Приняв Христианство, готы не перестали быть германцами, однако, вместо поклонения своим прежним языческим богам — асам и ванам — они стали поклоняться одному, Единому Богу, воспринимавшемуся ими, прежде всего, в качестве «римского» Бога. Каково же были их изумление и возмущение, когда принятый ими арианский вариант Христианской веры был в 381 г., через четыре года после гибели в упомянутом выше сражении с арианами-готами под Адрианополем восточно-римского императора-арианина Валента (см. рис. в заголовке), признан ересью на Вселенском Константинопольском Соборе Христианской церкви. Это привело к новому витку военной конфронтации готов-ариан с Римской империей, принявшей вдобавок еще и характер религиозной войны, закончившейся фактически уничтожением готов и других германцев-ариан (в частности, вандалов), Восточной Римской империей при василевсе (императоре) Юстиниане I Великом (причисленном  впоследствии греко-православной, а затем — и отколовшейся от нее римско-католической церковью к лику святых).

Приведем, для сравнения и просто ради интереса, перевод начала Молитвы Господней — главной молитвы всех христиан (единственной, заповеданной нам Самим Иисусом Христом еще в Евангелиях) «Отче наш» на трех языках — русском, современном немецком и готском (в переводе Вульфилы):

Отче наш, иже еси на небесех,
Да святится имя Твое,
Да приидет царствие Твое,
Да будет воля Твоя,
Яко на небеси
И на земли.

Vater unser, Du in den Himmeln,
Geweiht sei Dein Name,
Es komme Deine Herrschaft,
Dein Wille geschehe,
Wie im Himmel,
So auf Erden.

Atta unsar, thu in himinam
Weihnai namo thein,
Qimai thiudinassus theins,
Wairtai wilja theins,
Swe in himina,
Jah ana airthai.

Картинки по запросу Das gotische Vaterunser

Именно в лице гот(ф)ского епископа Вульфилы (???????), восточного германца (как и австрийцы) и арианина (хотя по мнению некоторых, в частности, немецких историков — например, автора «Истории вестготов» Дитриха Клауде — Вульфила, живший во времена христологических споров, когда христианская церковь еще не решила окончательно вопрос соотношения Божественной и человеческой природе в Христе, занимал в этих спорах срединную позицию, не был арианином и подвергся осуждению как арианин лишь впоследствии, в связи с чем большинство его произведений, осужденные как еретические, не дошли до нас), Ланц думал обрести свидетеля истинности своего христианства (считавшегося римско-католической и православно-кафолической Церковью таким же еретическим, как и арианское христианство Вульфилы). Великий Магистр ОНТ, чрезвычайно уважительно и одобрительно отзывавшийся об Арии (возможно, ему импонировало само имя александрийского вероучителя, созвучное этнониму «арий», «ариец») не сомневался в том, что Вульфила был хранителем «изначального, чистого, неискаженного христианского учения» (являвшегося, по Ланцу, расово-культовой религией, до его последующей злонамеренной «фальсификации агентами низших рас», стремившимися лишить учение Иисуса Христа его изначально боевого характера). Поэтому  Йорг Ланц фон Либенфельз ввел в свой собственный лексикон упоминавшееся выше готское слово, означавшее «господин» или «хозяин дома», которым в Библии Вульфилы именовался Христос — «ФРАУЙЯ», или «ФРАУДЖА» (Frauja=Господин, Господь), эквивалент греческого слова «Кир(иос)», и даже иногда именовал свой вариант христианства «готским», неустанно призывая чистых ариев, «сынов Света», заклать человекозверей в жертву Фрауйе, подобно тому, как ветхозаветный пророк Илия Фесвитянин заклал в жертву Господу лжепророков Вааловых.

Доказательством уважительного отношения Ланца к Арию и арианству может служить, к примеру, следующий фрагмент из его труда «Теозоология»:

«Весьма характерны суждения Ария об Иисусе. К ним следует прислушаться, прежде всего, потому, что просвещенные взгляды Ария стали религией германцев, пока Рим не подчинил ее себе с помощью франкского меча. Арий утверждает совершенно ясно и в полном соответствии с нашими ариософскими открытиями: Логос (Христос) есть не Бог в собственном смысле этого слова, а творение («ктисис»). Тем не менее, Он стоит надо всеми творениями и представляет собой нечто среднее («меситес») между Богом (и человеком). Логос можно было бы назвать несобственно (относительно) Богом. Это убеждение оставалось еще долго присущим германцам».

Барон Йорг Ланц фон Либенфельз предполагал, что на страницах сделанного епископом Вульфилой перевода Библии, записанного изобретенным «готским апостолом» алфавитом,(единственный экземпляр которого, написанный золотыми и серебряными буквами на окрашенном пурпуром пергаменте — так называемый «Серебряный Свод» («Серебряная Книга»), или, по-латыни, «Кодекс Аргентеус» (Codex Argenteus), хранился в пору жизни Ланца и хранится по сей день в университетской библиотеке шведского города Упсала (составляя ее главное сокровище!), куда шведы вывезли его в годы Тридцатилетней войны из Пражской библиотеки владык «Священной Римской империи германской нации», основанной кайзером-оккультистом Рудольфом II Габсбургом), вырванных врагами истинной, изначальной, расовой, «античандальской» христианской веры (Ланц не верил в то, что Вульфила, якобы, сознательно не перевел наиболее воинственные части Библии ради смягчения нравов готов, полагая, что эти части готской Библии были также злонамеренно уничтожены проникшими в христианскую церковь в результате тайного заговора и переворота врагами готов, германцев, арийских народов и истинного, арийского Христианства), с целью утаить истинное учение Христа-Фрауйи от верующих христиан после уничтожения арианства папским католическим Римом и кафолическим Константинополем, и потому не сохранившихся до наших дней, содержалась «подлинное послание Священного Писания» – призыв к борьбе с «чандалами» — представителями «низших» рас.

Косвенным подтверждением правильности своих догадок Ланц считал отсутствие в готской Библии Вульфилы некоторых частей — например, Книг Царств. Правда, многие исследователи связывали (и связывают доныне, как, например, Франко Кардини в своей «Истории средневекового рыцарства») отсутствие в «Серебряном Своде» Вульфилы этих частей Священного Писания с их чрезмерно воинственным и кровожадным содержанием (а Вульфила, как уже упоминалось выше, якобы, хотел отучить своих свирепых, воинственных соплеменников-готов, от присущей им и поддерживаемой культом их прежних, языческих богов, кровожадности). Но, как известно, Ланц был на этот счет иного мнения…

Скажем несколько слов о «чандалах». В традиционном обществе покоренной пришедшими с Севера арийскими завоевателями Древней Индии представители высших каст (или «варн», то есть, буквально «цветов» — из этого названия каст явствует, что принадлежность к той или иной из них определялась, по крайней мере, изначально, цветом кожи, глаз и волос), потомки белокожих белокурых ариев (или, выражаясь языком древних Вед — «двиджасов», то есть, «дважды рожденных»), именовали «чандалами» (буквально: «собакоедами», или «неприкасаемыми» — поскольку в Индии ведического периода считалось, что прикосновение к «чандалам» может навеки осквернить представителя благородной высшей касты) членов низших каст, потомков подчиненных ариями чернокожих протоиндийских племен, которых «чистокровные» арии именовали презрительно «дасью» («рабы»),  «якша» («бесы», «демоны») и «млеччха» («варвары», «чужаки», «чужие», «инородцы», «иноверцы», «дикари»), по аналогии с употребляемым близко родственными индийским ариям древнеиранскими народностями по отношению к «чужим» понятием «анарья» («неблагородный», «неариец»).

Вообще Ланц многое перенял у древних индоариев, наделявших злых духов, демонов-ракшасов, признаками представителей той этнической среды, с которой белокожие и белокурые (судя по описаниям, сохранившимся в их священных книгаъх – «Ведах») арии столкнулись, придя в Индию. В описаниях борьбы с ракшасами были отражены воспоминания о столкновениях белых, светлоглазых и светловолосых арийцев с доарийским черным, темноглазым и черноволосым населением полуострова Индостан. К этим «темным» (чернокожим) народам относятся такие описания и определения, как «безносые», «косматые», «короткорукие» и «темные». В древнейшей из священных книг древних индоариев – «Ригведе» — они именовались «говорящими грубо», «демонами» («ракшаса», «пишача»), «не знающими правильного труда» («акарма»), «беззаконными» («аврата»), «безбожными» («адевайя»), «не приносящими жертв» («аяджван»), «не имеющими богопочитания» («абрахма»).

Именно к этим «чандалам», считающимися пригодными лишь для рабства, применялся  упомянутый выше термин «млеччха» (варвары). Рекомендовалось опасаться их, как врагов, а после соприкосновения с ними — непременно проходить обряд очищения, так как они находятся в «среднем  (между людьми и низшими животными – В.А.) состоянии, обусловленном темнотой», подобно «слонам, тиграм, кабанам или львам».

В древнеиндийских «Законах Ману», в частности, говорилось:

«Рождение чандала – преступление. Чандала не могут иметь одежды, кроме одеяния мертвых; их украшения могут быть только из железа. Чандала не может поклоняться никому, кроме злых духов. Чандала не могут соединяться в селения, жить оседло, они должны постоянно кочевать с места на место… Чандала не имеет права писать правой рукой и должен буквы ставить справа налево. Тот, кто убьет чандала, не подлежит суду».

Вероятно, особое внимание педантичного во всем Йорга Ланца фон Либенфельза привлекло категорическое предписание древнеиндийского кодекса чандалам писать справа налево (как пишут семиты – иудеи и арабы).

Ланца весьма беспокоили постоянно раздававшиеся из левого, социалистического лагеря призывы к классвой борьбе и установлению «диктатуры пролетариата». Он предлагал свое собственное, весьма оригинальное по тем временам, решение проблемы классвой борьбы.

«…я имею в виду не столько обращение в рабство цветных рас, не говоря уже о порабощении ариогероического человека, сколько выращивание селективным путем нового рабского существа с прочными нервами и крепкими руками, умственный уровень которого будет соответствовать его предназначению. Это существо должно будет выполнять для нас все те задачи, выполнение которых невозможно при помощи машин. Будущее покажет, в какой мере для этого могут быть использованы существующие в настоящее время обезьяны. Возможно, все это звучит жестоко. Однако вся болтовня о христианской любви к ближнему есть просто словоблудие. Разве нам не известно из тысяч документов, что папы римские, епископы и аббаты занимались продажей и обменом своих «крепостных», как если бы это был простой товар?! В этом плане обычаи Церкви находятся в неразрешимом противоречии с ее же собственным учением! Если уж Церковь мирилась с рабством, то нам-то чего ради стараться быть большими католиками, чем папа? Пролетариат и низшую человеческую расу невозможно ни улучшить, ни исправить, ни спасти, ни осчастливить. Они суть творение дьявола и должны быть просто – правда, безболезненно и гуманно –  устранены. Их место займут биологические машины, имеющие перед механическими машинами то преимущество, что они будут способны к самообновлению и самовоспроизводству. Кроме того, эти биологические машины будут способны мыслить самостоятельно, в той степени, в какой этого захотим мы, их творцы».

Любопытно, что Ланц писал обо всем этом задолго до сочинения чешским писателем Карелом Чапеком научно-фантастической пьесы «Р.У.Р.» (R.U.R.) о создании, в целях освобождения человека от необходимости заниматься тяжелым физическим трудом, роботов («рабов»), причем (в отличие от механических роботов, фигурирующих в утопиях и антиутопиях позднейших авторов-фантастов) именно биороботов (правда, в отличие от биологических «роботов» Ланца, изначально не предназначенных своими творцами для самовоспроизводства).

Не лишенной интереса в данной связи представляется и следующая информация, содержащаяся в книге «Загадка замороженного человека»,  известного бельгийского биолога доктора Бернара Эйвельсона, посвятившего многие годы поискам неизвестных науке животных. Ссылаясь на «заслуживающую доверия даму», записавшую рассказ советского врача из сибирских концлагерей, доктор Эйвельсон сообщает, что этот человек был арестован за невыполнение приказа произвести оплодотворение женщин спермой самца гориллы. Опыты проводились в больничном управлении ГУЛага. Там, якобы, была выведена раса обезьяолюдей (Ланц сказал бы – «эффлингов» или «аффенменшей» – В.А.), имеющих рост 1,8 метра и покрытых шерстью. Эти «содомские обезьяныши» росли быстрее, чем люди рода «гомо сапиенс», и потому быстрее становились пригодными к работе. Подробнее об этих опытах можно прочитать в статье В. Москаленко «Обезьянолюди или культивация «советской расы», опубликованной в журнале «Кровь и Дух. Вопросы ариософии» № 1(8) за 2011 г.

Кстати говоря, советский фантаст Александр Романович Беляев (в юности — эсер, наверняка связанный, как и все революционеры, не только со всевозможными спецслужбами, но и со всевозможными спецпроектами), всегда удивительно чутко и быстро реагировавший на каждое новое слово науки (на «пульсе» которой постоянно «держал руку») и неоднократно описывавший медицинские эксперименты над людьми, включая скрещивание людей с животными — взять хотя бы его хрестоматийного «Человека-амфибию» (см. видеоматериал о нем, помещенный нами ниже) — в одном их своих романов под названием «Остров гориллоидов» описал аналогичные опыты по оплодотворению женщин самцами горилл (правда, перенеся действие в одну из африканских колоний Франции, где французские колонизаторы якобы скрещивали негритянок с гориллами ради выведения зверочеловеческой расы биороботов — универсальных солдат-гориллоидов).

Впрочем, довольно об этом…

В 1905 г. в издательстве «Модернер Ферлаг» в Вене, Лейпциге и Будапеште вышло в свет наиболее известное произведение Ланца фон Либенфельза – «Теозоология или весть (употребленное в оригинальном немецком названии книги Ланца слово «кунде», «Kunde», можно перевести не только как «весть», но также как «повесть», «наука», «логия» — В.А.) об обезьянышах («эффлингах» — Aefflinge, производное от немецкого слова «Аффе», Affe, то есть «обезьяна» — В.А.) Содома и об электроне богов. Введение в древнейшее и новейшее мировоззрение и оправдание (опровержение обвинений, предъявляемых в адрес — В.А.) государей и (наследственной — В.А.) аристократии» (Liebenfels Georg Lanz von. Theozoologie, oder die Kunde von den Sodoms-Aefflingen und dem Goetterelektron. Eine Einfuehrung in die aelteste und neueste Weltanschauung und eine Rechtfertigung des Fuerstentums und des Adels. Moderner Verlag, Wien-Leipzig-Budapest, 1905), известное и под другим, более поздним,  названием – «Теозоология, или естественная история богов» (Theozoologie oder die Naturgeschichte der Goetter). Публиковавшееся под этим вторым названием по частям в послевоенном журнале ОНТ «Остара» №№ 5, 6-7, 8-9, 15, 16-17, 18 и 19 в 1927-1930 гг. второе, расширенное, дополненное и во многом измененное издание, было подписано — вероятно, в соответствии с духом времени! — просто «Й. Ланц-Либенфельз», без баронского титула и дворянской приставки (предиката) «фон». Несмотря на то, что именно «Теозоология» принесла Ланцу огромную популярность, сам он считал главным трудом своей жизни трактат «Антропозоон библикум» (Anthropozoon biblicum, то есть «Библейский зверочеловек»), опубликованный частями на протяжении нескольких лет в ежеквартальном берлинском издании «Фиртельяршрифт фюр Бибелькунде» (Vierteljahrschrift fuer Bibelkunde). В нем Ланц, как истинный сын своей эпохи, с характерным для нее преклонением перед силой электричества, приписал арийским Богам (Сынам Божиим, Ангелам) электрические силы. При этом он ссылался, в частности, на главу 10 ветхозаветной Книги Даниила, в которой написано, что при первом своем ослепительном появлении пророку ангел Божий в то же время имел человеческий облик, но такой яркий («лицо его как вид молнии; очи его — как горящие светильники; руки и ноги его по виду — как блестящая медь»), что вид его был невыносим для человеческих глаз». Ланц также взял на вооружение сформулированные умершим в 1869 г. натурфилософом бароном Карлом-Людвигом фон Райхенбахом (изобретателем креозота и парафина) тезисы о магнетизме и «оде» (или «одеме» — этим понятием, означающим на языке древних германцев, например, в открытой профессором Германом Виртом (неоднократно упоминавшимся выше главой научно-исследовательского общества СС «Наследие Предков») древнефризской «Хронике (книге) Ура (Оэра) Линда», буквально «Божественное дыхание», «Святой Дух», описывалась некая вездесущая и всепроникающая жизненная сила), сходные с ариософскими представлениями об эфире как о пронизывающем все Мироздание «пятом элементе», о том, что, в отличие от низших рас (именуемых Ланцем-Либенфельзом «адама» или «удуму»), сотворенных Всевышним из «персти земной», или «праха земного», арийцы «зародились от удара молнии в светоносный эфир», и т.д.

По мнению упоминавшегося выше А.В. Кондратьева, переводчика «Хроники Ура Линда» на русский язык, Од (Одем Божий) есть Дух Божий, посредством нисхождения Которого в Землю-Иртху произошел и, что особенно важно, до сих пор продолжает происходить процесс миротворения. Согласно интерпретации Германа Вирта, Один — это Од-ин (Od-in), то есть, с одной стороны, очень важная манифестация первоначального космогонического Ода Божьего, а с другой — вторичный и даже произвольный мифологический образ, сложение которого Вирт датирует эпохой викингов. И лишь в более поздние времена скальды при дворах ярлов прославили Одина-Вотана как Бога воинов-героев и мертвецов. Древнейший космогонический смысл понятия Од неоднократно толковался в работах немецких мистиков 1920-1930-х гг. Например, в книге Генриха Юргена «Практика вращения и магия маятника» (1925) сила Од толковалась как таинственная сидерическая энергия, раскачивающая маятник во время сеансов вызывания духов. Согласно толкованию Генриха Юргена, именно сила Од способствовала переходу духа в материю и души в тело. Источником Ода признавался, как правило, животный магнетизм (гипотеза упомянутого выше Карла-Людвига фон Райхенбаха) или же так называемые «ур-атомы», или «пра-атомы» (гипотеза Фрица Кваде, изложенная в его книге «Один»). В оккультной интерпретации Генриха Юргена (оказавшей, кстати, сильнейшее влияния на райхсфюрера СС Генриха Гиммлера), Одем приравнивался к китайской пневменной энергии ци, а также к индийской пране. Одем мыслился как особая энергийная оболочка, окутывающая человеческое тело и наделенная полярным зарядом. Впрочем, довольно об этом…

Согласно утверждениям барона Йорга Ланца фон Либенфельза, человеческий мозг являлся аккумулятором «ода». Свои экстравагантные тезисы он подкреплял ссылками на «библейские документы», приходя, в частности, к поистине сногсшибательным выводам вроде:

«Сегодня уже не может подлежать  ни малейшему сомнению, что Христос был электрическим человеком Третичного периода».

«Мы были электробиотическими и снова станем электробиотическими. Быть электробиотическим и быть богом есть одно и то же! Благодаря электрическому глазу первобытные люди, или боги первобытной эпохи, были всеведущими. Благодаря энергетическому поясу силы электрического пояснично-крестцового мозга они были всемогущими. Человек грядущей эры Водолея будет обладать электробиотическим глазом и электробиотическим энергетическим поясом, он снова станет всеведущим и всемогущим, заключит с Богом Новый Завет» и сам станет новым богом»!

«Ныне мы узрели пред собой со всей ясностью, во всей реальности то, что слепое, ослепленное чандальством и иудейством человечество на протяжении почти 2000 лет видело, как в кривом зеркале. Фрауйя-Христос и Звезда наших отцов-ариософов снова привели нас, сквозь тьму, назад, к свету. В Ветхом Завете мы были богами, но утратили нашу божественность вследствие распутства и пренебрежения верностью нашей породе. Но мы снова будем богами, если в «Новом Завете» с помощью наших электробиотических открытий, посредством дисциплины и строжайшей верности нашей породе заслужим право обрести нашу прежнюю божественность!

Ариософская эзотерическая астрология дает нам указание на то, каким путем нам следует идти к достижению этой цели. Скорпион есть созвездие сексуальности и преобразования телесного в нетелесное. Итак, в половой сфере содержится ключ, который отворит нам врата Божественного. Путем сознательного и целенаправленного воздействия на железы внутренней секреции мы в течение грядущих двух столетий сможем всячески перестраивать атомы и клетки всех живых существ, а, следовательно, и человека, и таким образом создавать новые элементы, новые кристаллы, новые растения, новых животных, пока, в конце концов, не сможем создать и новую породу людей, от которой произойдет ариогероическая раса; но произойдет она лишь от тех представителей человечества, которые будут способны постичь всю мудрость «Нового Завета» и жить по его законам. Не без причины именно Скорпион-Орел является символом величайшего ариософского апостола — Иоанна — , и грядущей Иоанновой (Иоаннической) Церкви Святого Духа».

«На исходе Средневековья и на рубеже Нового Времени иудеи и чандалы решили принять Святое Крещение, дабы расколоть истинную, ариософскую Церковь  и з н у т р и, внеся в нее свои духовные и материальные ценности, после того, как им в течение 1000 лет не удалось уничтожить ее извне. После того, как это их покушение на Церковь увенчалось успехом, они решили приложить все усилия к тому, чтобы с корнем вырвать из Церкви ариософское богословие, уничтожив все литературные памятники и произведения искусства, напоминавшие о нем, посредством «нового искусства», «искусства Возрождения»…

«Однако снова занимается заря. Происходит победоносное воскресение «Нового Бога», электробиотического, теозоологического (зверобожественного), вечносущего Бога, а с ним — и возрождение религии «Нового Завета». Даже люди науки под развернутыми знаменами нескончаемым потоком устремляются к нашему Свету… Никакому перевозчику тележек из высшей школы не удастся остановить это движение, возвещающее божественное происхождение и божественное будущее героической расы и бесовское происхождение и гибель в аду недочеловеческих рас. Близятся Суд и Расплата»!

«В области всех наук рушатся ветхие чандальские теории. Заложенные мной повсюду мины, начиненные ариософской взрывчаткой, рвутся одна за другой. Обломки старой науки взлетают на воздух, освобождая место для строительства «Нового Храма» для «Нового Бога» и «Нового Завета»!

Любопытно, что барон Йорг Ланц фон Либенфельз много говорил о наступлении в скором времени новой эпохи — эры Водолея (о которой в наши дни так много говорят представители движения «Нью Эйдж», New Age, название которого, в переводе с английского, кстати, как раз и означает «Новая Эпоха», «Новый Век или «Новая Эра»):

«…даже профессиональные ученые сознают, что наступает прекрасное царство грядущей райской эры Водолея, получившей это название от астрологов-ариософов и предсказанной ими, и что Фрауйя-Христос не только описал заключение «Нового Завета», но и обетовал его, принеся священные клятвы. И эта эра наступила, и наступление ее соответствует предсказаниям о созвездии Водолея. Она пришла внезапно, подобно несущемуся сильному ветру Святого Духа, через социальные, политические и научные революции и реформы, через усовершенствование техники, через электричество, оккультизм и эзотерику, через новую любовь и сексуальность, которая есть небесная, чистая, благородная дружба и боевое товарищество. Подобно розовым, всепроникающим световым перстам новой зари, лучи «Святого Духа электричества» озарят все страны — новое, непредсказуемо прекрасное творение расцветет и обновит морщинистый и постаревшее лик Земли, а также лик и образ Властелина Земли — ариософского человека».

Впоследствии Ланц утверждал, что посылал свою «Теозоологию» для ознакомления многим высокопоставленным сановникам Российской империи, входивших в ближайшее окружение Императора Николая II — министру двора барону Фредериксу, князю Урусову и некоторым балтийским («остзейским») баронам, близким к Царскому двору. Однако его предупреждение о грозящей опасности было встречено ими с «полным непониманием и отсутствием чувства расового самосохранения». Издание «Теозоологии» в Царской России  было запрещено, сама книга также оказалась под запретом, что, в общем, не представляется удивительным — уж слишком отличалось «готическое ариохристианство» Ланца от официальной Православной Христианской доктрины, считавшейся непререкаемой в Российской империи.

Представления Ланца-Либенфельза о нравственности соответствовали аналогичным представлениям его «духовного отца и учителя» Г(в)идо фон Листа и правой руки последнего — Фридриха Ван(н)ека, известного австрийского промышленника, главного учредителя и почетного Президента Венского «Общества Г(в)идо фон Листа, Пражского Объединения черной металлургии, Брюннского Первого Объединения машиностроительной промышленности,  член Правления горнопромышленной компании «Альпине Монтан-Гезелльшафт», Почетный Президент Объединения «Немецкий Дом» в Брюнне (Брно) и прочая и прочая и прочая (см. фото ниже в центре):

«Нравственным и добрым является все то, что идет на пользу высшей расе, а безнравственным и дурным – все, что ей вредит»(не правда ли, очень похоже на большевицкие представления о необходимости замены «буржуазной нравственности» пролетарской «классовой целесообразностью» — «нравственно только то, что идет на пользу делу мировой революции»)…

«Только в случае спаривания людей высшего типа (сверхлюдей) между собой, в них сохраняется то Божественное, что заложено в них, и они, путем развития по пути прогресса, в направлении постоянного улучшения, все более уподобляются Богу. Если же они этого не делают и смешиваются с низшими расами, тогда содержащееся в них Божественное начинает постепенно убывать, до тех пор, пока не исчезает совсем».

Cогласно ариософскому учению Ланца-Либенфельза, «возможность облагораживания расы и повышения ее уровня путем сознательной селекции, направленной на все большую расовую чистоту, является единственным подлинным и эффективным «покаянием» в грехе расового смешения (метисации)». В качестве идеального пути к поддержанию чистоты «белокурой расы» («расы блондинов») Ланц пропагандировал необходимость основания «колоний для выведения расово чистой породы людей», расположенных в сельской местности и строго изолированных от внешнего мира, в особенности же — от проникновения «монголов», «негров» и «средиземноморцев» к «селекционным матерям».

Ланц писал: «Мы всегда защищали наш домашний скот от расового вырождения и заразы путем введения таможенных пошлин на продукцию животноводства, в то время как наших людей мы отдаем беззащитными  на заражение и отравление крови похотливым чандалам Востока и Юга».

Когда русский писатель-большевик Евгений Иванович Замятин (см. фото выше слева), со временем порвавший с большевизмом и ставший его страстным обличителем, писал в своей знаменитой антиутопии «Мы», во многом предвосхитившей «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли (кстати говоря — внука того самого Томаса Генри Хаксли-Гексли, о котором шла речь выше), «1984 год» Джорджа Оруэлла и другие антитоталитарные памфлеты):

«А это разве не абсурд, что государство (оно смело называть себя государством) могло оставить без всякого контроля сексуальную жизнь. Кто, когда и сколько хотел…Совершенно ненаучно, как звери. И как звери, вслепую, рожали детей. Не смешно ли: знать садоводство, куроводство, рыбоводство (у нас есть точные данные, что они знали все это) и не суметь дойти до последней ступени этой логической лестницы: детоводства…»,

он, казалось, дословно цитировал Йорга Ланца фон Либенфельза. Поневоле создается впечатление, что В.И. Ульянов-Ленин был не единственным российским большевиком, знакомым с Великим Магистром Ордена Нового Храма и его произведениями.

Кстати говоря, аналогичные идеи высказывал, в своем романе «Смерть героя», устами его главного героя Джорджа Уинтерборна, известный английский писатель Ричард Олдингтон:

«Разве не безумие, что мы контролируем рождаемость у животных, а когда доходит до людей, даже обсуждать этого не желаем? Откуда же возьмется хорошая порода, если мы плодимся без смысла и толку, как белые мыши?»

Впрочем, сходные мысли высказывались не только после Ланца и одновременно с ним, но и до Ланца-Либенфельза. Сам Чарльз Дарвин (см. фото выше справа) сетовал на то, что «человек исследует с щепетильной тщательностью признаки и родословную своих лошадей, рогатого скота и собак, прежде чем соединяет пары; но когда речь идет о собственном браке, он редко или никогда не заботится о чем-либо подобном».

Сэр Фрэнсис Гальтон (см. фото выше слева). двоюродный брат Дарвина и продолжатель его дела, всерьез заинтересовался применением к людям методов селекции, применяемым к животным. Именно Гальтон ввел в научный обиход термин «евгеника» (от греческого слова «евгенес», что в переводе означает «породистый») для обозначения процесса выведения человека, обладающего наилучшими качествами, положив основание учению о селекции применительно к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств. Теория «расовой гигиены» швейцарского психиатра Альфреда Плетца  (cм. фото выше, справа от современного знамени ОНТ) стала логическим продолжением евгеники. Именно Гальтон ввел в научный обиход термин «евгеника»  Евгеническое учение было призвано бороться с явлениями вырождения в человеческом генофонде.

Альфред Плетц полагал, что решившие обзавестись потомством супруги, должны правильно питаться, заниматься физической культурой и соблюдать режим. А родившегося у них ребенка надлежало оценить по всем статьям специальной комиссии, облеченной правом решать — умертвить младенца или оставить его в живых (совсем как у древних спартанцев, только, по Плетцу, предполагалось не сбрасывать человеческий «племенной брак» со скалы в пропасть, а усыплять их).

Несмотря на антигуманность подобных проектов, во времена Ланца евгеника и расовая гигиена (существовал еще термин «расовая биология»), как «средство спасти род человеческий от вырождения», пользовались поддержкой в самых разных идеологических кругах: расистов, социал-дарвинистов, социалистов, коммунистов, феминисток и, позже, нацистов (распространивших понятие «племенного брака» и на «особи рода человеческого», страдающие неизлечимыми и тяжелыми наследственными болезнями).

Евгенические, расово-гигенические или расово-биологические общества существовали практически во всех цивилизованных странах тогдашнего мира. В США и некоторых европейских государствах были приняты программы искусственной стерилизации интеллектуально неполноценных людей или преступников. Здесь немаловажную роль сыграли и результаты теории итальянского психиатра Чезаре Ломброзо (см. фото выше справа) о том, что «преступники плодят преступников». Особенно отличилась в этой области Швеция, родина Августа Стриндберга, где институт расовой биологии был закрыт только в 1976 году, через 22 года после переселения барона Йорга Ланца-Либенфельза в мир иной.

Кроме детоводства, Ланц-Либенфельз требовал введения официально узаконенного многоженства (полигамии) в награду солдатам, особенно отличившимся на войне, а также предоставления «права на земельные владения в качестве военной добычи» после завершения победоносных войн: «Каждому немецкому солдату — крестьянскую ферму, каждому офицеру — собственное поместье во Франции! И не нужно нам военных контрибуций, в результате выплаты которых иудеи получают миллиарды, а бравые солдаты – только лишь бронзовые медали да Железные кресты».

В своих внешнеполитических установках Ланц был ультрамакисмалистом, утверждая, что «Земной шар был и остается колонией Германии» (имея в виду совокупность германских народов – «Германиен», Germanien — , а не «Дойчланд», Deutschland).

Начиная с 1906 г. Ланц-Либенфельз регулярно издавал уже упоминавшийся выше журнал «Остара» — «первый и единственный журнал, посвященный изучению и развитию героического расизма и прав мужчин», содержащий подробные и обстоятельные материалы на тему «расового хозяйства». Он обращался к своим читателям в чрезвычайно новаторской для того времени, непривычно непосредственной и «личной» манере:

«Вы блондин? Вы мужчина? Значит, Вам угрожает опасность…»

«Вы блондин? Значит, Вы – творец и хранитель культуры.
Читайте «Остару» — журнал блондинов и борцов за права мужчин»!

«Остара» — первый и единственный журнал по изучению
и поддержанию героического расизма и прав мужчин,
стремящийся на деле претворить в жизнь результаты расологии, дабы путем планомерной селекционной чистоты
и права Господ предохранить героическую благородную расу
от уничтожения социалистическими и семитскими
подрывными силами».

На обложке одного из номеров «Остары» был изображен спящий, сидя на склоне горы, сняв шлем и отложив в сторону щит, арийский рыцарь, над которым занес огромный камень подкравшийся незаметно сзади обезьяночеловек. Рисунок был снабжен следующей многозначительной подписью:

«Вы светловолосы и светлоглазы? Значит, Вам, как и этому спящему рыцарю, угрожает опасность со стороны людей первобытной расы! Поэтому читайте «Остару» — первый и единственный журнал блондинов!»

Серия журналов «Остара» была изначально задумана исключительно в качестве форума для австрийских «пангерманских» авторов и публицистов. Так, первые два номера «Остары» были направлены против всеобщего избирательного права в монархии Габсбургов и против венгров. В журнале Йорга Ланца-Либенфельза публиковались не только австрийские «пангерманцы», но и их единомышленники из Германской империи — например, Адольф Гарпф (cм. фото выше справа), опубликовавший в «Остаре» главный труд своей жизни «Народная мысль и аристократический принцип».

В венских «народнических» и ариософских кругах оживленно обсуждались опубликованные на страницах «Остары» и рекомендованные Ланцем-Либенфельзом всем «национально мыслящим» австрийским немцам сочинения «имперско-немецких» пангерманцев о «современном расовом хозяйстве» — например, труд идеолога «народничества» Эрнста Гассе (см. фото ниже справа) «Немецкая политика» (изданная, после публикации частями на страницах «Остары» в 1907 г. отдельным изданием, в трех томах). Согласно посвященной труду Гассе статье Ланца в венской «Остаре», Гассе требовал в своем сочинении тщательной «селекции как можно большего числа чистых арийцев» для обеспечения «победоносной силы в глобальной борьбе народов за власть над земным шаром». «Только перенаселение, всеобщая нужда и голод, царившие в лишенной всего необходимого Германии», по мнению Ланца, побуждала «дружины германской молодежи» («юнгманншафты», Jungmannschaften) отделяться от своих сородичей и уходить на покорение новых земель. «Такая же нужда, правда, сопровождаемая возможностью осуществления селекции чистой человеческой породы, должна воцариться и в нашем народе, предшествуя его воцарению над миром». При этом для немцев, по убеждению Ланца, имело значение не стремление к «индивидуальному счастью», а лишь «народная этика», «целью которой является главная задача культуры – селекция сверхнарода (нем.: юберфольк, Uebervolk), в отличие от сверхчеловека (нем.: юберменш, Uebermensch) Ницше, оторванного от народа.

 

Заметим, что изобретателем понятия «сверхчеловек» был, вопреки широко распространенным, но от того не менее ложным, представлениям, отнюдь не философ Фридрих Ницше (cм. фото выше слева), автор «Так говорит Заратустра», вложивший в уста древнего арийского пророка (запечатленного Н.К. Рерихом на своей картине «Заратустра», помещенной нами ниже) мгновенно ставшие крылатыми слова: «Я учу вас о сверхчеловеке», а великий гуманист и классик немецкой литературы  Иоганн Вольфганг фон Гёте (см. портрет выше в центре), называвший в период работы  в 1773-1775 гг. над ранней редакцией своей трагедии «Фауст» — так называемым «Прафаустом» (нем.: «Урфауст», Urfaust) – ее главного героя – доктора Фауста именно «сверхчеловеком», нем.: «юберменш», Uebermensch. Впрочем, это так, к слову…

Далее в «Остаре» была приведена цитата из речи Эрнста Гассе, произнесенной им на празднике австронемецких «народников» в Немецкой Богемии (Чехии): «Очищенной от всех космополитических шлаков немецкой народности, обладающей достаточной массой, чистой расой, силой и здоровьем, высоким жизненным уровнем, свободным самоуправлением, боевой подготовкой, хорошей структурой и тесной сплоченностью, принадлежит будущее».

(Конец части шестой. Продолжение следует).


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.