«Москва рискует разделить участь Константинополя» — Иван Байдаков, историк

Во втором десятилетии XXI века в России или на 26 году «жизни» новой России можно увидеть некоторые параллели, уже происходившие в истории, правда, не с нашей страной, да и в другой эпохе. Сегодня речь пойдет о России XXI века, проще говоря, о России, начавшейся после распада Советского Союза, и о Византийской Империи.

Сразу оговоримся: понятие «Византийская империя» очень растяжимо во времени, так как Империя началась в 395 году и закончилась в 1453 году (для восстановления исторической справедливости отметим: был короткий период — с 1204 года и до 1261 года н.э., — существования на месте Византии после 4 крестового похода Латинской империи). В связи с тем, что сравнивать или искать взаимосвязь между двумя конкретными (узкими) отрезками времени не будет объективно, мы поговорим о тенденциях разных эпох, существующих ныне в России и существовавших в Византии.

Отвечая на рационально возникший вопрос: почему именно Византия? Сразу скажу, что причин много, например, современная российская власть очень часто сравнивает Россию и Византию, начиная с того, что внезапно вспомнили старую идею «Москва – третий Рим», и заканчивая тем, что Россия (исторически — Московское княжество, Московское царство, Российская империя, Советский союз, Российская Федерация) очень много переняла от Византии: самое очевидное – православие, как цивилизационную доктрину, и исторический титул государя — «царь» (ныне произносимый с некой долей историчности и, возможно, иронии). Кстати, «царь» означает «цезарь», а «цезарь» или «кесарь» — это императоры Рима и Византии.

Чем для византийца («византиец» не совсем исторически правильный термин, все граждане Византии назывались «ромеи» – римляне, это позже всех разделили по этническому признаку — греки, армяне, евреи и т.д.) являлся Константинополь? Этот вопрос аналогичен современному: чем для русского является Москва? Ответ будет прост: Москва – это всё. Это деньги, власть, почёт, культурная жизнь, вся жизнь государства и, как бы это цинично не звучало и не отрицалось, все крутится вокруг Москвы.

Так было и в Византийской империи: Константинополь был всем: властью, связями, положением, деньгами — просто всем. Да, безусловно, в России и в Византии были и есть другие крупные города (для Византии: Салоники, Афины, Иерусалим, Тир и т.д., а для России: Санкт-Петербург, Екатеринбург, Владивосток и т.д.), но столица разительно выделяется на фоне всех остальных городов.

Это связанно с очень многими факторами.

Самое важное, что было в Константинополе – это власть. Император жил и находился там, соответственно, из столицы руководили страной, соответственно основные управленческие должности находятся в столице, соответственно основные денежные потоки, налоги шли через столицу и так далее, и так далее, и так далее.

Личность императора (да и не только императора, а любого правителя) собирала вокруг себя огромную «армию» чиновников, которая находилась в Константинополе. Нужно оговориться, что в то время иметь должность в столице было не просто почётно, но и очень прибыльно. Любой аристократ мечтал поехать в Константинополь, чтобы получить деньги, власть, почёт. Поэтому с течением времени чиновничий аппарат всё рос и рос. Сначала приехало первое поколение, потом у первого поколения появились дети, их пристроили на места, а потом дети детей, и так далее и так далее.

Соответственно если император, высшая и богатая аристократия, высшие чиновники находятся в Константинополе, то и основные финансовые потоки будут там же, а если финансовые потоки в Константинополе, то и основная торговля будет не далеко. Это достаточно легко объяснить: в любую эпоху любому купцу или ремесленнику нужен «союзник» (можно назвать покровитель) во власти – это во-первых, а во-вторых, нужен рынок сбыта. А в средние века главный конечный покупатель – это знать.

В Византии основной торговый «хаб» (неправильный термин с точки зрения истории, но он правилен с точки зрения описания города) находился в Константинополе. Практически любой купец вез товары на продажу именно туда, крестьянин, который произвел что-либо, ехал туда, армия с добычей шла туда, все богатства аккумулировались в столице. Кроме того, ремесленники и купцы Константинополя имели очень много монопольных прав, как в производстве чего-либо, так и в налоговых и торговых преференциях, например, в праве на торговлю шелком. Поэтому стать ремесленником именно в столице было экономически выгодно.

Власть (император и его чиновничий аппарат), деньги (аристократия), торговля (купцы), промышленники (ремесленники) требовали «хорошего», если не сказать «богатого», уровня жизни. Соответственно, отличие уровня жизни в столице от уровня жизни всей империи было примерно таким же, как Москва отличается от Магадана сегодня. Отличие можно было видеть, начиная от культурной жизни (все новые премьеры, большинство театров, выставок, религиозных церемоний, все видные мыслители и ученые находились в Константинополе) и заканчивая внешним обликом города и его жителей.

Из-за этого очень быстро росло количество жителей города в 330 году (Константинополь еще не столица) их более ста тысяч, а к падению Византии в городе было около полумиллиона человек (к 1453 году в Византии всего оставалось 10 миллионов человек, а это означает, что каждый двадцатый жил в столице).

Но что самое главное – это все надо было кормить и содержать. Очевидно, что огромный город просто не способен сам себя прокормить и обеспечить всем необходимым. Поэтому на обеспечение Константинополя работала вся страна. Мы не будем сейчас говорить о налоговой системе Византии (для восстановления исторической справедливости: в Византии был подушный, поземельный налог и налог с городов), но отметим одну деталь: все города империи платили налоги «в центр», а Константинополь нет, будучи «центром» сам. Все собранные налоги «скапливались» в Константинополе, тратились на его нужды, а оставшаяся часть «уходила», как сегодня говорят, «по регионам». Если же в империи начинался голод, то, в первую очередь, спасали Константинополь.

Ситуация заключается в том, что все это сакрализировало Константинополь. С детства родители детям рассказывали о величии «второго Рима», о том, как там богато, о том, что в голод он не голодает, о том, что, попав туда, ребенок будет состоятелен. И любой не только аристократ, но и любой мало-мальски претендующий на что-либо человек от малого до великого не упускал любую возможность переехать туда.

Эта сакрализация, эта система византийского управления, которая создала из огромного государства империю одного города, была обречена на гибель. В какой-то момент Византийская империя потеряла почти все свои территории, кормившие Константинополь, и не смогла больше существовать. Продовольствие, оружие, предметы быта, одним словом, все приходилось не просто привозить, а закупать у других стран. В какой-то момент империя впала в глубочайший кризис – кризис одного города.

И с тех времен не особо что-то поменялось.

Давайте посмотрим на Россию XXI века. Москва аккумулирует всё. Вся власть находится в Москве, и близость к тому, кто принимает решения, определяет твое положение в обществе. Собственно, по этим причинам все богатые и властные люди стараются оказаться в Москве.

Кроме власти в Москве сосредоточены деньги: основная торговля, основные финансовые потоки «протекают» через Москву. Все крупные фирмы стараются иметь головные офисы в Москве.

Наличие офисов крупных компаний, аккумуляция власти даёт высокие зарплаты по сравнению с большинством регионов. Соответственно, высокие зарплаты дают более высокий уровень жизни. Кроме зарплат власть и деньги создают рабочие места, а в условиях кризиса – это привлекает всё больше и больше людей. Население Москвы, по официальным данным составляет около двенадцати миллионов человек, в России всего живет 144 миллиона. То есть, почти каждый десятый живет в столице.

Также, власть и деньги притягивают культурную жизнь: большинство театров, концертов, премьер, фестивалей проходят в Москве, основные образовательные учреждения находятся в Москве. Всё это превозносит москвичей над остальной страной и наглядно показывает всем, что в Москве жить гораздо и гораздо лучше.

Также, нельзя не отметить разницу в развитии инфраструктуры, например, в Москве есть в метро, а в большинстве городов его просто нет.

И вот, как и в Византии, мы приходим к тому, что всё это надо как-то содержать. Для сравнения у Москвы самый большой бюджет из всех регионов (2.07. трл. рублей на 2017 год).

Безусловно, столица должна аккумулировать в себе власть, но далеко не все богатство и все ресурсы государства. Огромное государство не должно кормить один город. История уже знает пример Византии, ведь эта страна развивала всего один город – Константинополь, и, отчасти, из-за этого она и пала.

Исходя из исторического опыта (оставим экономистам, социологам, политикам их «поля» обсуждения), можно видеть, что дальнейшее раздувание одного субъекта «без границ» вместо комплексного развития регионов, делающего регионы не менее или даже более привлекательными, чем столица, с точки зрения уровня жизни, развития бизнесов, экологии и прочего, опасно или, как минимум, ошибочно, как с точки зрения исторической перспективы, так и с точки зрения стратегического развития страны.

А решение о реновации Москвы может явиться ещё одной «серьёзной раной на теле страны», и показывает нам не понимание принимающими решения того, что для перспектив всей России нужно развивать не Москву, а вкладывать, даже в ущерб столице, средства и силы в «подведение» российских регионов к уровню метрополии.

 

Ссылка — https://newizv.ru/article/general/01-11-2017/ivan-baydakov-istorik-moskva-riskuet-razdelit-uchast-konstantinopolya?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

 

 

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader