И был со зверями. Часть пятая. Вольфганг Акунов.

Картинки по запросу Bismarck und Schoenerer

В статье «Бисмарк и Шёнерер», опубликованной в «остермонде» (предположительное древнегерманское название апреля) 1908 г, Ланц-Либенфельз писал: «Благодаря деятельности Шёнерера австрийские немцы, придерживающиеся правильного мировоззрения, в вопросах расовой политики, опередили Германскую империю на 50 лет!.. Ожесточенная борьба, которую нам, исключенным из состава (Германской – В.А.) империи (как нам уже известно, в результате поражения, понесенного возглавляемой Австрией коалиции южногерманских государств – Баварии, Бадена, Ганновера и др. в Богемской войне 1866 г. с возглавляемой Пруссией северогерманской коалицией, Австрия под давлением Пруссии, была исключена из Германского союза и не вошла в основанную в 1871 г. Германскую империю Гогенцоллернов – В.А.) приходится вести на границе, где сталкиваются три великие мировые расы, монгольская, средиземная (средиземноморская – В.А.) и германская, дала тем из нас, кто следует за знаменем Шёнерера, расово-политическую выучку и расовую закалку… мы хорошо знаем на примерах, взятых из нашей повседневной жизни, что низшая раса означает (т.е. какую страшную угрозу низшая раса представляет – В.А.)  для (представителей арийской «высшей расы» в области – В.А.) нравственности и политики…»

В отличие от австрийских немцев, Германская империя Гогенцоллернов («Второй райх»), столкнувшаяся, к описываемому времени, лишь с проблемой мигрантов-поляков, по мнению Ланца, в расовых вопросах находилась все еще на уровне изучения трудов кпоминавшегося выше графа Жозефа Артюра де Гобино — французского дипломата, литератора, филолога и культуролога времен Второй империи Наполеона III, впервые в истории сформулировавшего в своем фундаментальном труде «Опыт о неравенстве человеческих рас» тезис об «арийской расе» как «высшей», хотя и пребывающей в состоянии все более глубокого упадка, деградации (надо ли говорить, что с последним утверждением французского «культурпессимиста» Ланц не был готов примириться ни за что на свете). Поэтому, как подчеркивал Великий Магистр «новых храмовников»: «Расовое просвещение всего немецкого народа должны исходить от прошедших школу расового обучения австрийцев – подлинных восстановителей и обновителей германского расового учения».

Как мы уже упоминали выше, Ланц оказывал активную поддержку венскому ариософу Г(в)идо фон Листу (которого он, подобно другим пангерманским авторитетам Вены, именовал в своих изданиях «скальдом  современности» — скальдами именовались дружинные певцы при дворах средневековых скандинавских военных предводителей — хавдингов, ярлов и конунгов; аналогичные функции у древних германцев выполняли скопы, у кельтов — барды и филиды, а у древних греков гомеровской эпохи — аэды), и основанному последним обществу («Г(в)идо-фон- Лист-Гезелльшафт»), в которое вступил и сам, став его весьма активным членом.

Вся корреспонденция, предназначенная для «Общества Г(в)идо фон Листа», направлялась по адресу: «Доктору Й. Ланцу-Либенфельзу. Родаун-Вена».

Картинки по запросу Grab Guido von List

Тесные связи между основанными Г(в)идо фон Листом, наряду с официально зарегистрированным «Обществом» его имени, тайными союзами «Арманеншафт» (Armanenschaft) и «Высокое Откровение (Высокий Орден) Арманов» (ВОА, HAO – Hohe Armanen-Offenbarung, Hoher Armanen-Orden), и Орденом Йорга Ланца фон Либенфельза (именовавшего себя учеником фон Листа), продолжали существовать вплоть до самой смерти Г(в)идо фон Листа (сломленного физически — но не духовно! — поражением Германии и Австро-Венгрии в Великой, или Первой мировой, войне). После кремации тела основателя «Арманеншафта» и ВОА, скончавшегося в 1919 г., его прах был помещен в колумбарий, расположенный левее католического храма святого Карла Борромео (нем.: Karl-Borromaeus-Kirche), на Центральном кладбище в XI районе города Вены, где похоронены композиторы Бетховен, Шуберт, Брамс и семейство Штраусов, в урне № 413. В той же ячейке колумбария под № 413, украшенной гербом, упокоились и бренные останки жены знаменитого ариософа Анны фон Лист, урожденной Миттек, пережившей мужа на 17 лет (cм. фото выше справа).

Начиная с 1908 г. в орденском замке «новых храмовников» Верфенштайн проводились празднества «Ордена Нового Храма», на которые сотни избранных гостей прибывали по Дунаю пароходом из Вены, приветствуемые пушечной пальбой со стен замка, украшенного флагами с крюковидным крестом. Видимо, разработанные «новыми храмовниками» церемонии западали глубоко в душу их участникам. Один из членов основанного Ланцем Ордена, фра (брат) Курт СONT (каноник Ордена Нового Храма) даже в 1915 г., в горниле сражений Великой войны, умудрился сочинить поэму о Верфенштайне, как сакральном хранилище Священного Знания (Гнозиса, Гносиса) арийских пращуров германской расы, воспевая в перерывах между боями лучезарный образ замка-монастыря «новых храмовников», возвышающегося над «низменностями расового хаоса»; над озаренными солнцем зубцами башен этого Храма Грааля (о Граале мы подробнее расскажем далее) развевалось знамя, украшенное крюковидным крестом, а внизу, на грешной земле, несла свою тяжелую службу орденская «братия белого облачения».

Впоследствии сам Ланц писал в «18-м письме друзьям Верфенштайна» (нем.: 18. Werfensteiner Freundesbrief) о ключевом значении, которое сыграло в пробуждении его интереса к храмовникам-тамплиерам, посещение им в юности оперы Маршнера «Храмовник» (нем.: Der Templer)_ или, если быть точнее, «Храмовник и иудейка» (Der Templer und die Juedin). С тех пор музыка из «Храмовника» всегда доводила Ланца, по его собственному признанию, буквально до экстаза. Аналогичное воздействие оказывала на молодого Адольфа Гитлера опера Рихарда Вагнера «Риенци», увертюра из которой по приказу вождя германских национал-социалистов всегда исполнялась перед началом партийных съездов НСДАП в Нюрнберге.

Интерес Ланца к храмовникам непосредственно вытекал из его интереса к средневековым легендам о Парцифале и поискам Святого Грааля.

Картинки по запросу святой грааль маркаКартинки по запросу Копье Лонгина

В западноевропейских средневековых легендах «Святым Граалем (Гралем)» с незапамятных времен именовалась некая таинственная и благодатная святыня — чаще всего чаша с кровью Иисуса Христа, собранной Иосифом Аримафейским (иногда считалось, что эта чаша первоначально служила Христу и апостолам во время Тайной Вечери). Согласно другим версиям, Грааль был блюдом (иногда с отрубленной окровавленной головой); разделочной доской; копьем (которым римский сотник Лонгин пронзил на Голгофском кресте ребро распятого Христа); драгоценным камнем — карбункулом, ясписом (яшмой), рубином или изумрудом (смарагдом), выпавшим из короны Денницы-Люцифера-Сатанаила-Сатаны при низвержении этого предводителя мятежных ангелов с небес в преисподнюю Архистратигом Архангелом Михаилом (Хилиархом, или Тысяченачальником, Воинства Небесного); аналогичным драгоценным камнем-самоцветом, выпавшим из короны предводителя «нейтральных» («серых») ангелов, не присоединившихся ни к «белым» ангелам, сохранившим верность Богу, ни к «черным» ангелам, вовлеченным в мятеж Сатаной-Люцифером; или даже… мечом ветхозаветного древнеизраильского царя-псалмопевца Давида.  Сам Ланц порой (но не всегда) был склонен считать Грааль ясписом (яшмой).

Вообще, Грааль (на старофранцузском языке слово не мужского, а женского рода) понимался как некая великая тайна, полностью сокрытая от недостойных и всегда приоткрывающаяся лишь отчасти. Приблизиться к Граалю (как, кстати, и к тибетской Шамбале!) мог только чистый, непорочный, целомудренный человек. По легендам Грааль был принесен на Запад из Святой Земли самим Иосифом Аримафейским, чью миссионерскую деятельность пытались соотносить с различными градами и весями Западной Европы. Грааль был якобы помещен Иосифом в загадочном замке Корбеник (Гральсбурге, Замке Грааля, или Храме Грааля), где с тех пор пребывал под охраной избранного сонма «рыцарей Грааля», именуемых также «братией белого облачения». Иногда хранители Грааля направляли из своей недоступной для непосвященных светлой горней обители (напоминающей тибетско-теософскую Шамбалу или гору индийских блаженных мудрецов из «Жизни Аполлония Тианского» Флавия Филострата) в пребывающий во власти зла и нечестия греховный земной мир своего лучезарного посланца (например, «рыцаря Лебедя» Лоэрангрина, или Лоэнгрина (см. рис. ниже слева) на помощь праведнику, притесняемому грешными людьми. Многие странствующие рыцари (в том числе рыцари Круглого Стола короля Британии Артура Пендрагона, которого Ланц со временем стал ассоциировать с королем Грааля Анфортасом, или Амфортасом) посвящали всю свою жизнь поискам Святого Грааля, но лицезреть его удостоился лишь один из них – сын Лоэрангрина-Лоэнгрина, Парцифаль (Парсифаль, Персиваль_ Персеваль). Лоэнгрину и Парсифалю посвятил две свои знаменитые оперы глубоко почитаемый Ланцем (как, кстати, и Адольфом Гитлером) немецкий композитор Рихард Вагнер. В соответствии с более поздней традицией, Иосиф Аримафейский скрыл Грааль в священном источнике Гластонберийского монастыря (Англия). Происхождение образа Святого Грааля всегда было предметом споров и остается таковым до сих пор. Происхождение слова «Грааль» и словосочетания «Святой (Святая) Грааль» также остается до сих пор неясным. По мнению Ланца, словосочетание «Сангреаль» (Святой Грааль), возможно, происходит от словосочетания «Санг Реаль» («Истинная Кровь», то есть «Кровь Христа» — по аналогии с «Истинным Крестом»), или «Санг Рояль (Руаяль)» — «Царская Кровь». Впрочем, существуют и другие версии. Среди элементов, вошедших в традицию Грааля, можно назвать апокрифические (не признанные официальной Церковью) евангелия, повествующие о житии Иосифа Аримафейского, Христианскую сакраментальную (то есть связанную с осмыслением церковных таинств) мистику и древние кельтские мифы.

Картинки по запросу Парсифаль

Уже на склоне лет Великий Магистр ОНТ вспоминал о достопамятном событии, пробудившем его интерес к легендам о Граале и Артуре. При посещении 24 декабря 1900 г. излюбленной паломниками древней часовни Пресвятой Девы Марии в Ланцендорфе (селении, которое Ланц считал родовым гнездом своих рыцарственных предков), он внезапно обнаружил настенную роспись эпохи барокко, надпись под которой гласила, что в свое время король Артур Пендрагон (который, по мнению Ланца, и являлся, собственно, королем Грааля), посетил ланцендорфскую часовню (см. фото выше справа). Под влиянием этого посещения Йорг Ланц фон Либенфельз написал свое сочинение «Святой Грааль как мистерия арийско-христианской расовой культовой религии», в котором проследил связь между легендой о Граале и Орденом тамплиеров.

В своем труде венский ариософ доказывал, что описанные в сказаниях о Парцифале и короле Артуре «рыцари Грааля» (нем.: «гральсриттеры»,  Gralsritter) были связаны с историческими храмовниками-тамплиерами Средневековья, чья доблесть, проявленная в боях с мусульманами в Святой Земле, превратила их в архетип религиозного рыцарства XIII в., или даже тождественны им (не случайно рыцари Грааля – «темплеизы», Templeisen — в поэме «Парцифаль» средневекового немецкого миннезингера Вольфрама фон Эшенбаха – облачены в белое, как и «духовные отцы-основатели» подлинных храмовников-тамплиеров, Templer – монахи Цистерцианского Ордена, а в более ранней анонимной поэме «Перлесваус», или «Перлесво(с)» — даже в белые одеяния с красными крестами, совсем как подлинные, исторические «бедные соратники Христа и Храма Соломонова»). Вот только миссию исторических храмовников Приор Верфенштайнского Дома барон Йорг Ланц фон Либенфельз (сам в прошлом монах-цистерцианец) понимал весьма своеобразно – как стремление к созданию арийско-германского орденского государства, в состав которого должны были со временем войти все страны Средиземноморского бассейна и Среднего Востока (правда, Ланц был не всегда последователен в своем положительном отношении к Ордену тамплиеров, утверждая, например, в своем труде «Теозоология», будто в палестинских владениях средневековых храмовников эпохи Крестовых походов в Святую Землю размещались притоны разврата)! Грааль, по мнению Ланца, представлял собой не что иное как «электронный символ панпсихических сил чистокровной арийской расы», а поиск Замка (Храма) Грааля был метафорическим описанием «строгой евгенической практики храмовников, направленной на выведение новой, Божественной породы людей» (занятие, что и говорить, весьма необычное для рыцарей-монахов, принесших обет безбрачия и обязанных вечно хранить целомудрие!).

Как бы то ни было, Ланц (всегда и во всем полагавшийся на свои «видения» и «озарения») нисколько не сомневался в том, что рыцари Грааля — «темплеизы» — были членами Ордена тамплиеров, и часто именовал «темплеизами» рыцарей своего собственного Ордена — ОНТ.

В поучении мудрого отшельника Треврицента Парцифалю (Вольфрам фон Эшенбах, «Парцифаль», книга VIII) Йорг Ланц фон Либенфельз усмотрел указание на необходимость соблюдения расовой чистоты, сформулировав свою мысль следующим образом: «Нам следует не создавать государственные селекционные центры, а заниматься сакральной селекцией чистых людей в форме расово-культовой религии». Ланц считал, что именно изначальная расовая религия лежит в основе христианства, хотя с течением времени эта основа оказалась замутненной, искаженной и скрытой различными чуждыми напластованиями. Поэтому он усматривал задачу своего Ордена в том, чтобы возродить эту расовую религию в своем Приорате и в культе ОНТ.

С целью подчеркнуть преемственность своего Ордена Нового Храма от исторического Ордена Храма, Ланц разработал литургию, псалмы, молитвы, декламации на католической основе, но «творчески переработанные» в духе ариохристианства.

При этом Ланц именовал Христа — Сына Божия — «Фрауйя» (что означает «Господин», «Господь» на языке древнегерманского племени готов, именовавшихся в России еще в XIX веке готфами); именно эпитетом «Фрауйя» именовал Господа Иисуса Христа епископ Вульфила (Ульфилас, Ульфила) в своем переводе Священного Писания на готский язык; обо всем этом будет еще подробнее сказано ниже. Так, например, если в Псалме XXVIII христианской Псалтири говорится:

1.Воздайте Господу, сыны Божии, воздайте Господу славу и честь,

2.Воздайте Господу славу имени Его, поклонитесь Господу в благолепном святилище Его.

3.Глас Господень над водами; Бог славы возгремел, Господь над водами многими.

4.Глас Господа силен, глас Господа величественен.

5.Глас Господа сокрушает кедры; Господь сокрушает кедры Ливанские

6.и заставляет их скакать подобно тельцу, Ливан и Сирион, подобно молодому единорогу.

7.Глас Господа высекает пламя огня.

8.Глас Господа потрясает пустыню, потрясает Господь пустыню Кадес.

9.Глас Господа разрешает от бремени ланей и обнажает леса; и во храме Его все возвещает о Его славе.

10.Господь восседал над потопом, и будет восседать Господь царем вовек.

11.Господь даст силу народу Своему, Господь благословит народ Свой миром,

то в сделанном Ланцем для Псалтири ОНТ переложении этого псалма:

1.Принесите Фрауйе жертву, о, сыны Богов,
Восстаньте, восстаньте и принесите Ему в жертву детей шреттлингов («леших», «косматых», «дикарей», «мутантов» — В.А.).

2.Принесите жертвы чистопородной любви,
Придите в Храм Его, покаявшиеся грешники.

3.Узрите ангелов Фрауйи, гремящих, как гром, над ящерами,
Узрите Его в межвидовой войне с их потоком!

4.Узрите доблестного Сына Фрауйи в Его блеске,
Узрите Его во славе после победы, одержанной в жаркой битве.

5.Узрите ангелов Фрауйи, разящих исполинов,
Узрите Его, сломившего силу чудовищ.

6.Узрите, как он пригибает к земле горных тварей,
Громко восславьте Любимца Бога и дела Его!

7-8.Узрите ангелов Фрауйи, убивающих огненных драконов,
Узрите Его, рассеивающего стаи обитателей пустынь.

9.Как Он все готовит, все очищает!
Ищущий Храм Его вечно радуется!

10.Ибо Фрауйя победил Всемирный Потоп,
Он остается Героем и Царем на все времена!

11.Поэтому он укрепит благословением и Свой народ,
Будет его миром во веки веков.

В Псалме XVII христианской Псалтири говорится:

8.Потряслась и всколебалась земля, дрогнули и подвиглись основания гор, ибо разгневался (Бог);

9.поднялся дым от гнева Его и из уст Его огонь поядающий, горячие угли сыпались от Него.

10.Наклонил Он небеса и сошел, — и мрак под ногами Его.

11.И воссел на херувимов и полетел, и понесся на крыльях ветра.

12.И мрак сделал покровом Своим, сению вокруг Себя мрак вод, облаков воздушных.

13.От блистания пред Ним бежали облака Его, град и угли огненные.

14.Возгремел на небесах Господь, и Всевышний дал глас Свой, град и угли огненные.

15.Пустил стрелы Свои, и рассеял их, множество молний, и рассыпал их.

16.И явились источники вод, и открылись основания вселенной от грозного гласа Твоего.

17.Он простер руку с высоты и взял меня, и извлек меня из вод многих.

18.Избавил меня от врага моего сильного и от ненавидящих меня, которые были сильнее меня.

А в переложении этого псалма, сделанном Ланцем для Книги псалмов Ордена Нового Храма:

8.Рать земных и горных демонов
Вострепетала перед Его гневом
И содрогалась, оцепенев от страха перед Ним,
При звуках Его гневного, громоподобного гласа.

9-10.Когда Он Фениксом восстал
Из жара раскаленных углей и потоков огня,
Рассеялось воинство крылатых ящеров,
Подобно туманным призракам, пав к Его стопам.

11-12.Высоко над хором херувимов
Парит Он, восседая на крыльях бури, как на престоле,
Предшествуя нам, как в «облачном столпе»,
В сумрачной сени которого Он живет.

13-14.Пред ликом Его молнии рассеиваются
Огненные угли тучи, несущей град,
Которые вновь возникают пред ликом Всевышнего,
При глухих раскатах грома Его небес.

15-16.По Его воле возник и погиб
Драконий народ ванов («ванами» в древненордических сказаниях — например, в «Старшей Эдде» и «Младшей Эдде» — именовались противники божественных «асов» — В.А.),
Но, стремясь достигнуть вершин Творения,
Продолжают существовать
Потомки земных и водяных людей.

17.Ты пришел на помощь его мужеству,
И веяние бури Твоего Духа
Позволило виду Фрауйи восстать победителем
Из потока водяных ящеров!

18.Так храни же, Фрауйя, мой вид,
От всех первобытных чудовищ,
Он — единственный вид, избранный и сохраненный,
Дабы вечно славить Твою победу!

В Псалме LXXVI христианской Псалтири говорится:

17-18.Видели Тебя, Боже, воды, видели Тебя воды и убоялись, и вострепетали бездны. Облака изливали воды, тучи подавали гром, и стрелы Твои летали.

19-20.Глас грома Твоего в круге небесном; молнии освещали вселенную; земля содрогалась и тряслась. Путь Твой в море, и стезя Твоя в водах великих, и следы Твои неведомы.

21.Как стадо, вел Ты народ Твой рукою Моисея и Аарона. — В.А.).

А в переложении Ланца для Псалтири ОНТ:

17-18.Видели Тебя, Боже, все драконы и убоялись,
Чудовища бездны бежали от Тебя,
Когда Твое громогласное слово прозвучало из туч,
Обрушившись на них и приведя их в смятение.

19-20.Оно обрушилось на них стрелами молний, громовыми ударами,
Пламенными языками из огненной пасти.
От этого с ревом задрожали колоссы,
Земля содрогнулась от их шагов до самых глубин.

21.Но следы Твоих подвигов
Были сохранены не морями и потоками,
Но лишь святыми руками Первосвященников,
Пасущих агнцев Твоего благородного вида!

Кроме собственной ариософской литургии, Великий Магистр «неотамплиеров» создал собственную строгую орденскую иерархию. В соответствии с Уставом (Кодексом) Нового Храма орденские браться подразделялись на семь рангов (чинов), в зависимости от «степени расовой чистоты».

Низший, VII ранг составляли слуги-сервиенты («Сервиентес Нови Темпли», СНТ, Servientes Novi Templi, SNT), чья «расовая чистота», в соответствии с соматологией Ланца, составляла менее 50%, или же не достигшие еще 24-летнего возраста, по достижении которого кандидатами они прохожили тщательный и скрупулезный расовый тест;

VI ранг – фамилиары («Фамилиарес Нови Темпли», ФНТ, Familiares Novi Templi; FNT) – «члены орденской семьи», друзья «Ордена Нового Храма», оказавшие ему большие услуги, но не стремившиеся стать полноправными «орденскими братьями» (среди «фамилиаров» числились, к примеру, упоминавшиеся выше шведский драматург Август Стриндберг, объявивший главный труд Ланца о «теозоологии» книгой, «страшной для новых язычников», британский фельдмаршал лорд Горацио-Герберт Китченер, известный австрийский поэт Фриц фон Герцмановский-Орландо и венский ариософ Г(в)идо фон Лист);

V ранг – послушники, бельцы, новисы или новики («Новицес Нови Темпли», ННТ, Novices Novi Templi, NNT), «расово чистые» на более чем 50%, однако еще не подготовленные к вступлению в высшие орденские разряды «новых тамплиеров»;

IV ранг – магистры («Магистри Ордо Нови Темпли», МОНТ, Magistri Ordo Novi Templi, MONT), имевшие от 50% до 75% «расовой чистоты» (что удостоверялось специальным, выданным им лично бароном Йоргом Ланцем фон Либенфельзом «сертификатом чистоты крови»);

III ранг – каноники («Каноници Ордо Нови Темпли», КОНТ, Canonici Ordo Novi Templi, CONT), имевшие от 75 % до 100% «расовой чистоты» (что также удостоверялось соответствующим сертификатом);

II ранг составляли Пресвитеры, выше которых стояли члены «Ордена Нового Храма» I ранга — Приоры (Предстоятели или Настоятели).

Вершиной орденской «пирамиды» был сам Великий Магистр новых тамплиеров, занимавший высший, I ранг в иерархии «новых храмовников».

Любой магистр или каноник ОНТ мог стать пресвитером, но для этого ему требовалось основать новый «Орденский дом» («Орденсгауз», Ordenshaus), то есть новый филиал ОНТ. Они были вправе читать службы и совершать требы, но не принимать в «Орден Нового Храма» новых «братьев» и не рукополагать каноников. Всякий пресвитер, которому подчинялись более пяти магистров или каноников, мог выступать в качестве Приора, но оставался при этом подчиненным Йоргу Ланцу фон Либенфельзу, как Верховному Духовному Главе, Приору Орденского дома Верфенштайн и Великому Магистру всего «Ордена Нового Храма».

Для братии каждого ранга орденской иерархии была разработана система рыцарских матерчатых крестов (одинакового для всех рангов «тамплиерского» красного цвета) различной формы, в зависимости от ранга (лапчатых, костыльных, мальтийских, лорренских и свастичных), нашиваемых на единообразное орденское облачение (Habit) – белую монашескую рясу с капюшоном-куколем, как у цистерцианцев и средневековых храмовников. Пресвитеры ОНТ  носили красные береты. Знаками должности Приора Верфенштайна служили особый золотой жезл с шарообразным навершием, золотой перстень с рубином, особый красный берет (боннет), особое красно-белое облачение и металлический, покрытый кроваво-красной эмалью тамплиерский нагрудный крест «латинской» формы с расширениями в форме «иерихонских труб» на концах, на золотой шейной цепи. На этот уширенный красный крест был наложен более узкий белый крест, что символизировало невиновность Ордена Храма в возведенных на него королем Франции и инквизицией клеветнических обвинений (см. фото Ланца в этом облачении выше слева). Впоследствии уширенный крест стал эмблемой организации «Отечественный фронт» лидеров «австрофашистского» христианско-корпоративистского (сословного) государства Энгельберта Дольфуса и Курта Эдлера фон Шушнига (1934-1938), а в постcоветской Российской Федерации — эмблемой народной Национальной партии (ННП) А.И. Иванова-Сухаревского (см. фото, помещенные ниже):

Другие Приоры ОНТ, подчиненные Ланцу, также имели золотые должностные жезлы, но не столь роскошные и меньшего размера. Над входом в каждый орденский молитвенный дом располагался его герб, причем щитодержателями герба всегда служили ангел и фавн (сатир), символизировавшие двойственность, присущую, по Ланцу, человеческой природе (между прочим, фавны-сатиры встречались и среди фигур-щитодержателей средневековых гербов Верховных Магистров-«Гохмейстеров» духовно-рыцарского Тевтонского Ордена Пресвятой Девы Марии, заимствовавшего «военную», или «воинскую», часть своего устава и форменный белый плащ — заменив красный крест на черный = у Ордена «бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова»).

При вступлении в «Орден Нового Храма» братья получали новое имя, включавшееся в формулу «Фра (лат.: «брат») + орденское имя + орденский ранг + местоположение Орденского дома» — например, «Фра Детлеф КОНТ (лат.: «Каноникус Ордо Нови Темпли», Canonicus Ordo Novi Templi, то есть: «Каноник Ордена Нового Храма») ад Верфенштайн» (Fra Detlef CONT ad Werfenstein).

Всякий орденский брат ОНТ именовался «достопочтенным» (honorabilis), а всякий пресвитер и приор «Ордена Нового Храма» – «преподобным» (reverendus).

В 1909 г. Г(в)идо фон Лист посвятил свою книгу «Имена племен и народностей Германии» своему другу – «Неустрашимому и неуклонно идущему к цели писателю, господину доктору Й. Ланцу фон Либенфельзу – арманическому Ульфиле будущего, с глубочайшим почтением – автор». Под «Ульфилой» Лист подразумевал упоминавшегося нами выше готского арианского епископа Вульфилу, жившего в IV в. п. Р.Х., прославившегося своим переводом Священного Писания на язык восточногерманского племени готов, именовавшегося у нас в России еще в XIX в. готфами (как уже было сказано выше).

Не все из нас сегодня отдают себе отчет в том, что готы (гутоны, именуемые древнегреческим историком и географом времен ранней Римской империи Страбоном бутонами), поселенные через четыре года после сокрушительного разгрома ими (в союзе с иранским народом аланов-асов, потомков сарматов и предков нынешних осетин) в 378 г. п. Р.Х. под Адрианополем армии восточно-римского императора Валента, новым императором Феодосием Великим на Балканском полуострове в качестве военных колонистов-федератов (союзников Восточной Римской империи, известной нам как Ромейская, Византийская или Греческая, империя), к тому времени уже давно были не язычниками, а христианами — благодаря миссионеру Вульфиле и его переводу Библии на готский язык.

Картинки по запросу Император Константин Великий

Считается, что Вульфила (имя которого на его родном готском языке означает «маленький волк», «волчок», «волчонок») родился около 311 г. п. Р.Х. Он был сыном знатного готского воина и римской пленницы-христианки. Вульфила исповедовал и проповедовал Христианство в его арианском варианте. Это означает, что он являлся приверженцем учения александрийского вероучителя пресвитера Ария (260-336), объявленного впоследствии ересиархом. Пресвитер диакон Арий и его последователи — ариане (долгое время пользовавшиеся немалым влиянием в Римской империи — арианами были многие римские императоры — например, разгромленный и убитый готами в 378 г. в грандиозной битве под Адрианополем Валент; да и сам Святой Равноапостольный Царь Константин Великий (см. его бюст выше справа), первый христианский император Рима, долгое время был близок к арианству) — отрицали единосущность Иисуса Христа Богу Отцу; по учению Ария, Иисус был человеком высочайшей нравственности, которому Бог Отец, Создатель мира, даровал, за его праведность, достоинство Сына Божия. Таким образом, Иисус, согласно пресвитеру Арию, был лишь подобосущен (греч.: «омиусиос») Богу Отцу. В отличие от ариан, христиане-кафолики (православные), верили в то, что Иисус Христос, истинный Сын Божий, являлся Богом Сыном, единосущным (греч.: «омоусиос») Богу Отцу, рожденным из сущности Бога и во всем равным Ему Богом именно по сущности (греч.: «усиа»), по природе, а не по благодати, уподобляющей тварь — Творцу (как верили ариане). Именно эта точка зрения в настоящее время является неотъемлемой частью вероучения как православной, так и католической, англиканской и подавляющего большинства других христианских церквей.

Высказанное в Евангелиях четкое и ясное требование Иисуса Христа следовать за ним вполне отвечало характеру и обычаям воинственных германцев вообще (и восточных германцев — готов, в частности), но, в первую очередь, германских военных вождей («герцогов», Herzoege) и князей («фюрстов», Fuersten). Многие из них охотно принимали Христианство, воспринимая себя в качестве верных дружинников Верховного Небесного Вождя (по-немецки дружинник — «гефольгасманн», Gefolgsmann, — буквально означает «последователь», «спутник»). Вслед за военными вождями, руководствуясь тем же принципом верности, Христианство принимали, в свою очередь, и их собственные дружинники (все это в немалой степени способствовало весьма воинственному характеру христианства среди германских народов и вообще народов Запада в эпоху Средневековья, объясняя такие феномены, как участие епископов и других князей Церкви в военных действиях, возникновение военно-монашеских Орденов и т.д.).

Вульфила, рукоположенный в 341 г. в епископы Патриархом Константинопольским (также придерживавшимся арианского варианта Христианского вероучения), был послан им миссионерам к своим соплеменникам-готам (римская Церковь, да и светские власти империи, втайне надеялась на смягчение нравов и, прежде всего, воинственности готов в результате их христианизации; говорят, что именно с целью смягчения воинственности готов Вульфила не перевел на их язык наиболее воинственные части Священного Писания, описывающие беспощадное истребление ветхозаветными израильтянами нечестивых ханаанеев и прочих язычников, врагов Богоизбранного народа — например, Книгу Иисуса Навина, Книги Царств и Книги Маккавейские — впрочем, Ланц, как мы увидим, этого мнения отнюдь не разделял). Чрезвычайно успешная прооповедь Вульфилы среди западных готов (вестготов, визиготов, тервингов) и среди восточных готов (отготов, остроготов, грейтунгов) длилась более 40 лет. Для облегчения задачи христианизации воинственных восточных германцев Вульфила создал на основе древних германских рун, к которым он добавил некоторые греческие и латинские буквы, готский алфавит, состоявший из 27 знаков. Предназначенные для вырезания на дереве, кости, роге и металле или для высекания на камне руны (являвшиеся изначально тайными магическими знаками) он превратил в буквы, которыми можно было записывать священные тексты на папирусе или пергаменте (телячьей коже, именовавшейся в Древней Руси «харатья» или «хартия», от латинского слова «карта»). Как уже было сказано выше, он включил в готский алфавит некоторые латинские и греческие буквы (да и сам порядок букв готского алфавита соответствовал греческому). Перевод Вульфилой Библии с греческого языка на готский был просто блестящим.

(Конец части пятой. Продолжение следует).


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.