polbose01Sher-e-Hind.jpgКартинки по запросу Subhas Chandra Bose

В 1942 г. Субхас Чандра Бос, после визита на Восточный фронт в свите рейхсфюрера СС Г. Гиммлера, учредил для своих добровольцев, отличившихся в вооруженной борьбе за «Индийскую Власть» («Хинду Раштра»), единую боевую награду – «Орден Свободной Индии» («Азад Хинд»), имевший следующие восемь степеней:

1. Большая звезда «Индийского тигра» («Шер-э-Хинд»), представлявшая собой восьмиконечную серебряную звезду со «штралами» (диаметром 60 мм), с круглым медальоном в центре. В середине медальона была изображена золотая голова тигра в профиль на белом фоне, окруженная ободком с надписью золотыми латинскими буквами «АЗАД ХИНД» по бокам и двумя золотыми лавровыми веточками над и под тигриной головой. Эта звезда носилась на шейной ленте индийских национальных цветов шириной 60 мм и считалась вышей наградой за доблесть;

2.Та же награда, но пересеченная по диагонали двумя позолоченными мечами остриями вверх, давалась за особое личное мужество в бою;

3.Звезда 1-й степени «Военный предводитель» («Сардар-э-Джанг») – отличалась от вышеупомянутого варианта награды тем, что носилась не на шейной ленте, а на булавке, а тигриная голова в центральном медальоне звезды была не золотой, а серебряной. Награда вручалась за заслуги;

4.Та же звезда, но с мечами (аналогично 2), которой награждали за отвагу на поле боя (соответствовала по значению германскому Железному кресту 1-й степени);

5.Звезда 2-й степени «Герой Индии» («Вир-э-Хинд») — выглядело аналогично 4, но носилась не на булавке, а на нагрудной ленте национальных индийских цветов (соответствовала по значению германскому Железному кресту 2-й степени);

6. Звезда 2-й степени «Герой Индии» с мечами (позолоченными), вручалась за личное мужество;

7.Медаль «Мученик за Отечество» («Шахид-э-Бхарат»; «Бхарат» — древнее название Индии) – круглая медаль с изображением на аверсе тигриной головы в верхней части, надписью «Азад Хинд» в центре и цветком лилии в нижней части; на реверсе – немецкой надписью «INDIENS FREIHEITSKAMPF» («БОРЬБА ЗА СВОБОДУ ИНДИИ») на зернистом фоне. Данная медаль, являвшаяся как бы низшей степенью Ордена «Свободной Индии», в свою очередь, имела три степени – в золоте, серебре и бронзе (в зависимости от воинского звания награжденного). Этой медалью посмертно награждались все индийские легионеры, павшие в бою.

8. Медаль «Мученик за Отечество (Индию)» («Шахид-э-Бхарат») с мечами. Мечи как бы перекрещивали ушко, которым медаль прикреплялась к ленте для ношения. Этой медалью награждались все индийские легионеры, раненые в бою.

«Мечи» к вышеперечисленным степеням Ордена Свободной Индии фактически представляли собой сабли с дугообразной гардой. Орденская лента была зеленой, с шафранными и белыми полосками по краям (белой – внутренней, шафранной – внешней).

azad-hind-medal-neck-cross-1st-class-with-swordsimagesobvazad-hind-medalazad-hind-medaldsci7550azad-hind-medal-1Картинки по запросу Azad Hind

Известны случаи, когда различными степенями «Ордена Свободной Индии» награждались и немецкие офицеры, унтер-офицеры и нижние чины. Сохранились соответствующие наградные удостоверения за подписью самого С.Ч. Боса, как Президента Временного Правительства Свободной Индии.

Картинки по запросу Azad Hindflag_azad_hindКартинки по запросу Azad HindКартинки по запросу Azad Hind

Иногда «Индийский легион», из-за его «тигриной» эмблематики, именовали «Тигриным легионом» («Tiger Legion»). Командным языком в легионе были хинди и (чаще) английский – последний был более понятен всем индийским военнослужащим, служившим ранее в британской армии, тогда как хинди знали не все легионеры (например, мусульмане). После окончания обучения индийские легионеры были переброшены во Францию, где несли охрану укреплений Атлантического вала.

azad-hind-sena-at-battleКартинки по запросу Azad Hind

После высадки западных союзников во Франции в июне 1944 г. («день D») индийские добровольцы использовались в борьбе против французских бойцов Сопротивления («макизаров», «франтиреров» или «партизан»).

8 августа 1944 г. 950 пехотный полк вермахта был официально переименован в «Индийский легион войск CC», или «Индийский легион Ваффен-СС» (Indische Legion der Waffen-SS). На тот момент он состоял из трех батальонов общей численностью 2 300 активных бойцов, вооруженных винтовками и пистолетами-пулеметами из германских арсеналов. В составе легиона имелась противотанковая рота (вооруженная шестью противотанковыми орудиями), 81 автомобиль и 700 лошадей. Командиром «Индийского легиона Ваффен-СС» был назначен оберфюрер СС Гейнц Бертлинг.

aliado6e1dac84d077c1bc2bd190272e2aacbe389ffd70ef289053ddce21a87aeb97ad6azad-hind-radio

Необходимо упомянуть, что и в составе итальянской армии был, при посредстве упомянутого выше «Индийского центра» (Centro India), сформирован батальон «Свободная Индия», он же — батальон «Свободный Индостан» (Bataglione Hazad Hindouston), чины которого были обмундированы в тропическую форму итальянских колониальных войск с шафранно-бело-зелеными нарукавными щитками (но без изображения тигра) и петлицами тех же цветов. Батальон, под командованием итальянских офицеров, нес службу (в основном охранную) в Тунисе и в Итальянской Триполитании (Ливии), но особых военных лавров себе не стяжал.

Японцы, считавшие Индию неотъемлемой частью «Великой Восточноазиатской сферы взаимного процветания» под эгидой Империи Восходящего Солнца, относились к Босу с большой настороженностью. Их опасения сводились к тому, что выдвижение одного единственного вождя-«нетаджи» всех индийцев могло бы сыграть на руку британской политике, и что чисто политическая работа по разложению индийских тылов англичан без одновременной поддержки путем военных операций против бастионов британской колониальной мощи не принесет ожидаемых плодов.

Руководствуясь этими соображениями, «сыны Ямато» (в пропагандистских целях именуемые в германских средствах массовой информации «арийцами Азии») всячески препятствовали проведению в жизнь политики Германской и Итальянской империй в отношении Индии и в то же время усиленно создавали и укрепляли в сфере своего влияния целых два индийских освободительных движения. Тем не менее, Бос, с согласия немцев, воспользовался капитуляцией британской крепости Сингапур, сдавшейся со своим 85-тысячным гарнизонам 32-тысячной группировке японского генерала Томоюки Ямаситы (прозванного «Тигром Малайи») 15 февраля 1942 г., как поводом для того, чтобы обратиться 19 февраля1942 г. к своим соотечественникам по радиостанции «Свободная Индия» («Азад Хинд») с призывом к восстанию против британского колониального владычества.

«Пора сорвать завесу с прошлой жизни под гнетом (Британской – В.А.) империи. Впереди – эра свободы и национального социализма. Индия стоит на перепутье мировой истории, и я заявляю от имени всех свободолюбивых индийцев,…что мы будем продолжать борьбу против британского империализма до тех пор, пока Индия сама не сможет стать госпожой своей судьбы. Индии суждено стать свободной».

azad_hind-german_trainersahf40_05_26_43_1final_top_cover_page_h-ight_229_w-idth_326

Призыв Боса нашел широкий отклик среди индийцев, проживавших в сфере японского влияния. Руководитель «Индийского Национального Совета» (Indian National Council) в Бангкоке (Сиам), установил с Босом контакт. Однако этот положительный отклик только усилил опасения и страх японцев перед тем, что Бос, при поддержке Германии, сможет подчинить всю Индию своему влиянию. Поэтому японцы недвусмысленно дали правительству Третьего рейха понять, что Япония никогда не признает Боса «вождем всех индийцев, проживающих в Азии» (на что он так рассчитывал).

Тем не менее, Бос продолжал обращаться по берлинскому радио к индийской нации. Население Индии расценивало их как доказательство готовности победоносного Германского рейха гарантировать Индии независимость. Особенно сильную поддержку Бос получил среди населения его родной Бенгалии. Даже его соперник Махатма Ганди не мог не признать, что пропаганда Боса произвела на него глубочайшее впечатление. Влиянию его радиопризывов приписывались все акции сопротивления британскому колониальному режиму, проводившиеся в то время в Индии – распространение антибританских листовок, забастовки, отказ платить налоги, уничтожение государственных плантаций, освобождение заключенных из тюрем и арестованных из полицейских участков, диверсии на транспортных коммуникациях, саботаж на предприятиях военной промышленности и т.д., что немало льстило самолюбию Боса.

Во всяком случае, германское посольство в Кабуле 26 января 1943 г. сообщило в берлинское министерство иностранных дел о том, что летом 1942 г. Индию буквально «захлестнула волна стихийных массовых политических бунтов и восстаний и неорганизованных уличных акций», не оговаривая, впрочем, особо влияние призывов Боса на рост антибританских настроений среди индийцев.

27 мая 1942 г. Адольф Гитлер в первый (и единственный) раз принял Субхаса Чандру Боса (см. фото ниже слева). На этой единственной встрече Бос тщетно пытался убедить фюрера Третьего рейха в необходимости совместного официального заявления Германии, Италии и Японии по вопросу об Индии, поскольку Индия не желала бы зависеть лишь от помощи Японии. Он просил Гитлера оказать борьбе Индии за независимость моральную и дипломатическую поддержку и даже смягчить отрицательные высказывания в адрес индийцев, допущенные фюрером в его книге «Моя борьба». Однако Гитлер не обещал ему ничего конкретного. Бос так и не дождался совместного официального заявления всех трех держав «Оси Берлин-Рим-Токио» по Индии.

netaji-subhas-chandra-bose-and-adolf-hitler-germany-29-may-1942bda0fbe84d57c714a8f0f670d13d8c4e

Правда, радиопропаганда на Индию из Берлина и Рима продолжалась по-прежнему. Бос призывал индийцев к вооруженной борьбе против англичан и к дезертирству из рядов британской армии. Немалым подспорьем в достижении поставленных им перед собой целей служили военные успехи японцев. После завоевания британской колонии Бирмы японцами Бос объявил о скором вторжении японской армии и в Индию, заклиная индийцев сбросить, наконец, цепи колониального рабства.

В августе 1942 г., при активном участии Сарата Чандры Боса, вспыхнуло восстание индийцев против британского господства под лозунгом: «Покиньте Индию!» («Quit India»). Однако оно завершилось неудачей, поскольку произошло неожиданно для японцев, не успевших придти на помощь восставшим. Имевшийся у японцев Оперативный план № 21, предусматривавший вторжение в Британскую Индию, был отложен на неопределенное время.

Тем временем Субхас Чандра Бос готовился в Берлине принять власть над Индией. В качестве нового национального символа «Азад Хинд» был принят «самый индийский зверь» — тигр (изображенный в момент прыжка на врага), в качестве приветствия и боевого клича – возглас: «Джай Хинд!» («Да здравствует Индия!»), сопровождавшийся «арийским приветствием» (выбросом правой руки вперед и вверх). Бос разделил «Центральное управление Свободная Индия» на две секции (военную и гражданскую). Вопросами пропагандистского обеспечения свержения британского колониального ига надлежало заниматься гражданской секции, страдавшей от нехватки специалистов. Военная секция занималась вопросами формирования «Индийского легиона», численность которого была в конце войны доведена до 3700 солдат и офицеров.

czbmf0numaak8ni

В начале 1943 г. Бос последовал совету фюрера Третьего рейха (подарившего ему на аудиенции именной серебряный портсигар — подарок, казалось бы, необычный для некурящего Гитлера; впрочем, лидер НСДАП и своему «королю диверсантов» Отто Скорцени тоже как-то подарил портсигар — причем даже еще более дорогой, покрытый белой эмалью, со своим факсимиле и имперским орлом из чистого золота) продолжить свою пропаганду на Индию с территории, оккупированной японцами. Японское правительство долго колебалось, прежде чем впустить Боса в зону своего влияния. Лишь полностью осознав, что индийцы никогда не смирятся с попытками японцев навязать им свое господство, они пустили Боса к себе.

9 февраля 1943 г. Субхас Чандра Бос отплыл из Бремена (а не из Киля, как иногда пишут) на борту германской подводной лодки U-180, взявшей курс на Восточную Азию. 2 марта немецкая субмарина в условленном месте встретилась с японской крейсерской подводной лодкой I 29. 6 мая субмарина прибыла в порт Сабанг на о. Суматра в оккупированной японцами Нидерландской Ост-Индии (Индонезии). 16 мая японский военный самолет с Босом на борту приземлился на токийском аэродроме. 14 июня 1943 г. «нетаджи» был принят главой японского правительства генералом Хидэки Тодзио (Тодзё). Тодзио сообщил Босу о безоговорочной поддержке Японией борьбы индийцев за независимость. 21 октября 1943 г. Бос, опираясь на поддержку японцев и более чем двухмиллионного индийского населения Малайи и Бирмы, провозгласил в захваченном японцами Сингапуре создание «Временного правительства Свободной Индии». В пропагандистских целях правительство «Азад Хинд» выпустило даже собственные почтовые марки и денежные купюры, представляющие в настоящее время немалую филателистическую и бонистическую ценность.

stamp_azad_hind note_jpg_26497fimageserver-php

Правительство Боса, которое было незамедлительно признано Германией, Италией, Японией и их союзниками по «Антикоминтерновскому пакту», объявило от имени Индии войну Великобритании и США, что, конечно, носило чисто символический характер, но в то же время сделало положение «Свободной Индии» более независимым от стран «Оси», как бы приблизив ее к ним по статусу. С другой стороны, С. Ч. Боса немало опечалило то обстоятельство, что из более чем 70 000 индийских солдат и офицеров британских колониальных войск, взятых японцами в плен после падения Сингапура, только 20 000 откликнулись на его призыв бороться с оружием в руках против англичан, а 50 000 предпочло остаться в плену у японцев. Приходилось делать ставку на вербовку добровольцев из числа гражданских лиц индийского происхождения, в лучшем случае не обладающих необходимым боевым опытом, а в худшем — вообще не обученных военному делу…

В рамках проведенной 5 января 1944 г. в Токио «Великой Восточноазиатской конференции», в которой, наряду с японским премьером Тодзио, приняли участие также главы правительств союзных с Японией государств Маньчжоу-Го (Маньчжурской империи), Филиппин, Бирмы и Сиама (Таиланда), наиболее яркими и запоминающимися были выступления Субхаса Чандры Боса.

indian-stamp-on-azad-hind-sena-iiina-troopssbosemozambique2015_4-largeimg15_apr_2015_212357980

В качестве первой резиденции своего правительства на территории Индии был избран г. Импхал (который, однако, еще предстояло отвоевать у англичан). Равноправие «Индийской Национальной Армии» (Indian National Army), или «ИНА», сформированной Босом, на базе сформированной еще раньше «Индийской Освободительной Армии» (Indian Liberation Army), или «Азад Хинд Сена» (Azad Hind Sena), из военнопленных, перебежчиков и добровольцев на оккупированной японскими войсками территории, с японской императорской армией было закреплено специальным соглашением. В то время как формирование «Индийского легиона» в Европе шло все более медленными темпами, Босу удалось мобилизовать индийское национальное движение на формирование индийских вооруженных сил для освобождения Индии. Индийцы шли служить в ИНА с искренней верой в то, что, хотя они и вступят в Индию, обмундированные в японскую военную форму, но будут бороться за свободу своей страны. Бос не сомневался в том, что при переходе японских и союзных с ними индийских войск через бирмано-индийскую границу вся Индия окажется охваченной антибританским восстанием:

«У нас нет ни малейшего сомнения в том, что, когда мы перейдем индийскую границу с нашей армией и поднимем наш национальный флаг на индийской земле, в нашей стране начнется подлинная революция, которая окончательно сокрушит британское правление в Индии».

Картинки по запросу Azad Hind

Его надежды были отнюдь не беспочвенны, опираясь на безоговорочную поддержку, оказываемую своему «нетаджи» индийским населением оккупированных японцами территорий. Казалось, Босу удалось заразить своим оптимизмом даже японцев.

Императорская штаб-квартира 7 января 1944 г. отдала союзным Японии индийским сухопутным силам приказ о вторжении в Британскую Индию. «Индийскую Национальную Армию» (насчитывавшую к тому времени более 50 000 активных бойцов), предполагалось использовать в качестве второй волны японской армии вторжения.

Похожее изображениеazadcoinf1

Однако, вопреки ожиданиям, начавшееся наступление японцев, объявленное Босом «походом на Дели» и «битвой за Индию», не побудило население Индии взяться за оружие. Ожидаемого всеми национального восстания так и не произошло. Да и число индийцев, дезертировавших из рядов британских колониальных войск, оказалось не слишком большим.

Военная инициатива к описываемому времени прочно перешла к Великобритании и ее союзниками, да и японский Генеральный штаб, как выяснилось, планировал вторжение в Индию как операцию ограниченного масштаба, рассчитанную, прежде всего, на обеспечение обороны Бирмы; вовлечением же сил ИНА в эту операцию японцы, по мнению ряда военных историков, надеялись, прежде всего, испытать лояльность индийских солдат британской колониальной армии.

Добровольцы «Азад Хинд Сена» дрались геройски и с гордостью фотографировались со взятыми ими в плен британскими военнослужащими (см. фото выше слева). Тем не менее, японцам и индийцам Боса не удалось выбить «британцев» (то есть, главным образом, тех же индийцев, только обмундированных в форму британской колониальной армии) из Импхала («индийского Сталинграда»).

azad-hind-fauj

Вскоре широковещательно провозглашенный Босом «марш на Дели» обернулся отступлением, сопряженным с большими потерями. Но самым обидным для «нетаджи» был тот факт, что к отступлению японцев и ИНА вынудило сопротивление не просто каких-то «британских», а именно индийских военных контингентов, хотя и сражавшихся под командованием столь ненавистных Босу английских офицеров.

8 июля 1944 г. все наступательные операции японских войск и их индийских союзников против Британской Индии были прекращены. Бос, не желавший смиряться с поражением, был полон решимости драться до конца и даже приказал сформировать из числа индийских добровольцев отряды смертников по образцу японских камикадзе. Тем не менее, авторитет Боса в глазах японского правительства отныне был близок к нулю. С величайшим трудом ему удалось сохранить самостоятельность ИНА и дипломатическое признание своего Временного правительства, резиденцией которой стал Рангун (столица  Бирмы).

1aea105fd8a5eba3e32b116d2b28efe22417472273_0e4c3e7418_bКартинки по запросу Azad Hind

После своего ухода в отставку 18 июля 1944 г. бывший японский премьер-министр генерал Тодзио (см. фото выше справа) в частной беседе с Босом признал, что недостаточное внимание, уделявшееся японскими политиками индийскому вопросу, было «роковой ошибкой» и что Японии следовало бы в качестве первостепенной цели рассматривать освобождение Индии, как ключа к британскому владычеству над Азией.

4 мая 1945 г. Субхас Чандра Бос со своим Временным правительством бежал из Рангуна под натиском британских войск. В день, когда американцы сбросили свою вторую атомную бомбу на японский город Нагасаки, Бос находился в Сингапуре. Там члены его Временного правительства, по некоторым сведениям, ожидая неизбежного столкновения между СССР и его западными союзниками после поражения держав «Оси» в войне, приняли общее решение переориентироваться на СССР и бежать на самолете…в Советский Союз!

492_001

Им удалось бежать в Сиам, все еще оккупированный японцами, и добиться у местного японского военного командования предоставления им двухмоторного бомбардировщика (несмотря на отказ официального Токио). Самолет с самим Босом, членами его правительства и высшими офицерами ИНА на борту взял курс на Маньчжурию, с намерением приземлиться в Мукдене, но был вынужден совершить промежуточную посадку с целью дозаправки и техосмотра в Тайбэе на о. Формоза (ныне – Тайвань).

Перед отлетом Бос якобы сказал своему японскому переводчику: «Я готов стать русским пленником. Одна надежда сегодня на русских. Я уверен, что они еще столкнутся с англичанами. А это принесет свободу Индии». Трудно сказать, чем увенчалась бы для Боса эта авантюра. Скорее всего, его ожидала судьба лидера русских фашистов-чернорубашечников в Маньчжурии Константина Родзаевского и лидера сотрудничавших с Гитлером армянских националистов Гарегина Нежде, наивно отдавшихся под «покровительство»  товарища Сталина и уничтоженных кремлевским диктатором. Хотя…кто знает? Уцелел же Генри Пу И, последний маньчжурский (а до того — последний китайский) император, взятый в плен советскими десантниками в те же дни 1945 г.!

Вскоре после взлета у самолета отказал один из двигателей (тот самый, в котором персонал аэродрома при техосмотре обнаружил и «устранил» неполадки!), и машина с высоты 30 метров рухнула на взлетно-посадочную полосу.

Авиакатастрофа произошла 18 августа 1945 г. Все пассажиры и члены экипажа, находившиеся на борту самолета, погибли.

Субхас Чандра Бос получил такие тяжелые ожоги, что в ту же ночь скончался в тайбэйском военном госпитале. Британцам не пришлось заботиться даже о возвращении его тела в Индию, поскольку Бос был сожжен, а его прах захоронен в японском буддийском храме Рэнкодзи в Токио. Это произошло весьма кстати для британцев, опасавшихся, что Бос станет для индийцев национальным героем и мучеником борьбы за свободу, память о котором, в случае его пленения и казни англичанами, могла бы дополнительно омрачить индийско-британские отношения, и без того, мягко говоря, далекие от идеальных.

azad-hind-imperf-front

Многочисленные сторонники Боса в Индии и после смерти продолжали именовать его «нетаджи». В этой связи необходимо заметить следующее. «Джи» — одна из наиболее распространенных частиц, прибавляемых к титулам и именам в Индии (например – Гандиджи, Морарджи, Чаттерджи и т.д.). Частица «джи» применяется к самым различным людям, безразлично, будь то мужчина или женщина, юноша или подросток, но всегда заключает в себе оттенок уважения к ее носителю и является эквивалентом японской частицы «сан».

Индийские языки богаты вежливыми оборотами, префиксами и суффиксами, добавляемыми к именам и званиям в качестве почетных титулов; «джи» является среди них простейшим, наименее официальным и наиболее распространенным. Частица «джи», имеющая очень давнюю историю, происходит напрямую от санскритского слова «ария», или «арья» (arya=»аристократ», «благородный»), со временем превратившегося в «аджа» (aya, aja), а затем – в упрощенный вариант «джи». Таким образом, «джи» означает не что иное, как «арья», «ариец», «арий».

После провозглашения независимости Индии 15 августа 1947 г. во многих городах Индии были воздвигнуты памятники Субхасу Чандре Босу. Мемориал Боса в г. Калькутте был торжественно открыт при огромном стечении народа в 1965 г. самим тогдашним премьер-министром Индии Лалом Бахадуром Шастри.

Похожее изображениеКартинки по запросу Subhas Chandra Bosenetaji-subhas-chandra-boseneta4

С 1961 г. в родном городе «нетаджи» — Калькутте – существует Дом-музей Субхаса Чандры Боса, где хранятся многочисленные редкие экспонаты, повествующие о его жизни и борьбе – в частности, об организации Босом «Индийской Национальной Армии», переходе силами ИНА северо-восточной границы Индии, о битве с британскими войсками за Импхал и т.д., в том числе военная фуражка Боса — Главнокомандующего ИНА -, поясной ремень и сапоги «нетаджи», стол и кресло, которыми Бос пользовался в Сингапуре, полученный им в дар от японского Императорского правительства 21 октября 1943 г. самурайский меч и многое другое. как борец с колониализмом, он популярен не только в Индии, но и в других странах Третьего мира — например, в Мозамбике (о чем свидетельствует почтовая марка этой, прошедшей свой собственный кровавый путь антиколониальной войны — между прочим, с немалой помощью СССР и других государств социалистического лагеря! — африканской страны социалистической ориентации, посвященная Босу и помещенная нами выше).

Картинки по запросу Azad Hind

Cреди современных индийских почтовых марок, посвященных индийским государственным и политическим деятелям, марки с изображением Боса неизменно занимают почетное место (см. илл. выше). С 1981 г. в индийском штате Западная Бенгалия функционирует Институт азиатских исследований им. Нетаджи Субхаса Чандры Боса – крупнейший в Индии научный центр социологических исследований, финансируемый правительством штата. Основными темами исследований института являются индийское национально-освободительное движение, роль Субхаса Чандры Боса в формировании «Индийской Национальной Армии», развитие процессов национального возрождения в Южной и Юго-Восточной Азии и азиатские отношения в целом.

Здесь конец и Богу нашему слава!


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader