не считая еще более многочисленных жертв  — более тридцати тысяч!!! — среди мирного бурского населения, загнанного англичанами на голодную смерть в концентрационные лагеря, с полным основанием прозванные бурами «адскими лагерями» /2/ — первая примета «войн нового типа»; хотя вообще-то концентрационные лагеря появились еще в годы Гражданской войны в США 1861-1865 гг. и в период борьбы кубинцев за освобождение от испанского колониального господства в 1896 г., в них  до начала англо-бурской войны заключали только военнопленных) и потребовавшей огромных материальных и финансовых затрат, Великобритании удалось присоединить к своей колониальной империи и Трансвааль (Южно-Африканскую республику), и его соратницу по борьбе — Оранжевую республику (Оранжевое Свободное Государство). Однако это произошло при обстоятельствах, крайне не похожих на те, которыми сопровождались все прежние имперские колониальные завоевания. Вторая англо-бурская война вызвала среди британцев острейшие разногласия, раздиравшие британское общество до тех пор, пока не прозвучали первые выстрелы (произведенные бурами). Это была война, о которой британское правительство было заблаговременно поставлено в известность одним из наиболее верных и преданных подданных Британской Империи — генералом Уильямом Фрэнсисом Батлером (тогдашним главнокомандующим британскими вооруженными силами в Южной Африке, см. фото ниже слева). Это была война, вызвавшая целый поток информации, более лживой, чем во время любой другой войны за все время существования Британской империи (как писал впоследствии сам генерал У. Батлер в своей «Автобиографии», изданной в лондонском издательстве «Констебль» в 1912 г.).

В этой, казалось бы, крайне заманчивой для британцев перспективе дальнейшей имперской экспансии, пока еще шла война в Южной Африке, было нечто, отличавшее ее от всех предыдущих колониальных войн, нечто, о чем известный британский автор Дж. А. Хобсон писал:

«Мы (британцы — В.А.) боремся за то, чтобы власть в Претории (столице Южно-Африканской республики — В.А.) перешла в руки МЕЖДУНАРОДНОЙ ОЛИГАРХИИ (выделено нами — В.А.) — владельцев рудников и биржевых дельцов. Англичанам следует осознать, что экономическое будущее Южной Африки находится и, по-видимому, останется в руках преимущественно ИНОСТРАНЦЕВ (выделено нами — В.А.), которые занимаются финансами и ЧЬИ ИНТЕРЕСЫ РАСХОДЯТСЯ С ИНТЕРЕСАМИ БРИТАНИИ (выделено нами — В.А.)».

В правильности данной Хобсоном оценки сомневаться не приходится. В книге «Бурская война», изданной в 1979 г., английский автор Томас Пакенхем объясняет причины, приведшие к англо-бурской войне 1899-1902 гг., следующим образом:

«Во-первых, существует тонкая золотая нить, сплетенная «золотыми жуками» — семейством миллионеров Рандов (Рэндов — В.А.), контролировавшим богатейшие в мире рудники. До сих предполагалось, что ни один из этих «золотых жуков» не был напрямую связан с развязыванием войны. Хотя они были напрямую заинтересованы в этом. Я же обнаружил доказательство неофициального союза, заключенного между сэром Альфредом Мил(ь)нером, верховным комиссаром (британского правительства по делам Южной Африки — В.А.) и фирмой «Вернер-Бейт», отвечавшей за все горные разработки. Я уверен, что именно этот союз дал Мил(ь)неру силы ввергнуть страну в пучину войны».

Хобсон посвятил целую главу своей книги «Война в Южной Африке», изданной в 1900 г. (в самый разгар войны!) в лондонском издательстве Джеймса Нисбета, управлению рудниками в Трансваале. Некоторые из финансистов, стоявшие у истоков этой отрасли, были англичанами, в том числе Родс, Ранд и Дж. Б. Робинсон. Все они сколотили себе состояние в Южной Африке. А вот другие, «международные финансисты, составившие небольшую группу, в основном из иудеев, проживающих в Германии», уже были богаты, когда прибыли в Южную Африку, и имели доступ к практически неограниченным фондам в Европе, включая немецкий «Дрезднер банк», находившийся, по мнению Хобсона, почти полностью во владении Вернера и Бейта. Сесилю Родсу также приходилось обращаться за финансированием к международной династии банкиров — лондонским Ротшильдам. На предоставленный ему Ротшильдом кредит Родс выкупил паи своих конкурентов и получил полный контроль над алмазными разработками в Кимберли.

Генерал Уильям Батлер был еще более категоричен в своих указаниях на источники власти и побудительные причины, сыгравшие решающую роль в развязывании первой в истории «войны нового типа». Генерал говорил о тех, кто «тянет бикфордов шнур к политическому динамиту». В своем рапорте в военное министерство в июне 1899 г. Батлер писал:

«Если бы иудеи держались в стороне, было бы несложно прийти к соглашению (с бурами — В.А.), но они явно намерены ввергнуть страну (Южно-Африканскую республику — В.А.) в гражданскую войну (между проживавшими в Трансваале бурами и англичанами, не пользовавшимися там всей полнотой гражданских прав, в отличие от коренного бурского населения — В.А.). Признаки этого слишком очевидны, чтобы сомневаться в существовании сильных подводных течений, создатели которых намерены любой ценой развязать войну ради достижения своих собственных эгоистических целей».

Заметный очень немногим и осознаваемый еще меньшим числом людей эффективный контроль, осуществляемый Британской Империей, в решающий исторический момент мгновенно ушел из рук собственно британцев. Иначе говоря, центр тяжести подлинной власти над миром заметно переместился. Эта необъяснимая перемена вызвала цепную реакцию дальнейших перемен — в первую очередь для самой Британской Империи, а затем и для всего мира. Точнее говоря, это был первый явный признак начала процесса перемен в сфере финансового капитала, которому было суждено завершиться только к середине 30-х гг. ХХ в.

Другим перемены были менее заметны. Наиболее важными из них стали радикальные перемены в методах ведения войны. Как никогда прежде в истории, полем битвы между интересами враждующих сторон стал человеческий ум. Политическая война, по определению Карла фон Клаузевица, «война другими средствами», велась всегда, но еще никогда прежде это не происходило в таких масштабах, как в самом начале ХХ в. Пропаганда всегда использовалась как средство подготовки населения к войне, но в конце 90-х гг. XIX в. миру пришлось столкнуться с чем-то дотоле беспрецедентным по объему и беспардонности насквозь лживой пропаганды, использовавшейся для втягивания британцев в англо-бурскую войну любой ценой.

Это новое зло (или же возвращение старого зла в новых, грандиозных масштабах) настолько потрясло генерала У. Батлера, что 18 декабря 1898 г. он написал британскому министру по делам колоний следующее:

«Все политические вопросы в Южной Африке и почти все сведения, поступающие из Кейптауна, разрабатываются, как я уже указывал, колоссальным синдикатом по распространению ложной информации».

В своей книге «Война в Южной Африке» Хобсон писал:

«Южная Африка дает нам уникальный пример могущества прессы, находящейся во владении, под контролем и руководством небольшой кучки людей, имеющих конкретную цель — спровоцировать конфликт, призванный служить их деловым интересам».

С поистине провидческой проницательностью Хобсон написал книгу «Психология джингоизма», сопоставимую, как анализ бесчестных приемов пропаганды, со знаменитым романом-анитутопией «1984» Джорджа Оруэлла.

Книги Хобсона представляются тем более ценными, что одновременно с ним номенклатурные британские ученые и маститые литераторы — в том числе высоко одаренные люди, например, любимый всеми нами сэр Артур Конан-Дойл (не говоря уже о молодом Уинстоне Черчилле) — бесстыдно штамповали ангажированные псевдосторические справки по англо-бурской войне в Южной Африке, а не менее знаменитый бард британского империализма сэр Редьярл Киплинг воспевал англосаксонское вторжение в бурские республики в трескучих гимнах, подобных наглому крику трубы перед кавалерийской атакой на толпу беззащитных туземцев, со всей силой своего несомненного таланта, втиснутого, однако, по выражению Константина Георгиевича Паустовского, «в тесные ножны штыка солдата британских колониальных войск». Фальшь этой пропаганды как осознанно, так и неосознанно ощущалась за пределами Великобритании, вызвав во всем мире прилив симпатии к бурам. Даже французский романист Луи Буссенар — один из любимых писателей нашего детства -, совсем недавно изобразивший буров в своем романе «Похитители бриллиантов» свирепыми «белыми дикарями», коренным образом изменил свое мнение о них, изобразив бурских бойцов настоящими героями и патриотами в другом, не менее 0 если не более! — известном, романе — «Капитан Сорви-Голова» (написанном, правда, уже после «Фашодского инцидента» 1895 г., поставившего Францию и Англию на грань колониальной войны из-за права владеть Суданом). А в России симпатии абсолютного большинства населения однозначно принадлежали бурам. Свидетельством тому являются проникнутая искренней симпатией у бурам приключенческая повесть немецкого путешественника и писателя Августа Нимана «Питер Мариц — юный бур из Трансвааля» (которая была переведена на русский язык еще в 1885 г., до начала последней англо-бурской войны, и которую автору настоящей миниатюры довелось прочитать — как выяснилось впоследствии, в урезанном советской цензурой варианте — еще до «южноафриканских» произведений Буссенара), а также ставшая поистине общенародной песня «Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне…», текст которой мы приводим в приложении 1 к настоящей миниатюре.

ПРИМЕЧАНИЯ

/1/ Непосредственно на поле боя в период англо-бурской войны 1899-1902 гг. пало около 8000 британцев и около 7000 буров; остальные скончались от ран и болезней.

/2/ Согласно последним подсчётам, в созданных британцами в Южной Африке для бурских некомбатантов концентрационных лагерях с 1900 по 1902 г. содержалась почти половина тогдашнего населения бурских республик: сто восемнадцать тысяч представителей мирного населения, из которых умерло 23,7% — почти двадцать восемь тысяч человек, в том числе тысяча четыреста двадцать один престарелый мужчина, три тысячи двести восемьдесят восемь замужних женщин, восемьсот двадцать пять незамужних женщин старше шестнадцати лет, двести девять мужчин старше шестнадцати лет и двадцать две тысячи семьдесят четыре реьенка в возрасте до шестнадцати лет.

В то время бурское население Республики Трансвааль и Оранжевого Свободного Государства составляло в общей сложности около двухсот пятидесяти тысяч человек. Таким образом, в годы войны с британцами погибло около 14% довоенного бурского населения. Больнее всего война ударила по бурским детям. Согласно подсчётам демографов-африканеров, если бы не эти жертвы, сегодняшнее бурское население Южной Африки могло бы составлять на 600 000 человек больше. Меньшей известностью пользуется тот факт, что в созданных британцами концентрационных «адских» лагерях содержались не только белые буры, но и чернокожие жители бурских республик. Из примерно ста тысяч  чернокожих заключённых британских концентрационных лагерей умерло от истощения и болезней, согласно разным оценкам, от четырнадцати до двадцати тысяч человек.

ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ТРАНСВААЛЬ, ТРАНСВААЛЬ, СТРАНА МОЯ

Народная песня (на основе стихотворения Глафиры Галиной).
Текст (максимально полный) восстановлен по разным источникам.

Трансвааль, Трансвааль, страна моя,
Ты вся горишь в огне!
Под деревом развесистым
Задумчив, бур сидел.

— О чем, старик, задумался?
О чем тоскуешь ты?
— Горюю я по родине,
И жаль мне край родной.

Сынов всех девять у меня,
Троих уж нет в живых,
А за свободу борются
Шесть юных остальных.

А старший сын — старик седой
Убит уж на войне:
Он без молитвы, без креста
Зарыт в сухой земле.

А младший сын — тринадцать лет —
Просился на войну,
Но я сказал, что нет, нет, нет —
Малютку не возьму.

Но он, нахмурясь, отвечал:
«Отец, пойду и я!
Пускай я слаб, пускай я мал —
Верна рука моя…

Отец, отец, возьми меня
С собою на войну —
Я жертвую за родину
Младую жизнь свою.

Отец, не будешь ты краснеть
За мальчика в бою —
С тобой сумею умереть
За родину свою!..»

Я выслушал его слова,
Обнял, поцеловал
И в тот же день, и в тот же час
На поле брани взял.

Однажды при сражении
Отбит был наш обоз,
Малютка на позицию
Ползком патрон принес.

И он в пороховом дыму
Дошел до наших рот,
Но в спину выстрелил ему
Предатель-готтентот.

Настал, настал тяжелый час
Для родины моей,
Молитесь, женщины, за нас
За наших сыновей.

Трансвааль, Трансвааль, страна моя,
Бур старый говорит:
За кривду Бог накажет нас,
За правду наградит.

Встает заря угрюмая
с дымами в вышине,
Трансвааль, Трансвааль, страна моя,
Ты вся горишь в огне…

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

15 апреля 2013 г. ПРАВМИР. Архиепископ Йоханнесбургский и Преторийский Дамаскин 14 апреля в сослужении настоятеля священника Даниила Лугового совершил Божественную литургию в храме прп. Сергия Радонежского. После окончания богослужения был совершен чин основания часовни во имя святого равноапостольного князя Владимира, которая возводится в память о российских добровольцах погибших во время англо-бурской войны 1899-1902 гг., сообщает сайт Сергиевского храма в ЮАР.

Часовня возводится по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.  Архитектор часовни – Юрий Кирс, который в свое время проектировал храм прп. Сергия Радонежского. В закладке также приняли участие Посол Российской Федерации М. И. Петраков, представитель компании «Норильский Никель» Д.И. Григорьев, послы Украины, Беларуси, Греции, Кипра и Сербии, многочисленные прихожане и гости прихода.

Англо-бурская война стояла в центре внимания всего цивилизованного мира. На заре XX века в этой войне видели крупнейшее международное событие. Именно эта война впервые привлекла к Африке внимание российской общественности.

Двести двадцать пять российских добровольцев приняли участие в англо-бурской войне. Конечно, это была лишь небольшая часть из тех, кто хотел приехать в Южную Африку. Помимо них в военных действиях приняли участие многие выходцы из Российской Империи, которые на тот момент уже находились на юге Африканского континента.

Одним из наиболее выдающихся и отважных военачальников стал Евгений Яковлевич Максимов, дослужившийся до звания генерала бурской армии. Из-за многочисленных ранений он был вынужден вернуться в Россию. Известны имена следующих погибших россиян: лейтенант Б. Строльман, поручики С. Дуплов, Н. Петров, В. Стессель и П. Риперт, подпоручики Л. Покровский и И. Никитин. Имена других до нас не дошли, но несомненно, что их было больше.

Медицинский отряд Российского Красного Креста работал в Южной Африке с января по август 1900 г. Он оказал медицинскую помощь 6806 больным и раненым.

Достоверно известно, что святой праведный Иоанн Кронштадский для духовного укрепления передал добровольцам икону Михаила Архангела с собственноручной надписью, которая гласила: «Призываю благословение Божие на ваши головы, желаю вам благополучно доехать, встать на защиту глубоко несчастных и угнетенных собратьев-буров и вернуться невредимо на родину. Вручаю вам образ архангела Михаила. Да охранит вас святой архистратиг в часы опасности!» В настоящий момент местонахождение иконы неизвестно, но в столице ЮАР г. Претории в музее хранится присланный из России во время войны образ святого преподобного Сергия Радонежского и братина, в которой содержится семьдесят тысяч подписей русских людей в поддержку буров.


Автор: пресс-секретарь
Монархической партии России
Вольфганг Викторович Акунов

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.