БРОНЕТЕХНИКА БЕЛОЙ ГВАРДИИ. Памяти героев, павших в неравной борьбе за Великую Россию.

С 1917 по 1923 год в Русская Белая гвардия вела героический и неравный бой с интервенцией международных террористов и бандитов, захвативших власть в России результате преступного переворота. Широко известно об использовании большевицкими бандами против русского сопротивления массы бронеавтомобилей  — «Остине-Путиловце», «Остине-Кегрессе», «Гарфорде-Путилове». Вооруженным до зубов международным террористам Русское Белое движение смогло противопоставить лишь небольшое количество собранной по крупицам бронетехники, в большинстве случаев трофейной, отбитой у большевицких террористов, в редких случаях доставшуюся от Императорской армии и небольшое количество образцов собственной разработки.

В Русской армии было не много бронеавтомобилей. Большая их часть строилась по одному принципу: заказывали шасси (чаще всего — Renault, Fiat или Austin), после чего на него устанавливали бронекузов собственного производства. Так и появлялись гибриды с удивительными названиями вроде «Остин-Путиловец» или «Фиат-Ижора». Существовал и ряд полностью отечественных разработок вроде «Руссо-Балта» конструкции Братолюбова-Некрасова, но количество выпущенных машин такого типа обычно не превышало десятка. Производство танков Российская империя не осуществляла, поскольку на русско-германском фронте тяжелая бронетехника использовалась незначительно. Поэтому было реализовано два опытных проекта («Вездеход» Пороховщикова и «Царь-танк» Лебеденко), готовилось серийное производство, но подготовленный агентами врага переворот разрушил все планы и танковое производство отодвинулось на второй план.

В 1917-м году произошло «разделение» бронетехники между большевицкими бандами и Русским Белым сопротивлением. Дело в том, что большая часть броневиков Императорской армии была захвачена  именно красными большевицкими бандами — ввиду того, что базировались они в основном в Москве и Петрограде. Поэтому единственным ресурсом Белой армии стали те крупицы бронетехники, которые удалось вытребовать у европейских «союзников».

От Императорской армии Белому движению досталось несколько изношенных и нуждавшихся в ремонте бронеавтомобилей. Это были пулемётные машины «Армстронг-Уитворт», «Джеффери-Поплавко», «Мгебров-Рено», «Остин», «Остин-Путиловец», «Рено», «Руссо-Балт тип С», «Фиат-Ижора», зенитный «Пирлесс», а также пушечные «Гарфорд-Путилов» и «Ланчестер». Но даже большая часть этих машин была отбита в боях с большевицкими головорезами. Суммарное количество дореволюционных броневиков в Белой армии не превышало 30−40 экземпляров, что, конечно, было каплей в море по сравнению как минимум 250-300 машинами находящихся в руках международных большевицких террористов. Кроме того, устаревшие технические параметры, проходимость, скорость и вооружённость машин оказавшихся в руках Русского Белого сопротивления не позволяла говорить о них как о серьёзной военной силе.

До 1919 года танков не было ни у одной из сторон. Но закончилась Первая мировая война, и британское правительство изображая «помощь» отправило весной 1919 года в Батум аж целых (!) двенадцать изношенных танков, для  «поддержки» Белого движения: шесть Mark V и шесть Medium Mark A Whippet. При этом передача техники предельно затягивалась — была образована «Школа английских танков», где по англичане занимались «подготовкой» первых русских танкисты. В 1919—1920 годах англичане предоставили ничтожное количество танков и лишь некоторым частям Белого движения — Вооруженным силам Юга России (ВСЮР) под командованием А.И.Деникина (после их реорганизации — Русской армии П.Н.Врангеля) и Северной армии под командованием Е.К.Миллера. Армия Верховного правителя России А.В.Колчака на востоке осталась вообще без всякой поддержки — конечно же, это было связано с «чрезвычайными» логистическими трудностями.

1-й танковый «дивизион» ВСЮР был организован только 27 апреля 1919 года в Екатеринодаре. В «дивизион» с трудом наскребли шестнадцать списанных английских танков — четыре отряда по четыре машины. Из них лишь половина были Mark V с тяжелым пушечным вооружением, оставшиеся — легкие пулеметные Mk A Whippet. Наиболее известной операцией с их участием стал штурм Царицына в конце июня 1919 года. Танки и бронепоезда оказали свое воздействие на разгром красных банд и взятие города. Но на самом деле, в таком ничтожном количестве, танки имели скорее психологическое, нежели реально огневое и боевое значение. Но даже этот фактор дал определенный результат. Всего в боях приняло участие не шестнадцать, а семнадцать танков: к 1-му танковому дивизиону ВСЮР присоединился еще один легкий Mk A Whippet с британским экипажем под командованием капитана Кокса.

Суммарное количество танков в распоряжении ВСЮР к концу года достигло 74 единиц. Практически все современники утверждали, что большевицкие банды при виде танков старались отступить и не принимать бой, что, впрочем, было верной тактикой. Танки не могли воевать на передовой и достигали максимума эффективности при прорыве линии обороны предварительной пехотной атакой, что в этот период тяжелых и оборонительных боев случалось уже довольно редко. Естественно, что серьезного влияния на ход войны все эти собранные в ничтожном количестве машины оказать не могли.

После реорганизации ВСЮР в Русскую армию под командованием П.Н.Врангеля осталось всего 20 британских танков, плюс два французских Renault FT образца 1917 года. Ничтожное количество танков (всего 4 (!)) британцы поставили также Северной армии и целых 6 (!) Северо-Западной армии. Восточной армии А.В.Колчака пытались переправить десять Renault FT, но они чудесным (!) образом оказались «перехвачены» красными большевицкими бандами. Конечно понятно, на кого реально работали «союзники». Законная власть и Россия в числе стран-победительниц Германии, естественно, «союзникам» была не нужна. А вот преступная большевицкая банда во главе страны была идеальным вариантом, позволяющим еще и на «законных» основаниях вести борьбу с попавшей под большевицкую оккупацию Россией!

Если же подводить итог танковой «помощи» Белой гвардии, можно сказать, что, британцы имевшие сотни отличных машин после окончания 1-ой мировой войны легко могли решить ход противостояния Белой армии с большевицкими бандами, но это Англии было совершенно не нужно. Имитируя помощь, британцы на деле обеспечили победу именно большевикам, чье господство над Россией давало им огромные дипломатические преимущества, дало возможность расчленить Россию, отделив от нее ряд территорий,  и позволило открыто вести борьбу против России и русского народа под фальшивым флагом «борьбы с коммунизмом». Незаконная и преступная большевицкая власть, занимавшаяся геноцидом русского народа, была для британцев самой желаемой в России. А вся задача так называемой «поддержки» сводилась к тому, чтобы как можно больше лучших русских людей погибли в неравной борьбе с международной террористической бандой, уничтожающей Россию.

Поэтому танков было слишком мало, а необходимость в них имелась весьма значительная. И в войсках Белого движения пытались создавать свои эрзац-машины. Эрцаз-танки на базе тракторов — это обязательный элемент практически любой внутренней войны, даже вполне современной. Поскольку первые танки появились у Белой армии лишь в 1919 году, а большая часть царских бронеавтомобилей досталась большевицким бандам, заводы, располагавшиеся на подконтрольных Белому движению территориях, занимались доработкой тракторов до боевого состояния. Ввиду полного отсутствия опыта подобных работ получалось весьма посредственно, но ряд интересных конструкций все же стоит упомянуть.

Один из наиболее известных эрзац-танков Белого движения — это «Полковник Безмолитвенный» на базе британского трактора Clayton & Shuttleworth 1916 года. Шасси было далеко не лучшим — просто единственным, которое попалось под руку работавшим в мастерских Донской армии инженерам и рабочим. На шасси был поставлен массивный бронированный кузов, напоминавший железнодорожный вагон. Внутри находилось несколько отделений — моторное, отделение управления и боевое (в кормовой части); вооружение составляли 76,2-мм пушка и шесть пулеметов «Максим», а экипаж состоял из 11 (!) человек.

Все бронеавтомобили Белого движения можно разделить на три категории: эрзац-броневики на базе тракторов, серийные броневики на автомобильном шасси и машины, доставшиеся в качестве трофеев или «наследства» Императорской армии. Правда, пример серийного броневика собственной разработки есть только один — «Фиат-Омский». Внизу на фото — броневик «Полковник Безмолитвенный» (не путать с одноименным бронетрактором) отбит Донской армией у большевицких банд в 1918 году. Машина построена фирмой Heinrich Ehrhardt Automobilwerke на базе военного грузовика модели E-V/4.

Недостатков у машины оказалось множество. Поворот базового трактора осуществлялся с помощью вынесенного вперед, за гусеницы, колеса — оно оказалось вне бронированного корпуса «Полковника Безмолитвенного» и потому подвергалось особой опасности в бою. Но что самое главное, бронетрактор получился чудовищно тяжелым — серийный тракторный двигатель его практически не тянул. В итоге было принято решение не отправлять машину на фронт, где от нее не было бы никакого проку. «Полковник» использовался для обучения экипажей бронеавтомобилей, а затем, годом спустя, был разобран.

Собственно, шасси британских тракторов в частях ВСЮР взялись из того же источника, откуда позже и танки. Англичане поставляли шасси Bullock-Lombard, Holt, Clayton; использовались они чаще в качестве артиллерийских тягачей, но три трактора Bullock-Lombard превратились под руками умельцев в эрзац-танки. Два таких броневика были изготовлены в Новороссийске на заводе «Судосталь». В отличие от Clayton, шасси Bullock-Lombard имело два ведущих колеса и управлялось значительно лучше. Внешне бронекорпус имел классическую компоновку дореволюционных бронемашин, включая башню с пулеметом «Максим» (всего пулеметов на каждый трактор приходилось по пять штук). Толщина брони составляла около 10 мм. Два новороссийских бронетрактора получили названия «Генерал Улагай» и «Доблестный лабинец», поступили в 3-й бронеотряд 2-го бронедивизиона Кавказской Добровольческой армии и вполне успешно сражались на протяжении 1919 года, несмотря на низкую (5−8 км/ч) скорость. Третий Bullock-Lombard был переделан на Ревельском заводе и получил имя «Астраханец». По компоновке он отличался от собратьев двумя пулеметными башнями. Машину передали 3-й Донской армии, однако буквально через несколько дней вернули назад, поскольку двигатель просто не тянул, вода в радиаторе мгновенно вскипала, башни заедало, и вообще «Астраханец», судя по всему, не проехал на испытаниях даже сотни метров. С завода бронетрактор так и не вернулся. Впоследствии все три машины были брошены за невозможностью применить их в боевых условиях.

На таганрогском заводе было сделано еще несколько интересных машин — САУ на шасси Clayton и Bullock-Lombard. На трактора устанавливались 120-мм орудия (пушки Канэ) и бронещиты — было изготовлено как минимум две такие машины, хотя точное количество остается неизвестным. САУ воевали на Кавказском фронте, весной 1920 года были брошены и захвачены большевицкими бандами, после чего некоторое время принимали участие в боях, а потом, видимо, были разоружены.

Дореволюционные броневики были сильно изношены и технически несовершенны — особенно плоха была их проходимость по бездорожью. Кустарных эрзац-броневиков было несколько десятков (мы описали лишь самые характерные), и их катастрофически не хватало. Требовалось наладить хоть какое-то серийное производство — и это получилось у частей обделенной танками армии А.В.Колчака. В 1918 году А.В.Колчак получил из США пятнадцать шасси «Фиат» (изготовленных американским заводом компании). Машины были бронированы частично в Омске и частично во Владивостоке; существовало два типа бронирования. Первый вариант, «короткий», имел экипаж в три человека и единственный пулемет «Максим», установленный в башне. Второй, «длинный», был более громоздким, два пулемета располагались по бокам, в спонсонах бронерубки. Родной двигатель «Фиат» мощностью 72 л.с. мог разогнать машину до 70 км/ч при наличии дорожного покрытия, то есть бронеавтомобиль был достаточно скоростным и маневренным.

Правда, в отличие от танков, «Фиаты-Омские» (история запомнила эти машины под таким наименованием) воевали довольно бессистемно. Из них не составляли звеньев или отделений — все пятнадцать машин распределили между разными частями Белого движения, и в разное время они так или иначе были захвачены врагом. Конструкция «Фиата-Омского» была неплоха, и в другое время он, возможно, смог бы оказать влияние на ход боевых действий. Но и машин, и времени было слишком мало, а «союзники» делали все, чтобы реальной помощи не было. Броневики были уничтожены или захвачены, а Верховный правитель России адмирал А.В,Колчак был убит большевицкими палачами в Иркутске 7 февраля 1920 года.

Белое движение не могло внести большого вклада в развитие бронетехники, но то что было сделано стало результатом героических усилий в чрезвычайно критической обстановке. И эрзац-танки на основе тракторов, и «Фиат-Омский» оставили свой след на страницах истории.  От них не сохранилось даже толковых чертежей — лишь посредственного качества фотографии и отрывочные сведения, по которым сложно составить полноценную картину, но в этом плане у военных историков еще огромный фронт работ.

 

Информационная служба МПР

Виталий Владимирович

Подготовлена на основе материалов статьи «Броня Белой гвардии»,
журнал «Популярная механика» (№3, Март 2014).

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader