И был со зверями. Часть четвертая. Вольфганг Акунов.

Аналогичные упоминания содержатся в сказаниях разных народов – в частности, в священной книге древних зороастрийцев Ирана – «Авесте». После грехопадения первого (согласно авестийским книгам «Видевдат», 2 и «Яшт», 13.130) или третьего (согласно остальным авестийским текстам) земного правителя Йимы (иранский аналог нордического прачеловека Имира и индоарийского Ямы), в мир пришло Зло. Высшее творение Духа Добра и Правды Ахура-Мазды (Арамазда, Ормузда)  – род людской — стал несовершенен духовно и телесно, люди не только утратили земное бессмертие, но и приобрели физические недостатки (которые считались «печатью» Духа Зла и Лжи А(х)римана»).

Появились целые «народы-храфстра» («храфстра» означает по-авестийски «мерзость», «скверна», «нечисть»), своеобразные «дэвовские (демонические, бесовские) расы»: «Говорят, что Йима, когда величие (т.е. «Хварно — Божественная Благодать» -, а по другому толкованию – разум) покинуло его, из страха перед дэвами (демонами, бесами)  взял дэва женского (пола) в жены, а Йимак, которая была (его) сестрой, отдал в жены дэву; и от них пошли хвостатые люди-обезьяны, и… другие всяческие уродства; к «народам-храфстра» в «Авесте» причисляются также негры и мифические монстры «с глазами на груди». Утратившего Хварно Йиму свергает с престола «трехглавый змей» Дахак (авест.: Аджи-Дахака), и т.д. В среднеперсидской поэме (восходящей к утраченному парфянскому оригиналу III-IV в.в.) «Вавилонское дерево» («Ассирийское древо») говорится:

«По горам я брожу… от границы Индии до озера Варкаш (авестийское «море» Ворукаша, или Воуракаша — то ли Аральское море, то ли озеро Балхаш — В.А.). Разные люди живут на этой земле: ростом в пядь (около 12 пальцев), грудоглазые, у которых глаза на груди; головы которых напоминают собачьи, а брови – как у людей…» (некоторые комментаторы древних текстов толкуют эти образы как описание человекообразных и близких к человекообразным обезьян – например, павианов, а также «собакоголовых» лемуров). Аналогичные примеры можно было бы приводить до бесконечности – и проще всего ссылаться при этом на «дремучее невежество и суеверие» древних обитателей Земли.

Любопытно, что, при желании, намеки на существование зверолюдей можно найти и в священной книге арабов (и вообще всех мусульман) Коране, якобы продиктованной пророку Мухаммеду (Магомету) Джебраилом (архангелом Гавриилом). Так, в суре 2 (Корова), 65-66, говорится:

Ведь вам известны те,
Которые нарушили субботу.
Мы (Аллах, т.е. Бог — В.А.) им сказали: «Обратитесь
в обезьян,
Презренных и отвергнутых
(людьми)».

Мы это наказанье сделали примером
Для тех (народов) и для их потомков,
А также в назидание благочестивым.

(Для сравнения, в переводе Г.С. Саблукова, Казань, Центральная типография, 1907:

Глава (2) Корова, 61-62:

Вы знаете тех из вас, которые самовольно поступали в день субботы: потому Мы сказали им: будьте обезьянами, вдали от людей. В этом Мы показали пример в предостережение современников и потомков их, и в назидание благочестивым).

А в суре 5 (Трапеза), 69, сказано:

Скажи: Быть может, указать мне вам
На нечто более отвратное, чем это,
По воздаянью у Аллаха?
Это — все те, кто на себя навлек
Его проклятие и гнев,
И те из них, кого Он обратил
в свиней и обезьян,
И те, которые Тэгуту
поклонялись,
Они — отвратнее по месту (у Аллаха)
И отклонились больше всех с пути!»

(В переводе Саблукова:

Глава (5) Трапеза, 65:

Скажи: могу ли указать вам на что-либо бедственнее того, что будет вам воздаянием от Бога? Тем, которых проклял Бог, на которых гневается Он и некоторых из них превратил в обезьян и свиней, тем, которые поклоняются Тагуту, — тем будет самое бедственное поместилище, после того, как уклонились они от прямого пути).

Существование зверолюдей (гоминоидов, или гоминид) — было многократно засвидетельствовано в Китае, Монголии, Непале, Бутане, Сиккиме, Бирме, Вьетнаме, Иране, Индии, Средней Азии, на Кавказе, в Закавказье, Якутии, Бурятии, Татарии, Хакассии, Туве и Горной Шории, на Волге и Урале, в Поморье и Приморье, в Полесье и на Карпатах, в Европе и Америке, в Элладе и Риме, Вавилоне и Палестине. Люди, населявшие эти области, именовали зверолюдей по-разному: йети, алмасты, аламас, цзяго, махуа, каптар, чучуна, ксы-гиик, джез-тырмак, бигфут, патон, саскватч, чугайсчтыр, гульби-яван, меше-адам, губганана, абнауаю, адам-джапайсы, ми-ге, мэнкв, шурале, фавн, сильван, сатир, демон, дэв, дайв, див, ракшас, землемер, дедушка-медведушка, леший, шрат, скрат и т.д. Сведениями о зверолюдях располагали многие историки и географы-естествоиспытатели, в том числе и русские — сподвижник Императора Петра Великого и губернатор Сибири Василий Никитич Татищев, Петр Кузьмич Козлов, Георгий Ефимович Грум-Гржимайло, Николай Михайлович Пржевальский, Виталий Андреевич Хахлов, Петр Людвикович Драверт, Андрей Дмитриевич Симуков, Петр Петрович Сушкин и многие другие, включая историков (уже советского периода) Бориса Федоровича Поршнева и (ныне здравствующего) Игоря Дмитриевича Бурцева.

Знаменитый шведский ученый-биолог XVIII в. Карл Линней в своем трактате «О человекоподобных» относил к роду человек не только «человека разумного», но также «человека дикого» и «человека троглодитового». Линней писал о зверолюдях:

«Сии сыны тьмы…с самых времен Плиниевых по имени своему были известны…». Во времена древнеримского ученого-энциклопедиста Плиния Старшего, жившего в I в. п. Р.Х., зверолюди представляли собой достаточно обыденное и малоприятное (для настоящих людей) явление повседневной жизни. Знал о них также знаменитый греческий историк и ученый-энциклопедист римской эпохи Плутарх Херонейский. Упоминал о «диких людях» и Тит Лукреций Кар в своей поэме «О природе вещей».

 

В исторических анналах содержатся сведения о настоящих войнах на истребление между людьми и целыми племенами «дэвов» и «ракшасов» — например, при переселении арийских племен на Иранское нагорье (древний Элам), Индию и остров Цейлон (Шри Ланку). Ученый гебраист раввин Йона бен Аарон в своих исследованиях повествует о сражениях богоизбранного народа с многочисленными человекоподобными «гиборим», «сеирим», «шедим» («шейдим»), известными древним евреям, как и «другие звери пустыни».

Русский дореволюционный исследователь идолопоклонства у древних евреев Михаил Саввич Пальмов, родной брат известного ученого-слависта и специалиста по церковной истории академика Императорской Академии Наук Ивана Саввича Пальмова (см. фото ниже слева) писал в своем труде «Идолопоклонство у древних евреев» (СПб. 1897, с. 39-42): «Помимо выражения «элогим», т.е. боги, относящиеся к культу предков, известны термины «шедим» (или «шеидим» — В.А.) — греческое «даймония», кореллирующий с ассирийским «шеду» — быки-охранители, гении, защищающие и губящие, и «сеирим» — этимология – косматые, волосатые – «козел»; в греческо-римской мифологии козлообразные лесные и полевые духи». Как писал Николай Козлов в своем исследовании «Ритуальная война»: «Иудейское предание отождествляет «шедим» и «сеирим» (Левит раба, 22)». Не случайными в данном контексте представляются использование в тайных сатанинских культах изображения козлообразного человекоподобного существа (именуемого «Бафометом» и ассоциируемого некоторыми мистиками и «конспирологами» с тем «идолом», которому якобы поклонялись средневековые тамплиеры) и тот факт, что и сам грядущий антихрист именуется в «Откровении» (Апокалипсисе) святого апостола  Иоанна не как-нибудь, а именно «зверем» (Ап. 13, 11). А если обратиться к преданиям и верованиям кавказских народов, то нельзя не принять во внимание фактов, косвенно указывающих на существование среди них практики ритуального совокупления человека с животным.

По замечанию итальянского традиционалиста барона Юлиуса Эволы (см. фото ниже слева), «то, что некоторые божества имели в качестве символов различных животных, дало основание для грубого вырождения символизма до уровня совокупления людей со «священным животным». Так, Геродот (древнегреческий историк, названный римским оратором, политиком и писателем Марком Туллием Цицероном «Отцом Истории» — В.А.) упоминает о священном козле из Мендеса, именуемом «владыкой молодых женщин». В Египте молодые женщины рожали от животных «божественное» потомство. Даже римская традиция знала отголоски этих вещей. Овидий рассказывает о божественном гласе, повелевшем римлянам предоставлять своих жен-сабинянок для оплодотворения «священному» козлу» (Юлиус Эвола. «Метафизика пола». М., 1998, с. 234).

В исследовании Юрия Михайловича Ботякова «Абреки на Кавказе» (СПб., 2004, с. 99) приводится рассказ об обычае, издавна распространенном среди кавказских чабанов (пастухов): «В районах абхазского высокогорья произрастает редкий вид ягоды, употребление которой вызывает у человека особое состояние, сопоставимое с наркотическим опьянением. Ко времени созревания этих ягод, сюда с окрестных мест приходят волчицы для совместного с пастухами поедания ягод и дальнейшего с ними соития».

Есть основания полагать, пишет Н. Козлов в своем упомянутом выше исследовании, что за подобными рассказами «скрывается правда о древней культовой практике смешения человека с животными, не теряющий актуальности и в последние дни».

Согласно Ю.М. Ботякову, «В девственных лесах Сванетии и верхней Менгрелии местные жители встречают диких людей. Называли их… «очокочи» (очо – дикий, кочи – человек). В той же Менгрелии (Мингрелии, Мегрелии — В.А.) и Имеретии верили в существование «каджи» (упоминаемых даже в средневековой грузинской поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» — В.А.) и «чинка». Эти получеловеческие существа находятся на службе у дьявола» (Ю.М. Ботяков. Абреки на Кавказе. СПб, 2004, с. 130). В чеченских преданиях этот побочный продукт преступного смешения человека и животного носит название «алмасты». По мнению исследователя, похожесть на «алмасты» (аналога американского саскватча или бигфута и тибетского снежного человека-«йети» — чье название, кстати, весьма напоминает название фигурирующих в древних северогерманских сказаниях, в том числе в «Младшей Эдде» Снорри Стурлуссона, и уже упоминавшихся нами выше снежных, или инеистых, исполинов-«йетунов»-«етунов»-«йотунов», враждовавших со светлыми богами-асами!) обладание признаками физического уродства – «общий демонический облик, косоглазие, хромота, «двойные зрачки» являются в народном представлении чертами чеченского абрека» (Ю.М. Ботяков. «Абреки на Кавказе». СПб., 2004, с. 156-197).

Нам представляется уместным привести в данной связи – безо всяких комментариев! – следующие слова современного православного философа, эзотерика, конспиролога, «евразийца» и рыцаря Ордена Святого Иоанна Иерусалимского А.Г. Дугина: «Некоторые современные антибанковские конспирологи (в частности, чилийский литератор М. Серрано) не просто делают из участников «заговора банкиров» предельно порочных людей, некое сосредоточие (правильнее было бы, конечно, написать «средоточие» или, на худой конец, «сосредоточение», ну да ладно! — В.А.) зла, но утверждают, что «мировое братство банкиров» состоит из особого типа существ, которые в Ветхом Завете называются «шедим» и которые являются результатом экстраординарной мутации, произошедшей с продуктами преступных браков между людьми и животными. Подчас к подобным экстравагантным разоблачениям добавляются в качестве иллюстрации весьма впечатляющие фотографии ведущих мировых банкиров» (Александр Дугин. Конспирология. М., 2005, с. 42).

Разумеется, Йорг Ланц фон Либенфельз не принимал слепо на веру существование в действительности упоминаемых древневосточными, античными и христианскими авторами откровенно сказочных существ, некоторые из которых были перечислены в приведенном выше отрывке. Он прекрасно понимал, что если бы эти монстры существовали реально, то археологи рано или поздно нашли бы при раскопках их рога, копыта и т.д. Как писал Демин в «Расовой войне», человек склонен к мифологии, и потому всегда дорисовывает в воображении то, что им увидено, но так и не познано до конца (отсюда известная пословица: «У страха глаза велики!»). Скорей всего, под различными чудовищами, на самом деле живущими где-то рядом с людьми, подразумевались разного рода «тирменши», останки которых в эпоху Ланца постоянно находили при раскопках. Эти «зверолюди» внешне отличались не только от людей, но и друг от друга. Увидев те или иные стаи «зверолюдей», люди принимали их за различные виды животных. У одних «тирменшей» имелись хвосты, у других слишком большие клыки (этих отличала особая кровожадность), у третьих длинная шерсть, у четвертых выдающиеся лапы или другие части тела, и т.д. Естественно, встреча с такими соседями устрашала «человека разумного» и не сулила ему ничего хорошего.

Но важнее всего для Ланца было то обстоятельство, что христианские церковные писатели (как и иудейские «талмид-хахамы») сравнивали эти существа с допотопными «злообразными исполинами» (родившимися, кстати, не от бесплотных духов, а от «развратившихся людей»). Все они, по Ланцу, безусловно, являлись уродливыми порождениями чудовищного извращения нечестивых допотопных «каинитов», произведшего на свет «зверолюдей», переживших (пусть не прямо, пусть опосредованно, но все-таки переживших!) Потоп и появившихся после него рядом с настоящими (разумными) людьми.

И так, после Всемирного Потопа, уцелевшие дикари-«зверолюди» весьма размножились и расползлись по всему земному шару, устремившись, в первую очередь, к селениям «сынов человеческих». Еще не умея говорить (ибо строение гортани «зверолюдей» позволяло им произносить лишь отдельные примитивные звуки), не умея пользоваться огнем, строить жилища, изготавливать орудия труда и охоты, используя во всех случаях жизни лишь камни, палки и дубины, они стали селиться по соседству с высокоразвитыми, чистокровными белыми людьми — потомками Ноя. В сущности, это были паразиты с «нечистой кровью», живущие бок о бок с белыми, разумными народами-созидателями Древнего мира.

Удивительное, неестественное соседство «зверолюдей» и «людей разумных» — двух диаметрально противоположных расовых видов («чистокровных» и «нечистокровных») ставило в тупик извечных оппонентов Ланца и других ариософов – последователей дарвиновской теории, утверждавших, что все люди, якобы, происходят от обезьян (хотя сам Чарльз Дарвин этого никогда не утверждал, у него нашлись «ученики», пожелавшие стать «большими католиками, чем сам папа римский»). Нахождение останков «людей разумных» и «зверолюдей», живших одновременно, никак не укладывалось в их теорию «проходившего на протяжении многих миллионов лет развития человека от низшей стадии к высшей». В своей аргументации Ланц, при полемике с дарвинистами, опирался на этот факт, подчеркивая, что «зверолюди» («каиниты»), рассеявшись по дальним и когда-то пустынным, безжизненным пространствам, и породили многочисленные темнокожие афро-азиатские племена и народности дикарей-кочевников (негро-монголоидные расы), которые, присоединившись к цивилизованным стоянкам белых «людей разумных», начали пользоваться плодами труда последних.

Как писал В.К. Демин (см. фото выше слева) в своей «Расовой войне», жившие по законам джунглей, «зверолюди» резко отличались от белых людей. Наделенные большой физической силой и более ни к чему не приспособленные, они жили большими стаями, группируясь вокруг своих самок-предводительниц (и прародительниц), от какового обстоятельства, вероятно, и произошел матриархат с его «женским» лунным менструальным календарем, прямо противоположным природному патриархальному началу белых «людей разумных» — «сынов Божиих», которые жили не по Луне, а по Солнцу («посолонь»).

«Зверолюди» гнездились в пещерах, в примитивных норах или шалашах, беспорядочно размножались, охотились сообща, забивая палками дичь и пожирая сырое мясо, причем не только мясо животных (в этой «недочеловеческой» среде еще долго процветал каннибализм, ибо сильные пожирали слабых). А, став нежеланными соседями белых «разумных людей», «зверолюди» научились также красть, грабить и насиловать, воруя у людей их женщин для соития и детей для насыщения утробы (от чего произошли и первые человеческие жертвоприношения, поскольку идоложертвенная плоть поначалу служила обычной пищей).

Именно так, по мнению Ланца и его единомышленников, происходило начальное насильственное смешение черных недочеловеков с белыми людьми, приведшее, спустя тысячелетия, к возникновению «помесей», или «метисов» — различных цветных рас, племен и народов Земли.

Какие бы этапы развития не прошли эти «недочеловеки-унтерменши» — кстати говоря, сам термин «недочеловек», или, буквально, «под-человек», известный нам, главным образом, в его немецком варианте, был введен в широкий обиход отнюдь не немцами, а, в его английском варианте «андер-мен» (Under-man), всемирно известным представителем научного расизма начала ХХ в. американцем Теодором Лотропом Стоддардом (см. фото выше справа) в книге «Мятеж против цивилизации. Угроза недочеловека» (Theodor Lothrop Stoddard. The Revolt against Civilization. The menacе of the Under-man) — , сколько бы ни смешивались они с белыми людьми, приобретая с течением веков почти человеческую внешность, но избавиться от атавистических скотских наклонностей им, согласно барону доктору Йоргу Ланцу фон Либенфельзу, так и не удалось. Ланц был убежден, что почти во всех черных и цветных (смешанных, метисизированных, бастардизированных) народах процветает богоборчество, идолопоклонство, грубый материализм, примитивный практицизм, культ еды, каннибализм, скотоподобная похоть, содомия во всех проявлениях (вплоть до труположества), паразитизм и традиционные преступные нравы, перенятые ими у своих чудовищных прародителей – звероподобных «каинитов» первобытного мира.

Часть атлантов (а именно — мутирующие скотолюбивые «праевреи») стали совершать набеги на другие земли. Орды звероподобных мутантов (сменившие, в силу деградации, цвет своей кожи с изначально белой на красную — вот откуда, по мнению Виланда, взялась красная раса атлантов, описанная как таковая еще в «Тайной доктрине» Е.П. Блаватской!) совершали грабительские рейды в Африку, Азию и Европу, повсюду проявляя свою cексуальную разнузданность, жестокость и алчность и распространяя среди павших их жертвой дикарских племен не только содомскую половую распущенность и садизм, но также кровавые культы, человеческие жертвоприношения, каннибализм и черную магию.

Наконец, злодеяния красных мутантов переполнили чашу Божьего гнева, и Творец решил их уничтожить. Луна, сойдя со своей орбиты, стала, по воле Божией, быстро сближаться с Землей. Под действием все возраставшего притяжения Луны все земные водоемы вышли из берегов, затопив упоминавшиеся выше Атлантиду и другой праматерик — Лемурию («землю Му»). Земные полюса сместились, поверхность планеты покрылась водой, раскаленными газами и потоками горящей серы, Солнце померкло, небо стало непроглядно черным…

Почти одновременно аналогичные гипотезы высказывались и другим австрийцем — упоминавшимся нами выше создателем учения о Мировой Льде инженером Гансом Гёрбигером, а несколько позднее — также упоминавшимся выше исследователем изначальных, первичных символов человечества голландским фризом профессором Германом Виртом. Приведенные выше примеры доказывают, что Йорг Ланц фон Либенфельз в своих воззрениях вовсе не был «радикалом» или «экстремистом», а действительно придерживался взглядов, пользовавшихся в его время широким распространением.

По представлениям Великого Магистра «новых тамплиеров», «зверолюди» являли собой тип обладавших невероятной силой чудовищ громадного роста, обитавших в лесах и расселинах скал, не обладавших ни членораздельной речью, ни одеждой, ни орудиями труда (кроме камней и дубин), ни какими бы то ни было формами культуры (хотя бы в зачаточной форме). Это двуногое зверье (часто, впрочем, становившееся и на четвереньки), то и дело нападало на стойбища «людей разумных», убивало и пожирало мужчин и стариков, а женщин и детей похищало с целью удовлетворения своей поистине скотской похоти. Потомство от плотского соития потомков каинитов с похищенными женщинами (если последним удавалось пережить эти акты зверского насилия, ибо, по твердому убеждению Ланца, обладавшие огромными срамными удами «тирменши» чаще всего разрывали при коитусе женские половые органы) пополняло собой ряды «зверолюдей».

Ланц занимал ведущие позиции в «Обществе Г(в)идо фон Листа», был принят Листом в его мистическое общество «Арманеншафт» и сам, в свою очередь, принял Листа в «Орден Нового Храма» в качестве «фамилиара» (члена орденской «фамилии», то есть, по-латыни: «семьи»). Упоминавшийся нами выше крюковидный крест (свастика, по-немецки: «гакенкройц», Hakenkreuz), провозглашенный Листом символом арийской расы, как мы увидим далее, в качестве составного элемента вошел в «должностной» герб самого Ланца фон Либенфельза и украсил собой флаг «Ордена Нового Храма» (которым стал отнюдь не традиционный черно-белый тамплиерский Босеан).

В 1906 г. Ланц приобрел в собственность упоминавшийся выше, полуразрушенный, на момент приобретения, замок (нем.: бург, Burg) Верфенштайн в округе Штруденгау области Грайнгау (в Верхней Австрии), расположенный на вершине отвесной скалы на берегу Дуная, восстановил его на пожертвования доброхотных дарителей и превратил в укрепленный монастырь – штаб-квартиру своего Ordo Novi Templi и «бастион Арийского Христианства против натиска международного скопища недочеловеков».

Видное место среди внутреннего убранства замка ОНТ занимали портреты Гуго де Пайена — основателя и первого Великого Магистра средневекового Ордена Храма и последнего официального Великого Магистра тамплиеров Иакова (Жака) де Молэ, сожженного инквизицией по настоянию французского короля Филиппа IV Красивого и римского папы-француза Климента V, а также портрет причисленного римско-католической церковью к лику святых цистерцианского аббата Бернара Клервоского — наставника тамплиеров, воспевшего их в своей знаменитой Похвале новому рыцарству (лат.: De laude Novae Militiae).

1) Орденский флаг с прямостоящей красной свастикой и двумя голубыми лилиями на золотом поле (таким оно описано большинством современников, за исключением Франца Герндля, утверждавшим, что на флаге «Ордена Нового Храма» была изображена прямостоящая «красная свастика, окруженная четырьмя голубыми цветами на золотом поле», не указывая, что это были за цветы, и Бригитты Гаманн, утверждавшей в своей книге «Вена Гитлера. Годы учения диктатора» (Hitlers Wien. Lehrjahre eines Diktators), что на флаге ОНТ были изображены «крюковидный крест-свастика и лилии, выполненные в цветах ордена — серебре и лазури»; последнее можно понимать по-разному — либо свастика и лилии на знамени «неотамплиерского» Ордена Ланца были серебряными на лазурном поле, либо — наоборот);

2) Флаг с гербом самого Ланца, как Приора и Великого Магистра Ордена «новых храмовников» (ОНТ). Этот герб представлял собой «норманнской» («варяжской») формы щит, имевший во главе (так на языке геральдике именуется горизонтальная полоса в верхней части гербового щита) прямостоящую красную правостороннюю свастику на золотом поле, а в нижней части – пять золотых геральдических лилий на лазурном поле (все это, согласно одному из наиболее распространенных толкований, символически означало конечное торжество храмовнической – ариогероической германской, по Ланцу, — идеи над французской – романско-средиземноморской, по Ланцу, — монархией, осуществившей совместно с папским Римом разгром средневекового Ордена храмовников).

По толкованию «глубинного психолога» Вильфрида Дайма (ссылавшегося на слова самого Ланца), «золотое поле означало вечность, красная свастика – восходящее солнце ариогероизма, лилии – (расовую) чистоту». А если вспомнить упоминавшегося нами выше создателя «Союза Благих» («Гуотенбунда») Курта Пельке, то лилия могла толковаться Ланцем, симпатизировавшим Вайсхару, и как символ «духовного аристократизма».

Герб Великого Магистра «Ордена Нового Храма» был вырезан и на должностной печати Ланца, по краю которой шла латинская надпись «Йорг Ланц де Либенфельз, владелец Верфенштайнского Дома».

На обложке, по крайней мере, одного выпуска ланцевского журнала «Остара» был изображен конный рыцарь с копьем наперевес, со щитом, одеянием и конской попоной, усеянными знаками крюковидных крестов («гакенкройцев», «коловратов» — т. е. свастик — см. рис. ниже слева).

На экслибрисах, сохранившихся на некоторых дошедших до нас книг из библиотеки Ланца был изображен его должностной герб, несколько отличавшийся от описанного выше. Это был вписанный в кольцо щит «норманнской» формы, увенчанный горшковым (горшковидным) шлемом-«топфгельмом» (нем.: Topfhelm), или «топгельмом» (нем.: Tophelm, сокращенно: «топ», нем.: Top), с наметом и короной о трех зубцах в форме цветков геральдической лилии, наложенный на скрещенные в форме косого (Андреевского) креста обнаженный меч острием вниз и должностной жезл Архиприора Верфенштайна с круглым навершием-яблоком. В главе щита был изображен так называемый костыльный (иерусалимский, виселицеобразный или усиленный) крест (всегда cчитавшийся, вообще-то, гербом рыцарей Святого Гроба Господня, а не рыцарей Храма), а в нижней части — пять расположенных в два ряда геральдических лилий. Герб окаймлялся шедшей по кругу латинской надписью: EX LIBRIS ORDINIS NOVI TEMPLI ARCHIPR. AD WERFENSTEIN (ИЗ КНИГ  ВЕРФЕНШТАЙНСКОГО АРХИПР. ОРДЕНА НОВОГО ХРАМА). В верхней части экслибриса был немецким готическим шрифтом написан девиз: ЧЕРЕЗ КРЕСТ К СВЕТУ! (DURCH KREUZ ZUM LICHT!). Латинский перевод девиза (PER CRUCEM AD LUCEM) полукругом опоясывал нижнюю часть гербового щита (см. рис. ниже слева).

Следует заметить, что костыльный крест (представляющий собой, собственно говоря, две сложенные вместе «классические» прямостоящие свастики — левостороннюю и правостороннюю) в 30-е гг. ХХ в. использовался в качестве эмблемы не только «новыми тамплиерами» Ланца, но и австрофашистским «Отечественным Фронтом» («Фатерлендише Фронт», Vaterlaendische Front) Энгельберта Дольфуса и Курта фон Шушнига (см. фото выше в верхнем и нижнем ряду, а также фото ниже слева в верхнем ряду), в посткоммунистической незалежной Украине — праворадикальной полувоенной организацией Украинская Народная Самооборона (УНСО) Дмитрия (Дмитро) Корчинского и Юрия Шухевича, в постсоветской Литве — радикал-националистами Миндаугаса Мурзы, а в ельцинской Российской Федерации — партией Народных Националистов (ПНН) Александра Кузьмича Иванова-Сухаревского, переименованной впоследствии в ННП (Народную Национальную партию), а также — в несколько измененной форме, стилизованной под «хрисму» (монограмму имени Христа, введенную в качестве эмблемы первым римским императором-христианином Константином I Великим) — организациями Константина Родионовича Касимовского «Русский Национальный Союз» (НС) и «Русское Действие» (РД). Но это так, к слову…

Следует заметить, что к описываемому времени идеи возрождения храмовничества были достаточно распространены повсюду в Европе, да и в других частях света например, в Америке). Давно существовал официально заявивший о себе в 1808 г. Орден Храма (Орден храмовников, Орден тамплиеров, Орден бедных соратников Христа и Храма Соломонова) Бернара Раймунда (Раймона) де Фабре-Паллапра,

признанный императором французов Наполеоном I Бонапартом. Фабре-Пал(л)апра (см. рис. выше в верхнем ряду справа), объявивший себя законным преемником последнего официального Великого Магистра храмовников Жака де Молэ, сожженного на костре инквизиции по настоянию короля Франции Филиппа IV Красивого с согласия подчиненного ему папы римского Климента V, на основании сохранившихся документов, заявлял о прямом преемстве своего Ордена Храма (существующего и поныне под названием «Верховного Рыцарского Ордена Храма Иерусалимского», или, по-латыни: Ordo Supremus Militaris Templi Hierosolymitani, возглавляемого в настоящее время Великим Магистром домом Фернанду Пинту ди Фонтишем, имеющего в настоящее время главную резиденцию в городе Порту (Португалия), а также филиалы (Великие Приорства) в разных странах, включая Россию, и признанного папским престолом) от основанного Гуго де Пайеном в Иерусалиме средневекового Ордена «бедных соратников (рыцарей) Христа и Храма Соломонова» (pauperes commilitones Christi templique Salomonici).

В «шотландском» и «шведском» уставах (Орденах) франкмасонства также существовали (и продолжают существовать) степени (градусы), именуемые «тамплиерскими» (на основании легенды о происхождении данных масонских структур от средневековых тамплиеров, бежавших от преследований светских и церковных властей в Шотландию, находившуюся в то время под папским интердиктом и потому предоставившей убежище гонимым храмовникам, также отлученным от церкви по обвинению в ереси). К числу таких «тамплиеров» масонского «розлива» относится, к примеру, «норвежский стрелок» — «вольный каменщик», борец с «культурным марксизмом» и «исламизацией Запада Андерс Беринг Брейвик, мастер ложи «шведского» устава, или обряда (включающего в себя, кстати, и степени, именуемые тамплиерскими) «Святого Олафа к Трем Столпам», «рыцарь Востока» (обладатель VII градуса в имеющем всего 11 степеней «шведском» уставе — в отличие от наиболее распространенного в современном мире «шотландского» устава, имеющего 33 степени), а по совместительству — учредитель и командор тайного братства «Рыцари Тамплиеры Европы» (англ.: Knights Templar Europe), застреливший в воскресный день 22 июля 2011 г. 93 человек на островке Утёйа близ Осло, устроивший мощный взрыв перед ведомством норвежского премьер-министра в центре столицы Норвегии — и осуждающий при этом коммунизм, ислам, мультикультурализм и… нацизм, как человеконенавистнические идеологии (об антинацистской компоненте мировоззрения «норвежского стрелка» многие не знают, хотя догадаться о ней вовсе не трудно — достаточно чуть внимательнее приглядеться к нарукавной нашивке тамплиерского мундира Брейвика, на которой красный «мученический» крест Ордена Храма, переходящий в меч, пронзает человеческий череп, помеченный изображениями мусульманского полумесяца с пентаграммой, коммунистических серпа и молота, а также нацистской свастики). Все эти структуры не следует путать между собой, хотя все они именуют себя «тамплиерскими». Впрочем, довольно об этом…

Похожее изображение  

В 1907 г. Йорг Ланц фон Либенфельз, решив испробовать свои силы в амплуа «пангерманского» писателя, издал брошюру под названием «Раса и благотворительность, призыв к забастовке против неразборчивой благотворительности», в которой доказывал, что «не меньше трети всех болезней вызваны расовыми причинами или имеют расовую подоплеку». К числу этих болезней Ланц относил, в частности, туберкулез, поскольку метисы (расовые помеси) особенно склонны к заболеванию туберкулезом, «подлинной причиной которого во многих случаях являются половые эксцессы». Кроме того, Ланц подчеркивал, что «отвратительные кожные заболевания имеют восточное происхождение и, по сути, являются болезнями, вызванными грязью и расовым смешением. Однако ими страдают и представители высшей расы, потому что сама современная жизнь, не признающая необходимости существования межрасовых барьеров, вынуждает их к сношениям с представителями низших рас».

Кроме того, Великий Магистр «Ордена Нового Храма» возлагал на «дурные расы» (которым, по его мнению, была свойственна и дурная наследственность) вину за то, «что в настоящее время сумасшедшие дома и приюты для слабоумных переполнены. Если бы государство занялось разумным расовым хозяйством и щадящими методами искоренило семейства с дурной наследственностью, можно было бы сэкономить значительную часть от 9 миллиардов крон (сумма, ежегодно расходуемая в тогдашней Австрии на содержание психиатрических лечебниц – В.А.)».

Далее, Йорг Ланц фон Либенфельз рекомендовал предоставлять благотворительную помощь нуждающимся и стипендии бедным студентам в зависимости от их расовой принадлежности, отдавая предпочтение «исключительно людям высокого роста, с золотисто-белокурыми волосами, голубыми (или серо-голубыми) глазами, розовым цветом лица, удлиненным черепом, продолговатыми и тесно прилегающими к черепу ушами, узким прямым носом, пропорциональным ртом, здоровыми белыми зубами, полным подбородком, гармонично сложенным телом, узкими ладонями и узкими ступнями». Большой популярности данная брошюра Ланцу не принесла – вероятно, потому, что не столько среди неимущих, нуждавшихся в благотворительной помощи, сколько среди тогдашних представителей высших классов Двуединой монархии Габсбургов и, в частности, столицы Австрийской империи — Вены, мало кто соответствовал выдвинутым им строгим расовым критериям.

(Конец части четвертой. Продолжение следует).


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.