766949

До «добринских рыцарей» см. рисунок выше слева) аналогичную задачу пытался выполнять польский филиал упоминавшегося выше испанского духовно-рыцарского Ордена Калатравы, члены которого носили белые облачения с красным лилиевидным крестом (см. рисунок выше справа). Однако перебравшимся в Польшу рыцарям Калатравы (подчиненным Оливскому монастырю монашеского Цистерцианского ордена, расположенному близ Данцига-Гданьска) не удалось организовать эффективную оборону Мазовии от нападений прусских язычников, так что учреждение Добринского Ордена оказалось весьма кстати.

Официально новый Орден, подобно тамплиерам и меченосцам, именовался «Орденом Христа» (или «Польским Орденом Христа») — по крайней мере, в двух буллах папы римского Григория IX от 28 октября 1228 года. Одна из этих булл – об утверждении папой нового Ордена — была направлена первому епископу Прусскому Христиану, а другая – «Магистру (без имени) и братству Ордена Христа», с призывом бороться с пруссами (которых Апостольская курия, ничтоже сумняшеся, считала «сарацинами»!) в Мазовии.

Однако новое Добринское братство стремилось унаследовать от ливонских меченосцев не только их официальное «тамплиерское» название («Орден Христа»), но даже их символику. Эмблема Добринского Ордена была очень похожа на печать ливонских меченосцев – вот только у «добринских рыцарей» вместо уширенного гладиферского креста над мечом изображалась красная восьмиконечная звезда (хотя на некоторых дошедших до нас изображениях «добринских рыцарей» звезда заменяет не крест, а меч – как у пражских «рыцарей-крестоносцев со звездой»). По мнению упомянутого нами выше историка Элиота, эта эмблема украшала и левую сторону белого плаща «добринских рыцарей». Однако в отличие от печати Добринского Ордена, на которой меч изображен острием вниз, на рисунке Элиота меч представлен острием вверх, а звезда имеет не восемь, а пять лучей; по его описанию, «добринские» меч и звезда были красного цвета (Helyot, Bd.3, Fig. 48 u. S. 173).

В то же время, часто приходится читать и видеть в иных книгах, что эмблема «добринских рыцарей» представляет собой красную шестиконечную звезду над мечом (из чего иные, не знакомые с историей и принципами геральдики, публицисты «охранительного направления» делают «далеко идущие» выводы о том, что-де «за железными шеренгами германских псов-рыцарей» якобы «скрывался иудейский ростовщический капитал»!).

С другой стороны, приходится читать и утверждения, что, якобы, те из «добринских братьев», которым довелось предварительно побывать в Святой Земле и, в частности, в Вифлееме, получали право на включение в свою эмблему не красной, а золотой восьмиконечной («Вифлеемской») звезды; а те из ливонских братьев-меченосцев, которые также сподобились совершить паломничество в Палестину, якобы, также получали право ввести в свою эмблему (вместо креста!) золотую звезду (но только не восьмиконечную, как у «добринских рыцарей», а шестиконечную). В общем, «темна вода во облацех»…

Во всяком случае, Добринское братство оказалось не только весьма немногочисленным (всего-навсего пятнадцать «братьев-рыцарей» и не более ста пятидесяти «полубратьев»-«семифратеров»), но и весьма недолговечным, влившись в 1235 году в состав Тевтонского (Немецкого) Ордена. Но и в его составе бывшие «добринцы» задержались недолго. Не прошло и двух лет, как они перешли в Орден госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского. Попытка же князя Конрада Мазовецкого возродить свой «Орден братьев рыцарей Христовых из Добрина» в 1237 году на новом месте — в г. Дрогичин (в Побужье) не увенчалась успехом. «Добрынские рыцари» были разбиты и изгнаны оттуда западнорусским князем (а впоследствии — даже «Королем Руси», по милости римского папы!) Даниилом Галицким, судя по всему, не отличавшим их от «настоящих» храмовников-тамплиеров (если верить его донесенным до нас летописцем словам: «Не лепо есть держати наше отчины крижевником, Тепличем, рекомым Соломоничем…»).

Братство меченосцев также просуществовало в Ливонии сравнительно недолго (хотя успело настолько прочно «войти в анналы», что даже сам тов. Сталин, по воспоминаниям современников, через семьсот лет мечтал превратить свою большевицкую партию в новый «орден меченосцев»)! Находясь в состоянии непрестанной кровавой борьбы с языческими племенами, упорно не желавшими креститься, постоянно конфликтуя с епископом рижским и между собой, «Христово воинство» теряло силы, хотя и не сдавалось. Так что совершенно несправедливыми представляются строки из главы «Слово о побоище Ледовом» любимой книги детства многих из нас — «Наша древняя столица» Натальи Кончаловской:

«А ливонец не привык
Получать по шее».

Очень даже привык, чему есть масса свидетельств.

Упоминавшийся нами выше второй (и одновременно – последний) магистр «Ордена Меча» Фольквин, отчаявшись исправить положение собственными силами, вступил в переговоры с Тевтонским Орденом Пресвятой Девы Марии с целью объединения обоих рыцарских братств. Он думал об их слиянии на полностью равноправной основе, однако не нашел сочувствия ни у прусских тевтонов, ни у собственных орденских «братьев». Меченосцы опасались, в случае объединения с гораздо более мощным и жившим строго «по Уставу» Тевтонским Орденом, безвозвратно утратить «вольность», которой они дотоле пользовались в ливонском «пограничье».

Что до тевтонских рыцарей (или, как их еще называли, «мариан»), то, во-первых, у них хватало забот с покорением и христианизацией упорно сопротивлявшихся прусских язычников.

Во-вторых, же Тевтонскому Ордену, не успевшему еще укрепиться как следует в Пруссии, ни к чему было ссориться с Данией – весьма сильным в то время североевропейским королевством, с которым меченосцы постоянно конфликтовали из-за Эстляндии (Эстонии), на которую, наряду с гладиферами, претендовали и датские крестоносцы.

В-третьих, сама перспектива принять в свои ряды склонную к анархии ливонскую вольницу «Христова воинства», казалась малопривлекательной тевтонам, приученным к строгой орденской дисциплины. И только после страшного поражения в битве на реке Сауле в 1236 году (по мнению большинства историков — близ нынешнего Шяуляя), нанесенного меченосцам литовцами и ударившими гладиферам в спину их же собственным вспомогательным земгальским (семигальским) контингентом (в битве на Сауле пали сам магистр ливонского «Христова воинства» Фольквин и с ним пятьдесят «братьев-рыцарей», не говоря уже о кнехтах и оруженосцах, т.е. практически все, что «Орден Меча» имел в наличии!), Верховный Магистр (Гохмейстер; нем. Hochmeister) Тевтонского Ордена Герман фон Зальца согласился на включение жалких остатков «Ордена Христа» в ряды «рыцарей Пресвятой Девы Марии», но уже безо всяких условий со стороны меченосцев, впавших в полнейшее ничтожество.

4130deКартинки по запросу Siegel des landmeisters von Livland14670857_1301013066585105_4862268425318568469_n

Акт слияния обоих Орденов был узаконен буллой папы римского Григория IX, подписанной в его резиденции Витербо 13 мая 1237 года. Характерно, что папская булла была адресована не «магистру», а «прецептору» («порученцу» — т.е. лицу более низкого ранга, чем магистр!) и братьям Ордена Христа в Ливонии». Из еще не покоренной окончательно тевтонами Пруссии в Ливонию были направлены шестьдесят (или около того) тевтонских рыцарей во главе с Германом Балком (встречается также написание «Балке», «Бальке», «Вальке» или «Фальке» — последний вариант означает по-немецки «сокол»). Герман Балк  (cм. оттиск его орденской должностной печати с изображением бегства Святого семейства в Египет выше в центре), являвшийся с 1230 года первым прусским ландмейстером (провинциальным, или земским, магистром, т.е. наместником Тевтонского Ордена Девы Марии в Пруссии), начиная с 1237 года одновременно являлся и первым лифляндским, или ливонским магистром (Magister Livoniae) того же самого Ордена.

krestonostsy-01Картинки по запросу Участники Первого Крестового похода

С этого момента «Орден меченосцев» официально прекратил свое существование, а вместе с ним прекратилось и использование немецкими рыцарями его символики, будь то мечи, кресты или звезды красного цвета. Отныне место братства гладиферов в Ливонии занял ливонский филиал Тевтонского Ордена (продолжавшего до 1291 года сражаться с нехристями не только в Пруссии, но и в Святой Земле, плечом к плечу с рыцарями-монахами Орденов тамплиеров и госпитальеров),  именовавшийся «Домом Святой Марии Тевтонской в Ливонии» (Domus Sanctae Mariae Theutonicorum in Livonia), но отнюдь не «Ливонским Орденом»(!), как его почему-то порой именуют. Так что, в Ледовом побоище на Чудском )а не Ладожском, как почему-то утверждает отечественный «родновер» и неоязычник, скрывающий свою подлинную идентичность под звучным псевдонимом «Александр Асов» в сочиненной им «энциклопедии чудес» под названием «Славянские руны и Боянов гимн»!)  озере в 1242 году Святой Благоверный князь Александр Невский разгромил отнюдь не «меченосцев» и не рыцарей «Ливонского Ордена»! Несмотря на смену названия (с «Ордена Христа» на «Орден Девы Марии»), никакой церковно-догматической «переориентации» братства ливонских рыцарей-монахов не произошло, да ничего подобного и не имелось в виду.

Пресвятая Дева Мария являлась не только Небесной Заступницей и Покровительницей Тевтонского Ордена; культ Божьей Матери процветал в Восточной Прибалтике с самого начала ее христианизации (с конца XII века), т.е. еще до появления тевтонских рыцарей в «Остзейском крае». С самого начала Рижский епископат утверждал, что ливонские земли являются Ее «вдовьей частью наследства», по аналогии с «отцовской долей наследства Христа» в Святой Земле. Именно в этом заключался смысл понятия «Удел Пресвятой Богородицы» (так же, кстати, по-церковному именовалась и Православная Русь).

1248893610_scan0031459

Хотя после поглощения «Ордена меченосцев» Тевтонским Орденом прежняя символика гладиферов была заменена символикой тевтонов, память о происхождении и некогда самостоятельном существовании филиала Ордена Приснодевы Марии не исчезла бесследно. Она сохранилась в т.н. «цепи из мечей» (нем.: Schwertkette или Schwerterkette) руководителей ливонской ветви Тевтонского Ордена, звеньями которой служили попеременно чередующиеся гербы Тевтонского Ордена (белые щитки с черным крестом) и пары противоположно направленных золотых мечей. К этой ландмейстерской цепи (см. рис. выше слева) был подвешен медальон с образом покровительницы Ордена и его прибалтийских владений — Пресвятой Богородицы с Богомладенцем Иисусом, подножием трона которой служило изображение герба Тевтонского Ордена (см. рис. ниже справа).

3.»Старший брат» ливонских рыцарей.

14717232_1300273143325764_4964965350699026840_n90

Тевтонский Орден был сформирован в конце XII века. Кружку благочестивых немецких паломников, образовавшемуся около 1128 года в Святом Граде Иерусалиме для оказания госпитальерской (странноприимной) помощи пилигримам из Германии и именовавшемуся «Иерусалимским Немецким Госпиталем Святой Марии» (Deutsches Hospital Sankt Marien zu Jerusalem), около 1189 года при осаде Аккона, в ходе III Крестового похода, был, по примеру иоаннитов, придан, наряду с госпитальерским, еще и военный характер. В связи с расширением орденских функций в прежний устав тевтонов, скопированный с устава госпитальеров-иоаннитов, были добавлены военные статьи «Ордена бедных рыцарей (спутников) Христа и Храма Соломонова» (тамплиеров), созданного, в отличие от иоаннитов и тевтонов, с исключительно военными целями, а в качестве орденского облачения рыцарям-тевтонам было дозволено папской курией носить белый тамплиерский плащ.

В 1191 году папа римский Климент III утвердил тевтонскую организацию, по утверждениям официальных историков Ордена госпитальеров-иоаннитов – в качестве отделения Ордена госпитальеров, хотя официальные историки Тевтонского Ордена оспаривают данное утверждение, подчеркивая, что их Орден был с самого начала совершенно самостоятельным, не подчиняясь даже Патриарху Иерусалимскому, а только папскому престолу!. Как бы то ни было, cъезд германских князей в 1198 году в Акконе постановил считать Тевтонский (Немецкий) Орден самостоятельной организацией, что и было окончательно санкционировано папой Иннокентием III в 1199 году. С этого момента полное название Тевтонского Ордена звучало следующим образом: «Братство Госпиталя Святой Марии Тевтонской (что) в Иерусалиме».

6e6656a3c38171591e58ff1555cfeeddee4713aeb22da4cdd353ece93484918aКартинки по запросу Siegel des Deutschen Ordens

Во главе Тевтонского Ордена стоял, в отличие от большинства других военно-монашеских Орденов, не «Великий», а «Верховный» Магистр («Гохмейстер», по-немецки: Homeyster, Hochmeister), избиравшийся (теоретически) пожизненно. Верховному Магистру подчинялся (но одновременно и контролировал его) Орденский Капитул (Совет), состоявший из пятерых высших орденских сановников — так называемых «(великих) повелителей» («гебитигеров» или «гроссгебитигеров»).

Вторым по значению должностным лицом после Верховного Магистра в орденской иерархии был являвшийся членом этого капитула Великий комтур, ведавший, в частности, всеми финансовыми вопросами Ордена (позднее его сменил в этом качестве Великий казначей). Тевтонский Орден владел большими земельными угодьями (завоеванными или дарованными ему) в различных регионах христианского мира, подразделявшимися на «комтурии» или «комтурства» (командорства).

Руководители этих орденских «филиалов» («управители земель») именовались «земельными (земскими) магистрами», или «ландмейстерами» (Landmeister), если находившиеся под их управлением орденские владения были расположены в Германии — в средневековом понимании этого слова, т.е. в «Священной Римской Империи германской нации», охватывавшей, наряду с собственно германскими землями, также территорию современных Бельгии, Нидерландов, Люксембурга, Богемии, Австрии, Хорватии, Словении, Каринтии, Бургундии, Геннегау (Эно), Северной Италии и т.д.! -, Пруссии, а позже и в Ливонии.

Если же владения Тевтонского Ордена были расположены за пределами «Германии», в менее значительных провинциях – Апулии (Южной Италии), Сицилии, Ахайе (Греции), Армении (Сирии) и пр., — то управлявшие ими орденские чиновники именовались не «ландмейстерами», а «земскими (или земельными) комтурами» — «ландкомтурами» (Landkomtur), в отличие от «рядовых» комтуров (комендантов орденских замков или крепостей, являвшихся одновременно и монастырями). На печатях и в буллах (посланиях) ландмейстеры Тевтонского Ордена (кроме ландмейстера Ливонии) именовались «прецепторами» (по-латыни «praeceptor» означает «порученец», т.е. лицо, которое по поручению орденского руководства управляет данным владением Ордена). Все комтуры орденских провинций (кроме комтуров немецких отделений Ордена Девы Марии, а позднее – и прусских комтуров) были обязаны отсылать 1/3 доходов, полученных со своих владений, в резиденцию центрального орденского руководства, где эти средства поступали в распоряжение Великого комтура (пока не была введена должность орденского казначея).

764c6ddf03a8bf1f06cda54aca7fae9c

В каждой комтурии (независимо от ее размеров и значения) имелся свой Капитул (именовавшийся в Ливонии «Конвентом»). Члены Конвента носили особые облачения – белую мантию и коричневый капюшон. Особое место среди ландмейстеров Тевтонского Ордена занимал ландмейстер Германии, или «дейчмейстер» (Deutschmeister), облеченный правом в определенных случаях контролировать самого Верховного Магистра, пребывавшего первоначально в Святой Земле, а затем, последовательно, в Венеции, Мариенбурге (Пруссия) и Кенигсберге (с 1456 года). Кроме права контролировать Верховного Магистра, дейчмейстер был вправе в чрезвычайных обстоятельствах созывать Генеральный Капитул всего Тевтонского Ордена.

Право дейчмейстера контролировать Верховного Магистра и созывать Генеральный Капитул было связано с тем, что Тевтонский Орден получал основные духовные и рыцарские кадры, да и основную материальную и финансовую помощь именно из своих немецких владений (особенно в первые сто лет существования Ордена). Среди рыцарей Тевтонского Ордена, подвизавшихся в Пруссии, преобладали выходцы из германской области Франконии, а в Ливонии – в основном выходцы из Вестфалии. Впоследствии тевтонские дейчмейстеры нередко становились в оппозицию Верховным Магистрам и вообще высшему орденскому руководству.

Организованный, как и его старшие предшественники – госпитальеры, тамплиеры, лазариты и др., — для защиты интересов христиан (в особенности, немецкого происхождения) в Иерусалиме и возрожденный в Акконе, Тевтонский Орден, тем не менее, не приобрел такого же влияния в Святой Земле, как вышеперечисленные Ордены. В постоянной упорной и кровавой борьбе, шедшей между тамплиерами и рыцарями Святого Иоанна, Тевтонский Орден поддерживал последних (видимо, в память того, что когда-то считался, а может быть, и являлся, отделением Ордена госпитальеров). Так, по свидетельству хрониста Мэтью (Матвея) Парижского, тамплиеры в 1241 году подвергли длительной осаде приорство госпитальеров в Акконе, а тевтонов силой изгнали из этого города. Верховный Магистр Тевтонского Ордена был вынужден перенести свою резиденцию из Аккона в крепость Монфор (Штаркенберг), возведенную в период Крестового похода римско-германского Императора Фридриха II Гогенштауфена (1228-1229 гг.), отлученного римским папой от церкви, но поддержанного тевтонскими рыцарями.

Сознавая всю шаткость положения Ордена Девы Марии в Земле Воплощения, тевтонский магистр Герман фон Зальца, еще с начала XIII века пытался обосноваться в Европе. Первая попытка тевтонов такого рода – закрепиться в Седмиградье (Трансильвании) по приглашению венгерского короля Андраша, или Эндре (Андрея) II, нуждавшегося в вооруженной силе для охраны своих границ от половецких набегов, была предпринята в 1211 году, но оказалась неудачной, т.к. сам же король Андраш, после замирения половцев, и изгнал тевтонов в 20-х гг., из пределов своей державы.

В 1228-1229 гг. Герман фон Зальца, заручившись поддержкой папы и Императора, по приглашению польского князя Конрада Мазовецкого, чьи земли страдали от прусских набегов, начал утверждать владычество Тевтонского Ордена в языческой Пруссии. Соответственно, и резиденция Верховного Магистра, находившаяся первоначально в Акконе, а затем – в Штаркенберге, а после завоевания всей Палестины сарацинами – в Венеции (с 1291 года), была в 1309 году перенесена в построенную в Пруссии, на реке Ногате, крепость Мариенбург.

Ко времени включения остатков ливонского Ордена меченосцев в состав Тевтонского Ордена Пресвятой Девы Марии, резиденция тевтонского Верховного Магистра находилась все еще в Святой Земле, в портовом палестинском городе Акконе (захваченном мусульманами позже, лишь в 1291 году). Поэтому на протяжении всего XIII века как прусский, так и ливонский филиал Тевтонского Ордена в равной степени считались орденскими провинциями («комтуриями» или «комтурствами»). Ситуация коренным образом изменилась лишь в 1324 году, когда Пруссией начал управлять непосредственно Верховный Магистр Тевтонского Ордена, переехавший из Венеции в прусский Мариенбург.

horscht

Внешним отличием рыцарей Тевтонского Ордена являлись черное (позднее – белое) полукафтанье-туника, поверх которого они носили белый (изначально «тамплиерский») плащ с черным (изначально прямым) крестом. В этом смысле они как бы подражали своим предшественникам — тамплиерам, носившим белый плащ с красным крестом, и госпитальерам, носившим черный плащ с белым крестом (поверх красной туники с прямым белым крестом – в качестве военной эмблемы Ордена Святого Иоанна Иерусалимского).

«Братья-сарианты» (сервиенты, сержанты, по-немецки: Sariantsbrrueder) и  Тевтонского Ордена носили на серых полукафтаньях и плащах (по которым и их самих именовали в обиходе «серыми плащами»; по-немецки: Graumaentler) такой же четырехконечный черный крест, что и «братья-рыцари», а «услужающие братья» (dienende Brueder), облаченные, продобно «сариантам», в серое (из-за чего их часто путают с «сариантами») — черный «полукрест» в форме заглавной буквы «Т» («Тау»-крест, или «крест Святого Антония»). Подобные же различия в атрибутике между «братьями-рыцарями» и «рядовыми (неблагородными) братьями» наблюдались и в других военно-монашеских Орденах. Так, «услужающие братья»-иоанниты («полукрестники») также носили «полукрест» (так называемый «донаторский крест» или «донат», названный так потому, что носить его на одежде имели право также «донаторы» — «доброхотные дарители», или, выражаясь современным языком, «спонсоры» Ордена) У «донаторского креста» недоставало двух верхних углов (т.е. верхней части креста). Плащи, туники и щиты у сержантов Ордена Христа и Храма Соломонова (тамплиеров) были не белого, как у рыцарей Храма, а черного цвета, и т.д.

albiКартинки по запросу Deutschordensrittermeinhard

Рыцари Тевтонского Ордена в Ливонии (как и все тевтонские «орденские братья-рыцари») носили положенную им общеорденскую униформу (Habit) — белые плащи с черным крестом.

И вот здесь нам представляется необходимым исправить следующее недоразумение. Из-за наличия на орденском облачениии крестов, тевтонов и других орденских рыцарей в популярной литературе часто именуют «крестоносцами» или «рыцарями-крестоносцами». Но это в принципе неверно. Дело в том, что понятием «крестоносец» обозначался добровольный участник Крестового похода – мирянин, «получивший крест» из рук священнослужителя в знак принятия этим мирянином на себя обета борьбы с неверными (с мусульманами – за освобождение Гроба Господня, с язычниками и нехристями вообще).

Крестоносцы принадлежали к самым различным социальным группам средневекового общества. Поэтому знатные «паломники» рыцарского звания (императоры, короли, принцы, князья, владетельные герцоги и графы и др.) получали традиционный крест, а затем – посох и суму паломника из рук самого римского папы (хотя чаще всего – из рук своего духовника). При организации первых двух Крестовых походов между вручением им креста и посоха с сумой, носившими характер торжественной церемонии, проходило определенное время. Впоследствии обе церемонии проводились одновременно.

Французским королям (наиболее активным организаторам и участникам крестоносного движения), кроме креста, сумы и посоха, вручалась еще и орифламма (лат.: «aurеa flamma», т.е. «золотое пламя» — так именовалось освященное в аббатстве Сен-Дени пурпурное знамя-хоругвь с золотым крестом,, расшитое золотыми языками пламени).

oriflamme-st-denis-225x300310

Но большинство участников вооруженных «паломничеств» (незнатных рыцарей, горожан, крестьян) получало от священника или иеромонаха матерчатый крест и нашивало его на одежду (на рукав или напротив сердца). Иногда вместо самого креста будущий «пилигрим» получал от церковнослужителя разрешение носить крест во время паломничества – но после возвращения из Крестового похода его участник был обязан снять с одежды крест и более его не носить.

При этом типы и цвета «паломнических» крестов отличались большим разнообразием. Так, участники I Крестового похода, как правило, носили прямые кресты красного цвета (в подражание полоскам ткани от разодранной на ленты багряницы папы Урбана II, розданной им будущим «пилигримам» на Клермонском соборе; счастливцы, получившие полоски этой багряницы из папских рук, нашили их крестообразно на одежду; те, кому не досталось «папских» крестов, вынуждены были довольствоваться самодельными, но такого же или похожего цвета). Именно такие красные прямые кресты, преимущественно на белом поле, украшали и знамена первых крестоносцев (от которых ведет свое происхождение, между прочим, и английский флаг – «Хоругвь Святого Георгия»).

В дальнейшем разнообразие форм и расцветок паломнических крестов неудержимо возрастало. Так, крестоносцы, воевавшие против вендов (полабских, или эльбских, славян) в конце 1140-х гг., носили эмблему в виде креста, вписанного в круг. При планировании III Крестового похода было особо оговорено, что французское ополчение будет носить красные кресты, английское – белые, итальянское – лазоревые (синие), а фландрское – зеленые. Зеленого цвета (на черном с белой каймой облачении) был и крест рыцарей Ордена Святого Лазаря Иерусалимского (лазаритов). Причем еще по предложению папы римского Урбана II, вдохновителя I Крестового похода, во время похода «паломник» должен был носить крест на груди, а во время возвращения из похода (т.е. после исполнения паломником взятого на себя обета) – на спине, между лопатками.

Что же касается формы креста, то конкретные его модификации были закреплены за членами различных духовно-рыцарских Орденов, скорее всего, значительно позднее. Так, говоря о «восьмиконечном кресте иоаннитов-госпитальеров», обычно подразумевают крест, имеющий на расширяющихся концах глубокие вырезы в форме «ласточкиных хвостов».

Между тем, в первые века существования Ордена Святого Иоанна Иерусалимского его члены пользовались прямым крестом, а позднее – крестом, вырезы на концах которого были не так уж глубоки. Во всяком случае, на миниатюрах в целом ряде рукописей – например, «Большой хроники Испании» (исп.: Grant Cronica de Espanya) или «Книги индульгенций» (лат.: Liber Indulgentiae) – рыцари-иоанниты представлены в одеяниях, украшенных крестами, хотя и восьмиконечными, но с весьма неглубокими вырезами на концах крестов (напоминающих скорее кресты «костыльного» или «выступного» типа). В то же время «восьмиконечными» считались и восьмиугольные равноконечные кресты со слегка расширяющимися на концах лучами (именуемые в средневековой геральдике также «мантуанскими», «лапчатыми» или «германскими»). Но носили такие кресты на своем облачении в ту пору вовсе не тевтонские рыцари, а их вечные соперники-тамплиеры, получившие эти «иерихонские трубы» на концы своего красного орденского креста в качестве знака отличия от папы Евгения III в апреле 1147 года.

Картинки по запросу Grand master of the Knights TemplarsКартинки по запросу Grand master of the Knights TemplarsКартинки по запросу Grand master of the Knights Templars

Такой крест можно видеть, например, на рисунке в «Истории рыцарского Ордена храмовников» Дюпюи (Du Puis P. Histoire de l’Ordre militaire des Templiers. Bruxelles, 1751), где, в частности, крест на навершии посоха тамплиера заключен в правильный восьмиугольник (видимо, именно этот рисунок послужил сэру Вальтеру Скотту образцом для создания образа магистра храмовников Луки Бомануара в «Айвенго»). Примерно такой же крест, но только с менее подчеркнутым расширением лучей на концах креста, изображен на щите и копейном флажке-«прапорце» рыцаря-тамплиера с известной настенной росписи французской капеллы (часовни) в Крессак-Сен-Жени в Пуату-Шарант (см. илл. ниже). Вместе с тем, равноконечный крест со значительно расширяющимися на концах лучами чеканился и на монетах Иерусалимского королевства, начиная с 60-х гг. XII века, а также соседних крестоносных государств – княжества Антиохии, графства Триполи, Эдессы и т.п.).

Картинки по запросу Капелла тамплиеров к Крессак де Шарант

Тевтонский же орденский крест был в описываемый период, по сравнению с орденским крестом «бедных соратников (рыцарей) Христа и Храма Соломонова», с которыми их связывали столь амбивалентные, или, выражаясь более привычным (хотя от этого не обязательно вполне понятным!) языком, столь неоднозначные отношения, более вытянутым в высоту (т.е. поперечная перекладина тевтонского креста была значительно короче вертикальной), но не лапчатым, а прямым (иногда концы тевтонского креста оформлялись в форме буквы «Т», но с весьма небольшой поперечиной – в отличие от, например, костыльного креста рыцарей Ордена Святого Гроба Господня, т.е. «сепульхриеров»).

Картинки по запросу Konrad von Thüringenimage020

Крест именно такой формы можно видеть на скульптурном изображении Верховного Магистра тевтонов – ландграфа Конрада Тюрингского (1239-1240). Под изображением ландграфа Конрада (см. илл. выше слева) видны два щита с гербами (см. илл. выше в центре), один из них — с его родовым геральдическим символом — львом, а другой – с орденским гербом (прямым черным крестом на белом поле) Тевтонского Ордена Приснодевы Марии. Позднее, действительно, концы орденского креста тевтонов начали понемногу расширяться, но даже в XVI веке (в пору существования Тевтонского орденского государства в Пруссии и его филиала в Ливонии) форма его была еще очень далека от «лапчатого» или «германского» (ассоциирующегося в представлении современных людей преимущественно с прусским Железным Крестом или с русским Кульмским Крестом). Вместе с тем, именно такие кресты, т.е. с небольшим расширением или Т-образным завершением на концах лучей, нередко встречаются на миниатюрах итальянских рукописей, начиная с XII века.

Картинки по запросу TatzenkreuzКартинки по запросу Krukenkreuzdo-kreuz

4.Являлись ли тевтонские рыцари «крестоносцами»?

Но, несмотря на носимые ими кресты, орденские рыцари не могли считаться крестоносцами «по определению». Дело в том, что, в соответствии с папскими постановлениями, можно было «принять (взять) крест», то есть стать крестоносцем, только по благословению священнослужителя (в противном случае участие в Крестовом походе не считалось богоугодным делом – как, например, Крестовый поход Императора Фридриха II Гогенштауфена, не заручившегося благословением папы и потому — «в награду» за свое «крестоносное рвение»! — отлученного римским первосвященником от церкви!) и только на определенный промежуток времени (для осуществления конкретного Крестового похода). А в военно-монашеские Ордены вступали не на время (по крайней мере, теоретически; хотя Устав тамплиеров предусматривал возможность временного служения Ордену, причем не только для сержантов, но и для рыцарей, это являлось скорее исключением, чем правилом!), а навсегда, и окончательно согласовывали этот важнейший в жизни кандидата шаг не со священником, а с руководством Ордена.

Мало того! «Орденским братьям» прямо запрещалось «принимать крест», так как участие в каком-либо «постороннем», или «чужом» Крестовом походе означало бы их нерегулируемые «отлучки» (а в случае гибели в ходе «паломничества» — и безвозвратное «выбытие»!) из «своего собственного» Ордена, что неизбежно приводило бы к ослаблению военной мощи последнего. Именно вследствие вышеизложенных обстоятельств орденские рыцари «по сути» не могли быть крестоносцами (как парадоксально это ни звучит!), хотя в борьбе с неверными и язычниками они, естественно, сражались с добровольцами-крестоносцами бок о бок, составляя костяк христианских ополчений в «священной войне». Но именно костяк, а не основу – даже в решившей судьбы Тевтонского Ордена битве при Танненберге в 1410 году полноправных членов Ордена Девы Марии — «братьев-рыцарей», по праву носивших белые плащи с черным крестом на десятитысячное орденское войско приходилось всего двести пятьдесят человек (из них двести три пали на поле брани).

(Конец второй части. Продолжение следует).


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader