Коллекция сведений, не слишком известных-1. Вольфганг Акунов.

НЕОБХОДИМОЕ ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

Настоящая миниатюра ни в коей мере не является апологией преступного гитлеровского режима, НСДАП, ее охранных отрядов (СС) и (или) пропагандой справедливо осужденных всем прогрессивным человечеством преступных национал-социалистических, фашистских или иных тоталитарных человеконенавистнических символов, идей и взглядов, антисемитизма или юдофобии, нося исключительно популярно-ознакомительный характер.

КОЛЛЕКЦИЯ СВЕДЕНИЙ, НЕ СЛИШКОМ ИЗВЕСТНЫХ — 1

«За неделю до штурма Берлина Гитлеру принесли — не без содействия уже умирающего Никиты Львовича — очень древние документы со свидетельствами о том, что Зигфрид и Нибелунги тоже были из Дома Давидова. Именно это знание, а вовсе не советская операция, надломило фюрера. Все, что он возводил, рухнуло. Святой Грааль, которому фюрер поклонялся, оказался тем, что он всю жизнь пытался уничтожить. Если бы он смирился с этим и принял крах как дар, то Берлин бы устоял и Германия победила, окончив Кали-югу, железный век. Жуков откатился бы до Урала, а американцы потонули в Ла-Манше».

Владимир Карпец. «Дон Гуан из Николо-Медынцева».

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь!

1. После разгрома гитлеровского «Третьего рейха» силами антигитлеровской коалиции в 1945 году советник президента США Генри Моргентау разработал план превращения Германии в чисто аграрную страну, предназначенную исключительно для снабжения своих соседей сельскохозяйственной продукцией. То, что план Моргентау остался неосуществленным, было вопросом практической политики — побежденную Германию предпочли использовать в интересах послевоенных планов «Большой Тройки» (Англии, Франции, США). Тем не менее, существование подобных планов раздела Германии на множество мелких квазигосударственных образований (как до 1866 года), ее полнейшей деиндустриализации и превращения немцев в слабую, третьестепенную нацию — жертву «идиотизма деревенской жизни» (Карл Маркс) — вплоть до коллективной стерилизации всех немцев и их отправки на пожизненные каторжные работы в соседние страны и обсуждение этих планов союзниками на полном серьезе не подлежит никакому сомнению.

2.Лозунг англо-американцев «Германия должна погибнуть!» (англ.: Germany must perish!), которым доктор Йозеф Геббельс пугал немцев в годы Второй Мировой войны, вовсе не был выдумкой имперского министра пропаганды «Третьего рейха». В 1941 году американец еврейского происхорждения Ньютон Кауфман опубликовал в принадлежащем ему издательстве Аргайл Пресс (Argyle Press) книгу, которая так и называлась — «Германия должна погибнуть» (Newton Kaufmann. Germany must perish. Newmark 1941). В этой книге Кауфман призывал своих соотечественников к поголовной стерилизации всех немцев после победы союзников над Германией. Выход в свет этой и других подобных книг только лил воду на мельницу геббельсовской пропаганды, использовавшей их в качестве оправдания необходимости уничтожения евреев нацистами. Отсутствие достоверных доказательств близости Ньютона Кауфмана к американским правительственным кругам и, в частности, к тогдашнему президенту США Франклину Делано Рузвельту (которая постоянно и назойливо подчеркивалась нацистскими пропагандистами, утверждавшими, что и сам Рузвельт, якобы, еврей, настоящая фамилия которого — Розенфельд) ни о чем не говорит (особенно с учетом опыта новейшей истории не только американской тайной политики, в первую очередь — в области психологической войны) и не имело существенного значения в плане психологического воздействия на немцев как раз в связи с планами Генри Моргентау и военными целями союзников по антигитлеровской коалиции.

3.Человек, прозванный «Распутиным Гиммлера», Карл-Мария Виллигут, бывший офицер австро-венгерской императорской и королевской армии, дослужившийся в этой армии до чина гауптмана (капитана), родом из Вены, в период 1933-1939 гг. заведовал отделом доисторических исследований и исследований в области древней истории Главного Расово-Колонизационного Управления (Рассе- унд Зидлунгс-Гауптамт) СС и в этот период, вне всякого сомнения, держал имперского вождя (рейхсфюрера) СС Генриха Гиммлера под своим экстрасенсорным влиянием. Многие из практиковавшихся в СС церемоний и ритуалов были введены в «Черном Ордене» по настоянию Виллигута (принявшего псевдоним Вейстор). Именно он был автором дизайна украшенного древними германскими рунами и крюковидным крестом (гакенкрейцем-коловратом) эсэсовского перстня с мертвой головой (SS-Totenkopfring). Именно под влиянием Виллигута-Вайстора была разработана концепция «орденского замка СС» Вевельсбург.

Племенная память предков этого «ясновидца», способного — якобы! — мысленно переноситься назад во времена древних нордических богов — Асов — и их предшественников — Ванов — и основанная на ней способность Виллигута прозревать мысленным оком «подлинную картину мира» поддерживала в Генрихе Гиммлере и эсэсовском окружении последнего непоколебимую веру в правильность нордической германской, ариософской и теософской мифологии, связанной с Атлантидой, Гипербореей, Туле (Фуле, Фулой), первобытными гигантами и богоподобными людьми, теориями Ланца фон Либенфельза, Горслебена и Гёрбигера с его учением о «мировом льде» (нем.: Вельтайслере, сокр.: ВЕЛЬ).

Кроме того, Виллигут «переложил христианскую Библию на древнегерманский лад», утверждая, что очистил от позднейших семитских и романских напластований существовавшую — якобы! — в глубочайшей древности доисторическую религию германского бога Криста и его распятого пророка Бальдура-Хрестоса, символом которых — якобы! — являлся древний саксонский древовидный идол Ирминсуль (своего рода «Анти-Крест»), уничтоженный в конце VIII веке п. Р.Х. франкским королем Карлом Великим, огнем и мечом крестившим саксов и другие языческие германские племена (но и поныне — правда, в сильно уменьшенном размере! — украшающий современные квартиры и дома нынешних адептов неоязыческой религии «годов», распространенной не только в Германии, Австрии и Скандинавии, но и во многих других странах мира — скажем, у нас в России; в далеком Чили ее поклонником был всемирно известный поклонник «мистического гитлеризма» и оккультный писатель Мигель Серрано).

С точки зрения Вейстора-Виллигута и индоктринированного им Генриха Гиммлера главная морально-идеологическая миссия СС должна была заключаться в замене «распространяемых христианскими церквями мифов» последовательно проводимым в жизнь неоязычеством.

Аналогичное влияние на Гиммлера, а через последнего — на деятельность Виллигута по изучению Наследия Предков (нем.: Аненэрбе)- оказывал и близкий друг Карла-Марии Виллигута, один из первых членов Берлинского отделения «Общества Г(в)идо фон Листа» и специалист по ариософской генеалогии Гюнтер фон Кирхгоф (см. Vund, Rudolf J. Der Rasputin Himmlers — Die Willigut-Saga. Wien, 1982, S. 177; Goodrick-Clark, Nicholas. The Occult Roots of Nazism — the ariosophists of Austria and Germany 1890-1935, Wellingborough 1985, p. 184).

4.По-прежнему широко распространено убеждение, будто летом 1942 года горные стрелки СС (или, как пишут, «дивизии СС «Эдельвейс»), выполняя по приказу Адольфа Гитлера некую «тайную оккультную миссию», подняли на вершине Эльбруса — «священной горы древних ариев» — знамя гитлеровского Третьего рейха со свастикой, якобы предварительно освященное в соответствии с неким таинственным магическим (или даже «сатанинским»!) ритуалом.

Между тем, в действительности «операция Эльбрус» была осуществлена немцами без всякой «мистики» и вовсе не силами войск СС, а силами 1-й и 4-й горных дивизий германского вермахта.

Как писал в своих военных мемуарах «Горные стрелки — 1-я горная дивизия 1935-1945» участник этой операции Губерт Ланц (Hubert Lanz. Gebirgsjaeger — die 1. Gebirgsdivision 1935-1945. Bad Nauheim, 1954, S. 158): «Между тем рота Грота, поднимавшаяся на Эльбрус, достигла большого ледника Азау и произвела разведку горного перевала Хасанхой-Сюрулген (3 474 м), перевала Азау (3 260 м) и перевала Чилер-Азау (3 268 м). С перевала Хотю-Азау (Хотю-Тау — В.А.) стал виден расположенный на скале между ледниками Азау и Терскол дом на Эльбрусе (4 200 м), нечто вроде горного приюта (имеется в виду высокогорная гостиница «Приют одиннадцати» — В.А.).

Судя по всему, он был занят русскими. На всякий случай туда был направлен обер-лейтенант Шнейдер с разведгруппой, обошедший дом слева и занявший позиции в скалах выше горного приюта. Вслед за тем Грот, далеко оторвавшийся от своей роты, в одиночку вошел в дом на Эльбрусе и был взят в плен засевшими в доме русскими. Однако он не растерялся. Грот договорился с русским гарнизоном, обещав тому возможность беспрепятственного отхода в случае, если русские без боя уступят немцам дом и совмещенную с ним метеорологическую станцию. Впрочем, желающие русские могли остаться. Это соглашение было выполнено, и таким образом данный важный опорный пункт перешел в наши руки без единого выстрела. В хорошо оборудованном доме на Эльбрусе нашлось место для более чем 100 человек личного состава, и, к нашей радости, также значительные запасы теплой одежды и провианта. Мы сразу же обезопасили со всех сторон метеостанцию.

19.8 была предпринята первая попытка восхождения на вершину, оказавшаяся, вследствие постоянно ухудшавшихся погодных условий, безуспешной. Тем не менее, был приобретен полезный опыт, пригодившийся для следующей попытки. 20.8 весь день бушевала снежная буря. Поэтому было решено совершить восхождение 21.8. Погодные условия оказались также неблагоприятными, но на этот раз попытка удалась».

С огромными усилиями сводная команда, состоявшая из бойцов 1-й и 4-й горных дивизий германского вермахта, достигла овеянной вьюгой западной вершины и в 11 часов утра подняла над пиком высотой 5 633 м германский имперский военный флаг (а не государственный флаг Третьего рейха и уж тем более не флаг СС!), а рядом с ним — треугольный черно-бело-красный штандарт 1-й горной дивизии с изображением цветка эдельвейса и аналогичный штандарт 4-й горной дивизии с изображением цветка горечавки (энциана).

Никаких ритуальных действий на вершине Эльбруса не производилось. Что же касается Адольфа Гитлера, то фюрер Третьего рейха, по воспоминаниям его министра вооружений Альберта Шпеера, узнав об операции «Эльбрус», пришел в страшный гнев и грозился отдать ее участников и их начальство под трибунал за «пустую трату сил и средств».

5.Монсиньор Жак граф Майоль де Люпэ, папский прелат, кардинал римско-католической церкви, духовник французского Королевского Дома Бурбонов в изгнании; главный военный капеллан французского Иностранного Легиона (Legion Etrangere), а впоследствии — «Французского Добровольческого Легиона против большевизма» (Legion des Volontaires Francaises contre le bolchevisme), бригады войск СС «Франция» (Brigade France) и 33-й ваффен-гренадерской дивизии СС «Шарлемань (Карл Великий)», штурмбаннфюрер Ваффен-СС, имел 16 военных наград — французских, английских, бельгийских, итальянских (за участие в Первой мировой войне на стороне Антанты) и немецких (в том числе Железный Крест II и I степени) за участие во Второй Мировой («Европейской Гражданской») войне на стороне Германии.

Под влиянием графа Майоля к знаменам антикоммунистических французских добровольцев, сражавшихся против советских большевиков на Восточном фронте (представлявшим собой первоначально вполне республиканский сине-бело-красный триколор), добавилось новое знамя (аналогичное знамени Кадетского корпуса Легиона Французских Добровольцев), украшенное с одной стороны наполеоновским орлом (этот золотой орел, сжимавший в когтях пучок молний, имел на груди сине-бело-красный щиток с надписью Франция), а с другой — гербом святой Жанны д’ Арк (золотая королевская корона, поддерживаемая обнаженным мечом острием вверх, обрамленным по бокам двумя золотыми геральдическими лилиями, на серебряном поле), а черные мундирные петлицы добровольцев украсились изображением «меча святой Жанны» в обрамлении двух дубовых ветвей.

Белый фаньон (drapeau blanc) 1-го батальона «Французского Добровольческого Легиона против большевизма» носил еще более «роялистский» характер.

С одной стороны на нем был изображен герб исторической французской провинции Иль де Франс, так называемый «герб Сен-Дени», являвшийся одновременно гербом одноименного парижского округа, откуда был родом Жак Дорио, основатель Французской Народной партии (Parti Populaire Francaise, PPF), многие члены которой пошли добровольцами в «Легион против большевизма»: увенчанный золотой королевской короной французский щит, усеянный золотыми геральдическими лилиями на лазурном поле, с древним боевым кличем французов «Монжуа Сен-Дени» (Montjoye Saint-Denis).

С другой стороны — полное название Легиона и три цветка — синий василек, белый эдельвейс и красный мак (дававшие в сочетании французские национальные цвета), обрамленные золотым лавровым венком. Последнее было данью уважения французским легионерам, придерживавшимся, несмотря на свой антикоммунизм, республиканских взглядов.

В то же время сам Майоль, придерживавшийся строго роялистских убеждений и ненавидевший трехцветное сине-бело-красное «якобинское» знамя Французской республики не меньше «серпасто-молоткастого» красного большевицкого флага, добился у Верховного Командования германского вермахта (ОКВ) разрешения, в виде исключения, носить на рукаве мундира, вместо «слишком республиканского», на его взгляд, сине-бело-красного щитка французских добровольцев, особую нашивку с тремя золотыми лилиями Французской монархии в лазурном поле.

В своем походном ранце граф Майоль де Люпэ, на случай гибели в бою, постоянно носил белое королевское знамя с золотыми лилиями, чтобы было чем накрыть его гроб. Примеры аналогичного отношения французов к своей государственной символике история Франции знавала и раньше.

Так, в 1871 году против краснознаменных войск Парижской Коммуны в составе сил «версальцев» действовал добровольческий отряд роялистов из Бретани, чины которого носили на мундирах нашитое слева на груди изображение «Сердца Иисусова» и сражались под белым, с золотыми лилиями, знаменем Бурбонов с боевым кличем: «Да здравствует король»! (Vive le Roi!).

Ношение французами на груди нашивки в форме «Сердца Иисусова» (Sacre Coeur) имеет очень давнюю традицию. Еще в период Великой Французской революции контрреволюционные отряды «шуанов» и «вандейцев» (роялистски настроенные крестьяне-партизаны), входившие в Великую Королевскую Армию генерала де Шаретта, пользовались, в качестве отличительного знака, лоскутком белой материи с изображением сердца красного цвета.

Гораздо позже, в годы Гражданской войны в Испании (1936-1939), отряды наваррской монархической милиции — «карлисты», «красные береты» или «рекете» (сторонники восстановления на престоле испанской ветви династии Бурбонов)- также нашивали на свои мундиры слева на груди изображения красного «Сердца Иисусова».

Именно в такое «Святое Сердце» на груди испанского «карлиста» целился в последние минуты своего земного существования американский пламенный интернационалист Фрэнк Джордан в известном романе Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол». Если не верите, можете перечитать.

6.Знаменосцем 1-го батальона «Французского Добровольческого легиона против большевизма» был старший фельдфебель Константин Липко. У автора имеется фотография этого русского белоэмигранта с фаньоном (пенноном, значком) 1-го батальона, датируемая 18 апреля 1942 года. В ноябре 1942 года Константин Липко командовал строевым взводом 2-й роты 1-го батальона французского антибольшевицкого легиона. В годы Гражданской войны в России Константин Липко воевал против красных в Сибири в составе армии Верховного Правителя России адмирала А.В. Колчака, после поражения белых эмигрировал и много лет служил во французском колониальном Иностранном Легионе в Марокко, Леванте (Ливане и Сирии), а затем в Тонкине (Индокитай, ныне — часть Вьетнама).

7.Император «Священной Римской империи» Иосиф II Габсбург, будучи в гостях у своей Августейшей сестры, королевы Франции Марии-Антуанетты, стал свидетелем пышных празднеств, устроенных в Версале по случаю победы Северо-Американских Соединенных Штатов в войне за независимость над войсками британской монархии. На вопрос своего Августейшего зятя, короля Франции Людовика XVI Бурбона, почему он не разделяет общей радости по поводу «победы свободы над деспотизмом» (!), Император Иосиф сухо ответил: «Мсье, я роялист по профессии».

8.Любопытно, что старейшая прусская масонская ложа «К трем глобусам», или «К трем земным шарам» (Zu den drei Weltkugeln) в Берлине, находившаяся под Высочайшим покровительством Прусского Королевского Дома Гогенцоллернов, в период Освободительного похода российских войск в Германию (1813-1814 гг.) основала филиальную ложу «К Железному Кресту» (Loge zum Eisernen Kreuz), она-же «Ложа железного креста», предназначенную «для соединения прусского и русского офицерства» (Селянинов А. Тайная сила масонства, Спб., 1911, с.113). В ложе «К Железному Кресту» состоял, в частности, известный русский военный деятель и историк эпохи Императоров Александра I и Николая I, А.И. Михайловский-Данилевский, со временем достигший высокой 32-й масонской степени.

«Главное наше утешение и рассеяние», — писал он в своих мемуарах, — состояло в масонской ложе, образованной в прусской армии в 1813 году под названием «Ложи железного креста»…Произносимые в ложе Железного креста речи исполнены были пламеннейшей любви к Отечеству; говоренные на другой день или накануне сражений, они производили в душах наших самые благородные порывы». Или вот еще: «Один из приятнейших вечеров провели мы в Париже в «Прусской ложе железного креста» (Русская старина. 1900. №9, с. 640, 641). Членами ложи «К Железному Кресту», кроме А.И. Михайловского-Данилевского, состояли Н.И. Тургенев, П.И. Пестель, князь С.Г. Волконский, М.А. Фонвизин, князь П.П. Лопухин, А.Ф. фон Бригген и другие, в том числе многие будущие декабристы.

9. Знаменитый британский политик сэр Уинстон Леонард Спенсер Черчилль всегда отличался довольно специфическим «гуманизмом», сочетавшимся в этой сложной натуре со своеобразным суховатым юмором. Так, в связи с боевым применением англо-индийской воинской части особого назначения под командованием британского генерала с «говорящей» фамилией Блад (Blood), в переводе с английского означающей «Кровь», снискавшей себе известность под названием «Малакалэндского Экспедиционного Корпуса» против восставших афганских племен на северной границе Индии, молодой Черчилль с нескрываемой гордостью писал:

«Мы действовали строго систематически. От селения к селению. В качестве карательных мер мы разрушали дома, засыпали колодцы, срубали все большие деревья, дававшие тень (!), сжигали поля и запасы зерна, разрушали водохранилища. Во всяком случае, по прошествии 14 дней вся долина была превращена в пустыню, а наша честь – восстановлена» (Bronder, Dietrich. Bevor Hitler kam. Genf 1975, S. 437).

По этому поводу британский историк Пирс Брендон писал в своей книге «Черчилль. Стратег – визионер – художник»: «Черчилль защищал этот способ ведения войны, поскольку он, хотя и являлся «жестоким и варварским, как и все, что происходит на войне», оказался весьма эффективным». (Brendon, Piers. Churchill. Stratege — Visionaer – Kuenstler. Muenchen, 1984, S. 37 f.). Черчилль называл разрывные пули «дум-дум», широко применявшиеся английскими колониальными войсками против афганских повстанцев и туземного мирного населения, не иначе как «оружием, замечательным с технической точки зрения», наиболее пригодным для уничтожения «афганцев – этой неполноценной расы, занимающей пограничное положение между людьми и животными».

Эта поистине уничтожающая оценка Черчиллем афганцев позднее была перенесена также на буров и, наконец, на восставших ирландцев («выродившуюся кельтскую расу»), против которых англичане, под верховным руководством сэра Уинстона Черчилля, в 1919-1920 гг. применили жесточайшие репрессии, включая расстрелы заложников и так называемые «клиринговые убийства», практикуемые защитниками власти британской короны в Ольстере (Ульстере, т.е. Северной Ирландии) и поныне, когда за убийство протестанта-юниониста, сторонника сохранения британского владычества над Северной Ирландией, убивают заведомо невиновного в его смерти ирландца-католика. (см. Siegert, Karl. Repressalie, Requisition, Hoeherer Befehl, Goettingen 1953, S. 14, 16. Bronder. Op. Cit., S. 164).

Впрочем, Черчилль ничуть не лучше относился и к немцам (вероятно, с высоты своего англосаксонского происхождения он рассматривал представителей всех других наций как «недочеловеков», которых нечего особенно жалеть). Уже за 10-15 лет до начала Второй мировой войны Черчилль занимался изучением и разработкой теорий массовых убийств, которые позднее успешно осуществлял на практике. В своих мемуарах (т. 1, с.с. 59-62), британский политик подчеркивал, что еще в 1919 году следовало при помощи нескольких тысяч самолетов разрушить до основания все города Германии, а население этих городов удушить «невероятно смертоносными отравляющими газами». «Эта битва, которой надлежало произойти в 1919 году, так никогда и не состоялась, но ее идеи прогрессируют», писал уважаемый автор, характеризующий наступивший мирный период, после окончания Первой мировой войны, как «фазу взаимного истощения» и, в этом смысле, не как эпоху наступившего мира, а всего лишь как перемирие.

В 1925 году (!) Черчилль уже задавался вопросом атомной бомбы (о которой, заметим в скобках, еще раньше, в 1913 году, писал другой «британский сфинкс», Г. Дж. Уэллс, в своем романе-пророчестве «Освобожденный мир», в котором с удивительной прозорливостью предсказал все этапы установления «Нового Мирового Порядка», включая даже такие «детали», как мировую войну с применением ядерного оружия, нанесение «международными силами по поддержанию мира» ударов по Балканам и уничтожение ими там «строптивого диктатора», прячущего от «мирового правительства» оружие массового поражения – все желающие могут перечитать, этот роман Герберта Уэллса был опубликован у нас еще в советские времена в библиотеке «Огонек» издательства «Правда», М. 1964, т. 4, «Война в воздухе»/»Освобожденный мир», тиражом 350 000 экземпляров!):

«Неужели не существует методов применения взрывной энергии, несравненно более интенсивной, чем все, открытое до сих пор в этой области? Разве не возможно изобрести бомбу размером не больше апельсина, способную разом разрушить целый город?»(Bronder, Op. Cit., S. 438).

Оставаясь последовательным во всем, именно Черчилль развязал неограниченную воздушную войну, кульминацией которой явилось уничтожение англо-американскими «воздушными гангстерами» не имевшего никакой военной промышленности немецкого города Дрездена, культурной столицы Саксонии. В ходе дрезденской бойни (которую можно назвать «Холокостом» в полном смысле этого древнегреческого по происхождению слова, означающего «жертва всесожжения»), заживо сгорели 120 000 мирных граждан, не считая более чем 60 000 человек, погребенных под руинами, убитых осколками бомб, обломками разрушенных зданий. (см. Carmin E.R. Das schwarze Reich. Geheimgesellschaften unf Politik im 20. Jahrhundert. Muenchen 2002, S. 631).

10.Вторую мировую войну можно было закончить еще в 1943 году. Многие высокопоставленные германские правительственные и государственные чиновники, в том числе – что особенно интересно! – многие высшие чины гиммлеровского «черного Ордена» СС делали мирные предложения, вне всякого сомнения, доходившие до Белого Дома и до лондонской Даунинг-стрит, но игнорировавшиеся англо-американской верхушкой.

«Не подлежит сомнению то обстоятельство, что Шелленберг и Гиммлер, при посредстве личного врача Гиммлера, доктора Феликса Керстена, и начальника Персонального (Личного) штаба рейхсфюрера СС, обергруппенфюрера Карла Вольфа (выведенного даже в опусе покойного Юлиана Семенова  «Семнадцать мгновений весны» и великолепно сыгранного В.С. Лановым в одноименном советском телесериале! – В.А.), предпринимали неоднократные серьезные попытки заключить сепаратный мир с Западом, что предполагало физическое устранение Гитлера». (Hoehne, Heinz/Zolling, Hermann, The general was a spy, New York 1961, p.428). Переговоры с уполномоченным разведки США в Берне, Алленом Даллесом, были начаты 15 января 1943 г., при посредстве Ватикана. Весной 1943 года высокопоставленный фюрер (офицер) СС – Вальтер Рауфф – был направлен с аналогичным заданием в Рим – но уже не Гиммлером, а заместителем Гитлера по партии, секретарем фюрера Третьего рейха Мартином Борманом.(Brockdorff, Werner/Alfred Jarschel. Flucht vor Nuernberg — Plaene und Organisation der Nazi-Prominenz im «Roemischen Weg», Wels, Muenchen 1969, S. 25 ff.). Во всяком случае, позднее при посредничестве Рауффа была начата серия переговоров об условиях капитуляции командиров частей германского вермахта в Италии с Даллесом.

11.Не менее 100 миллионов долларов США из источников, частично связанных с уголовным миром, были, при посредстве Ватикана, переведены – частично! — по уголовным каналам в кассу польского альтернативного профсоюза «Солидарность». (см. Carmin E.R. Das schwarze Reich. Geheimgesellschaften unf Politik im 20. Jahrhundert. Muenchen 2002, S.632).

12.К началу ХХ века практически все русское «образованное общество» (кроме «крайне правых») оказалось буквально оплетенным паутиной организаций «вольных каменщиков» разного толка. Так, по некоторым данным, в описываемое время в Нижнем Новгороде существовала ложа неприкрыто сатанистского толка под многозначительным названием «Круги Бафомета», которую, в ходе своего визита в Россию, посещал даже всемирно известный британский оккультист Алистер Кроули («брат Пердурабо»), основатель «Ордена Восточного Храма» («Ордо Темпли Ориентис»), оставивший в своих воспоминаниях об этом путешествии многозначительную запись:

«Кто не бывал в Нижнем Новгороде, тот, можно сказать, не бывал в России».

В действовавшем на территории Российской империи масонском ордене египетского обряда «Мемфис Мицраим», по некоторым данным, состояли, в частности И.Н. Старгородский (будущий местоблюститель Патриаршего престола при большевиках митрополит Сергий, он же — «Тау Офам», получивший свой масонский диплом от самого «Лиммуд-Знсофа», то есть «Викария Бесконечного», как именуют каббалисты своего «бога», а попросту говоря — от «антипапы» люциферианского масонства Альберта Пайка), князь С.В. Симанский (он же — «Тау Пруникос» — будущий Патриарх Московский и всея Руси Алексий I), бывший народоволец Л.А. Тихомиров (ставший на склоне лет православным монархистом-идеологом Самодержавия и получивший в ордене имя «Тау Ремуш» — возможно, анаграмма слова «Шумер»), известный своим амбивалентным отношением к иудеям и иудаизму писатель и журналист-«нововременец» В.В. Розанов, будущий митрополит Крутицкий и Коломенский Николай Ярушевич («Тау Гильгамеш») и даже (кто бы мог подумать!) Обер-Прокурор Святейшего Синода К.П. Победоносцев («Тау Ка»), а также… дядя Государя Николая II Великий Князь Сергей Александрович (супруг Священномученицы Великой Княгини Елизаветы Федоровны — сестры Царицы-Мученицы Александры Федоровны — убитый впоследствии в Москве бомбой террориста-эсера Каляева)! Вот уж воистину «Темна вода во облацех»…

13. Митрополит Сергий (Страгородский), согласно ряду источников, имел давние, еще дореволюционные, связи с большевиками. Когда в 20-е годы на него «покатил» тов. Лацис из ЧК, то получил решительный отпор от самого Ф.Э. Дзержинского, заявившего ему, чтобы он не смел «наезжать» на члена РСДРП с 1910 года.

14.Интересно, что именно местоблюститель патриаршего престола митрополит Сергий Страгородский («Тау Офам»), митрополит Алексий Симанский («Тау Пруникос») и митрополит Николай Ярушевич («Тау Гильгамеш») были доставлены поздним вечером 4 сентября 1943 года в Московский Кремль к И.В. Сталину, где и было принято решение о проведении архиерейского собора и о выборах нового, «красного» Патриарха Московского и всея Руси. Товарищ Джугашвили («Бесо», лишь впоследствии ставший «Сосо» и «Кобой») уяснил себе, наконец, что без укрепления внутреннего режима, без формирования новой, советской патриотической парадигмы ему Адольфа Гитлера не победить.

15.В дни военно-монархического «Капповского путча» 1920 года в Германии обер-лейтенант авиации в отставке Роберт Риттер фон Грейм, получивший титул «Риттер», то есть «рыцарь» вместе с награждением Рыцарским крестом Королевского Баварского Военного ордена Макса-Иосифа (Ritterkreuz des Kоеniglich Bayerischen Militаеrischen Max-Joseph-Ordens), по поручению Общества «Туле» доставил на гражданском самолете Адольфа Гитлера и наставника будущего фюрера НСДАП и Третьего рейха — Дитриха Эккарта — из столицы Баварии Мюнхена в Берлин, захваченный войсками предводителей путчистов Вольфганга Каппа и генерала барона фон Люттвица.

Роберт Риттер фон Грейм (1892-1945) считался одним из лучших германских летчиков времен Великой войны. Первым из немецких воздушных асов ему удалось уничтожить английский танк. В описываемое время прославленный офицер-фронтовик, награжденный за 28 воздушных побед, одержанных им в годы Первой мировой войны, Железными крестами II и I степени, Королевского баварского ордена военных заслуг IV степени с мечами и короной, Рыцарским крестом Королевского Прусского Ордена Дома Гогенцоллернов, упомянутым выше Рыцарским Крестом Королевского Баварского военного ордена Макса Иосифа и высшим прусским военным орденом «За заслуги» (Pour le Merite), но, тем не менее, уволенный «благодарным отечеством» из армии, добывал себе хлеб насущный в должности начальника Мюнхенской станции авиапочты. Когда выяснилось, что «Капповский путч» обречен на неудачу, Риттер фон Грейм в тот же день доставил Гитлера и Эккарта обратно в Мюнхен.

Пройдя в 1920-1922 гг. обучение на двухгодичных юридических курсах при Мюнхенском университете и проработав затем 2 года банковским служащим, Грейм в 1924 году отправился по контракту в далекий Китай, где четыре года в качестве летчика-инструктора обучал китайских военных авиаторов армии лидера партии «Гоминьдан» Чан Кайши в Кантоне.

Вернувшись на родину в 1927 году, ветеран Великой войны стал начальником летной школы Германского Авиационного Союза в г. Вюрцбурге.

После прихода Гитлера к власти Роберт Риттер фон Грейм возвратился на военную службу в чине капитана.

В начале 1934 году Герман Геринг назначил баварского аса (уже в чине майора) командиром авиагруппы «Дёбериц» в составе 132-й авиаэскадры (Luftgeschwader) «Рихтгофен», а 1 июля того же года — командиром всей авиаэскадры.

В 1935 году Грейм (уже в чине подполковника) стал инспектором истребительной и штурмовой авиации возрожденных германских Военно-Воздушных Сил.

16 февраля 1936 года полковник Риттер фон Грейм был назначен Инспектором средств авиабезопасности и снаряжения, а 1 июня 1937 года — начальником Управления кадров (Personalchef) Имперского министерства Военно-Воздушных Сил. В 1938 году Грейму был присвоен чин генерал-майора.

Отлично зарекомендовав себя в дни Польской кампании и получив пристежки-реплики (Wiederholungsspangen) 1939 году к своим Железным Крестам обеих степеней, Грейм был 25 октября 1939 назначен Командующим V авиационным корпусом.

На этой должности генерал-лейтенант Грейм принял участие в Норвежской и Западной кампаниях, а также в Битве за Англию (1940), был награжден Рыцарским Крестом Железного Креста (Ritterkreuz des Eisernen Kreuzes) и повышен в звании до генерала авиации.

В феврале 1943 года генерал-оберст Роберт Риттер фон Грейм был назначен командующим Воздушным флотом на Восточном фронте (Luftwaffenkommando Ost) в составе VIII и V авиационных корпусов.

2 апреля 1943 года Грейм был награжден Дубовыми листьями к Рыцарскому Кресту Железного Креста (Eichenlaub zum Ritterkreuz des Eisernen Kreuzes), а 5 мая того же года возглавил VI Воздушный флот.

28 августа 1944 года Роберт Риттер фон Грейм был удостоен очередной награды — Мечей (Schwerter) к Дубовым листьям (Eichenlaub)  Рыцарского Креста Железного Креста.

24 апреля 1945 года фюрер и имперский канцлер Третьего рейха Адольф Гитлер вызвал генерал-оберста Роберта Риттера фон Грейма из его мюнхенской штаб-квартиры в осажденный Красной армией Берлин. Утром 25 апреля Грейм в сопровождении известной летчицы-испытательницы Ханны Рейч прибыл в Берлин, где собрался пересесть на вертолет, чтобы уже на вертолете долететь до Имперской канцелярии, и приземлиться в ее саду. Однако единственный вертолет был поврежден.

Грейм реквизировал оказавшийся исправным истребитель «Фокке-Вульф-190» (любовно прозванный немецкими летчиками «рабочей лошадкой Люфтваффе»), приказав доставить его к Гитлеру. Самолет совершил вынужденную посадку на аэродроме Гаттов, откуда Риттер фон Грейм и Ханна Рейч на тренировочном самолете «Арадо-60» полетели дальше. Над Тиргартеном самолет был обстрелян советской зенитной артиллерией. Грейма ранило в ногу. Ханна Рейч взяла управление на себя и посадила поврежденный самолет на автобане близ Имперской канцелярии.

Гитлер сразу же приказал оказать тяжело раненому генералу первую медицинскую помощь. Пока Грейма перевязывали, фюрер сообщил ему о смещении имперского маршала Германа Геринга со всех постов и должностей за измену, и назначил Грейма новым Главнокомандующим Люфтваффе, присвоив ему (последнему из военачальников Третьего рейха!) чин генерал-фельдмаршала.

Новый генерал-фельдмаршал авиации, невзирая на тяжелое ранение, незамедлительно вылетел из обреченного Берлина в Плён, ставку гросс-адмирала Карла Дёница, назначенного Гитлером своим преемником. 23 мая 1945 года генерал-фельдмаршал авиации Роберт Риттер фон Грейм был, вместе со всеми членами правительства Дёница, арестован англичанами в г. Фленсбурге (Шлезвиг-Гольштейн). 24 мая Грейм покончил с собой в тюремной камере, раскусив ампулу с цианистым калием.

16. Крест Святого Николая («крест между скобами») — широко распространенная в Христианской, а в особенности — в Православной, церковной символике, геральдике и иконописи (в частности, Византии и Древней Руси) фигура, представляющая собой парящий Крест, сопровождаемый справа и слева противообращенными скобами прямоугольного начертания. Этот орнаментальный мотив древнейшей солярной (солнечной) символики, широко известный в Христианском мире, был тысячекратно повторен в списках икон Святого Николая архиепископа Мирликийского (поэтому — «Крест Святого Николая»), а также христианских святых и Отцов Церкви — Дионисия Ареопагита, Григория Богослова,Василия Великого и Иоанна Златоуста (Хрисостома). Семантика этой фигуры, относящейся к разряду изначальных графических символов человечества, заключается в прибавлении к символическому значению изображаемого Креста (солярному, ведическому и христианскому) смысловой добавки «от предела до предела». Так, если «Крест Святого Николая» изображен как солярный символ, фигура в целом означает «от восхода до заката», если крест помещен на вооружении (любом — от щита или панциря до танковой брони) — «доблесть воинов, явленную от Востока до Запада». Именно в таком значении «Крест Святого Николая» был избран в годы «Европейской Гражданской войны» (1939-1945) в качестве эмблемы на германской военной технике (сменив использовавшийся в период Первой мировой войны символ прусского Железного Креста с расширенными на концах лучами и пришедший на смену «железному» простой белый крест, использовавшийся на военной технике многих белых антикоммунистических добровольческих корпусов-«фрейкоров» в годы борьбы с левыми радикалами в 1918-1923 гг.).

17.Пентаграмма, или пентакль — пятиконечная (в геральдике — «пятижальная») звезда (впервые встречающаяся еще на шумеро-аккадских глиняных табличках) магическая фигура, олицетворявшая у древних халдеев богиню «утренней звезды» Иштар (Истару), чье имя буквально означает «(пятиконечная) звезда» (халдейская Иштар-Истара соответствует финикийской Астарте-Астарот, ханаанской Ашере и парфяно-армянской Астхик-Астлик), считавшаяся эмблемой пифагорейцев («пентальфа») и относившаяся — наряду с гексаграммой (шестиконечной «печатью Давида», или «звездой Соломона») — к числу наиболее распространенной в колдовской практике поздней Античности и Средневековья магических символов, исподволь проникнув и в геральдику. В эпоху европейского Просвещения (XVII в.) утвердилась в качестве одного из излюбленных символов розенкрейцеров и франкмасонов, став, в частности, одной из главных фигур государственного герба и флага Соединенных Штатов Америки (отцы-основатели которых составляли отдельную масонскую ложу). Поскольку «утренняя звезда» (халдейская Истара, финикийская Астарта, ханаанская Ашера, славянская Денница. катарский Люцибел) именовалась у древних римлян Люцифер (буквально: «Светоносец»), что являлось у христиан эпитетом богоборца-дьявола (Сатаны), пентаграмма стала символом дьяволопоклонников. Перевернутая пентаграмма (как схематическое изображение головы козла, в виде которого Люцифер являлся своим адептам на шабашах и черных мессах) символизирует и поныне сатанинскую (люциферинаскую) антицерковь. Может быть, именно поэтому звезды на погонах и петлицах штурмовых отрядов СА, СС и германской армии при Гитлере (как. впрочем, и у многих бойцов белых добровольческих корпусов — например, русско-немецкого Балтийского ландесвера в 1918-1919 гг.) были не пятиконечными, а четырехугольными. Несмотря на все эти неоспоримые факты, красная пятиконечная звезда осталась у нас в России всеобъемлющим символом «славы нашего оружия» со времен основания наркомвоенмором Л.Д. Троцким в 1918 году Красной армии (на первом ордене которой — ордене Красного Знамени — была изображена именно перевернутая пентаграмма) и для многих наших соотечественников, будучи в их искаженном десятилетиями большевицкой пропаганды сознании прочно связанной с понятиями верности воинскому долгу, героизма и побед на полях Великой Отечественной войны советского народа.

Впрочем, отсутствие единого историко-философского подхода к возрождающейся ныне в нашей стране традициоонно-исторической национальной российской символике неизбежно и почти что повсеместно приводит к неожиданному, абсолютно химерическому сочетанию в одном из ее атрибутов (например на гербе, полотнище флага или боевого знамени)совершенно антагонистичных и взаимно враждебных друг другу по своей глубинной сути символов.

Так, например, унаследованный от единоверной нам православной Восточной Римской империи (Византии) древний символ русской государственности, по крайней мере, со времен Великого князя Московского и Государя всея Руси Ивана III, — двуглавый орел — оказался помещенным на знамени Вооруженных Сил Российской Федерации вместе с … пятиконечными звездами, под знаком которых на русской земле еще совсем недавно велась беспощадная, кровавая борьба на уничтожение не только с культурно-исторической и религиозно-нравственной русской самобытностью, но и с самой этнической целостностью великороссов.

18.В современной русскоязычной литературе почему-то принято писать название самой известной части СС в именительном падеже — «Лейбштандарт Адольф Гитлер» («Лейбштандарт СС Адольф Гитлер»), что представляется нам грамматически некорректным, поскольку данное название в переводе с немецкого языка на русский означает: Полк личной охраны Адольфа Гитлера. Необходимо отметить, что танковая дивизия «Лейбштандарт Адольфа Гитлера» (Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера») часто проходила в документах периода «Европейской Гражданской войны» просто как «1-я танковая дивизия СС».

19.Приставка «Дас» (определенный артикль к существительным среднего рода) была добавлена к названию 2-й мотопехотной (панцер-гренадерской, бронегренадерской) дивизии СС «Рейх» только в 1942 году, после повторного овладения германскими войсками городом Харьковом. До апреля 1943 года дивизия именовалась просто «Рейх» (о значении слова «Рейх» будет рассказано далее).

20. В русскоязычной литературе (как правило, без учета фактической даты добавления к названию дивизии определенного артикля среднего рода «Дас») эту отборную дивизию СС именуют по-разному: 2-я танковая дивизия СС «Рейх», 2-я танковая дивизия СС «Райх» или 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх». Имеющее очень древнее происхождение немецкое слово «рейх» (Reich, от древнегерм.: richi, rihi) переводится на русский язык как «Империя» или, что еще точнее, «Держава» (что, кстати говоря, вполне соответствует древнеславянскому слову «держай», то есть «удерживающий», о котором идет речь в Апокалипсисе», когда говорится о том, что Антихрист не сможет явиться в мир, «доколе не будет взят УДЕРЖИВАЮЩИИЙ от среды…»).

21.По-русски эмблема «череп с костями» («мертвая голова», «тотенкопф») традиционно именуется также «Адамовой головой».

22.»Дуче» (от лат.: дукс) означает по-итальянски «лидер», «вождь» и вполне соответствует по значению немецкому слову «фюрер».

23.»Тотенкопфринг» — «кольцо с черепом», «перстень с мертвой головой» — серебряный перстень, украшенный изображением «мертвой (Адамовой) головы», крюковидным крестом и руническими символами, который выдавался от имени «имперского вождя (рейхсфюрера)» СС Генриха Гиммлера особо отличившимся фюрерам (офицерам) СС (с внутренней стороны «тотенкопфринга» была выгравирована факсимильная подпись Генриха Гиммлера).

24.Среди чинов гитлеровских «штурмовых отрядов» (СА)  — как, впрочем, и среди чинов боевой организации «Гирд» («Дружина») норвежской национал-социалистической партии «Нашунал Самлинг» («Национальный Собор») — пользовалась огромной популярностью песня «Свистит со всех крыш…», исполнявшаяся на мотив первого полкового марша русских ударников-корниловцев: «В ком есть сознанье ясное / И мужество в груди, / Под знамя черно-красное / К корниловцам иди…». Начальные слова немецкого варианта этой «корниловской» песни — «Es pfeift von allen Daechern…» (буквально: «Свистит со всех крыш…» — в значении «Звучат заводские гудки…»).

25.»Из русских частей, употреблявших символику «смерти-бессмертия», следует отметить казачий Баклановский полк, официально получивший право на изображение черепа и костей в начале ХХ века. История флага (правильнее — не флага, а знамени, или значка — В.А.) генерала Бакланова полка — по легенде, монахини одного из монастырей (по некоторым сведениям — Новоиерусалимского) прислали генерала Я.П. Бакланову в подарок черный шелковый значок, на котором сенребром были вышиты «Адамова голова» и текст из православного Символа Веры — «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь». Сочетание устрашающей внешности самого Бакланова с подобным значком наводило ужас на суеверных горцев Кавказа» (Шевяков Т.Н. Символика смерти и бессмертия в армиях Европы.//Гербоведъ. М., 2002. №57/3).

26.Когда речь идет об организациях, носящих замкнутый характер и связанных правилами строгого Устава, мы пишем во множественном числе «орденЫ» (например, монашеские ордены бенедиктинцев, францисканцев. миноритов, доминиканцев. кармелитов, капуцинов, иезуитов; военно-монашеские, или духовно-рыцарские орденЫ госпитальеров-иоаннитов, тамплиеров, меченосцев, лазаритов; масонские, иллюминатские и розенкрейцерские ложи также иногда именуются «орденЫ»), наградные же знаки (хотя самые древние из них — например, знак Ордена госпитальеров (странноприимцев) Святого Иоанна Иерусалимского, именуемый в просторечии просто «Мальтийским (иоаннитским) крестом» — первоначально также являлись не наградами в современном смысле этого слова, то есть, не знаками поощрения за подвиг, совершенный конкретным лицом, проявленное личное мужество или какие-либо иные личные заслуги, а именно знаками принадлежности к упомянутым выше и связанным единым Уставом организациям) мы, во избежание терминологической путаницы, во множественном числе именуем «орденА».

27.В масонской иерархии «степени» («градусы») так называемого «андреевского» масонства возвышаются над первыми тремя степенями (ученик-подмастерье-мастер) низшего, «иоанновского», масонства.

28.Перед самым окончанием Второй мировой («Европейской Гражданской») войны, весной 1945 года, XV Казачий Кавалерийский Корпус (ККК) германского вермахта под командованием генерала Гельмута фон Паннвица был включен в состав Ваффен СС под названием XIV Казачьего Кавалерийского Корпуса-СС, что, однако, в сложившихся к тому времени условиях носило чисто формальный характер — так, например, никто из чинов корпуса, кроме самого генерала фон Паннвица, не имел эсэсовского звания, не носил эсэсовской формы (хотя сохранились фотографии казаков с эсэсовскими нарукавными орлами и «мертвыми головами» на головных уборах) и не имел обязательных для всех чинов СС личных номеров с указанием группы крови, вытатуированных под мышкой.

29. В русскоязычной литературе о белых немецких отрядах волонтеров — «фрейкорах» — почему-то часто пишут в единственном числе — «Добровольческий корпус», — хотя речь идет о более чем 2000 частей и подразделений, никогда не имевших ни единого командования, ни единой организации.

30.»Кремлевским мечтателем» английский писатель-фантаст, социалист-фабианец и, вероятнее всего, «по совместительству», разведчик Герберт Дж. Уэллс назвал «доброго дедушку» Ленина в описании своего визита в Совдепию под названием «Россия во мгле».

31.Всякого рода мистические идеи исповедывались именно отдельными, и притом крайне немногочисленными, представителями высших эшелонов национал-социалистического «истеблишмента», ни в коей мере не будучи массовой идеологией национал-социалистов — подобно тому, как отдельные видные представители советской коммунистической партийной верхушки (Ленин, Троцкий, Петровский, Середа) или большевицких репрессивных органов (Блюмкин, Бокий) состояли в масонских структурах, в том числе теософского толка («Единое Трудовое Братство», сокр.: ЕТБ, и т.д.), хотя как разз в случае большевизма совпадение именно МАССОВОЙ коммунистической символики (серп, молот, пентаграмма и т.п.) с символикой масонства и других эзотерических оккультных лож было просто разительным!

32.Многие полагают, что в действительности в СССР господствующей идеологией был вовсе не «атеизм» (и, тем более, не «научный атеизм»), а новая антихристианская псевдорелигия, в рамках которой важную роль играл неоязыческий культ «Родины-Матери» (или в рамках версии этой религии, которую в 1948 году предлагала Сталину ввести в качестве государственной группа «советских деятелей науки и культуры» во главе с академиком Митиным, — культ «священной Родины»), в сочетании с обожествлением хранящихся в оккультном зиккурате («мавзолее» на Красной площади) «нетленных мощей» якобы «вечно живого» В.И. Ленина (а впоследствии — и И.В. Сталина) и культом также «вечно живых» павших героев с чисто сатанинскими атрибутами — например, поклонением вырывающемуся из центра сатанинской пентаграммы подземному «вечному огню» (то есть вечному адскому пламени, от которого верующие христиане вообще-то всегда просят Бога избавить себя в своих молитвах: «…и мучащаго вечнующаго огня потщися избавити мя», как сказано в Песни 9 «Канона молебного при разлучении души от тела»).

33. Согласно представлениям Адольфа Гитлера, первое общегерманское государство — Первый рейх — было основано в 800 году франкским королем и «(западно-)римским императором» Карлом Великим и просуществовало до своего формального упразднения императором французов Наполеоном I Бонапартом в 1806 году; Второй рейх (Германская империя) во главе с прусским королем в качеситве германского императора (но не «императора Германии»!) был основан после победы союза германских государств во главе в Пруссией над французской Второй империей Наполеона III Бонапарта в 1871 году; Третьим рейхом, призванным обеспечить всемирное господство арийской расы и спасения ее от «низшей расы», или «недочеловеков»-«унтерменшей» (в первую очередь — евреев), Гитлер считал возглавляемое им государство.

Концепция Третьего (Тысячелетнего) рейха была генетически связана как с эсхатологическими озарениями средневекового мистика Йоахима Флорского (ди Фиоре), предсказывавшего неизбежное пришествие «в конце времен» Третьего царства — Царства Духа Святого», во многом совпадающего с раннехристианскими хилиастическими представлениями о грядущем наступлении «миллениума» — «Тысячелетнего Царства Христова на земле», с концепциями «Третьего Рима» — как в «православно-хилиастическом» варианте старца Филофея «Москва — Третий Рим» (после первого, античного Рима, и второго Рима — православной Византии, «четвертому же не быти»!), так и в — предвосхитившем идеи Бенито Муссолини о фашистской Италии как «возрожденной Римской империи» — варианте «Терциа Рома», которому суждено прийти на смену «Рома прима» (античной Римской империи) и «Рома секунда» (католическому папскому Риму) борца за независимость Италии Джузеппе Мадзини, так и со взглядами немецкого консервативного революционера Артура Мёллера ван ден Брука, чья книга «Третий рейх» (Das Dritte Reich), по свидетельству современников, произвела на Гитлера неизгладимое впечатление.

34.Широко распространено мнение, согласно которому Западная Римская империя прекратила свое существование в 376 году, когда последний западно-римский император — пятнадцатилетний мальчик Ромул Август(ул), был отрешен от престола начальником свлих германских телохранителей герулом (эрулом), скиром или ругом Одоакром (Одоацером, Отакером, Отакаром), отославшим отнятые им у Ромула Август(ул)а регалии (знаки Императорской власти) — в Константинополь (Новый Рим) восточно-римскому Императору Зенону (Зинону). Между тем, современниками это событие воспринималось не как «падение (Западной) Римской Империи», а совсем наоборот — как «восстановление единства Римской Империи (разделенной до этого долгое время на две половины)». Да и сам Одоакр отослал западно-римские императорские регалии восточно-римскому Императору со словами: «Отныне во Вселенной опять только один Император, как одно Солнце на небе» и сам правил Италией от имени Императора Зенона, чьи профиль  и имя чеканил на своих монетах. Причем регалии были отправлены в Новый Рим не по воле Одоакра, а по указу римского сената, объявившего одновременно об упразднении навечно титула «западно-римского Императора» и о восстановлении навечно единства Римской Империи. По другим сведениям, римский сенат отослал знаки императорской власти в Новый Рим — Константинополь, еще раньше, до свержения Ромула Август(ул)а, при получении известии о смерти Юлия Непота — соправителя пятнадцатилетнего императора Запада. Но это дела не меняет. В свете изложенных выше исторических фактов коронация короля франков Карла Великого в 800 году в Риме римской императорской короной, с присвоением ему титула «римского (фактически — западно-римского) Императора», причем не римским сенатом, а папой римским (епископом города Рима), который был совершенно не вправе распоряжаться ни этой короной, ни этим титулом, представляется — с учетом существования (Восточно-)Римской (Ромейской, впоследствии названной историками «Византийской») Империи со столицей в Новом Риме (Константинополе) абсолютно не легитимной (незаконной).

35.Организация германских ветеранов Великой войны «Киффгейзербунд» («Киффхойзербунд») получила свое название от горы Киффгейзер в Тюрингии, в недрах которой, по старинной легенде, спит со своими рыцарями средневековый римско-германский император Фридрих I Барбаросса (Рыжебородый), которому суждено «в конце времен» выйти из горного узилища, сразиться с Антихристом и восстановить германский рейх (точнее — «Римскую Державу») в новом блеске на вечные времена.

36.Военизированная организация Социал-Демократической партии Германии (СДПГ) времен «Веймарской республики» именовалась «Черно-Красно-Золотой Имперский Стяг» («Рейхсбаннер Шварцротгольд»); в Австрии «Рейхсбаннеру» соответствовал социал-демократический военизированный «Республиканский охранный союз» («Републиканишер Шуцбунд»), разгромленный в 1934 году войсками австрофашистского режима «миллиметтерниха» Энгельберта Дольфуса при поддержке австрийских «геймверовцев» («зеленых фашистов»).

37.Гергард Россбах — офицер-фронтовик и один из известнейших командиров белых добровольческих корпусов, действовавших против поляков в Восточной Силезии, против большевиков в Прибалтике и против Рурской Красной армии в Германии в 1920 году — участвовал в путче Гитлера-Людендорфа 8-9 ноября 1923 года в Мюнхене, после чего бежал в Австрию, где вместе с князем Рюдигером фон Штарембергом организовал антикоммунистические военизированные отряды «геймвера» (самообороны), неофициально именовавшиеся, по цвету своей формы, «зелеными фашистами» (в отличие от «коричневых фашистов», т.е. национал-социалистов).

38.Хотя немецких нацистов именуют «коричневорубашечниками» (нем.: Braunhemden), в действительности коричневые рубашки и другие предметы полувоенной формы (например, брюки, кителя, шинели и кепи) гитлеровских национал-социалистов (в отличие от действительно коричневых рубашек членов организации Гергарда Россбаха) были скорее табачного цвета.

39.Свастика (санскр.), по-немецки: «гакенкрейц» (Hakenkreuz), что означает, буквально, «крюковой, крюкообразный или крюковидный крест, по-гречески: «гаммадион» (гаммированный крест) или «тетраскеле» («четвероногий»), по-древнеанглийски: «филфот» («четвероногий»), по-латышски: «угунскрустс» («огненный крест») или «перконкрустс» («крест Перконса» — бога-громовержца»), по-фински: «гакаристи», по-древнерусски «ярга», «конь» или «коловрат» (от общеславянского «коло» — солнце) — известный с незапамятных времен солярный (солнечный) символ («су» — «связанное с добром, благом» — название древнеарийской солнечной птицы, «астика» — перемена, двуликое божество теплой и холодной половины календарного года), олицетворение вечного солнцевращения и, тем самым, вечного круговращения природы. В «программной» книге Адольфа Гитлера «Моя борьба» (Мein Kampf) свастика обозначается заимствованным из немецкой геральдики словом «крюковидный крест» — «гакенкрейц».

Свастика широко использовалась в символике индуизма, джайнизма, зороастризма, зерванизма, митраизма, буддизма, древнетибетской «черной (синей) веры» (бон-по) и «желтой веры» (ламаизма), а также в символике и орнаментике античной Греции, эллинизма, Древнего Рима, Византии, древних иранских, германских, славянских, балтских и кельтских народов.

Под названием «мученического креста» свастика-коловрат вошла также в раннехристианскую симолику (в частности — на надгробиях христианских мучеников в древнеримских катакомбах) и нордическую руническую символику, средневековую европейскую геральдику, символику теософов. антропософов и ариософов середины XIX-начала XX вв.

Свастика пользовалась особым почитанием Новомучеников Российских — Святых Страстотерпцев Государыни Императрицы Александры Феодоровны (молитвенник, многие личные вещи которой и даже стены Ипатьевского дома в Екатеринбурге — месте мученической гибели Царской Семьи в 1918 году — были украшены знаком свастики) и Святого Благоверного Царя-Мученика Николая Александровича (капот автомобиля которого, как видно по сохранившимся фотографиям, был украшен знаком прямостоящей свастики в кольце). Мало того — после свержения Самодержавия в России в качестве национально-государственной эмблемы стихийно появилась (например, на денежных купюрах как «белого» Временного, так и «красного» большевицкого правительства) солнечная свастика, просуществовавшая на нарукавных нашивках и головных уборах некоторых красноармейских частей вплоть до 1924 года!

Многим кажется, что, кто не любит свастику, (один из древнейших видов Креста), тот почему-то не любит и Крест вообще (за исключением, разве что, наиболее «экзотических» православных конспирологов-парадоксалистов вроде Ю.Ю. Воробьевского). В наиболее извращенной форме это отношение было высказано устами советского литератора Е.А. Евтушенко, открыто написавшего в своей «Автобиографии», как он ненавидит кресты на щитах тевтонских рыцарей — эти «зародыши свастики»(!)

В Германии свастика, имевшая ограниченное употребление в теософско-ариософских кругах («Германенорден», «Орден Нового Храма», «Общество Туле», «Туле-Бунд», «Орден Туле», «Арманеншафт», «Общество Г(в)идо фон Листа»), впервые получила широкое распространение после возвращения на родину из Финляндии и Прибалтики бойцов белых добровольческих корпусов, позаимствовавших свастику у латышей и финнов, в национальной орнаментике которых свастика издавна играла важную роль. Так, например, белым изображением прямостоящей свастики были украшены стальные каски, автомобили и броневики белой добровольческой 2-й Вильгельмсгафенской Военно-Морской бригады Эргардта (Marinebrigade Ehrhardt). Наряду с белой свастикой и белой «мертвой головой» фрейкоровцы часто использовали в качестве опознавательного знака на своей военной и автомобильной технике изображение Железного креста и прямого белого креста (последний использовался в качестве такой эмблемы и в танковых частях СС и вермахта в 1939 году, но впоследствии был заменен «Крестом Святого Николая»).

40.»Бело-голубое» («бело-синее») правительство баварских сепаратистов фон Кара-фон Зейссера, против которого Гитлер и Людендорф подняли 8-9 ноября 1923 года свой знаменитый мюнхенский «пивной путч», было названо так по цветам бело-голубого (бело-синего) флага Баварского королевства, традиционно противопоставлявшего себя «прусскому» Берлину; в обиходе баварские обыватели презрительно именовали на своем диалекте всех небаварцев «пруссаками» («Preissn»).

42.Флаг германской Веймарской республики было черно-красно-золотым (черно-красно-желтым). Этот флаг, начиная с эпохи Освободительных войн против наполеоновской тирании (1813-1815), объединял сторонников единой Германии, боровшихся против сепаратизма многочисленных мелких государств, на которые была раздроблена Германия со времен Средневековья и многие из которых верно служили иноземному узурпатора Наполеону Бонапарту, ликвидировавшему формальное единство Германии (упразднив в 1806 году «Священную Римскую империю германской нации» — так называемый Первый рейх) на пике его могущества. Так, «черные егеря» антинаполеоновского добровольческого корпуса (фрейкора) майора прусской армии Адольфа фон Лютцова (1813-1815) были обмундированы в черную форму с красными воротниками (цвет которых, по выражению служившего в рядах этого фрейкора поэта-партизана Теодора Кёрнера («немецкого Дениса Давыдова»), символизировал решимость «черных егерей» пролить «французскую кровь»!) с золотыми пуговицами и галунами.

После разгрома Наполеона I германские государства были — чисто формально! — объединены в весьма рыхлый, возглавлявшийся австрийским императором Германский Союз (Deutscher Bund) — также под черно-красно-золотым флагом (со средневековым двуглавым орлом бывшего Первого рейха в золотом крыже). Но Германский Союз оказался совершенно не способным реально объединить Германию — главным образом, вследствие постоянных противоречий между двумя входившими в него крупнейшими германскими державами — Австрией и Пруссией, извечного сепаратизма Баварии, Саксонии и Вюртемберга и т.д. В период Германской революции 1848-1849 гг., проходившей под знаком объединения Германии «снизу», германские патриоты под черно-красно-золотым флагом с оружием в руках боролись против войск прусского и саксонского королей, а также австрийского императора, также желавших объединения Германии, но только «сверху» («железом и кровью», по известному изречению прусского премьер-министра Отто фон Бисмарка).

В результате трех войн: 1)так называемой «прусско-датской» войны 1864 года, в ходе которой крупнейшие государства Германского Союза — Пруссия и Австрия — отвоевали у Дании немецкие герцогства Шлезвиг и Гольштейн (Голштинию); 2)»австро-прусской» (а в действительности — внутригерманской гражданской!) войны 1866 года (именуемой в германской исторической традиции также «Богемской войной», поскольку основные боевые действия происходили на территории австрийской провинции Богемии-Чехии), в ходе которой войска возглавлявшегося Пруссией Северогерманского Союза разбили объединенные армии Австрии, Саксонии, Баварии, Вюртемберга, Бадена и мелких южногерманских государств, и 3)так называемой «Франко-прусской» (а в действительности — франко-германской) войны 1870-1871 гг., завершившейся поражением Франции и провозглашением в Версале Германской империи (Второго рейха) во главе с прусским королем, ставшим германским императором (но не «императором Германии»!) Вильгельмом I Гогенцоллерном, — Германия была объединена «сверху» («железом и кровью», как того хотел Бисмарк).

Тем не менее, традиционный черно-красно-золотой флаг сторонников единой-неделимой Германии не стал ее государственным флагом, ибо Пруссия, сыгравшая решающую роль в объединении страны, не забыла, что ее армии в 1848-1849 гг. противостояли на полях сражений армии немецких республиканцев, осененные этим самым черно-красно-золотым знаменем. Поэтому флагом прусско-германского Второго рейха стал черно-бело-красный стяг, образованный на базе черно-белого флага королевства Пруссии и бело-красных по расцветке флагов богатых северогерманских торговых городов Гамбурга, Бремена и Любека, оказавших Пруссии неоценимую финансово-экономическую помощь в ходе войн за объединение Германии. С тех пор в Германской империи (Deutsches Reich) Гогенцоллернов шла яростная борьба между демократически-республиканско-либеральными силами (объединившимися под черно-красно-золотым флагом) и их консервативными противниками, избравшими для себя черно-бело-красные цвета.

В то же время в соседней габсбургской Австрии, изгнанной Пруссией в 1866 году из союза германских государств, существовало сильное «великогерманское» («всенемецкое», «пангерманское», «пангерманистское») движение за присоединение к Германии. Австрийские «великогерманцы» («пангерманцы» или «пангерманисты») не могли открыто пользоваться черно-бело-красными цветами (что означало бы, с точки зрения монархии Габсбургов, государственную измену). Поэтому они использовали в качестве средства демонстрации своих взглядов и политических пристрастий «неофициальные» черно-красно-золотые «национальные немецкие цвета». Разделявший «всенемецкую» идеологию австрийский школьник Адольф Гитлер после запрета носить черно-красно-золотой бант в петлице, в знак протеста клал на парту в ряд три карандаша — черный, красный и желтый. И, тем не менее, не было всего через 20 лет в Германии большего врага этих цветов, чем тот же самый Адольф Гитлер. Вот как меняются времена, а с ними и люди.

43.Военизированная баварская «зеленая полиция» (Gruene Polizei), наряду с которой в Баварии, стремившейся в начале 20-х гг. ХХ века отделиться от «пораженной бациллами марксизма» остальной Германии, существовала также городская муниципальная («синяя») полиция и жандармерия (в сельской местности), представляла собой внушительную военную силу со структурой пехотной дивизии военного времени, имевшую на вооружении легкие и тяжелые пулеметы, бронеавтомобили и аэроплыны (три авиационные эскадрильи) и не имевшую только собственной артиллерии; начальник баварской полиции фон Зейссер рассматривал именно «зеленую полицию» (а отнюдь не баварский рейхсвер) как ядро будущей «национальной» армии независимого от Германии Баварского (или Баварско-австрийского) королевства.

44.Руна «совуло» («солнце»), «совелу», «совило» или «сиг», напоминающая по форме молнию и неразрывно связанная в современном массовом сознании с представлениями об СС вообще и о Ваффен-СС — в частности («молния СС»), традиционно истолковывалась как символ движения и энергии, успеха, победы и славы (отсюда ее название «руна победы») и считалась частью «солнечного колеса» (свастики-коловрата). Немецкие и австрийские мистики-ариософы исходили из того, что использование этой «солнечной руны» («руны победы») позволяет увеличить духовные и психические способности, укрепить силу духа.

45.Эсэсовские части «Мертвая голова» (СС-Тотенкопффербенде) были (в отличие от «частей СС общего назначения» — СС-ФТ) обмундированы не в черную, а землисто-коричневую форму с «черепом и костями» (вместо сдовенных «эсэсовских» рун «сиг») на правой петлице мундира (а в некоторых частях — также на нарукавном ромбе и манжетной ленте).

46.Считается, что «изобретателем» понятия «сверхчеловек» (нем: Uebermensch, англ.: Superman) был немецкий философ Фридрих Ницше, впервые употребивший слово «сверхчеловек» в своем труде «Так говорил Заратустра» (Also sprach Zaratustra). Между тем, в действительности «изобретателем» слова «сверхчеловек» был патриарх немецкой классической литературы Иоганн-Вольфганг фон Гёте. В первоначальной рукописной редакции трагедии «Фауст», датируемой 1773-1775 гг. — т. н. «Прафауст» (нем.: «Urfaust») — главный герой трагедии — ученый Генрих Фауст —  был показан молодым Гёте как мятежный индивидуалист — «сверхчеловек» (Uebermensch), как называл его сам Гёте. Подобно всем героям юношеских произведений Гёте (не ставшего еще величественным «веймарским олимпийцем»), индивидуалистам и бунтарям (Гёц фон Берлихинген, Вертер, Клавиго), Фауст должен был, по замыслу автора, закончить жизнь трагически, в результате столкновения с окружающим обществом и вызванных этим столкновением моральных конфликтов. Но судьба распорядилась иначе…

47.Самый высокий процент граждан, добровольно служивших в годы Второй Мировой войны в Ваффен-СС, был достигнут, как это ни странно, в одном из самых малых, если не сказать — «карликовых» — государств Европы — Княжестве Лихтенштейн, расположенном на крошечном «пятачке» между Австрийской республикой и Швейцарской Конфедерацией. 85 граждан (а точнее — подданных) Лихтенштейна, остававшегося всю войну нейтральным и не подвергавшегося ничьей оккупации, добровольно вступили  в ряды Ваффен-СС (при том, что в описываемое время население Лихтенштейна составляло менее 12000 человек!). 40 ветеранов Ваффен-СС, уцелевших на полях сражений и вернувшихся на родину, никаким репрессиям и ограничениям в правах подвергнуты не были. Впрочем, Лихтенштейн вообще выделялся на общеевропейском фоне 1945 года, отказавшись выдать победителям укрывшиеся на его территории остатки белой Русской Национальной Армии (РНА) генерал-майора германского вермахта Б.А. Смысловского (Хольмстона, фон Регенау), чины которой сражались с большевиками под трехцветным бело-сине-красным русским национальным флагом и носили бело-сине-красные нарукавные нашивки (в отличие от чинов власовской Русской Освободительной Армии, сражавшихся преимущественно под Андреевским флагом с синим косым крестом на белом поле и носивших нарукавные нашивки в форме гербового щитка с синим Андреевским крестом на белом поле и буквами «РОА» в главе герба), в том числе — Местоблюстителя Российского Императорского Престола Его Императорское Высочество Великого Князя Владимира Кирилловича Романова. Эти события подробно описаны в книге графа Толстого-Милославского «Жертвы Ялты», в книге лихтенштейнского историка Г. Фогельзанга «Армия, которой не должно было быть» (G. Vogelsang. Die Armee, die es nicht geben durfte.) и во французском фильме «Ветер с Востока», неоднократно демонстрировавшемся по российскому телевидению (с участием американского киноактера Малколма Макдауэлла, великолепно сыгравшим роль генерала Смысловского).

48.После окончания Второй Мировой («Европейской Гражданской») войны в Великобритании по обвинению в государственной измене и сотрудничестве с врагом предстали перед судом 125 подданных британской короны. 45 из них было предъявлено обвинение в добровольном несении военной службы в рядах Ваффен-СС («войск СС») или германской армии (вермахта), 42 — обвинение в работе на Великогерманском  радио («Гроссдейчер Рундфунк») в качестве пропагандистов. 21 — обвинение в шпионаже и сотрудничестве с германской разведкой. А вот население расположенных в проливе Ла-Манш (Английском канале) и оккупированных германскими войсками в 1940 году британских островов Гернси, Олдерни, Сарк и Герм совершенно не пострадало от послевоенных «чисток», хотя официальные британские (в том числе военные и полицейские) власти этих островов в течение четырех лет германской оккупации (официально продолжая числиться на королевской службе!) безропотно и безоговорочно выполняли все указания, приказы и предписания немецких оккупантов и оказывали последним всемерную поддержку (вплоть до несения чинами британской полиции и британских же территориальных войск охраны устроенных немцами на островах лагерей для военнопленных, в том числе советских; были даже засвидетельствованы случаи поимки британскими полицейскими военнопленных, пытавшихся бежать из лагерей, и даже участия чинов британской полиции в показательных казнях схваченных беглецов в назидание остальным заключенным). После ухода германских осккупантов британские губернаторы перечисленных выше островов не только не подверглись каким-либо преследованиям со стороны военных или гражданских судебных властей своей страны, но были даже возведены британской короной в дворянское звание!

49.После окончания Второй Мировой («Европейской Гражданской») войны французские «борцы с коллаборационизмом» запретили Сергею (Сержу) Лифарю — «гению русского балета», являвшемуся (в том числе и в период германской оккупации Франции) балетмейстером Парижской оперы, в течение двух лет заниматься своей профессиональной деятельностью только за то, что он был однажды принят Адольфом Гитлером, после чего опубликовал во французской прессе несколько статей, в которых судьи усмотрели «симпатии к национал-социализму». Гений русской шахматной мысли, чемпион мира Александр Алёхин, вследствие аналогичного «преступления» и публикации статьи об «арийских и еврейских шахматах», был вынужден эмигрировать в нейтральную Португалию, где вскоре был найден в гостинице мертвым (судя по всему, дело не обошлось без «длинных рук Москвы»). В конце «Европейской Гражданской войны» не кто иной, как Пабло Пикассо — Председатель «Национального (левого — В.А.) Фронта Искусств» — (Front National des Arts) освобожденной Франции передал в парижскую прокуратуру составленный «антифашистами» список французских деятелей искусств и культуры, сотрудничавших с нацистами и потому достойных, по его мнению, суровой кары. Чтобы попасть в этот «черный список», достаточно было хотя бы раз принять приглашение посетить Третий рейх. Наказанию были подвергнуты 23 известных художника и скульптора (в том числе Шарль Деспио, Андре Деран, Морис де Вламинк, Кеес ван Донген, Поль Бельмондо, Отон Фриз и др.), кинорежиссер Анри-Жорж Клузе, певица Мистингет. Прокуратура рассматривала «дела» известных шансонье Мориса Шевалье и Даниэль Дарьо, а также Коко Шанель (хотя последняя. как говорится. «из другой оперы»), не назначив им, впрочем, никакого наказания. Но самое любопытное для наших уважаемых читателей, вероятно, хорошо запомнивших те кадры из телесериала «Семнадцать мгновений весны», в которых штандартенфюрер Штирлиц — «истинный ариец» с «нордическим характером» (а по совместительству — советский разведчик полковник Исаев) с нескрываемым восторгом слушает по авторадио шансон великой певицы Эдит Пиаф, как «души не покоренной Гитлером Франции», заключается в следующем. «Парижский воробей» Эдит Пиаф, также не избегнув тяжкой длани «антифа», была вынуждена оправдываться перед Парижской прокуратурой в том, что неоднократно ездила с гастролями по Третьему рейху, где ее принимали, как говорится, «на ура»! Однако популярность певицы была столь велика, что «немилостивый суд» смилостивился к ней и сохранил доброе имя певицы в неприкосновенности. Подробнее обо всем этом можно узнать из книги Франца В. Зайдлера «Коллаборационизм. 1939-1945″ (Franz W. Seidler. Die Kollaboration 1939-1945»- Muenchen, Berlin, 1995, S. 25).

50.Французам, надевшим в годы Второй Мировой войны германскую военную форму, служившим во «Французском Добровольческом Легионе против большевизма» (Legion des Volontaires francais contre le bolchevisme) в составе германского вермахта или в Ваффен-СС и приговоренным за это к различным срокам тюремного заключения или каторжных работ, французскими судебными властями была предоставлена альтернатива. Записавшись добровольцами; уже в другой, Иностранный Легион (Legion Etrangere) и отправившись подавлять национально-освободительное движение в Индокитай. а затем и в Алжир, французские волонтеры Ваффен-СС избежали сурового наказания. Кстати, военные власти послевоенной Франции охотно зачисляли в Иностранный легион не только французских, но и «всамделишных» немецких эсэсовцев. В сражении под Дьен-Бьен-Фу («Долина Глиняных Кувшинов») в Индокитае, получившем название «французского Сталинграда», в 1954 году коммунистическими вьетнамскими войсками была окружена и разгромлена группировка Французского экспедиционного корпуса генерала Кристиана де Кастри, имевшая в своем составе немало бывших военнослужащих Ваффен-СС, поступивших после 1945 года на службу во французский Иностранный легион и отлично зарекомендовавших себя в боях с красными «партизанами» Вьетмина. Не случайно битва при Дьен-Бьен-Фу вошла в историю не только как «французский (индокитайский) Сталинград», но и как «последняя битва Ваффен-СС».

51.В Великом Герцогстве Люксембург (присоединенном немцами в 1940 году к «гау» Мозель Германской империи и считавшемся до конца 1944 года неотъемлемой частью Третьего рейха) на 270 000 жителей после повторного прихода англо-американцев весной 1945 года (в ходе «Арденнского прорыва» в конце 1944 года немцы ненадолго вытеснили анг8лосаксов с территории Люксембурга) было арестовано 10 000. По состоянию на конец ноября 1945 года в тюрьмах находилось 4 000 люксембургских «коллаборационистов». Судами было вынесено 150 смертных приговоров. 1500 человек были приговорены к принудительным работам, в том числе к расчистке минных полей без предварительного инструктажа. В результате 40 осужденных были разорваны на куски, а еще 120 тяжело ранены и покалечены разорвавшимися минами. Дети брошенных за решетку и на минные поля родителей были отправлены в «воспитательные лагеря», где к ним широко применялись меры физического воздействия.

52.Начало сычевской «Памяти» и отпочковавшимся от нее впоследствии многочисленным «Памятям» разного толка положил кружок, собиравшийся в МАИ под патронажем профессора Н.П. Бехтеревой (дочки знаменитого русского психолога, поставившего И.В. Сталину диагноз «шизофрения» и вскоре обвиненного в сексуальных извращениях — он якобы укусил в грудь свою пациентку — и в прочих грехах профессора В.М. Бехтерева), которой неизвестные проломили голову, после чего она от дел «Памяти» плавно отошла. Само название «Память» общество получило от нашумевшего в свое время двухтомника «Память» В.А. Чивилихина, впервые в послевоенном СССР открыто написавшего об арийском происхождении русских и аналогичных крайне подозрительных с точки зрения марксистско-ленинской идеологии пролетарского интернационализма и советского патриотизма вещах. С началом горбачевской перестройки, после назначения Бориса Ельцина первым секретарем Московского Городского Комитета (МГК) КПСС, художник И.С. Сычев учредил движение «Память», проведшее ряд привлекших внимание прессы общественности как в СССР, так и за рубежом. Так, в канун 7 ноября 1917 года члены сычевской «Памяти» провели митинг-молебен под открытым небом возле памятника Минину и Пожарскому перед Покровским собором (храмом Василия Блаженного) на Красной площади, впоследствии — митинг у мемориального Соловецкого камня на Лубянке перед зданием тогдашнего КГБ, прорыв крестным ходом через Спасские ворота в Московский Кремль в 1989 году и т.д. Из моих близких знакомых активно участвовал во всем этом Я.А. Бремзис. Члены сычевского движения «Память» носили солдатские шинели советского образца с советскими же золотистыми металлическими пуговицами (украшенными пентаграммой с серпом и молотом) и солдатские сапоги. На левом рукаве выше локтевого сгиба они носили бело-сине-красные нарукавные повязки (запрещенных в СССР официально цветов государственного флага России) с красным щитком, украшенным золотым изображением святого Георгия Победоносца, поражающего копьем змея, на средней синей полосе повязки. Впоследствии у сычевских «памятников» появилась собственная полувоенная форма. Она состояла из советского армейского ХБ (хлопчатобумажных гимнастерок без погон и брюк защитного цвета с бело-сине-красным шевроном углом вниз — как в Вооруженных Силах Юга России генерала А.И. Деникина — на левом рукаве выше локтевого сгиба), с поясным ремнем и портупеей армейского образца (коричневой кожи) и черных армейских сапог. Головным убором «памятникам» И.С. Сычева служила советская защитная армейская фуражка, чаще всего — с овальной кокардой, напоминавшей по форме русскую «дооктябрьскую», обтянутой белой материей или просто покрытую белой краской), на околыше. На левой стороне груди сычевцы носили выпущенный при Б.Н. Ельцине в 1987 году (к 840-летию основания Москвы) металлический значок в форме дореволюционного герба города Москвы (официально отмененного и запрещенного советской властью). Значок представлял собой серебристое выпуклое изображение московского «ездеца» — святого Георгия Победоносца на коне, поражающего копьем змея, по бокам головы всадника стояли даты «1147» (слева) и «1987» (справа), на ярко-красном поле. Сычевские «памятники» носили этот значок со святым Георгием как на защитных гимнастерках и шинелях (а кое-кто — к примеру, гвардии полковник ВС СССР в отставке Т.И. Левшов, убитый неизвестным выстрелом в затылок накануне августовского путча ГКЧП 19 августа 1991 года — и на кителях), так и на гражданской одежде. Впоследствии в продажу поступили аналогичные значки, но без дат по бокам головы святого Георгия. Сам Игорь Сычев носил иногда (преимущественно — зимой) вместо фуражки черную папаху или меховую шапку-ушанку. В описанной выше форме я его не виде ни разу, обычно он носил штатский костюм под советской армейской шинелью или темно-зеленым плащом с погончиками в стиле «милитари». Обычно Сычева сопровождал иеромонах Гермоген (якобы бывший офицер МГБ, присутствовавший при казни атамана П.Н. Краснова и других белых генералов, со временем обратившийся в Православие и погибший при невыясненных обстоятельствах). Гимном сычевских «памятников» была песня времен Первой мировой и гражданской войн «Как ныне сбирается вещий Олег» (на слова А.С. Пушкина). У сычевского движения «Память» было четыре знамени. Одно из них представляло собой старый русский военно-морской Андреевский флаг с синим косым крестом на белом поле (используемый также в годы Гражданской войны дроздовцами, а в годы Второй Мировой — Русской Освободительной Армией генерала Андрея Власова, уцелевшие ветераны которой создали в эмиграции антисоветский Союз Андреевского Флага — естественно, вся эта антикоммунистическая символика была до Горбачева в СССР под строжайшим запретом, и только после начала перестройки, наряду с сычевским движением «Память», появился Российский Народный Фронт в Андреевским флагом в качестве официального знамени). Второе, красное, знамя сычевских «памятников» очень напоминало государственный флаг СССР, но с золотым изображением Георгия Победоносца, поражающего змея, вместо советских серпа, молота и звезды. Третье знамя (идентичное флагу антисоветского Русского Государственного Образования «Локотьское Окружное Самоуправление» К.П. Воскобойника и Б.В. Каминского 1941-1943 гг.) было бело-сине-красным, со вписанным в красный щиток формы (именуемой в русской геральдике «французской») цветным изображением святого Георгия Победоносца в серебряном вооружении и лазоревом плаще, на белом коне, копьем поражающего змея. Все эти знамена сопровождали сычевских «памятников» на всех демонстрациях, пикетах, шествиях, митингах и молебнах. Имелось у сычевцев еще и четвертое знамя — красное, с белым кругом в центре, с черной надписью в круге «Мужество Каждый День» (в три строки) — лозунгом сычевского движения «Память», сформулированным его идеологом Кимом (впоследствии — Иоакимом) Андреевым). Это четвертое знамя, однако, на марши и прочие мероприятия не выносилось. Оно висело на стене в квартире Сычева, а другим таким же красным знаменем с черной надписью в три строки «Мужество Каждый День» в центральном белом круге была задрапирована трибуна, с которой выступали иногда ораторы сычевской «Памяти». Как-то автору настоящих строк довелось побывать на вечере в память чинов белого добровольческого корпуса светлейшего князя Анатолия Ливена (Либавских стрелков) В ОДНОЙ ИЗ МОСКОВСКИХ СРЕДНИХ ШКОЛ, где работал сын уже покойного Игоря Сычева — Олег, бывший нашим радушным хозяином и показавший мне в одном из памятных альбомов любопытную фотографию начального периода движения. На этом фото на трибуне, задрапированной флагом сычевской «Памяти» с черной надписью «Мужество Каждый День» в центральном белом круге, были запечатлены, плечом к плечу, И.С. Сычев, Я.А. Бремсзис и молодой В.В. Жириновский. Больше я нигде ни у кого подобной фотографии не видел. Поскольку Игорь Сычев руководил не только движением «Память», но и рядом других организаций — в частности, Русским Народным Ополчением, сокращенно: РНО (одноименным с добровольческим отрядом, сформированным в 1944 году русским белоэмигрантом Н.Н. Сахновским, соратником старейшей монархической организации — Российского Имперского Союза, переименованного впоследствии в Российский Имперский Союз-Орден — при Валлонском Легионе германского вермахта), его всегда сопровождала хоругвь этого ополчения — белая, расшитая золотом, с ликом Cпаса Нерукотворного и тремя золотыми литерами «РНО» под ликом Спаса. Именно в форме сычевской «Памяти» (члены которой защищали на баррикадах от войск ГКЧП засевших в московском Белом Доме Б.Н. Ельцина, профессора Р.И. Хасбулатова и А.В. Руцкого 19-21августа 1991 года), с бело-сине-красным шевроном, святым Георгием Победоносцем на груди и с противогазом у пояса, был запечатлен на известной цветной фотографии, опубликованной множеством журналов, в том числе — «Таймом» и «Ньюсуиком» — один из ближайших соратников И.С. Сычева — Я.А. Бремзис, прорывающий сорванный с Белого Дома и замененный бело-сине-красным российским триколором красный флаг СССР в месте расположения серпа, молота и звезды правой рукой со средним и указательным пальцами, расставленными в форме буквы «V» — «Виктория», «Виктори», то есть «Победа» — на балконе перед ликующей толпой. После странной во многих отношениях смерти Игоря Сычева (который успел выступить в нескольких передачах по российскому телевидению, в частности, у Анэли Меркуловой в «Пятом колесе») его движение «Память» раскололось на несколько враждующих между собою группировок. Та же судьба постигла и РНО, но Я.А. Бремзис по сей день выносит хоругвь РНО с ликом Спаса Нерукотворного на все народно-патриотические и военно0исторические мероприятия, в которых принимает участие.

53.Сычевское движение «Память» раскололось на несколько группировок. Одной из них стл так называемый Международный Антисионистский Фронт (или Комитет) «Память» В.Н. Емельянова, автора нашумевшей в своей время книги «Десионизация», переведенный арабами-антисионистами (в первую очередь — антиизраильски настроенными  палестинцами)  на арабский, французский и несколько европейских языков (особенно скандальным стало парижское издание книги, содержавшей, в частности, «Протоколы Сионских мудрецов»). Сам Валерий Емельянов в то время был военным советником при военной миссии СССР в Египте. Публикация, естественно, вызвала нежелательный эффект. Емельянова выслали в СССР. Он продолжал свою публикационную и пропагандистскую деятельность уже по линии самиздата и в то же время преподавал арабский язык в тогдашнем Московском Государственном Педагогическим Институтом иностранных языков имени Мориса Тореза (в просторечии — «Инъязе»), пока на переводческом факультете еще существовало арабское отделение. Я поступил на переводческий факультет Инъяза в 1972 году, за год до ликвидации там арабского отделения (и, соответственно, до увольнения оттуда Емельянова). В октябре первого же курса нас послали на картошку в Истринский район, совхоз Ваулино, куда присматривать за нами, первокурсниками, был, в месте с парой других преподавателей, направлен и В.Н. Емельянов. Так что я его запомнил. Он любил выпивать с нами, студентами, и развивать перед молодым поколением свою теорию. Как-то он попросил меня сходить с ведром принести воды на случай утреннего сушняка. А я, заслушавшись и опьянев, отнесся к этому поручению непростительно халатно. Наутро В.Н. Емельянов весьма сурово отчитал меня за манкирование своими обязанностями, прибавив характерную, достаточно крамольную для преподавателя «вуза, готовящего будущих работников идеологического фронта» (каковым Инъяз считался наряду с МГИМО), по тем временам, фразу: «Я же Вас русским языком просил принести воды. У народа сушняк, что теперь прикажете делать!? Ведь это не политинформация, которая никому не нужна!». Любимым коньком Валерия Емельянова были рассуждения о том, что исконная прародина славян — Палестина — Палый Стан, сиречь Опаленная (солнцем) земля, что палостанские славяне поклонялись триединому богу Триглаву, ипостаси которого именовались, якобы: Явь, бог явного, посюстороннего мира; Навь (бог иного, потустороннего мира, откуда приходят наваждения) и Правь (нечто вроде Мирового Разума). Злоокозненные же иудеи, по учению Емельянова, украли у славян, чей Палый Стан они захватили, из веру, но, по своей приверженности к низменным материальным благам, стали поклоняться лишь той ипостаси триединого бога, которая управляла явным, посюсторонним, материальным миром — Яви (назвав его по-своему — Яхве). И далее в том же духе…Человек он был довольно странный (если не сказать «зомбированный») и своеобразно относился к собственной жене. Представьте себе комнату, в которой сидят человек двадцать мужчин разного возраста, от юных студентов до вполне зрелых мужей, и беспробудно глушат разные алкогольные напитки разной степени крепости. Из соседней комнаты доносятся истошные крики лежащей на сносях супруги хозяина, которой пришла пора рожать, отчаянно умоляющей пирующего в кругу соратником супруга вызвать скорую, и супруга, зычно советующего ей не орать, а вспомнить, как в благословенные времена Руси Великой крестьянки, родив в поле, преспокойно продолжали жать, вязать снопы и прочее. Наконец один из присутствующих не выдерживает, идет звонить в скорую (мобильных телефонов тогда еще не было), скорая приезжает, забирает болезную рожать, а пьянка продолжается. Акцентирую внимание на этом эпизоде только потому, что этот же человек впоследствии стал лютым ненавистником всякого алкоголя, ввезенного на Русь иудеями-шинкарями с целью споить русский народ (в чем арендаторам-шинкарям якобы усердно помогали христианские попы и вообще христиане, в особенности же — русские цари, происшедшие, по утверждению Емельянова, от князя Владимира, внука иудея Малха, сына иудейской царевны Малуши-Малки, навязавший, дескать, великому славянскому народу не только алкогольные напитки, но и тайный вид иудаизма для «скотов-гоев» — под названием «христианства»; отзвуки емельяновских идей то и дело звучат в проповедях и писаниях нынешних язычников-«родноверов»). После увольнения Виктора Емельянова в связи с закрытием на нашем факультете отделения я арабского языка (а заодно — и отделения математической лингвистики), я утратил с ним непосредственный живой контакт. Впоследствии стало известно, что он якобы убил и расчленил свою жену (хотя сам на следствии и после освобождения утверждал, что это сделали сионисты). Его посадили не в тюрьму, а в психушку. Выйдя оттуда он, кажется, действительно тронулся умом и стал проповедовать трезвость (хотя раньше любил выпить, как и все мы). Именно он бросил в народ расхожий лозунг: «Тот, кто пьёт вино и пиво, / Тот — сторонник Тель-Авива!». Вылетев из сычевского движения «Память» в связи со всеми этими обстоятельствами, В.Н. Емельянов учредил свой собственный Международный Антисионистский Комитет (Фронт) «Память». Его члены носили белые фуфайки с цветным изображением святого Георгия Победоносца (отличавшегося от сычевского: емельяновский Георгий был не «геральдическим», а скорее «иконописным», в виде древнерусского воина, с красным остроконечным флажком на тупом конце копья), обрамленным названием организации прописным шрифтом. Последний раз я запомнил Емельянова в этой фуфайке (с лозунгом про пиво и Тель-Авив на спине) на скандальном процессе К.В. Смирнова-Осташвили (тоже отколовшегося со своими сторонниками от сычевской «Памяти», учредившего собственную «Память», учинившего в московском Центральном Доме Литераторов потасовку с членами перестроечной писательской организации «Апрель», обвиненной им в сионизме, разбившего очки писателю А.Н. Курчаткину, приговоренного к тюремному заключению и убитого при невыясненных обстоятельствах в тюрьме, вскоре после и интервью, данным им в месте заключения модной перестроечной газете «Московские Новости»; эмблемой некоторым смирновско-оставшиливским «памятникам» служил сине-серебряный значок со святым Георгием и змеем и надписью «Мужество каждый день», а иногда — серебристый значок с изображением памятника Минину и Пожарскому). Какой-то особой военной или полувоенной формы члены «Памяти» Смирнова-Осташвили, стоявшие на позициях довольно-таки причудливого «православного сталинизма» (если будет позволено так выразиться), насколько я помню, не носили. Какого-то гимна ни у «емельяновских», ни у «смирновско-осташвиливских» «памятников», насколько мне известно, не было.

54.Про волобуевскую память я мало что знаю, поскольку личного контакта с нею практически не имел, а писать с чужих слов отчего0то не хочется. Тем более, что наибольшую известность из всех «Памятей» снискала себе выросшая на обломках сычевского движения «Память» организация «Димдимыча» (Дмитрия Дмитриевича) Васильева под названием Национально-Патриотический Фронт «Память», из которой впоследствии вышли «Черная Сотня» Штильмарка и «Русское Национальное Единство» (РНЕ) Баркашова. Д.Д. Васильев, фотограф, появился на заседаниях сычевской «Памяти» поначалу в качестве гостя, и первым предложил записывать «для истории» на магнитофон (или диктофон) все, о чем говорилось на ее заседаниях. Когда дело дошло до раскола, и «Димдимыч» учредил свой НПФ, он, в отличие от русского националиста-«непредрешенца» (или, во всяком случае, тралиционалиста), с явным сталинистским «трендом», Сычева, открыто позиционировал себя православным монархистом (дело-то происходило уже после провала путча ГКЧП, ухода М.С. Горбачева с поста первого (и последнего) Президента СССР, отпадения Прибалтики, Грузии, Армении, Молдавии и Средней Азии, Беловежских соглашений и прочих крайне турбулентных событий. Официальным знаменем «васильевского» НПФ «Память» стало черно-желто-белое полотнище «династии Романовых», а наряду с ним — императорский штандарт (черный коронованный двуглавый орел со всеми регалиями на желтом поле). Кроме того, у васильевских «памятников» имелся черный флаг с красной надписью славянской вязью «ПАМЯТЬ» на фоне белого контурного изображения колокола, обрамленного по кругу названием организации простой кириллицей. Члены (и сторонники) «васильевского» фронта «Память» носили также черные майки с рукавами чуть выше локтей (и фуфайки с длинными рукавами) с белым контурным изображением колокола и красной надписью славянским шрифтом «Память». Со временем у членов «Памяти» Васильева появилась собственная форма военного образца. В нее входили черные гимнастерки с погонами (или черные рубашки с длинными или короткими, смотря по погоде, рукавами, с отложным воротником, погонами и черным же галстуком), черные брюки, обычно заправленные в черные сапоги (но не кирзовые солдатские, как у сычевских «памятников», а яловые или хромовые офицерские) с черным поясным ремнем и черной портупеей, черные кителя со стоячим воротником и погонами (типа кителей офицеров советского Военно-Морского Флота старого образца), такие же черные, морского образца, шинели, пилотки и фуражки с овальными кокардами «царского» образца. На пуговицах были не советские звезды с серпом и молотом, как у «сычевцев», а царские двуглавые орлы. Такой же орел украшал и латунную поясную четырехугольную, с закругленными краями, бляху (хотя автору этих строк приходилось видеть и поясные бляхи с надписью «ПАМЯТЬ» на фоне колокола, если мне не изменяет память. Аналогичная эмблема украшала нашивку чинов НПФ «Память» в форме геральдического щитка на левом рукаве выше локтевого сгиба. Пятиконечных звездочек на погонах «памятники» Дмитрия Васильева, в отличие от чинов царской армии, белых армий, советской и российской армии не носили, считая их «сионистски-сатанинскими пентаграммами Соломона». Звездочки им заменяли маленькие двуглавые коронованные орлы серебристого металла. Члены НПФ «Память» Дмитрия Васильева приветствовали друг-друга, начальство и знамя, как члены русских эмигрантских фашистских организаций (Родзаевского, Вонсяцкого, Светозарова, Авалова и других) — выбросом правой руки вперед в вверх (от сердца — к солнцу) и возгласом «Слава России!» (перенятого от них отколовшимся от НПФ Васильева и учредившим свое собственное «Русское Национальное Единство» А.П. Баркашовым, а также А.Р. Штильмарком и его «Черной Сотней»). Вместе в Васильевым от сычевского движения «Память», между прочим, ушли «в раскол» не только Баркашов, Штильмарк и Гладков («Кальтенбруннер», но и бывший «адъютант» Сычева — А.А. Белов (он же — Поткин, будущий учредитель запрещенного ныне Движения Против Нелегальной Эмиграции — ДПНИ -, о котором даже вышла в «Литературной Газете» большая статья, так и озаглавленная «Адьютант Его Превосходительства»). В качестве одного из источников финансирования организации Васильев учредил свой собственный сельскохозяйственный кооператив «Теремок». Он выпускал довольно толстую газету-бюллетень под названием «Память» с логотипом в форме описанного выше колокола. Они выпускали многочисленные видеокассеты о своей организации, взяли под свое покровительство московскую Марфо-Мариинскую обитель (находившуюся в то время под омофором Русской Православной Церкви За Рубежом, существовавшей тогда отдельно от Русской Православной Церкви Московской Патриархии). Васильев дружил с архиепископом РПЗЦ Василием Родзянко и вывешивал на своих собраниях, вместе с иконами, портрет Царя Мученика Николая Александровича и Святых Царственных Мучеников (еще не прославленных РПЦ МП в лике страстотерпцев, но прославленных РПЦЗ в лике Мучеников еще в 1981 году). Иногда (например, во время большого телевизионного интервью, данного «Пятому колесу» Анэли Меркуловой, или Белле Курковой, обе тележурналистки были довольно-таки похожи друг на дружку, только одна жила в Питере, а другая — в Москве) «Димдимыч» (у него было еще одно, связанное с его достаточно объемистыми телесами, прозвище — «Булочка») сменял свою черную форму на белую, с красной вышивкой, русскую народную рубашку. Он также нередко носил длинное черное кожаное пальто.

55.У васильевского НПФ «Память» имелся собственный герб. Этот герб представлял собой изображение черного, на желтом поле, двуглавого орла без корон, под шапкой Мономаха, с обнаженным мечом в правой и увенчанной крестом державой — левой лапе. На груди орла был лик Спаса Нерукотворного, наложенный на окруженную сиянием, вписанную в черный круг прямостоящую золотую свастику-гаммадион. Членские значки НПФ «Память» были, насколько мне помнится, двух видов. Значок первого вида имел круглую форму. В центральном черном круге располагалась надпись красными славянскими литерами «ПАМЯТЬ» поверх золотого колокола, увенчанного крестом. По краю значка шел красный ободок с белой надписью кириллицнй «НАЦIОНАЛЬНО» (сверху) «ПАТРIОТИЧЕСКИЙ ФРОНТЪ» (снизу в две строчки). В верхней части ободка располагался черный двуглавый орел под шапкой Мономаха с мечом и державой в лапах, по бокам колокола — вписанные в золотую восьмилучевую звезду золотые стилизованные прямостоящие свастики-гаммадионы. Второй (если мне не изменяет память, более поздний) вариант членсколго значка НПФ «Память» представлял собой многолучевую (с чередующимися желтыми, красными и белыми лучами) звезду, в центральном черном круге которой располагался золотой, увенчанный крестом, колокол, с наложенной поверх него красной надписью славянскими литерами «ПАМЯТЬ». По белому ободку центрального черного круга шла черная надпись кириллицей «НАЦIОНАЛЬНО» (сверху) «ПАТРIОТИЧЕСКИЙ ФРОНТЪ» (снизу в две строчки).

Здесь конец и Богу нашему слава!

В.Акунов. Коллекция маленьких тайн. Часть I


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.