PRO FIDE

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.

На протяжении первых пятидесяти лет существования Ордена Святого Иоанна Иерусалимского (сокращенно именуемого также Орденом гостеприимцев, странноприимцев, госпитальеров или иоаннитов) его опорой служило исключительно монашество и рыцарство из романоязычных стран.

В средневековой «Германии», официально именуемой «Священной Римской Империей» (а впоследствии — «Священной Римской Империей германской нации)», раздираемой борьбой между Императорами и римскими папами за инвеституру, то есть за право рукополагать епископов, а также междоусобными схватками между феодальными партиями, поддерживавшими различных претендентов на императорский престол, образовавшимися в связи с переходом короны от Генриха V к Лотарю Супплинбургскому, а затем к Конраду III, Орден Святого Иоанна Иерусалимского приобрел определенный вес лишь во время Второго Крестового похода.

Немало немецких рыцарей в ходе этого военного предприятия крестоносцев или же во время паломничества в Землю Воплощения стали свидетелями не только воинской доблести гостеприимцев в боях с мусульманами (которых крестоносцы обобщенно именовали «сарацинами»), но и деятельности Ордена иоаннитов на ниве милосердия и активной любви к ближнему и проявили готовность поддержать его благотворительную деятельность доброхотными дарениями и личным участием.

Так, маркграф /1/ (маркиз) Бранденбургский Альбрехт Медведь, по возвращении из паломничества в Святую Землю в 1160 году, в память своей усопшей супруги в том же году подарил Ордену Святого Иоанна, с деятельностью которого он имел возможность ознакомиться в Святой Земле, церковь и земельный участок в Вербене на Эльбе (область Новая Марка /2/).

Двумя годами ранее, в 1158 году, Император «Священной Римской Империи» Фридрих I Барбаросса из династии Гогенштауфенов (Штауфенов) взял Орден иоаннитов под свое личное покровительство, что было связано с разрабатываемыми им планами нового Крестового похода.

Почти одновременно с римско-германским Императором его вассал, тогдашний чешский (богемский) король основал в своей столице Праге госпиталь (странноприимный дом) иоаннитов с инфирмерией (богадельней), послужившей основой орденских владений в Богемии. В XII веке в «Священной Римской Империи» возник целый ряд орденских филиалов, вскоре объединенных в рамках единой административной структуры.

Так, известно, что в 1187 году некий Арлебольд был назначен иоаннитским приором Германии. К середине XIII столетия хроники уже упоминают о существовании в составе Ордена Святого Иоанна Иерусалимского Великого Приорства Германского. Его первым Великим приором, согласно современным летописям, в 1249-1253 гг. являлся некий брат Климент (frater Clemens), о котором, впрочем, не известно ничего, кроме имени.

Отдельное самостоятельное орденское владение иоаннитов возникло в Моравии, также входившей в «Священную Римскую Империю». В Силезии с 1238 года имелся собственный магистерий, то есть орденский филиал с местным иоаннитским магистром во главе. В 1251 году некто Гелольд был назначен приором Польши, а магистр Теодор (Феодор), настоятель Познанского госпиталя, принимал участие в заседании конвента иоаннитов в Кельне.

В середине XIII века засвидетельствовано наличие приоров Верхней и Нижней Германии. Орден Святого Иоанна Иерусалимского стремился к замещению этих должностей и функций местного уровня, ибо дарения означали не только рост доходов, но и увеличение объема задач, поскольку Орден должен был заботиться о получении причитающихся ему доходов и потому стремиться всецело соответствовать высокому уровню требований, предъявляемых к нему дарителями в плане духовного окормления паствы, странноприимной деятельности и ухода за больными.

Названия, обозначавшие орденские должности иоаннитов, довольно часто менялись и были связаны с выполнением данным должностным лицом конкретных задач. Так, в 1251 году упоминается «вице-приор Ордена Блаженного (sic!) Иоанна в отдаленных частях Аллемании (Германии)», а в 1271 году – «вице-прецептор в Саксонии и земле вендов (то есть полабских славян-сорбов)» — титул, наверняка не встречавшийся в Нижней Германии той эпохи до 1312 года.

Рост владений Ордена иоаннитов в Германии происходил чрезвычайно медленно, хотя почти не было попыток конкурирующих духовных рыцарских Орденов чинить препятствия иоаннитам. Немецкий (Тевтонский) Орден был преобразован в рыцарский Орден лишь в 1198 году и в последующие десятилетия вынужден был в тяжелейшей борьбе отстаивать свои позиции в Святой Земле, Трансильвании (Семиградье) и Пруссии. Во всяком случае, наличие в Северной Германии весьма немногочисленных, небольших и территориально разбросанных владений иоаннитов объяснялось, в первую очередь, совершенно иными причинами.

До взятия Аккона (Акры, Сен-Жан д’Акра, Птолемеиса или Птолемаиды) мусульманами в 1291 году основное поле деятельности Ордена Святого Иоанна находилось в Святой Земле, а позднее – на островах Кипре и Родосе, в непрерывных схватках с турками-османами. Именно с учетом важности этих первостепенных задач становится понятным первоначальный скромный объем деятельности Бранденбургского бальяжа иоаннитов.

В 1171 году к первому орденскому владению в Нижней Германии был присоединен иоаннитский госпиталь, расположенный близ Брауншвейга. В 1200 году князья поморских славян передали в дар Ордену церковь Святого Иоанна в Старгарде, несколько позднее – само селение и имение Шенек. В начале XIII века Ордену были дарованы новые владения в Мекленбурге и Нижней Саксонии. Наряду с первой коммендой (Вербен) возникла и вторая (Миров).

Благодаря щедрости маркграфа Альбрехта Бранденбургского в 1298 году владения Ордена иоаннитов оказались обогащены третьей коммендой (Немеров) с церковью (построенной на деньги Ульриха Швабе), коммендой Шлаве и еще тремя коммендами, расположенными в Помереллии (Восточной Померании). Однако все эти новоприобретения и дарения характеризовались разбросанностью, раздробленностью, чересполосицей и крайне малыми размерами.

Решающий прорыв произошел лишь после 1312 года, когда папа римский Климент V завершил судебный процесс над богатейшим военно-монашеским Орденом «бедных соратников Христа и Храма Соломонова (тамплиеров-храмовников)», который был запрещен, а его бывшие члены по указанию папы подвергнуты преследованиям со стороны светских властей. На протяжении первой половины XIV века Ордену иоаннитов удалось завладеть бывшими владениями тамплиеров в Померании (Поморье), в том числе имениями Бан и Лагов, а в Брауншвейге – Супплинбургом. В то же время в Бранденбургской марке иоаннитам удалось вступить во владение бывшей недвижимостью тамплиеров лишь по прошествии долгого времени и преодолевая упорное сопротивление преемников династии Асканиев. Это произошло в 1318 году и было закреплено Кремменским договором между Орденом Святого Иоанна и предпоследним представителем династии Асканиев – маркграфом Вальдемаром Бранденбургским.

Лишь с этого времени Орден иоаннитов приобрел самостоятельное значение в Северной Германии. Области Саксония, Марка и Вендланд («Земля вендов»), то есть позднейшие земли Бранденбург, Мекленбург, Брауншвейг и Померания, были подчинены «генеральному прецептору» Ордена иоаннитов, именовавшемуся в грамотах на немецком языке «Мастером (магистром) Ордена» (Meister des Ordens). К нему обращались «господин магистр», что звучало по-немецки «герр мейстер» (Herr Meister). Постепенно из этого обращения образовался специфический титул «герренмейстер» (Herrenmeister), что может быть переведено на русский язык и как «магистр господ (рыцарей)».С этого времени маркграфы Бранденбургские из рода Асканиев (а затем – и из пришедших на смену Асканиям династий Виттельсбахов и, наконец, Гогенцоллернов) считались суверенами Ордена иоаннитов в своих северогерманских владениях. Летом 1415 года, римско-германский Император Сигизмунд, даровав маркграфу Бранденбургскому и бургграфу Нюрнбергскому Фридриху фон Цоллерну (Гогенцоллерну) сан курфюрста (князя-электора, имевшего право участвовать в избрании римско-германского Императора) «Священной Римской Империи германской нации» («Первого рейха»), приказал магистру иоаннитов (герренмейстеру) принести маркграфу Бранденбургскому вассальную присягу (оммаж), хотя, по уставу Ордена Святого Иоанна, верховным сюзереном Ордена считался не какой-либо светский государь, но исключительно папа римский, а главой – Великий Магистр (гроссмейстер) иоаннитов, чья резиденция находилась в то время на острове Родос.

Данный прецедент положил начало особому статусу Бранденбургского баллея (Balley или Ballei Brandenburg) в рамках Ордена Святого Иоанна Иерусалимского.

Среди ряда комменд (командорий или командорств), принадлежавших Ордену на Севере Германии, ни одна не имела статуса его главного владения в данном регионе. Даже первая по времени образования иоаннитская комменда – Вербен – лишь ненадолго сохранила свои ведущие позиции.

Герренмейстер в своей деятельности не опирался на какую-то определенную комменду, как на свою резиденцию. Великий приор Германии регулярно объезжал отдельные орденские владения, не останавливаясь подолгу ни в одном из них. Бранденбургский бальяж, в соответствии с требованиями орденского Устава, несомненно, принимал участие в заседаниях Генерального капитула Ордена Святого Иоанна на Родосе, однако документальных свидетельств такого участия не сохранилось.

Иоанниты Северной Германии, будучи аристократическим братством, вполне соответствовавшим духу своего времени, наряду с духовным окормлением паствы силами орденских священников и социальным служением (в его средневековом понимании) отдавали много сил культивации своих земельных владений и подавали светским подданным своего суверена практический пример верного служения, в том числе и на поле брани (в их обязанности вассалов маркграфа входила и военная служба – в течение определенного числа дней в году). Бранденбургскому баллею иоаннитов, в отличие от их другого, Геймбахского, баллея, учрежденного 11 июня 1382 года, удалось обеспечить себе достаточно независимое положение от Великого Приорства Германского.

Так, например, Бранденбургский баллей добился права самому назначать своих коммендаторов (комтуров или командоров). Постепенно он становился все более автономным от Великого Магистра и правительства Ордена Святого Иоанна на Родосе. С аналогичным процессом Ордену пришлось столкнуться и в других частях Европы, по мере усиления национально-государственного принципа в конце XIV- начале XV вв. Сходное развитие проделали и баллеи Немецкого (Тевтонского) Ордена Пресвятой Девы Марии, с которым у иоаннитов в Северной Германии и без того было немало точек соприкосновения.

Кстати, возникновение Тевтонского Ордена было теснейшим образом связано с иоаннитами. «Тевтонский дом (госпиталь)» в Иерусалиме был первоначально подконтролен Великому Магистру иоаннитов. Когда же «Тевтонский дом» был преобразован в самостоятельный духовно-рыцарский Орден, он принял устав иоаннитов в части, касавшейся благотворительности и ухода за больными. Так, один из «гебитигеров», или «гроссгебитигеров» (высших должностных лиц) Тевтонского Ордена именовался «Великим госпиталарием (госпитальером)». Когда римско-германские Императоры совершали дарения в пользу Тевтонского Ордена, иоанниты всегда выступали в качестве свидетелей дарения (как, напр., иоаннитский провинциальный магистр южноитальянской области Апулии в 1231 году).

Немецкие иоанниты, сильно задолжавшие кредиторам в связи со своим участием во втором походе Императора Карла IV Люксембургского на Рим в 1386 году (причем финансовое положение всего Ордена Святого Иоанна в целом стало крайне напряженным вследствие огромных расходов на строительство новых оборонительных сооружений на острове Родос), были вынуждены в 1370 году продать Тевтонскому Ордену иоаннитские владения Шенек и Вартенберг в Помереллии (Западной Померании).

Вскоре после этого между обоими духовно-рыцарскими Орденами произошел конфликт, уладить который тщетно пыталась папская курия. Особую остроту конфликт между тевтонами и иоаннитами достиг в восточногерманской области Новая Марка. Рыцари-тевтоны силой отняли у иоаннитов госпиталь (странноприимный дом) Цантох. В ответ иоанниты отняли у тевтонов их владение Кварчен и были даже вынуждены образовать против тевтонских рыцарей единый фронт совместно с поляками и даже (трудно поверить, но факт!) – с еретиками-гуситами, заклятыми врагами римских пап и римо-католической веры! Этой «файде» (типично феодальной усобице) между обоими Орденами был положен конец только заключением Мариенбургского договора 1435 года, при посредничестве венгерского короля и римско-германского Императора Сигизмунда, маркграфа Иоганна Бранденбургского и герцога Фридриха Мейссенского.

Сам факт, что «Орден иоаннитов в Бранденбурге» (то есть Бранденбургский баллей, являвшийся всего лишь местным подразделением Великого Приорства Германского, являвшегося, в свою очередь, лишь ограниченным пределами средневековой Германии локальным подразделением Ордена Святого Иоанна!) при заключении данного мирного договора выступал в качестве равноправного партнера с Верховным Магистром всего Тевтонского Ордена и тремя светскими государями (Императором, маркграфом и герцогом) доказывает, как далеко данный иоаннитский анклав в Северной Германии продвинулся по пути автономии и фактической независимости от центрального Орденского правительства на Родосе.

С этого момента между бывшими конкурентами – северогерманскими иоаннитами и Тевтонским Орденом – сложились тесные партнерские отношения, все более укреплявшиеся по мере ослабления могущества духовных корпораций в последующие десятилетия. В 1423 году Тевтонский Орден обменял свои испанские владения на иоаннитские владения в Германии. Примерно через 30 лет произошел аналогичный обмен итальянских и греческих владений Тевтонского Ордена на германскую недвижимость иоаннитов. В результате этих земельных переуступок Тевтонский Орден постепенно сконцентрировал свои владения в Германии, а иоанниты – в Средиземноморье, составлявшем искони основу могущества Ордена Святого Иоанна Иерусалимского.

В то время как Орден иоаннитов в целом оставался связанным с решением своих первоначальных задач, своей исконной территорией и исконным «театром военных действий», его Бранденбургскому баллею в Северной Германии удалось сохранить костяк своих владений в неприкосновенности и отстоять свою самостоятельность перед лицом общеорденского руководства.

Подлинным «отцом-основателем» независимого Бранденбургского баллея суждено было стать мелкому брауншвейгскому рыцарю Гебгарду фон Бортфельде, рожденному близ древнего имперского (то есть подчинявшегося непосредственно римско-германскому Императору) города Гослара. В 1318 года брат Гебгард, в возрасте 30 лет, стал иоаннитским коммендатором Брауншвейга и Гослара, а спустя всего два года – вице-магистром с правом управления всеми орденскими владениями иоаннитов в Померании, Тюрингии, Бранденбурге и «Земле вендов».

В хрониках 1327 года фра Гебгард фон Бортфельде он значится уже в качестве Генерального прецептора и герренмейстера Ордена иоаннитов в северо-восточной Германии. Два года спустя он принял от римско-германского Императора Людвига Баварского (между прочим, отлученного римским папой от церкви!) герб и титул «имперского аббата» («рейхсабта»). Таким образом, с санкции верховной светской власти, было официально основано самостоятельное владение иоаннитских герренмейстеров в Бранденбурге! С этим положением, пусть не сразу, но со временем были вынуждены смириться как Великое Приорство Германское, так и верховное руководство Ордена Святого Иоанна на Родосе. В 1341 года брата Гебгарда фон Бортфельде сменил на посту герренмейстера Бранденбургского баллея иоаннитов брат Герман фон Вереберге, объединивший комменды Немеров и Вербен. Бортфельде же был отправлен на покой в комменду Темпельбург, ранее принадлежавшую тамплиерам (о чем свидетельствует само ее название, означающее «Замок тамплиеров»).

Ордену Святого Иоанна в целом становилось все труднее удерживать под своей властью орденские владения, разбросанные на больших расстояниях друг от друга по всему христианскому миру, и заставлять своих местных должностных лиц, занятых прежде всего решением локальных задач, строго следовать указаниям и инструкциям центрального Орденского правительства и регулярно высылать деньги на остров Родос. Обе стороны приводили немало аргументов в пользу доказательства собственной правоты, но никак не могли прийти к согласию. С конца XIV века характерным для внутриполитической ситуации всей Германии стало следующее явление. Владетельные князья, формально считавшиеся вассалами римско-германского Императора, начали переходить к насильственному подчинению городов и вассалов своей непосредственной власти.

Такое поведение князей вынуждало комтуров (командоров) Ордена Святого Иоанна в Северной Германии приноравливаться к местным обстоятельствам, тем более что Орденское руководство иоаннитов с далекого Родоса, занятое отражением постоянных нападений на остров турецкого флота, не могло оказать им своевременной и эффективной правовой поддержки (не говоря уже о поддержке иного рода). Путем искусного лавирования северогерманским иоаннитам удавалось избежать в лучшем случае экономического ущерба вследствие утраты недвижимости, которую светские территориальные князья угрожали конфисковать в случае неподчинения.

Почти неизбежным следствием подобного положения было неуклонное ослабление у немецких иоаннитов чувства сопричастности и связи с правительством Ордена Святого Иоанна на далеком Родосе – тем более, что Орден только требовал со своих структур, расположенных в Германии, денег, денег и еще раз денег, ничего не давая взамен, а представления о наличии какой-то общеорденской задачи, объединяющей всех иоаннитов христианского мира, становились все более размытыми. Таким образом, Бранденбургский баллей иоаннитов стал чем-то вроде передового поста госпитальерского рыцарского братства, угрожавшего полностью отделиться от германского «ланга» («языка», или «нации») Ордена Святого Иоанна. Путем земельного размена и скупки недвижимости Бранденбургский бальи иоаннитов пытался укрепить свои позиции перед лицом неуклонно возраставшего могущества его светского сюзерена – маркграфа Бранденбургского. Бальи в немалой степени помогло то обстоятельства, что иоаннитам удалось унаследовать богатые владения, конфискованные у распущенного Ордена тамплиеров.

Однако маркграф Бранденбургский, невзирая на папский указ о передаче всех бывших владений тамплиеров, расположенных на его землях, рыцарям-иоаннитам, наложил на арестованное тамплиерское имущество секвестр и позволил «своим» иоаннитам вступить во владение этим имуществом не ранее, чем Бранденбургский баллей пошел на большие уступки маркграфу, что было впервые закреплено Кремменским договором 1318 года. В случае конфликтов и имущественных споров между Бранденбургским баллеем и Великим Приорством Германским Ордена Святого Иоанна последнее также имело средство для оказания давления на строптивый баллей. Как упоминалось выше, сильно задолжавший кредиторам Орден Святого Иоанна был вынужден постепенно распродавать свои владения. Великое Приорство Германское стало угрожать Бранденбургскому баллею пустить на продажу бранденбургские владения иоаннитов в случае, если баллей будет настаивать на своей автономии и откажется подчиниться центральному Орденскому руководству госпитальеров.

Баллею пришлось подчиниться и 11 июня 1382 года заключить с Великим Приорством Германским Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Геймбахский договор, воспрещавший дальнейшую продажу Орденских владений. Со своей стороны, баллей по этому договору вновь подчинялся Великому Приорству Германскому и вновь признавал за последним право визитации (посещения комтурий баллея с проверкой отчетности), а также право Великого приора Германского утверждать в должности орденских чиновников в пределах Бранденбургского бальяжа. Тем не менее, баллей сохранил довольно широкую самостоятельность. Великое Приорство было вынуждено признать автономию герренмейстеров в пределах Бранденбурга. Со временем Бранденбургский баллей возобновил самостоятельные выборы комтуров, нимало не заботясь об их утверждении в должности Великим Приорством Германским, и уж тем более Великим Магистром иоаннитов на Родосе!

Однако у бранденбургских иоаннитов было немало иных причин для обеспокоенности, вызванных отсутствием у них поддержки более сильного партнера и покровителя. В конце XIV века Бранденбургскую марку охватили внутренние смуты и междоусобные конфликты. Так, граждане города Бана в ходе «файды» с бранденбургскими иоаннитами в 1399 году пленили в бою герренмейстера иоаннитов Детлева фон Вальмеде и торжественно обезглавили его при большом стечении народа. Иоаннитский коммендатор фон Рор был сброшен восставшими горожанами с церковной колокольни. Поэтому иоанниты могли только приветствовать прибытие в Марку нового маркграфа Бранденбургского – нюрнбергского бургграфа Фридриха фон Цоллерна (Гогенцоллерна) в 1411 года, железной рукой восстановившего в своих владениях закон и порядок, в чем ему усердно помогали бранденбургские иоанниты, оказавшиеся в полной зависимости от Гогенцоллернов, как своих новых светских сюзеренов. Но и маркграф, со своей стороны, пошел навстречу иоаннитам, уступив им по сходной цене замок и город Зонненбург.

Картинки по запросу Johanniterkirche in Sonnenburg

С тех пор в Орденской церкви Зонненбурга на протяжении столетий проводилась церемония инвеституры (посвящение в рыцари-иоанниты). Никто в Бранденбурге не мог стать иоаннитским «рыцарем (по) справедливости», не пройдя в этой орденской церкви посвящение «тремя ударами меча». После утраты Зонненбурга, в результате поражения Германии во Второй мировой войне отошедшего к Польше, эта орденская традиция была возобновлена в западногерманской церкви комменды иоаннитов Нидервейзель, где 29 июня 1963 года произошла первая послевоенная инвеститура (посвящение в рыцари Ордена).

С 1426 года в замке Зонненбург находилась резиденция Бранденбургского бальи иоаннитов. В настоящее время, наряду с бывшей Орденской церковью, там сохранилось административное здание Орденского правительства, перестроенное герренмейстером Иоганном Морицем князем Нассауским (1652-1679 гг.), фасад которого украшен надписью «Правительство и Магистрат Мальтийского Ордена Св. Иоанна» (St. Johanniter Maltheser Ordens Regierung und Magistrat). Надпись свидетельствует о том, что, невзирая на имевшие в тому времени место конфессиональные различия и широчайшую автономию Бранденбургского бальяжа, бранденбургские иоанниты продолжали ощущать себя составной частью общеевропейского Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты.

Орденская управа (Ordensamt) Зонненбург владела 28 381 моргенами земли. В состав ее владений в 1802 году входили города Гейнерсдорф, Лауков, Лимериц, Маусков, Меков, Эниц, Кришт, Прибров и Требов. Наряду с Орденскими управами Рампиц, Грюнеберг, Коллин, Фридланд и Шенкендорф, Зонненбург относился к числу Орденских владений, с которых получал свои доходы (респонсии) герренмейстер. После восстановления бальяжа в Пруссии в Зонненбурге в 1858 года была основана одна из первых орденских больниц на 48 коек, рассчитанных, по решению Капитула, на 36 больных и 12 смертельно больных, с детским отделением на 12 дополнительных коек.

В 1415 году герренмейстер приобрел Бранденбургскому баллею в собственность новую комменду Швибус и, имея поддержку в лице энергичного маркграфа, на верность которому он предусмотрительно присягнул, стал править из Орденской резиденции в Зонненбурге наподобие светского владетельного князя. Отчуждение Бранденбургского баллея от германского «языка» Ордена Святого Иоанна к тому времени зашло уже так далеко, что Великий Приор Германский по всей форме потребовал упразднить Бранденбургский баллей, как не выполняющий свои уставные задачи. Однако позиции последнего в Бранденбурге настолько укрепились, что требование Приора не возымело должного эффекта. В 1460 года курфюрст (князь-электор, т.е. один из семи самых могущественных государей «Священной Римской Империи германской нации», облеченных правом избирать ее Императора) Бранденбургский Фридрих II Железный своей жалованной грамотой утвердил «Орден иоаннитов в Бранденбурге» (назвав его именно «Орденом», то есть самостоятельной организацией а не «баллеем»!) во владении 70 городами, селами и имениями, расположенными в его владениях.

В таком положении Бранденбургский баллей Ордена иоаннитов находился до момента, когда в Германии разразилась антикатолическая Реформация. Военный поход герренмейстера в 1527 года против поляков, захвативших орденский замок бранденбургских иоаннитов Мезериц, был прерван курфюрстом Бранденбургским Иоахимом по соображениям высшей политики. По требованию курфюрста, не желавшего ссориться с поляками, иоаннитскому войску пришлось отступить. В результате раздела Бранденбургского наследства в 1535 году маркграф Иоганн получил во владение Новую Марку и стал тем самым новым покровителем всех иоаннитов Северной Германии.

Этот расчетливый и экономный государь, типичный протестант (тогда еще только по духу; его формальный переход из римско-католической в евангелически-лютеранскую веру состоялся тремя годами позже), стремился не к сиюминутным выгодам, а к обеспечению своих долгосрочных, стратегических интересов. Он не помышлял о конфискации владений иоаннитов и роспуске их Ордена хотя бы потому, что думал обратить себе на пользу неприкосновенность Орденских владений. Маркграф с полным основанием рассматривал герренмейстера иоаннитов как богатейшего из своих вассалов, способного извлекать пользу для себя и для своего сюзерена из орденских владений, в том числе и расположенных за пределами Новой Марки.

Зависимость иоаннитов от их светского сюзерена наглядно проявилась и в отношении Бранденбургского баллея к охватившей всю Германию антикатолической Реформации. Когда маркграф Иоганн в 1538 году перешел из католической веры в лютеранскую, его примеру последовал целый ряд иоаннитских комменд (первоначально – в Мекленбурге). Два комтура иоаннитов в 1544 году даже публично продемонстрировали свой переход в протестантизм, нарушив один из основных обетов Ордена Святого Иоанна – обет целомудрия — и вступив в законный брак по лютеранскому обряду. Это дотоле неслыханное среди германских рыцарей-странноприимцев открытое нарушение Орденского Устава вызвало настоящую «цепную реакцию». Невзирая на протесты Великого Приора Германского, почти все иоанниты Бранденбургской марки перешли в лютеранство, что, по сути дела, означало открытый разрыв с папским престолом, Великим Магистром на Мальте и Великим Приорством Германии, и окончательно поставило бранденбургских рыцарей Святого Иоанна в полную зависимость от светского сюзерена.

Тем не менее, никаких репрессивных или дисциплинарных мер со стороны Ватикана, Великого Магистра и Великого Приорства в отношении строптивых бранденбургских иоаннитов так и не последовало. В описываемый период времени всеми Орденскими делами баллея от имени герренмейстера занимался сам маркграф Бранденбургский. Полномочия же герренмейстера ограничивались чисто административными вопросами. Сохранилось описание положения Бранденбургского баллея в 1550 года, обсуждавшегося на заседании капитула. В коммендах бранденбургских иоаннитов насчитывалось всего лишь по два-три орденских брата, занимавшихся исключительно хозяйственными (главным образом сельскохозяйственными) вопросами.

Картинки по запросу Johanniterkirche in Sonnenburg

Визитация (посещение представителями вышестоящих орденских структур с контрольно-ревизионными целями) этих «орденских домов» происходила не чаще, чем раз в два-три года. Ежегодно 24 июня (в «Иванов день», то есть день Святого Иоанна, общеорденский праздник всех госпитальеров) комменды Бранденбургского баллея иоаннитов сдавали деньги в Зонненбургскую управу. Стремясь максимально привязать к себе Орден, маркграф Иоганн (Ганс) назначил своего канцлера, беззаветно преданного ему юриста Франца Наумана, коммендатором иоаннитов в новой комменде Шивельбейн, а в 1564 году добился избрания Наумана герренмейстером (с этой целью предварительно пожаловав ему дворянство).

Однако новый герренмейстер, совершенно неожиданно для своего патрона, самолично посвятившего его в рыцари, стал слишком рьяно защищать интересы бранденбургских иоаннитов, чем вызвал гнев маркграфа и даже был вынужден, как протестант, бежать от преследований своего протестантского же сюзерена в Прагу, под защиту католического (!) Великого Приора Богемского Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. В отместку маркграф отнял у Ордена Святого Иоанна Иерусалимского владения Фридланд и Шенкендорф, на которые впоследствии тщетно претендовало Великое Приорство Богемское. Иоаннитам становилось все труднее сохранять свою власть над коммендами, расположенными за пределами Бранденбургской марки. В 1544 году комтурство Цахан, принадлежавшее Ордену Святого Иоанна с 1318 г., пришлось продать герцогу Барниму Померанскому.

Сохранить во владении Орденскую комменду в Брауншвейге удалось лишь согласившись на введение там кондоминиума (совместного управления) герренмейстера и членов семейства герцогов Брауншвейгских. В Мекленбурге иоаннитам не осталось ничего другого, как в 1593 году уступить тамошнюю богатую комменду герцогам Шверинским, номинально признавших себя «ленниками (вассалами) Ордена Святого Иоанна». На все возражения Великого Приора Германского, пребывавшего в Гейтерсгейме, бранденбургские иоанниты неизменно отвечали, что в столь беспокойные времена лишь поддержка сильной власти светских государей сможет обеспечить Ордену иоаннитов гарантию на будущее, и поэтому ссориться с ними не следует.

В правление курфюрста Бранденбургского Иоганна Сигизмунда его сын Иоганн Георг, избранный в 1616 году герренмейстером иоаннитов, получил от Императора Рудольфа II Габсбурга в лен герцогство Егерндорфское в Силезии, отошедшее, после пресечения бранденбургско-франконской линии, к Курмарку. Герренмейстер, перешедший в Силезии в протестантизм в его уже не лютеранской, а реформатской разновидности, принял участие в положившем начало Тридцатилетней войне чешском (богемском) восстании против Габсбургов и в неудачной для протестантов Белогорской битве под Прагой в 1620 году. После того, как католическая армия полководца «Священной Римской Империи германской нации» графа Иоганна Тсеркласа фон Тилли нанесла сокрушительное поражение протестантам, победоносные Габсбурги объявили мятежного герренмейстера иоаннитов изменником и отняли у него герцогство Егернсдорф, а у возглавляемой им ветви Ордена Святого Иоанна – владения Одерберг и Бейтен. Герренмейстеру Иоганну Георгу грозило низложение, но смерть от последствий ранения спасла его от этого позора.

Курфюрст Бранденбургский Георг Вильгельм, чьи земли были страшно опустошены в ходе Тридцатилетней войны, в отличие от своих предшественников, решил не назначать герренмейстером «своих собственных» иоаннитов принца из дома Гогенцоллернов. Он сделал главой Бранденбургского баллея иоаннитов своего государственного министра графа Адама фон Шварценберга (см. его гравированный портрет выше слева). Хотя последний и был католиком, он, тем не менее, проявил редкую для того времени терпимость к иноверию и, храня верность своим предвыборным обещаниям, сохранил конституцию подчиненной ему части Ордена Святого Иоанна в полной неприкосновенности.

Герренмейстер бранденбургских иоаннитов граф фон Шварценберг, стремясь к улучшению отношений между своим баллеем и Верховным Приорством Германским, сообщил в Гейтерсгейм (резиденцию германского Великого Приора) о своем избрании (чего не делали его предшественники, хотя это и полагалось по Уставу). С одной стороны, Великий Приор Германский в высшей степени одобрительно отнесся к подобному выражению лояльности со стороны Бранденбургского бальяжа; с другой стороны, он не замедлил потребовать причитавшихся Великому Приорству денег, которые, однако, получил не сразу и не в полном объеме. В 1640 году герренмейстер Шварценберг, с одобрения Великого Приора, назначил своего сына коадъютором. Однако «Великий Курфюрст» Бранденбургский Фридрих Вильгельм, взявший в свои руки бразды правления в год смерти Шварценберга, отказался утвердить его сына в должности герренмейстера.

Вестфальский мир, которым в 1648 году завершилась кровопролитная Тридцатилетняя война (начавшаяся в форме внутригерманской междоусобицы между католиками и протестантами, но приобретшая затем, со вступлением в нее могущественных иностранных держав, в первую очередь — Швеции и Франции — геополитическое измерение и вылившаяся в общеевропейский вооруженный конфликт), до предела истощившая Германию и всю тогдашнюю Европу, ознаменовался для Бранденбургского бaллея значительными территориальными потерями. Бранденбургские иоанниты лишились своих мекленбургских комменд Миров и Немеров. Им пришлось уступить померанскую комменду Вильденбрух победоносным шведам. Многочисленные владения и «орденские дома» оказались разоренными в ходе военных действий. Резко сократилась и численность членов Ордена. Тем не менее, в параграфе 3 статьи 12 Оснабрюкского мирного договора, было особо оговорено право покровительства (jus patronatus) курфюрстов Бранденбургских «над Орденом иоаннитов» (причем именно в такой общей формулировке, без каких-либо региональных ограничений, хотя в подписании мира участвовали католический римско-германский Император из австрийской династии Габсбургов, папский Святейший престол и сам «головной» католический Державный Орден Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты!). Курфюрст отклонил предложенный ему титул герренмейстера, пост которого на протяжении одиннадцати лет оставался вакантным.

Zeitgenössisches Porträt des Fürsten Johann Moritz

Наконец, в 1652 году курфюрст назначил герренмейстером князя Иоганна Морица фон Нассау-Зигена (см. его портрет выше, над изображением сводчатого потолка орденской церкви в Зонненбурге с гербами герренемейстеров прусских иоаннитов), опытного военачальника, оказавшегося не менее опытным хозяйственником, превратившим Орденские командорства Бранденбурга в образцовые хозяйства.

В последние годы правления курфюрста должность герренмейстера оставалась вакантной в течение еще десяти лет, пока ее не занял Фридрих князь Вальдекский (цу Вальдек цу Пирмонт). После его смерти герренмейстерами избирались поочередно сыновья Великого Курфюрста от первого брака, Карл и Альбрехт Бранденбургские. С тех пор герренмейстерами Бранденбургского баллея по сей день становятся исключительно принцы дома Гогенцоллернов. Фридрих III, большой любитель роскоши, специально разработал пышный церемониал введения герренмейстеров в должность.

Картинки по запросу Bailiwick of Brandenburg

Сделавшись в 1701 году первым прусским королем, Фридрих сразу после коронации учредил в Кенигсберге орден Черного Орла. Первым кавалером нового прусского королевского ордена стал герренмейстер бранденбургских иоаннитов. Герренмейстер маркграф Карл в 1689 году стал шефом сформированного в 1676 году лейб-гвардейского полка курфюрстины Бранденбургской, получившего новые знамена пурпурного цвета с восьмиугольным белым иоаннитским (мальтийским) крестом, золотыми монограммами «МС» («Markgraf Carl») между лучами креста, княжеской шапкой над крестом и двумя пальмовыми ветвями по бокам креста. Основанному в 1702 году пехотному полку маркграфа Альбрехта (прусский №19) были пожалованы аналогичные красные знамена с белым восьмиугольным иоаннитским крестом. При жизни шефа полка воротники офицерских мундиров, барабаны и обшлага музыкантов были также украшены иоаннитскими крестами. Все это лишний раз подчеркивало безоговорочное подчинение бранденбургских иоаннитов светской власти династии Гогенцоллернов и их окончательное превращение из рудиментарной структуры духовно-рыцарского братства в династический орден прусской короны.

В правление «короля-солдата» Фридриха Вильгельма I в Берлине было начато строительство нового орденского замка. В первые годы правления «короля-философа» Фридриха II Великого иоаннитам королевским указом 1745 году было высочайше дозволено увенчать свой белый восьмиугольный орденский крест прусской королевской короной «в знак признания их испытанной верности Прусскому Королевскому Дому».

Заметим в скобках, что столь тесной связи с Прусским Королевским Домом, как у иоаннитов, у Тевтонского (Немецкого) Ордена – вопреки измышлениям позднейших фальсификаторов истории! – не существовало никогда! Комменды и герренмейстер бранденбургских иоаннитов верно несли военную службу королю Пруссии в Силезских войнах и в Семилетней войне. Тем не менее, после гибели комтура бранденбургских иоаннитов принца Луи Фердинанда Прусского от палаша наполеоновского кирасира в бою с французами под Заальфельдом и разгрома прусских армий под кoмандованием двух других иоаннитских комтуров — герцога Брауншвейгского и князя фон Гогенлоэ – Наполеоном I Бонапартом под Йеной и Ауэрштедтом в роковом для Пруссии 1806 году, в условиях острейшей нехватки финансовых средств, король Фридрих Вильгельм Ш был вынужден 30 октября 1810 года распорядиться о секуляризации всех владений церкви, монашеских и духовно-рыцарских Орденов. Тем самым Орден иоаннитов лишился источников к существованию в Бранденбургской марке.

 

Королевским эдиктом от 23 января 1811 года полномочия герренмейстера и капитула иоаннитов перешли к прусской короне. Учрежденный вместо упраздненного Бранденбургского баллея 23 мая 1812 года «Королевский Прусский Орден иоаннитов» (Koeniglich Preussischer Johanniter Orden) стал простым объединением бывших членов Бранденбургского баллея, как физических лиц, чем-то в роде «закрытого клуба ветеранов», не занимавшегося никакой практической деятельностью. Во главе «Королевского Прусского Ордена иоаннитов» стоял принц из дома Гогенцоллернов, в течение последующих 40 лет носивший титул «Гроссмейстера» («Великого Магистра»), аналогичный титулу главы «головного» Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты (Мальтийского Ордена), что окончательно подводило черту под полным отделением от этого носящего «наднациональный» характер духовно-рыцарского братства его бывшей бранденбургской «ветви». На протяжении всего периода существования «Королевского Прусского Ордена» иоаннитский крест оставался формально включенным в систему прусских государственных наград, занимая в наградной иерархии место после ордена Красного Орла, хотя реально новых награждений им не проводилось.

 Картинки по запросу Preussischer Johanniterorden

По прошествии 40 лет Орден иоаннитов был восстановлен в Пруссии как рыцарский (но уже не духовно-рыцарский) институт, вернувшийся к своим первоначальным целям христианской благотворительности и милосердия – помощи больным и убогим. Вскоре прусский Орден иоаннитов (по старой памяти, именовавшийся также «Бранденбургским баллеем») содержал уже десятки больниц и странноприимных домов. Его главой снова стал не «Гроссмейстер», а герренмейстер, а верховным протектором – прусский король (являвшийся с 1871 года, года объединения Германии, также германским Императором). Первым герренмейстером обновленного Ордена иоаннитов стал Фридрих Карл Александр принц Прусский (см. портрет ниже слева). В Ордене состояли объединитель Германии «железом и кровью», под эгидой прусских Гогенцоллернов, «железный канцлер» князь Отто фон Бисмарк (см. портрет ниже справа) и многие другие выдающиеся военные и государственные деятели Пруссии.

Члены прусского Ордена иоаннитов подразделялись на:

1) коммендаторов и почетных коммендаторов, входивших, наряду с «Капитаном Ордена (орденсгауптманом)», то есть старейшим из рыцарей Ордена (Ordenshauptmann), и орденскими чиновниками, в Орденский Капитул под председательством герренмейстера;

2) «рыцарей (по) справедливости» (Rechtsritter), приносивших при вступлении в Орден иоаннитов уставные обеты и принимавшихся в Орден с соблюдением всех необходимых формальностей, включая инвеституру, посвящение в рыцари троекратным ударом меча в Зонненбурге и т.п.;

3) «рыцарей чести», или «почетных рыцарей» (Ehrenritter).

Таким образом, в отличие от преимущественно католического (Мальтийского) Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, иерархическая структура преимущественно протестантского прусского рыцарского Ордена Святого Иоанна Иерусалимского Госпиталя была гораздо проще – в нем не существовало степеней капитулярных и конвентуальных бальи, бальи Большого Креста, бальи, «рыцарей милосердия» (принимавшихся в Орден «из милости», хотя они не удовлетворяли требованиям орденского Устава), «магистральных рыцарей» (принимавшихся в Орден по прямому указанию Великого Магистра), «обетных рыцарей», «облатов», донатов (жертвователей) и т.д.

Никто из прусских иоаннитов не мог стать «рыцарем (по) справедливости», не будучи евангелического (лютеранского) исповедания и не пробыв предварительно установленное число лет членом Ордена иоаннитов в степени «рыцаря чести (почетного рыцаря)».

Вопрос о приеме новых членов решался Орденским капитулом; при этом играли важную роль знатность рода, безупречный образ жизни, возраст (не моложе 30 лет) и социальное положение. Каждый «рыцарь чести» при вступлении в прусский Орден иоаннитов уплачивал вступительный взнос в сумме 1000 имперских марок (рейхсмарок), после чего уплачивал ежегодный взнос в размере 60-90 марок, но уже не в центральную орденскую кассу, а в кассу того Орденского товарищества (Ordens-Genossenschaft), в которое входил по месту жительства. Орден имел 15 таких товариществ во всех прусских провинциях, а также в других германских землях – Вюртемберге, Мекленбурге, Гессене, Саксонии и Баварии.

По состоянию на 1 января 1905 года в прусском Ордене иоаннитов (Бальяже Бранденбургском) состояли:

!)Протектор – Германский Император и король Пруссии Вильгельм II Гогенцоллерн,

2)Герренмейстер – принц Альбрехт Прусский,

3)»Орденский капитан (орденсгауптман)»,

4)18 коммендаторов,

5)4 почетных коммендатора (эренкоммендатора, или «коммендатора чести»),

6)973 «рыцаря (по) справедливости»,

7)2 «почетных члена» (Ehrenmitglieder — к этой категории, в определенной степени сходной с категорией «магистральных рыцарей» католического Мальтийского Ордена, относились лица, причисленные к Ордену иоаннитов по прямому указанию его главы, хотя они и не соответствовали требованиям Орденского устава) и

8)1912 «рыцарей чести» («почетных рыцарей»).

Картинки по запросу Preussischer Johanniterorden

Бранденбургский баллей содержал в Германии 50 больниц на 2860 коек, в которых, например, в 1904 году была оказана безвозмездная или весьма льготная медицинская помощь примерно 18 000 больных.

Кроме того, Бранденбургский баллей содержал госпиталь в Иерусалиме, сохранившийся до наших дней (см. фото ниже).

Со временем в Ордене иоаннитов появился также институт сестер милосердия – так называемых «услужающих сестер Ордена».

Почетным Коммендатором Прусского Ордена иоаннитов был, между прочим, и наш Царь Александр II Освободитель, шеф прусского лейб-гвардии полка своего имени. Сохранилось несколько портретов, на которых Царь-Освободитель (как и Великий Князь Константин Константинович) запечатлен в мундире этого полка с орденским крестом прусских иоаннитов на шее.

Похожее изображение

В состав восстановленного в Пруссии Ордена иоаннитов вошли и те немногие прусские иоанниты, которые еще являлись членами «старого» Бранденбургского баллея, упраздненного в 1810 году. Для того, чтобы их не путали с членами нового «Королевского Прусского Ордена иоаннитов», они носили белые восьмиконечные мальтийские кресты с прусскими черными одноглавыми орлами между лучами креста и без прусской королевской короны вверху креста. В то время как все прусские иоанниты, вступившие в Орден иоаннитов уже как в королевское учреждение, носили белые мальтийские кресты, увенчанные прусской королевской короной. Причем «рыцари (по) справедливости» (Rechtsritter) учрежденного прусским королем Ордена иоаннитов носили мальтийские кресты с золотыми прусскими одноглавыми орлами между лучами, а «рыцари милосердия» (Gnadenritter) – с черными прусскими одноглавыми орлами, на черной ленте (цвета традиционного иоаннитского плаща).

У прусских иоаннитов была имелась своя собственная форма (орденское облачение), напоминавшая орденскую форму католических мальтийских рыцарей, но во многом и отличная от нее.

Орденское облачение «рыцарей (по) справедливости» прусского Ордена иоаннитов состояло из ярко-красного двубортного мундира с белыми шелковыми отворотами, с золотым шитьем на воротнике, обшлагах и карманах, золотыми плетеными погонами с изображением иоаннитского креста на плечах, орденской звездой (представлявшей собой белый восьмиугольный крест) на левой стороне груди и двумя рядами черных пуговиц с белыми иоаннитскими крестами; белых лосин, высоких сапог лакированной черной кожи с раструбами и золотыми шпорами; черной фетровой широкополой шляпы с золотым шнуром, тульей, обвитой черной шелковой лентой с белым иоаннитским крестом вместо аграфа и 2 страусовыми перьями – черным и белым. К этому облачению полагалась шпага с изображением белого иоаннитского креста на рукояти, в коричневых кожаных ножнах, носившаяся на золотом поясе с пряжкой, украшенной серебряным иоаннитским крестом. Белый восьмиугольный крест Ордена носился на черной шелковой муаровой ленте поверх мундира.

Орденское облачение «рыцарей чести» прусского Ордена иоаннитов отличалось от униформы «рыцарей (по) справедливости» тем, что:

1)отвороты и обшлага мундира у них были не белого, а красного цвета;

2)шпоры были не золотыми, а стальными;

3)оба страусовых пера на шляпе «рыцарей чести» были черного цвета.

Коммендаторы, почетные коммендаторы и «Орденский капитан» (орденсгауптман) прусских иоаннитов, вместо узких золотых плетеных погон, носили на плечах так называемые «золотые гусеницы» (широкие крученые погоны из толстого золотого шнура).

Существовала еще и так называемая «малая униформа», отличавшаяся от «большой» (парадной) тем, что к ней, вместо белых лосин и черных сапог, полагались длинные черные брюки с красными лампасами и черные лакированные ботинки.

Картинки по запросу Bailiwick of Brandenburg

На территории королевства Пруссии, начиная с описываемого времени, существовало и автономное ответвление преимущественно католического Мальтийского Ордена – Силезская ассоциация Мальтийских рыцарей, подчинявшаяся, однако, не пребывавшему в Риме руководству Мальтийского Ордена, и не римскому папе, а прусскому королю-протестанту из династии Гогенцоллернов!

Дело в том, что в Силезскую ассоциацию входили по преимуществу дворяне-католики польского происхождения, вошедшие в прусскую военную элиту, начиная со времен Силезских войн и разделов Польши в конце XVIII века – Левинские, Ястжембские (позднее сменившие свою, слишком славянскую, фамилию на ее немецкий эквивалент «фон Фалькенхорст», буквально: «соколиное, или ястребиное, гнездо»), Конопацкие-Конопаты, фон Штейницы и многие другие. Рыцари Силезской Ассоциации носили шейные белые восьмиугольные кресты, увенчанные прусской королевской короной, но по традиции сохранили между лучами своих крестов, вместо прусских одноглавых орлов, золотых двуглавых габсбургских орлов – в память о том, что Силезия принадлежала в свое время «Священной Римской Империи германской нации» под скипетром Габсбургов. Несколько позднее в Пруссии была учреждена и вторая, Рейнско-Вестфальская ассоциация мальтийских рыцарей римско-католического вероисповедания.

Орденское облачение для этих кавалеров-католиков соответствовало правилам, установленным к тому времени для католического Мальтийского Ордена (с центром в Риме).

Здесь представляется уместным напомнить, что первая достоверная информация об уставной одежде членов Ордена Святого Иоанна содержится в так называемых «Правилах» Магистра гостеприимцев Раймунда дю Пюи, записанных не позднее 1153 года.

Картинки по запросу Bailiwick of Brandenburg

Эти правила, носящие очень общий характер, предписывают госпитальерам-иоаннитам носить простую одежду и помечать плащи знаком креста. Впервые о цвете предписанного им креста говорится лишь в булле папы римского Луция III, закрепляющей право ношения белого креста на одежде исключительно за членами Ордена странноприимцев-иоаннитов. О черном плаще с белым крестом, о геральдической форме которого, впрочем, ничего не говорится, как облачении членов Ордена иоаннитов, впервые упоминается в булле папы Александра IV 1259 года, в которой также содержится первое упоминание о специальном военном облачении для членов странноприимного Ордена.

Согласно папской булле 1259 года, напоминавшая красное, с белым крестом, боевое знамя госпитальеров «военная форма», которую иоаннитам предписывалось носить во время сухопутных и морских походов (так называемых «караванов», или «корсо»), состояла из красного полукафтанья с нашитым на него таким же белым прямым (именуемым в западноевропейской геральдике «балочным») крестом, как и на красном орденском знамени (лат.: vexillum hospitalis). Это надевавшееся поверх кольчуги, единообразное для всех иоаннитов полукафтанье (сюрко) – первый сознательный шаг к введению военной формы – доходило первоначально до колен и даже ниже, но по мере развития средневекового защитного вооружения, от кольчуги к пластинчатым латам, постепенно укорачивалось. С наступлением Нового Времени это военное облачение постепенно трансформировалось в красный, с белым крестом супервест, носившийся поверх кафтана.

В то время, как орденский плащ-мантия и военное облачение, предписанные Уставом иоаннитов, начиная с 1278 года, с течением веков не подвергались принципиальным изменениям, остальные элементы одежды и обувь, естественно, изменялись с течением времени. На средневековых изображениях мы видим членов Ордена Святого Иоанна, как правило, в орденских плащах с капюшонами, или же в беретах, и в длинной нижней одежде.

Судя по многочисленным портретам, начиная с XVI века, иоанниты стали внешне все меньше походить на монахов. Мы видим их преимущественно в светском платье, подверженном всем веяниям тогдашней моды. О принадлежности их к Ордену странноприимцев можно было судить только по нашитому на груди мальтийскому кресту (ставшему к этому времени не просто восьмиугольным, но восьмиконечным, с «ласточкиными хвостами» на концах). В эту же эпоху нередки изображения членов Ордена Святого Иоанна, особенно высокопоставленных, в роскошных парадных доспехах, с накладными или чеканными мальтийскими крестами на нагрудниках.

С 60-гг. XVII века вошли в употребление и так называемые «манипулы» или «столы» («епитрахили»), называвшиеся также «пассионариями» (длинные, украшенные дорогой золотой вышивкой шнуры с пятнадцатью шелковыми медальонами, расшитыми красочными изображениями символов Страстей Господних, изречений из Святого Писания и гербов Ордена Святого Иоанна), носившиеся с черным иоаннитским орденским плащом (Mantо di Punta), постепенно превратившимся в парадное облачение, надевавшееся рыцарями Ордена по преимуществу, когда они ходили в церковь.

«Обетные рыцари (рыцари-профессы)», то есть рыцари-монахи католического Мальтийского Ордена, и по сей день носят «пассионарий» (длиной более полутора метров) под плащом вокруг шеи, а конец его перекидывают через левую руку.

В XVII веке среди иоаннитов вошло в моду ношение париков. В XVIII веке военное облачение рыцарей Ордена стало походить на военную форму, принятую в армиях тогдашних государств Западной Европы. Мундиры рыцарей-иоаннитов и мальтийцев были красного цвета с черными манжетами и отворотами (походя на красные мундиры тогдашних английских войск).

В период, когда во главе Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, в качестве его 72-го Великого Магистра, стоял Император и Самодержец Всероссийский Павел I, члены 2 учрежденных при нем Российских Великих Приорств различались цветом эполет — члены католического Российского Приорства носили серебряные эполеты, в то время как эполеты на орденских мундирах членов некатолического Греко-Российского (Православного) Приорства были золотыми.

К концу XIX века орденская форма иоаннитов и мальтийцев, в общих чертах, «устоялась». Единственное изменение, происшедшее в ней с тех пор, заключается в повсеместной замене широкополых шляп с плюмажами на треуголки.

«Церковное облачение» бальи католического Мальтийского Ордена состояло из доходившего до половины бедра ярко-красного, с разрезом сзади, мундира, застегивавшегося при помощи крючков. Черные бархатные отвороты мундира и такие же обшлага были украшены золотой вышивкой. Поверх мундира бальи носил доходящий до верхней части бедер супервест из золотой парчи с черной каймой. Этот тесно прилегающий к мундиру, застегнутый по бокам на 4 пуговицы супервест был украшен на груди нашивным восьмиугольным орденским крестом из белой льняной материи. В пост золотой парчовый супервест заменялся черным супервестом, с таким же нашивным белым орденским крестом. Кроме того, в «церковное облачение» бальи Мальтийского Ордена входили белый галстух, белая рубашка со стоячим воротничком и отложными краями, сужающиеся книзу белые кашемировые штаны, высокие черные кожаные сапоги с раструбами и с золотыми шпорами и белые перчатки с раструбами с черной строчкой по швам.

Орденская шпага с золотым, украшенным белым восьмиконечным крестом, эфесом и вызолоченной гардой, носилась в обтянутых черным бархатом ножнах с металлическими украшениями в форме различных орденских атрибутов, как-то: пальмовых ветвей, терновых венцов или паломнических посохов.

Пояс, на котором носилась шпага, был также из черного бархата, с золотым шитьем в форме переплетающихся ветвей терновника.

Головным убором бальи служила черная бархатная шляпа с широкими полями, тулья которой была обвита двойным красно-золотым шнуром, за который спереди слева были заткнуты два белых страусовых пера.

Существеннейшим элементом «церковного облачения» всех мальтийских «рыцарей-профессов» являлся черный орденский плащ с нашитым спереди на левой стороне восьмиконечным орденским крестом из белой льняной материи. Плащ был бархатный, подбитый черным шелком и скрепленный на груди золотой цепью-застежкой из нескольких звеньев.

«Придворное облачение» бальи Мальтийского Ордена несколькими элементами отличалось от его же «церковного облачения». Так, бальи появлялся при дворе не в орденском плаще и сапогах, а в белых панталонах, имевшими по швам узкие золотые лампасы с красным просветом. Поверх супервеста к плечам пристегивались золотые эполеты с вышитым в середине серебряной канителью мальтийским крестом. Высокие сапоги с раструбами заменялись на черные полусапожки из лакированной кожи на маленьких золотых пуговицах, большие перчатки с раструбами на белые лайковые перчатки.

Облачение комтура (командора) католического Мальтийского Ордена отличалось от облачения бальи только темно-красным цветом супервеста, украшенного на груди не мальтийским восьмиконечным, а прямым («балочным») белым муаровым крестом.

«Церковное облачение» католического мальтийского «рыцаря (по) справедливости» ничем существенным от облачения бальи и комтура не отличалась, кроме одной детали. Его супервест был из черного бархата, с золотой каймой. Ни на супервесте, ни на черном орденском плаще он не носил крестов. Вышивка золотом на обшлагах его мундира была скромнее, шпоры – черного цвета. Черная бархатная шляпа была украшена двумя страусовыми перьями – черным и белым.

«Рыцари чести» носили двубортные ярко-красные мундиры, доходящие до середины бедра, с золотыми эполетами, украшенными вышитыми серебром мальтийскими крестами с двумя рядами «мальтийских» пуговиц и золотой каймой на обшлагах и отворотах мундира. Брюки и обувь у них были такие же, как у бальи и командоров. Широкополая шляпа мальтийского «рыцаря чести» была украшена двойным золотым шнуром и двумя черными страусовыми перьями.

Форма «магистральных рыцарей» была аналогичной, но без вышеописанных металлических украшений на ножнах шпаги и без вышеописанного золотого шитья в форме ветвей терновника на поясе.

В прохладную погоду и холодное время года «рыцари чести», «магистральные рыцари» и донаты Мальтийского Ордена носили пелерины из черного бархата на шерстяной основе с капюшоном и пуговицами, украшенными восьмиконечными орденскими крестами (как и пуговицы на рыцарских и донатских мундирах).

Донат носил такой же мундир, что и «рыцарь чести» (но только без эполет), панталоны с узким золотым кантом, сапоги без шпор, пояс с черной пряжкой и шпагу без накладного орденского креста на эфесе.

В настоящее время большинство мальтийских рыцарей, кроме особо торжественных случаев, предпочитает носить на орденских мероприятиях поверх обычного костюма черную рясу-куколь (cuculla) из черного сукна с широкими рукавами, белым отложным воротником и белыми же обшлагами. На груди эта ряса украшена мальтийским крестом размером 25 см в различном исполнении, указывающим на степень ее носителя. На рясах «рыцарей чести и преданности (благочестия)», а также «рыцарей милосердия» восьмиугольный мальтийский крест изображен белым контуром на черном фоне с соответствующими украшениями (лилиями, двуглавыми орлами и т.п.), также белого цвета, по краям. У «магистральных рыцарей» на рясе такой же белый контурный мальтийский крест без украшений в углах креста. У донатов на черной рясе белый контурный крест без верхнего «ласточкина хвоста». И только «рыцари-профессы» («обетные рыцари») по-прежнему обязаны появляться на всех орденских мероприятиях в традиционном черном плаще с белым мальтийским крестом (Manto di Punta).

Рыцари-иоанниты в Пруссии и во «Втором рейхе» (основанной в 1871 году под скипетром прусских королей из дома Гогенцоллернов Германской Империи), будучи объединением представителей высшей аристократической, преимущественно военной, элиты, активно занимались благотворительностью и военно-санитарной помощью армии.

Похожее изображение

Впервые это было сделано в больших масштабах в период так войны Пруссии и Австрии против Дании за Шлезвиг-Гольштейн в 1864 году, а затем – в период так называемой «Австро-Прусской войны» (на деле являвшейся «гражданской» войной между входившими в «Германский Союз» северогерманскими и южногерманскими государствами и завершившейся исключением Австрии из состава «Германского Союза») 1866 года и так называемой «Франко-Прусской» войны (в действительности являвшейся войной стремившихся к объединению германских государств против французской Второй Империи Луи-Наполеона III Бонапарта) 1870-1871 гг.

Похожее изображение

В Первую мировую войну прусские иоанниты, подобно австро-венгерским (а также итальянским) мальтийцам и британским «рыцарям Святого Джона», сформировали и содержали большое количество военно-санитарных колонн, полевых госпиталей, госпитальных поездов и лазаретов.

Германский Император и король Пруссии Вильгельм II Гогенцоллерн, проявлявший повышенный интерес к эпохе рыцарства, и в особенности – к эпохе Крестовых походов, «по следам крестоносцев» посетил Палестину. Он торжественно въехал в Иерусалим, наподобие своего далекого предшественника – Императора Фридриха II Гогенштауфена. Именно Вильгельму II принадлежала идея восстановления церкви Санта Мария Минор, при которой был основан в свое время первый госпиталь (странноприимный дом) средневекового Тевтонского Ордена. В течение всего своего правления Вильгельм II неизменно всячески подчеркивал покровительство, оказываемое им рыцарям-иоаннитам, как Протектором их Ордена, и всегда носил восьмиконечный белый иоаннитский крест-звезду на столь любимой им военной форме.

Картинки по запросу Preussischer Johanniterorden

Германский генерал-фельдмаршал Пауль фон Бенекендорф унд Гинденбург   (приходившийся, кстати, внучатым племянником приснопамятному герою Отечественной войны 1812 года и начальнику III отделения Его Императорского Величества Канцелярии Александру Христофоровичу Бенкендорфу), был почетным комтуром прусского Ордена иоаннитов и, подобно своему горячо обожаемому кайзеру, тоже постоянно носил на мундире иоаннитские шейный крест и нагрудную крестообразную восьмиугольную звезду – равно как и подавляющее большинство современных ему германских генералов и высших офицеров (таких, например, как создатель рейхсвера фон Зект или создатель вермахта фон Бломберг) что видно по многочисленным сохранившимся фотографиям.

0_aa95c_50aa862f_XL

С падением монархии в Германии в 1918 года положение Ордена иоаннитов, пережившего отречение от престола своего державного Протектора Вильгельма II, в Веймарской республике стало весьма двусмысленным, ибо слишком многие «ненавистники пруссачества» воспринимали его как откровенно монархический институт, тесно связанный со свергнутой династией Гогенцоллернов. Тем не менее, новые республиканские власти предпочли не покушаться на владения и имущество Ордена иоаннитов, что объяснялось наличием значительного числа рыцарей-иоаннитов в составе офицерского корпуса республиканской армии (рейхсвера) и тем покровительством, которое оказывал Ордену иоаннитов упомянутый выше фельдмаршал фон Гинденбург, являвшийся с 1925 по 1934 год бессменным президентом Германии (вторым по счету рейхспрезидентом после умершего в 1925 году Фридриха Эберта). Сохранилась его фотография, где престарелый фельдмаршал запечатлен на смертном одре, в черном иоаннитском плаще с восьмиугольным белым орденским крестом (мы приведем его далее). Инвеституры продолжались (см. фото ниже, запечатлевшее торжественное шествие после посвящения в рыцари пруского Ордена иоаннитов в Зонненбурге, датированное летом 1923 года)

После смерти президента Пауля фон Гинденбурга заправилы национал-социалистического режима, стремившиеся унифицировать всю общественно-политическую жизнь Германии и подчинить все организации, даже крайне правые, своим партийным интересам, начали оказывать давление на Орден иоаннитов.

Необходимо подчеркнуть, что прусский Орден иоаннитов, как таковой, никогда не принимал участия в деятельности германских правых экстремистов. Его герренмейстер, сын отрекшегося Императора Вильгельма II, принц Оскар I Прусский, сменивший в 1927 году на этом посту своего брата принца Эйтеля-Фридриха, в этом отношении держал подчиненный ему Орден под строжайшим контролем. Положение не изменилось и после прихода Гитлера к власти 30 января 1933 года. Следует еще раз подчеркнуть: пока рейхспрезидентом Германии оставался почетный комтур иоаннитов Пауль фон Гинденбург (см. фото выше), Ордену ничего не угрожало. Старый иоаннит как бы держал Орден под своей неофициальной, но от того не менее действенной защитой.

В книге немецкого историка Андреаса фон Дорпалена «Гинденбург в истории Веймарской республики» об отношении престарелого фельдмаршала к Ордену сказано следующее:

«Во время одного из заседаний правительственного кабинета в мае 1934 года Геринг поставил вопрос о целесообразности дальнейшего существования Ордена иоаннитов. У него самого были большие сомнения на этот счет, поскольку Орден, доступ в который был открыт только представителям аристократии, казался Герингу несовместимым с общенародным характером национал-социалистического государства. Однако статс-секретарь Мейснер, до этого месяцами отмалчивавшийся на заседаниях Кабинета, внезапно взял слово и настоятельно потребовал отложить всякое решение по вопросу о судьбе иоаннитов, пока он не обсудит его с рейхспрезидентом (Гинденбургом – В.А.)».

 Картинки по запросу Paul von HindenburgПохожее изображение

 

Однако после кончины Гинденбурга летом 1934 года (на смертном одре тело усопшего генерал-фельдмаршала было накрыто его черным орденским плащом с белым восьмиугольным иоаннитским крестом — см. фото выше слева) Орден иоаннитов сразу же лишился всякой защиты в высших эшелонах власти. Нацистское руководство во главе с Адольфом Гитлером незамедлительно запретило традиционное проведение посвящения в рыцари прусского Ордена иоаннитов в замке Зонненбург, хотя эта традиционная инвеститура проводилась там ежегодно, с незапамятных времен. Со временем иоаннитам-военнослужащим вермахта было запрещено носить знаки принадлежности к своему Ордену на германской военной форме (хотя, судя по некоторым дошедшим до нас фотографиям, одну из которых мы поместили в качестве иллюстрации в заголовке настоящей военно-исторической миниатюры, былые иоаннитские кресты в начальный период пребывания Гитлера у власти носили не только чины германской армии, но даже фюреры СС — «партийной армии» нацистов). С тем большим рвением рыцари Святого Иоанна стали посвящать себя выполнению исконной орденской задачи – уходу за больными в клиниках и госпиталях. Именно в 30-е гг. прошлого века многие рыцари завещали Ордену иоаннитов недвижимость в Восточной и Западной Пруссии, с целью укрепить пошатнувшееся материальное положение Ордена.

В так называемую «Ночь Длинных Ножей» эсэсовцами, наряду с верхушкой гитлеровских штурмовиков (СА), было убито немало прусских рыцарей-иоаннитов, в том числе бывший рейхсканцлер «генерал-социалист» Курт фон Шлейхер и его ближайший помощник и советник полковник Фердинанд фон Бредов. Затем Гитлер в ходе грязнейшей аферы избавился от двух других видных прусских рыцарей-иоаннитов – военного министра фон Бломберга (см. фото ниже справа) и главнокомандующего сухопутными силами барона фон Фрича (см. фото ниже слева). В 1941 года из рядов германских вооруженных сил были уволены все «принцы» (главы и члены бывших правящих домов Германии), а военнослужащим германской армии, даже не являвшимся членами НСДАП, как уже говорилось выше, было запрещено носить на мундирах знаки Ордена иоаннитов. Нацисты как бы использовали против него «тактику салями» (то есть постепенного, но неуклонного ограничения Ордена в правах, намереваясь рано или поздно окончательно покончить с ним – но только «без лишнего шума»).

По окончании Второй мировой войны историками и публицистами не раз поднимался вопрос, почему же рыцари столь нелюбимого Гитлером и его нацистским окружением прусского Ордена иоаннитов, тем не менее, и в эпоху «Третьего рейха» продолжали служить государству и почему иоанниты, находившиеся в ту пору на военной или на гражданской службе, присягали на верность «фюреру и рейхсканцлеру», хотя безраздельно властвовавшая в Германии нацистская партия указом «заместителя фюрера» Рудольфа Гесса от 7 сентября 1938 года поставила всех членов Национал-Социалистической Германской Рабочей партии, являвшихся одновременно и членами Ордена иоаннитов (были и такие, что греха таить!), перед дилеммой: выйти либо из Ордена, либо из партии. Одновременное членство в обеих организациях было строжайше запрещено.

Гитлеру был нужен свой собственный «орден меченосцев», и никакие иные ордены он, наряду со своим собственным, терпеть не собирался. Тем не менее, лишь небольшое число рыцарей Ордена иоаннитов перебежало в стан нацистов. Во многих случаях поставленные перед дилеммой рыцари обращались за советом к своему герренмейстеру принцу Оскару. Наконец был найден следующий выход. Рыцари формально приостанавливали свое членство в Ордене иоаннитов и прекращали носить на мундире иоаннитский крест, продолжая, однако же, тайно делать взносы в орденскую кассу.

Справедливости ради, следует заметить, что нацистские бонзы (вопреки широко распространенному заблуждению) ничуть не лучше относились и к другому традиционному для Германии и имевшему не менее славные традиции Ордену – Тевтонскому. Его также всячески притесняли, лишали имущества, а потом и совсем запретили, так, что он уцелел только в Южном Тироле, на итальянской территории. Впрочем, и там его также притесняли фашистские власти, но уже по другим причинам. Муссолини желал, чтобы все в его «Новой Римской Империи» было итальянским, романским. А насквозь немецкий (хотя и римско-католический!) Тевтонский Орден в эту картину никак не вписывался! Но тевтонам помог выжить в Италии пиетет фашистского дуче перед католической верой и папским престолом.

Прусскому Ордену иоаннитов повезло чуть больше, чем Тевтонскому Ордену. Однако и его судьба висела буквально на волоске. Насколько серьезно высшие нацистские чины рассматривали вопрос окончательного упразднения Ордена иоаннитов, явствует из ряда документов, переданных в 1963 году из Государственного архива США в германский Федеральный Архив в Кобленце.

Так, Мартин Борман, шеф партийной канцелярии нацистов, писал начальнику Службы безопасности (СД) группенфюреру СС Рейнгарду Гейдриху:

«В качестве приложения высылаю Вам для ознакомления фотокопию бюллетеня № 4 Ордена иоаннитов за этот год. Очень жаль, что нам до сих пор не удалось упразднить этот Орден. Полагаю, что отношение у всех иоаннитов к бывшему императору такое же, как и у их «герренмейстера»; между тем, сейчас идет война, и большое число иоаннитов находится в рядах вермахта».

Письмо Бормана Гейдриху было написано в Штаб-квартире фюрера 7 июля 1941 года и касалось некролога, посвященного герренмейстером иоаннитов, принцем Оскаром Прусским, памяти своего почившего в Бозе 4 июня 1941 года Августейшего отца – последнего германского кайзера Вильгельма II Гогенцоллерна, являвшегося Протектором Ордена иоаннитов на протяжении многих лет.

Это письмо положило начало обсуждению вопроса упразднения Ордена иоаннитов партийной канцелярией НСДАП, рейхсфюрером СС, начальниками полиции безопасности и СД, и, наконец, Главного Имперского Управления Безопасности (РСХА), продолжавшемуся до ноября 1944 года. Поводом к требованию запретить Орден иоаннитов постоянно служила верность Орденского правительства памяти последнего германского Императора. Сдерживающим фактором, не позволявшим нацистам осуществить свое намерение, служили, несомненно, существовавшие у гитлеровцев опасения обострить донельзя отношения с представителями традиционно входивших в Орден иоаннитов древних аристократических родов, позиция которых в отношении гитлеровского режима и без того проявилась достаточно ясно в ходе события вокруг неудачного покушения на Гитлера 20 июля 1944 года, что могло бы дополнительно осложнить положение на фронтах Второй мировой войны. Но в случае успешного для Гитлера исхода войны он непременно истребил бы не только сам Орден иоаннитов, но и самую память о нем.

В качестве дополнительного подтверждения изначальной, глубинной враждебности национал-социалистов Ордену Святого Иоанна Иерусалимского Госпиталя может послужить и следующая выдержка из письма РСХА в «Персональный (Личный) Штаб Рейхсфюрера СС» (Генриха Гиммлера – В.А.) от 24 ноября 1944 года:

«…Совершенно очевидно, что Орден иоаннитов стремился добиться подтверждения своих старинных, дарованных ему королевскими привилегиями прав в Вартегау (имеется в виду часть оккупированной гитлеровской Германией территории Польши, не вошедшая в так называемое «Генерал-губернаторство Варшавское» и присоединенная Гитлером непосредственно к «Третьему рейху» – как земли, входившие до 1918 года в состав Германской Империи («Второго рейха» Гогенцоллернов – В.А.). Партийная канцелярия придерживается мнения, что старинные королевские привилегии (дарованные в свое время Ордену иоаннитов – В.А.) утратили свою силу не позднее 1939 года. По договоренности с Партийной канцелярией, мы считаем, что приобретение (Орденом иоаннитов – В.А.) статуса юридического лица (на территории Вартегау – В.А.) на основании внесения его в реестр юридически зарегистрированных организаций было бы нежелательным, ибо в случае регистрации Орден иоаннитов обрел бы новую, четкую организационную форму…Партийная канцелярия предложила на время отложить рассмотрение данного вопроса и принять окончательное решение по нему после окончания войны».

Дальнейший ход Второй мировой войны привел десятки членов Ордена иоаннитов в стан участников заговора против Гитлера. Большинство из них пало жертвой нацистской карательной машины.

После смерти принца Оскара I Прусского герренмейстером Ордена иоаннитов стал его сын Принц Вильгельм-Карл Прусский. В сентябре 1999 года в Ордене иоаннитов было восстановлено звание Протектора. Бывший герренмейстер – принц Вильгельм-Карл Прусский – стал протектором Ордена. Новым герренмейстером иоаннитов с сентября 1999 года является его сын, принц Оскар II Прусский (см. фото ниже слева).

Его полный титул звучит так:

«Герренмейстер Бранденбургского Бальяжа Рыцарского Ордена Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского госпиталя».

Любопытно в этой связи сравнить поведение иоаннитов в Германии по отношению к нацистам с поведением рыцарей Великого Приорства Австрийского католического Суверенного Мальтийского Ордена.

После «аншлюса» (присоединения Австрии к «Третьему рейху») в 1938 году Великий Приор Суверенного Мальтийского Ордена в Австрии, Карл Эдлер фон Людвигсдорф, разослал всем австрийским рыцарям Мальтийского Ордена «не вполне арийского происхождения» циркулярное письмо с настоятельной просьбой, не дожидаясь исключения, выйти из Ордена добровольно.

На преисполненное горечи письмо одного из мальтийских рыцарей «не вполне арийского происхождения» (христианское вероисповедание подобных лиц при нацистах во внимание не принималось), просившего «избавить его от унижения быть изгнанным из Ордена, которому он беззаветно служил много лет», Приор ответил, что не понимает возмущения автора письма, ибо тому было достаточно прочитать «Устав» Раймунда дю Пюи, чтобы уяснить себе, что «пункт VII данного Устава содержал в себе «арийский параграф» еще за 600 лет до возникновения национал-социализма».

В пункте VII Правил Ордена госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, сформулированных и утвержденных при его первом предстоятеле, принявшим титул Великого Магистра, Раймунде дю Пюи, в действительности сказано буквально следующее:

«Так всеконечно да исключаются из сего Ордена, кто рожден от родителей язычников, то есть от маранов, иудеев, сарацин, магометан, турок и сих подобных, что должно разуметь и о детях таковых князей, хотя оные суть высокородные».

Комментарии, как говорится, излишни. Вообще же о каких-либо преследованиях католической ветви Ордена Святого Иоанна Иерусалимского (так называемого «Суверенного Мальтийского Ордена») со стороны нацистов, фашистов и пособников таковых, странным образом, ничего не известно – в отличие от преследования нацистами немецких иоаннитов.

Совсем напротив — в Италии, например, Почетным Командором католического Мальтийского Ордена являлся фашистский дуче кавалер Бенито Муссолини, получивший это высокое орденское звание в знак признательности Ордена за роль, сыгранную Муссолини в подписании между Италией и Суверенным Мальтийским Орденом конкордата о взаимном официальном признании, в рамках примирения Итальянского государства с Ватиканом. До наших дней дошло немало парадных портретов и фотографий дуче итальянского фашизма с белым восьмиугольным мальтийским крестом на шее.

История Бранденбургского Баллея и прусского Ордена иоаннитов – являющего собой первый исторический прецедент некатолической странноприимной (госпитальерской) корпорации рыцарей Святого Иоанна, представляет нам в совершенно неожиданном ракурсе широко распространенную, но оттого не менее далекую от истины, теорию происхождения «Суверенного Военного Ордена госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты» (то есть, современного папского католического духовно-рыцарского Мальтийского Ордена с центром в Риме). Согласно своей собственной, возведенной им же в ранг «официальной» и «непререкаемой», теории, этот считающий себя, без ложной скромности, «единственно легитимным» Орден Святого Иоанна, подчиненный римско-католической церкви, якобы, искони беспрекословно подчинялся только римскому папе и утвержденному папой Великому магистру, непременно римско-католического вероисповедания.

На основании этих заведомо ложных утверждений современные историки католического Мальтийского Ордена пытаются, например, ставить под сомнение законность избрания русского православного Императора Павла I 72-м Великим Магистром Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, признавая его в лучшем случае «гроссмейстером де-факто» (но уж никак не «де-юре»!). Между тем, история Бранденбургского баллея со всей очевидностью доказывает нам, что данная ветвь Ордена иоаннитов, легитимность которой никем никогда не оспаривалась, чуть ли не со дня своего основания всячески стремившаяся выйти из подчинения Великому Магистру Ордена Святого Иоанна и римскому папе (чего стоит хотя бы военный союз бранденбургских иоаннитов – заметьте, еще являвшихся тогда, до начала Реформации, «правоверными католиками»! — со злейшими врагами верховного главы их Ордена – римского папы и католической веры – еретиками-гуситами – или поголовный переход прусских иоаннитов в «протестантскую ересь» – вплоть до участия их герренмейстера в Тридцатилетней войне на стороне протестантов, то есть против своего верховного духовного главы – папы римского — и против Великого магистра католического Ордена Святого Иоанна с центром на Мальте!), тем не менее, рассматривается современным католическим Суверенным Мальтийским Орденом в качестве своей абсолютно легитимной (хотя и «иноверной») ветви!

Аналогичным образом Суверенный Мальтийский Орден признает своими легитимными (законными), хотя и «иноверными», ветвями, например, «Великое Приорство Достопочтеннейшего Ордена госпиталя Святого Иоанна (Джона) в Британской державе» (главой которого является с 1888 года каждый правящий британский монарх и в котором состоял, в частности, известный южноафриканский борец против расистского режима апартеида Нельсон Мандела — см. фотографии, помещенные нами ниже), а также другие некатолические братства

госпитальеров — Ордены иоаннитов в Швеции, Финляндии и в Нидерландах. А вот в отношении России такой же снисходительности со стороны католического Ордена почему-то не наблюдается – хотя в России мальтийских рыцарей, в отличие хотя бы от той же «Британской державы»! — никогда не грабили, не казнили и не вынуждали отречься от католической веры ради «спасения животишек», а «совсем даже наоборот» — во всяком случае, при блаженной памяти Государе Императоре Павле Петровиче, могущем с полным правом считаться не только 72-м Великим Магистром, но и спасителем Ордена Святого Иоанна Иерусалимского от революционных бурь конца XVIII-начала XIX веков!

До наших дней дошло немало Указов Императора и 72-го Великого Магистра Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского Павла I, в которых он назначил множеству мальтийских рыцарей католического вероисповедания, причем бежавших в Россию, как свое последнее прибежище, не только с захваченной Наполеоном Мальты, но и из других государств, отнесшихся к ним ничуть не лучше, чем французы! – хорошие пенсии, дал им орденские должности и высокое жалование. Как это ни странно, никто из глав католического Суверенного Мальтийского Ордена и никто из римских пап за последние 200 лет не отменил ни один из касающихся Ордена Указов Павла I, как Великого Магистра иоаннитов! Как в сознании современных католических иерархов Мальтийского Ордена могут совмещаться непризнание Павла I законным главой своего Ордена с одновременным признанием всех изданных им в этом качестве Указов как имеющих законную силу – одному Богу известно!

Здесь конец и Господу нашему слава!

ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ГЕРРЕНМЕЙСТЕРЫ БРАНДЕНБУРГСКОГО БАЛЛЕЯ/ОРДЕНА ИОАННИТОВ

Первые бранденбургские герренмейстеры иоаннитов:

1323-1336 — Гебгард фон Бортефельде (Генеральный прецептор, лат.: Praeceptor generalis)

1341-1871 — Герман фон Вереберге

1371-1397 — Бернгард фон дер Шуленбург

1397-1399 — Детлеф фон Вальмеде

1399-1418 — Реймар фон Гунтерсбрг

1419-1426 — Буссо фон Альвенслебен

Герренмейстеры  бранденбургских иоаннитов с резиденцией в замке Зонненбург:

1426-1437 — Бальтазар фон Шлибен

1437-1459 — Николаус (Николай) фон Тирбах

1459-1460 — Генрих фон Редем

1460-1471 — Либориус (Либорий) фон Шлибен

1471-1474 — Каспар фон Гунтерсберг

1474-1491 — Рихард фон дер Шуленбург

1491-1526 — Георг фон Шлабрендорф

Герренмейстеры в период от Реформации до секуляризации:

1527-1544 — Фейт фон Тумен

1544-1545 — Иоахим фон Арним

1545-1564 — Томас фон Рунге

1564-1569 — Франц Нейман

1569-1609 — граф Мартин фон Гогенштейн

1610-1611 — Фридрих маркграф Бранденбургский (цу Бранденбург)

1611-1613 — Эрнст граф Бранденбургский (цу Бранденбург)

1614-1615 — Георг Альбрехт граф Бранденбургский (цу Бранденбург)

1616-1624 — Иоганн Георг маркграф Бранденбургский (цу Бранденбург)

1624-1626 — Иоахим Сигизмунд маркграф Бранденбургский (цу Бранденбрг)

1626-1641 — Адам граф фон Шварценберг

1652-1679 — Иоганн Мориц князь Нассау-Зиген

1689-1692 — Георг Фридрих князь (цу) Вальдек граф (цу) Пирмонт

1693-1695 — Карл Филипп маркграф Бранденбургский принц Прусский (ин Прейссен)

1696-1731 — Альбрехт Фридрих принц Прусский маркграф Бранденбургский

1731-1762 — Карл Альбрехт принц Прусский маркграф Бранденбургский

1762-1811 — Август Фердинанд принц Прусский (в 1811 году Бранденбургский баллей Ордена иоаннитов был упразднен, а его владения секуляризованы в пользу короля Пруссии)

Герренмейстеры после восстановления прусского Ордена иоаннитов (в 1852 году):

1853-1883 — Фридрих Карл Александр принц Прусский (фон Прейссен)

1883-1906 — Албрехт принц Прусский

1907-1926 — Эйтель Фридрих принц Прусский

1927-1958 — Оскар I принц Прусский

1958-1999 — Вильгельм Карл принц Прусский

1999 — н. вр. — Оскар II принц Прусский.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Комменды и геноссеншафты (товарищества) современного Ордена иоаннитов:

1) Комменда баллея

2) Баден-Вюртембергская комменда

3) Баварский геноссеншафт

4) Бранденбургский провинциальный геноссеншафт

5) Гамбургская комменда

6) Ганноверский геноссеншафт

7) Гессенский геноссеншафт

9) Мекленбургский геноссеншафт

9) Австрийская комменда

10)Померанский геноссеншафт

11)Позенско-Западнопрусский геноссеншафт

12)Прусский геноссеншафт

13)Провинциальный Саксонский геноссеншафт

14)Рейнский гегноссеншафт

15)Геноссеншафт Рейнланд-Пфальц-Саар

16)Саксонский геноссеншафт

17)Силезский геноссеншафт

18)Шлезвиг-гольштейнский (голштинский) геноссеншафт

19)Вестфальский геноссеншафт

Кроме того, в странах, в которых проживает значительное (но не достаточное для учреждения полноценных комменд) число членов Ордена (Баллея) иоаннитов (Австралии, Бельгии, Венесуэле, Италии, Канаде, Колумбии, Намибии, США и Южной Африке) учреждены субкомменды (подкомменды) Ордена (Баллея).

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Негерманские товарищества (геноссеншафты), ассоциированные с Бранденбургским баллеем/Орденом иоаннитов:

1) Иоаннитское рыцарство в Финляндии (Johanniter Ridderskapet i Finland)

2) Рыцари святого Иоанна французского языка (Association des Chevaliers de St. Jean, Langue de France)

3) Комменда рыцарей-иоаннитов в Швейцарии (Kommende der Johanniterritter in der Schweiz)

4) Венгерское товарищество рыцарей  Ордена иоаннитов (Johannitarend Magyar Tagozato)

5) Австрийская комменда (Oesterreichische Kommende)

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

Орденские степени современного Бранденбургского баллея:

1) Почетные члены (эренмитглидеры, нем.: Ehrenmitglieder)

2) Коммендаторы (нем.: Kommendatoren)

3) Почетные коммендаторы (эренкоммендаторы, нем.: Ehrenkommendatoren)

4) Рыцари (по) справедливости (рехтсриттеры, нем.: Rechtsritter)

5) Почетные рыцари, или рыцари чести (эренриттеры, нем.: Ehrenritter)

6) Соискатели (анвертеры, нем.: Anwaerter).

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

О флаге Ордена иоаннитов/Бранденбургского баллея

Флаг Ордена иоаннитов/Бранденбургского баллея, представляющий собой красное полотнище с изображением белого восьмиугольного иоаннитского (мальтийского) креста, идентичен флагу учреждений (институтов) папского католического Суверенного Военного (Рыцарского) Ордена госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты (именуемого также Суверенным Военным Мальтийским Орденом) — например, Мальтийским Службам Помощи -, но не флагу самого католического Мальтийского Ордена (представляющего собой красное полотнище с белым прямым (а не восьмиугольным мальтийским) крестом (концы которого доходят до краев полотнища флага).

ПРИМЕЧАНИЕ

/1/ Маркграф (по-немецки: Markgraf; по-французски: Marquis, по-итальянски: Marchese, по-английски: Margrave), т.е. «начальник марки» — в период раннего Средневековья в Западной Европе звание должностного лица в подчинении короля, наделённого широкими административными, военными и судебными полномочиями в марке.

На подчиненных им территориях маркграфы обладали властью, равной власти герцога (дукса, дуки), за единственным исключением: во время военных походов маркграфы со своими отрядами следовали за герцогским знаменем.

Институт маркграфства возник и был введён в правление франкского короля Карла Великого из династии Каролингов, коронованного в 800 г. папой римским Императором Запада (т.е. Императора западной части Римской Империи, прекратившей свое существование в 478 г., и тем самым как бы восстановленной), создателем «Священной Римской империи», в начале IX века. На границах своего государства Карл Великий создал Аварскую, Бретонскую, Фриульскую, Саксонскую, Сорбскую и Испанскую марки. На восточной границе входившего в «Свящунную Римскую Империю» Баварского герцогства была учреждена Восточная (или Восточная Баварская) марка (известная впоследствии как Австрийская марка, или, по-немецки, Остмарк — прообраз будущей Австрии). Из маркграфов времен правления Карла Великого наибольшей известностью пользуется начальник Бретонской марки Хруодланд, убитый басками в Ронсевальском ущелье, прикрывая отход франкских войск из Испании и ставший прототипом графа Роланда, главного героя французской героико-эпической «Песни о Роланде».

Для защиты Тюрингии и Саксонии от нападений славян императоры «Священной Римской империи» из сменившей Каролингов Саксонской династии основали Северную марку (по-немецки: Нордмарк), впоследствии преобразованную в Бранденбургскую марку, а также Мейссенскую и Датскую марки (Данмарк — прообраз будущей Дании). После Императора Генриха III на границе Каринтии была учреждена Штирийская марка, а на западе «Священной Римской Империи» — Намюрская марка (маркграфство Намюрское).

Маркграфы Бранденбурга в 1356 г. получили от Императора «Священной Римской Империи» непосредственные полномочия имперских князей-электоров — курфюрстов (так именовались крупнейшие территориальные властители «Священной римской Империи», облеченные правом избирать ее Императора), а маркграфы Австрийские получили титул герцогов (впоследствии — эрцгерцогов, архидуксов или архидук).

После распада племенных герцогств, входивших в состав «Священной Римской Империи», все маркграфы получили статус имперских князей, а звание «маркграфа» (в романоязычных областях Империи, а также Франции — «маркиза»), изначально назначаемого королем, превратилось в наследственный титул, который, например, от бранденбургских Гогенцоллернов перешёл к франконским.

В Северной Италии, где Императоры «Священной Римской Империи» также ввели для правителей подвластных им областей звание маркграфа, и во Франции, от этого звания произошел дворянский титул «маркиз» (по-итальянски: «маркезе»). Наибольшей известностью среди итальянских маркграфов, подвластных «Священной Римской Империи», приобрели маркизы Монферратские, сыгравшие видную роль в истории Крестовых походов в Землю Воплощения (Святую Землю, т.е. Сирию и Палестину).

/2/ Марка (нем. Mark, фр. Marche), или «маркия» — слово, произошедшее от древнегерманского слово «marcha» («граница») — у древних германцев первоначально означала границу как частных владений, так и государственных территорий, а произведенное от неё слово  «маркио» («marchio») обозначало опасную пограничную область франкской Каролингской державы. Во главе марки стоял маркграф. Соответственно, и самые пограничные провинции назывались «марка» (Данмарк, Датская марка — Дания, Штайермарк, Штирийская марка — Штирия). Но уже в VII веке понятие «марка» получила и иное, переносное значение: «маркой» в этом переносном значении именовался округ, расположенный в известных границах и заключавший в себе разного рода владения, состоящие как в общинной, так и в частной собственности.

Первые марки были учреждены франкским королем Карлом Великим (с 800 г. — Императором «Священной Римской Империи») на границах своей державы с целью более эффективной защиты от набегов воинственных соседей (мавров-арабов, викингов, язычников-славян, кочевников — аваров, венгров и т.д.):

1) Испанская марка
2) Бретонская марка
3) Датская марка
4) Саксонская марка
5) Тюрингская марка — для защиты от полабских славян-сорбов (вендов)
6) Франконская марка — для защиты от славян-чехов
7) Аварская марка
8) Паннонская марка, впоследствии разделенная на:
а) Верхнепаннонскую марку
б) Нижнепанонскую марку
9) Фриульская марка

При преемниках Карла Великого (внуки которого  в 843 г. в Вердене разделили созданную им «Священную Римскую Империю» на три части — Западнофранкское королевство, Восточнофранкское королевство и Лотарингию) были учреждены новые марки (маркграфства, в романских землях — маркизаты):

А. Западнофранкское королевство (впоследствии — королевство Франция):

1) Септиманская марка
2) Готская марка
3) Фландрская марка (впоследствии — графство Фландрия)
4) Прованская (Провансальская) марка
5) Нейстрийская марка

Б. Восточнофранкское королевство (впоследствии — королевство Германия, чьи короли нередко короновались в Риме Императорами «Священной Римской Империи»):

1) Шлезвигская марка
2) Биллунгская марка
3) Восточная Саксонская марка (марка Геро)
4) Северная марка (марка Северной Саксонии, позднее — Бранденбургская марка)
5) Лужицкая марка, впоследствии разделенная на:
а) Верхнелужицкую марку
б) Нижнелужицкую марку
6) Мейссенская марка
7) Моравская марка
8) Восточная (Восточная Баварская) марка (впоследствии — Австрийская марка)
9) Карантанская марка
10)Каринтийская марка
11)Штирийская марка
12)Карниольская марка

В. Италия:

1) Веронская марка
2) Сполетская марка
3) Иврейская марка
4) Туринская марка
5) Тусцийская (Тускская, Тосканская) марка
6) Анконская марка
7) Каносская марка
8) Тревизская марка
9) Монферратская марка

В Англии (никогда не входившей в состав «Священной Римской Империи») статус марки имели так называемые «церемониальные» графства (по-английски ceremonial counties; так в Англии называются графства, управляемые лордами-наместниками, назначаемыми королем):

1) Чеширское графство
2) Херефордширское графство
3) Даремское графство
4) Валлийская марка (графство Марч)

В качестве иллюстрации к настоящей военно-исторической миниатюре мы поместили в ее заголовке (справа) редкую фотографию, запечатлевшую нагрудный белый восьмиугольный крест-звезду прусского Ордена иоаннитов на черном мундире СС.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader