БЕСЧИНСТВА БОЛЬШЕВИСТСКИХ ПАЛАЧЕЙ. Будем праздновать? Истинное лицо преступного переворота 1917 г.

В изданной Троцким брошюре «Октябрьская революция» он хвастается несокрушимым могуществом большевистской власти. «Мы так сильны, — говорит он, — что если мы заявим завтра в декрете требование, чтобы все мужское население Петрограда явилось в такой-то день и час на Марсово поле, чтобы каждый получил 25 ударов розог, то 75% тотчас бы явились и стали бы в хвост и только 25% более предусмотрительных подумали запастись медицинским свидетельством, освобождающим их от телесного наказания…»

Никакое воображение не способно представить себе картину этих истязаний. Людей раздевали догола, связывали кисти рук веревкой и подвешивали к перекладинам с таким расчетом, чтобы ноги едва касались земли, а потом медленно и постепенно расстреливали из пулеметов, ружей или револьверов. Пулеметчик раздроблял сначала ноги для того, чтобы они не могли поддерживать туловища, затем наводил прицел на руки и в таком виде оставлял висеть свою жертву, истекающую кровью… Насладившись мучением страдальцев, он принимался снова расстреливать их в разных местах до тех пор, пока живой человек не превращался в кровавую массу и только после этого добивал ее выстрелом в лоб. Тут же сидели и любовались казнями приглашенные «гости», которые пили вино, курили и играли на пианино или балалайках…

Труп, найденный во дворе херсонской ЧК. Голова отрублена, правая нога перебита, тело сожжено.

Труп, найденный во дворе херсонской ЧК. Голова отрублена, правая нога перебита, тело сожжено.

Часто практиковалось сдирание кожи с живых людей, для чего их бросали в кипяток, делали надрезы на шее и вокруг кисти рук, щипцами стаскивали кожу, а затем выбрасывали на мороз… Этот способ практиковался в харьковской чрезвычайке, во главе которой стояли «товарищ Эдуард» и каторжник Саенко. По изгнании большевиков из Харькова Добровольческая армия обнаружила в подвалах чрезвычайки много «перчаток». Так называлась содранная с рук вместе с ногтями кожа. Раскопки ям, куда бросали тела убитых, обнаружили следы какой-то чудовищной операции над половыми органами, сущность которой не могли определить даже лучшие харьковские хирурги… На трупах бывших офицеров, кроме того, были вырезаны ножом или выжжены огнем погоны на плечах, на лбу — советская звезда, а на груди — орденские знаки; были отрезаны носы, губы и уши… На женских трупах — отрезанные груди и сосцы и пр. и пр. Много людей было затоплено в подвалах чрезвычаек, куда загоняли несчастных и затем открывали водопроводные краны.

В Петербурге во главе чрезвычайки стоял латыш Петерс, переведенный затем в Москву. По вступлении своем в должность «начальника внутренней обороны», он немедленно же расстрелял свыше 1000 человек, а трупы приказал бросить в Неву, куда сбрасывались и тела расстрелянных им в Петропавловской крепости офицеров. К концу 1917 года в Петербурге оставалось еще несколько десятков тысяч офицеров, уцелевших от войны, и большая половина их была расстреляна Петерсом, а затем Урицким. Даже по советским данным, явно ложным, Урицким было расстреляно свыше 5000 офицеров.

Изуродованные трупы жертв херсонской ЧК.

Изуродованные трупы жертв херсонской ЧК.

Переведенный в Москву, Петерс, в числе прочих помощников имевший латышку Краузе, залил кровью буквально весь город. Нет возможности передать все, что известно об этой женщине-звере и ее садизме. Рассказывали, что она наводила ужас одним своим видом, что приводила в трепет своим неестественным возбуждением… Она издевалась над своими жертвами, измышляла самые жестокие виды мучений преимущественно в области половой сферы и прекращала их только после полного изнеможения и наступления половой реакции. Объектами ее мучений были главным образом юноши, и никакое перо не в состоянии передать, что эта сатанистка производила со своими жертвами, какие операции проделывала над ними… Достаточно сказать, что такие операции длились часами и она прекращала их только после того, как корчившиеся в страданиях молодые люди превращались в окровавленные трупы с застывшими от ужаса глазами…

Ее достойным сотрудником был не менее извращенный садист Орлов, специальностью которого было расстреливать мальчиков, которых он вытаскивал из домов или ловил на улицах…

«…Чрезвычайки занимали обыкновенно самые лучшие дома города и помещались в наиболее роскошных квартирах. Здесь заседали бесчисленные «следователи». После обычных вопросов о личности, занятии и местожительстве начинался допрос о политических убеждениях, о принадлежности к партии, об отношении к советской власти, к проводимой ею программе и прочее, затем под угрозой расстрела требовались адреса близких, родных и знакомых жертвы и предлагался целый ряд других вопросов, совершенно бессмысленных, рассчитанных на то, что допрашиваемый собьется, запутается в своих показаниях и тем создаст почву для предъявления конкретных обвинений.

Изуродованные трупы жертв херсонской ЧК.

Староста деревни в Херсонской губернии Е.В. Марченко, замученный в ЧК.

Таких вопросов предлагалось сотни, ответы тщательно записывались, после чего допрашиваемый передавался другому следователю. Этот последний начинал допрос сначала и предлагал буквально те же вопросы, только в другом порядке, после чего передавал жертву третьему следователю, затем четвертому и т.д. до тех пор, пока доведенный до полного изнеможения обвиняемый соглашался на какие угодно ответы, приписывал себе несуществующие преступления и отдавал себя в полное распоряжение палачей. Шлифовались и вырабатывались методы, дошедшие в смягченном виде и до наших дней. Впереди были еще более страшные испытания, еще более зверские истязания.

В Киеве чрезвычайка находилась во власти латыша Лациса. Его помощниками были Авдохин, «товарищ Вера», Роза Шварц и другие девицы. Здесь было полсотни чрезвычаек. Каждая из них имела свой собственный штат служащих, точнее палачей, но между ними наибольшей жестокостью отличались упомянутые выше девицы. В одном из подвалов чрезвычайки было устроено подобие театра, где были расставлены кресла для любителей кровавых зрелищ, а на подмостках, т.е. на эстраде, производились казни. После каждого удачного выстрела раздавались крики «браво», «бис» и палачам подносились бокалы шампанского. Роза Шварц лично убила несколько сот людей, предварительно втиснутых в ящик, на верхней площадке которого было проделано отверстие для головы. Но стрельба в цель являлась для этих девиц только штучной забавой и не возбуждала уже их притупившихся нервов. Они требовали более острых ощущений, и с этой целью Роза и «товарищ Вера» выкалывали иглами глаза, или выжигали их папиросами, или забивали под ногти тонкие гвозди.

Трупы замученных у одной из станций Херсонской губернии. Изуродованы головы и конечности жертв.

Трупы замученных у одной из станций Херсонской губернии. Изуродованы головы и конечности жертв.

В Одессе свирепствовали знаменитые палачи Дейч и Вихман с целым штатом прислужников, среди которых были китайцы и один негр, специальностью которого было вытягивать жилы у людей, глядя им в лицо и улыбаясь своими белыми зубами. Здесь же прославилась и Вера Гребенщикова, ставшая известной под именем «Дора». Она лично застрелила 700 человек. Среди орудий пыток были не только гири, молоты и ломы, которыми разбивались головы, но и пинцеты, с помощью которых вытягивались жилы, и так называемые «каменные мешки», с небольшим отверстием сверху, куда людей втискивали, ломая кости, и где в скорченном виде они обрекались специально на бессонницу. Нарочно приставленная стража должна была следить за несчастным, не давая ему заснуть. Его кормили гнилыми сельдями и мучили жаждой. Здесь главными были Дора и 17-летняя проститутка Саша, расстрелявшая свыше 200 человек. Обе были садистками и по цинизму превосходили даже латышку Краузе.

Труп полковника Франина, замученного в херсонской ЧК в доме Тюльпанова на Богородской улице, где находилась херсонская чрезвычайка.

Труп полковника Франина, замученного в херсонской ЧК в доме Тюльпанова на Богородской улице, где находилась херсонская чрезвычайка.

В Пскове все пленные офицеры были отданы китайцам, которые распилили их пилами на куски. В Благовещенске у всех жертв чрезвычайки были вонзенные под ногти пальцев на руках и ногах грамофонные иголки. В Симферополе чекист Ашикин заставлял свои жертвы, как мужчин, так и женщин, проходить мимо него совершенно голыми, оглядывал их со всех сторон и затем ударом сабли отрубал уши, носы и руки… Истекая кровью, несчастные просили его пристрелить их, чтобы прекратились муки, но Ашикин хладнокровно подходил к каждому отдельно, выкалывал им глаза, а затем приказывал отрубить им головы.

В Севастополе людей связывали группами, наносили им ударами сабель и револьверами тяжкие раны и полуживыми бросали в море. В Севастопольском порту были места, куда водолазы долгое время отказывались спускаться: двое из них, после того как побывали на дне моря, сошли с ума. Когда третий решился нырнуть в воду, то выйдя, заявил, что видел целую толпу утопленников, привязанных ногами к большим камням. Течением воды их руки приводились в движение, волосы были растрепаны. Среди этих трупов священник в рясе с широкими рукавами, подымая руки, как будто произносил ужасную речь…

В Пятигорске чрезвычайка убила всех своих заложников, вырезав почти весь город. Заложники уведены были за город, на кладбище, с руками, связанными за спиной проволокой. Их заставили стать на колени в двух шагах от вырытой ямы и начали рубить им руки, ноги, спины, выкалывать штыками глаза, вырывать зубы, распарывать животы и прочее.

Трупы заложников, найденные в херсонской ЧК в подвале доме Тюльпанова.

Трупы заложников, найденные в херсонской ЧК в подвале доме Тюльпанова.

В Крыму чекисты, не ограничиваясь расстрелом пленных сестер милосердия, предварительно насиловали их, и сестры запасались ядом, чтобы избежать бесчестия.  По официальным сведениям, а мы знаем, насколько советские «официальные» сведения точны, в 1920-21 годах, после эвакуации генерала Врангеля, в Феодосии было расстреляно 7500 человек, в Симферополе — 12 000, в Севастополе — 9000 и в Ялте — 5000. Эти цифры нужно, конечно, удвоить, ибо одних офицеров, оставшихся в Крыму, было расстреляно, как писали газеты, свыше 12 000 человек, и эту задачу выполнил Бела Кун, заявивший, что Крым на три года отстал от революционного движения и его нужно одним ударом поставить в уровень со всей Россией.

Найденная в подвале харьковской ЧК кожа, содранная с рук жертв при помощи металличего гребня и специальных щипцов.

Найденная в подвале харьковской ЧК кожа, содранная с рук жертв при помощи металличего гребня и специальных щипцов.

После занятия прибалтийских городов в январе 1919 года эстонскими войсками были вскрыты могилы убитых, и тут же было установлено по виду истерзанных трупов, с какой жестокостью большевики расправлялись со своими жертвами. У многих убитых черепа были разможжены так, что головы висели, как обрубки дерева на стволе. Большинство жертв до их расстрела имели штыковые раны, вывернутые внутренности, переломанные кости. Один из убежавших рассказывал, что его повели с пятьюдесятью шестью арестованными и поставили над могилой. Сперва начали расстреливать женщин. Одна из них старалась убежать и упала раненая, тогда убийцы потянули ее за ноги в яму, пятеро из них спрыгнули на нее и затоптали ногами до смерти.

В Сибири чекистами, кроме уже описанных пыток, применялись еще следующие: в цветочный горшок сажали крысу и привязывали его или к животу, или к заднему проходу, а через небольшое круглое отверстие на дне горшка пропускали раскаленный прут, которым прижигали крысу. Спасаясь от мучений и не имея другого выхода, крыса впивалась зубами в живот и прогрызала отверстие, через которое вылезала в желудок, разрывая кишки, а затем вылезала, прогрызая себе выход в спине или в боку…

Вся страна была превращена в громадный концентрационный лагерь. Нельзя удержаться от того, чтобы не привести некоторые отрывки из статьи Дивеева, напечатанной в 1922 году за границей. Автор живописно изображает нравы, воцарившиеся в то время. «С полгода тому назад привелось мне встретиться с одним лицом, просидевшим весь 1918 год в московской Бутырской тюрьме. Одной из самых тяжелых обязанностей заключенных было закапывание расстрелянных и выкапывание глубоких канав для погребения жертв следующего расстрела. Работа эта производилась изо дня в день.

Кожа, содранная с конечностей жертв в доме Рабиновича на ул. Ломоносова в Херсоне, где пытала херсонская чрезвычайка.

Кожа, содранная с конечностей жертв в доме Рабиновича на ул. Ломоносова в Херсоне, где пытала херсонская чрезвычайка.

Заключенных вывозили на грузовике под надзором вооруженной стражи к Ходынскому полю, иногда на Ваганьковское кладбище, надзиратель отмерял широкую, в рост человека, канаву, длина которой определяла число намеченных жертв. Выкапывали могилы на 20-30 человек, готовили канавы и на много десятков больше. Подневольным работникам не приходилось видеть расстрелянных, ибо таковые бывали ко времени их прибытия уже «заприсыпаны землею» руками палачей. Арестантам оставалось только заполнять рвы землей и делать насыпь вдоль рва, поглотившего очередные жертвы Чека…»

Нарастание жестокости достигло таких громадных размеров и вместе с тем сделалось столь обыденным явлением, что все это можно объяснить только психической заразой, которая сверху донизу охватила все слои населения. Перед нашими глазами по лицу Восточной Европы проходит волна напряженной жестокости и зверского садизма, которые по числу жертв далеко оставляют за собой и средневековье, и французскую революцию. Россия положительно вернулась к временам средних веков, воскрешая из пепла до мельчайших подробностей все их особенности, как бы нарочито для того, чтобы дать историкам средних веков, живя в XX столетии, одновременно переживать и исследовать самодурство и мрак средних веков.»

Если мои сведения кажутся неправдоподобными, а это может случиться — до того они невероятны, и с точки зрения нормальных людей недопустимы, то я прошу проверить их, ознакомившись хотя бы только с иностранной прессой, начиная с 1918 года, и просмотреть газеты «Victore», «Times», «Le Travail», «Journal de Geneve», «Journal des Debats» и другие…

 «Варфоломеевские ночи» в Евпатории в январе 1918 года

14 (27) января 1918 года на транспортном судне «Трувор», гидрокрейсере «Румыния», буксирах «Геркулес» и «Данай» на рейд Евпатории из Севастополя прибыл отряд революционных матросов и красногвардейцев числом до полутора тысяч. Город в течение примерно сорока минут обстреливался из орудий гидрокрейсера, затем на берег был высажен десант в примерно тысячу бойцов.

В городе начались аресты «контрреволюционеров» — офицеров, представителей имущих классов, дворян, всех тех, на кого указывали местные люмпены, часто с единственной целью свести счёты за прошлые личные обиды. В поисках оружия матросы вламывались в дома, и выносили оттуда все ценное. Сопротивлявшихся убивали на месте. Арестованных отводили на причал в здание Русского общества пароходства и торговли, откуда после краткого опроса свозили на транспорт «Трувор». Несмотря на протесты части севастопольского руководства (Ю. П. Гавен, Н. А. Пожаров), по требованию Ж. А. Миллера, а также евпаторийских революционных активистов Н. М. Дёмышева, Кебабьянца (в других источниках Х. Г. Кебабчианца) членов семьи Немич, террор в Евпатории принял крайние и совершенно дикие формы.

Палач — Кебабчанц, по кличке «кровавый». Заместитель председателя Евпаторийского исполкома, участник «Варфоломеевской ночи». Казнен белыми.

Палач — Кебабчианц, по кличке «кровавый». Заместитель председателя Евпаторийского исполкома, участник «Варфоломеевской ночи». Изобличен в преступлениях. Повешен Белогвардейцами после освобождения Евпатории

Первыми погибли все захваченные члены офицерской дружины, числом в 46 человек. Они, со связанными руками, были выстроены вдоль борта транспорта «Трувор» и один из матросов, проходя мимо строя офицеров, ногой сбрасывал их в зимнее Чёрное море. Эта расправа была видна с берега, на котором собрались семьи казнимых, которые наблюдали эту сцену — «всё плакало, кричало, молилось, но матросы только смеялись».

Была сформирована «судебная комиссия», в которую вошли члены семьи Немич (сёстры Антонина, Варвара, Юлия, муж Юлии и сожитель Антонины). Комиссия заседала на борту транспорта «Трувор», рассматривая дела арестованных и решая их судьбы. На «Трувор» со всей Евпатории свозили арестованных. Председательствовавший на заседаниях комиссии командир «Румынии», матрос Федосеенко, любил повторять: «Все с чина подпоручика до полковника — будут уничтожены». Всего за три дня 15—17 января 1918 года (старого стиля) было арестовано около восьмисот человек, из них казнено и утоплено до трёхсот. Казни с ужасающей жестокостью производили на борту транспорта «Трувор» и гидрокрейсера «Румыния». Вот как со слов очевидца казни на «Труворе» описал историк С. П. Мельгунов:

перед казнью, по распоряжению судебной комиссии, к открытому люку подходили матросы и по фамилии вызывали на палубу жертву. Вызванного под конвоем проводили через всю палубу мимо целого ряда вооружённых красногвардейцев и вели на так называемое «лобное место» (место казни). Тут жертву окружали со всех сторон вооружённые матросы, снимали с жертвы верхнее платье, связывали верёвками руки и ноги и в одном нижнем белье укладывали на палубу, а затем отрезали уши, нос, губы, а иногда и руки и в таком виде жертву бросали в воду. После этого палубу смывали водой и таким образом удаляли следы крови. Казни продолжались целую ночь, и на каждую казнь уходило 15-20 минут. Во время казни с палубы в трюм доносились неистовые крики и для того, чтобы их заглушить транспорт «Трувор» пускал в ход машины и как бы уходил от берегов Евпатории в море.

По показаниям выживших свидетелей, данных следствию, проводимому Крымским правительством М. А. Сулькевича летом 1918 года, особо изощрённым садизмом отличался так и не установленный и не найденный «севастопольский рыбак Павка», который кинжалом отрезал у жертв перечисленные выше части тела.

Одновременно с арестами и массовыми экзекуциями в городе проходил банальный грабёж имущего населения, прикрытый лозунгами «для нужд революции», «национализации», «военной необходимости». Сохранились документы, свидетельствующие о том, что и в бессудных расправах над «буржуазией», и в посягательствах на имущество зажиточных горожан, активно участвовали одни и те же лица.

После того, как Евпаторию покинули севастопольцы, эстафету террора продолжили местные активисты. Местом расстрелов стала городская свалка или просто ночные улицы прямо возле домов, где проживали жертвы. В ночь на 24 января (6 февраля) 1918 года из евпаторийской тюрьмы были вывезены на автомобилях и расстреляны девять арестантов, среди которых были граф Н. В. Клейнмихель, гимназист Евгений Капшевич, офицеры Борис и Алексей Самко, Александр Бржозовский.

Женщина-палач — Варвара Гребенникова (Немич). В январе 1920 года приговаривала к смерти офицеров и «буржуазию» на борту парохода «Румыния». Казнена белыми.

Женщина-палач — Варвара Гребенникова (Немич). В январе 1920 года приговаривала к смерти офицеров и «буржуазию» на борту парохода «Румыния».  Схвачена освобожденными жителями Евпатории, передана Белогвардейцам, изобличена в преступлениях, повешена по приговору военного суда.

Эти события так потрясли современников своей необъяснимою жестокостью, что даже в XXI веке отголоски их наблюдаются в российском тюремном фольклоре — исследователь этого жанра Екатерина Ефимова переписала слова стихотворения из альбома одного из воспитанников Можайской воспитательно-трудовой колонии, в котором были такие строки:

Судно сталыпин, транспорт-трувор
Крымский январь и расстрелы
Делит лично судья приговор
Воров на убитых, а блядей на белых

Страшно и холодно в этом году
Стоим на — труворе —
Словно в крови, в поминальной заре
Чёрное море

Красный террор в России. 1918-1923

Книга крупнейшего историка революции и Гражданской войны С. П. Мельгунова «Красный террор в России. 1918-1923» является документальным свидетельством злодеяний большевиков, совершенных под лозунгом борьбы с классовыми врагами в первые годы после октябрьского переворота.Она основана на свидетельских показаниях, собранных историком из разных источников, но в первую очередь из печатных органов самой ВЧК («Еженедельник ВЧК», журнал «Красный террор»), еще до его высылки из СССР. Печатается по 2-му, дополненному изданию (Берлин, изд-во «Ватага», 1924). В книгу включены ранее не публиковавшиеся в России очерки о руководителях ВЧК «Чекистский Олимп» и другие материалы С. П. Мельгунова по этой тематике из эмигрантской прессы. Книга снабжена фотодокументами из материалов Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков в 1918-1919 гг. и др. источников.

…зверства чекистов красного террора:

30 августа 1919 года деникинцы под Броварами разбили красных. Многие жители, несмотря на то, что в городе рвались снаряды, бросились к дверям ЧК искать родных и близких. Жуткое зрелище представилось их глазам. Как писала свидетельница Екатерина Гауг: «Сильный трупный запах ударил в лицо. Все стены были забрызганы кровью… Пол на несколько вершков был залит кровью. На полу, точно на прилавках мясной лавки, лежали человеческие мозги. Посреди гаража было углубление, куда раньше обычно спускался шофер во время починки автомобиля. Перед отверстием стоял огромный сруб дерева, весь окровавленный. На нем лежала шашка, тоже вся в крови. Здесь рубились головы или применялись какие-то кровавые пытки… Отверстие же, точно водою было заполнено кровью. На стене огромная петля и лежал кусок железа — как оказалось, это было орудие пытки каленым железом».

«При нас так же откопали труп девушки лет 17-ти. Совершенно нагая, лежала эта девушка, почти ребёнок, перед нами. Голова её изувечена до неузнаваемости, всё тело было в ранах и кровоподтеках. А руки! Эти руки носили следы дикого зверства. С них до локтя была снята кожа и белела пристегнутая каким-то изувером бумажка. На ней было написано: «Буржуазная перчатка»… Изувеченные трупы родные пытались опознать хотя бы по зубам — но золотые зубы и мосты были вырваны чекистами… на лбу жертв мужчин были вырезаны офицерские значки, на груди портупея, на плечах погоны».

Красный террор в России. 1918-1923 гг. Пытки и истязания, которые применяли большевики против русского народа, неисчислимы. Таких дегенератов и выродков не могли родить нормальные женщины. Люди ли вообще эти шизоидные отбросы и монстроподобные изуверы?

Далее Вы можете ознакомиться с некоторыми фотографиями преступников и жертв их чудовищных преступлений. Некоторые негодяи были пойманы, изобличены и понесли заслуженное наказание. Но как мы понимаем, далеко не все… Еще долго эти подлецы, узурпировавшие власть, издевались и глумились над покоренным народом. Свое возмездие большинство из них получило уже попав в жернова советских внутрипартийных разборок 1937-1938 гг., но, как мы понимаем, наказание они понесли отнюдь не за те преступления, которые реально совершили…

Трупы заложников, расстрелянных в харьковской тюрьме.

Трупы заложников, расстрелянных в харьковской тюрьме.

Харьков. Трупы заложников, умерших под пытками большевиков.

Харьков. Трупы заложников, умерших под пытками большевиков.

Харьков. Трупы замученных женщин-заложниц. Вторая слева — С. Иванова, владелица мелочного магазина. Третья слева — А.И. Карольская, жена полковника. Четвертая — Л. Хлопкова, помещица. У всех заживо взрезаны и вылущены груди, половые органы обожжены и в них найдены уголья.

Харьков. Трупы замученных женщин-заложниц. Вторая слева — С. Иванова, владелица мелочного магазина. Третья слева — А.И. Карольская, жена полковника. Четвертая — Л. Хлопкова, помещица. У всех заживо взрезаны и вылущены груди, половые органы обожжены и в них найдены уголья.

Харьков. Тело заложника поручика Боброва, которому палачи отрезали язык, отрубили кисти рук и сняли кожу вдоль левой ноги.

Харьков. Тело заложника поручика Боброва, которому палачи отрезали язык, отрубили кисти рук и сняли кожу вдоль левой ноги.

Харьков, двор чрезвычайки. Труп заложника И. Пономаренко, бывшего телеграфиста. Правая рука обрублена. Поперек груди несколько глубоких надрезов. На заднем плане еще два трупа.

Харьков, двор чрезвычайки. Труп заложника И. Пономаренко, бывшего телеграфиста. Правая рука обрублена. Поперек груди несколько глубоких надрезов. На заднем плане еще два трупа.

Труп заложника Ильи Сидоренко, владельца модного магазина в городе Сумы. У убитого переломаны руки, сломаны ребра, взрезаны половые органы. Замучен в Харькове.

Труп заложника Ильи Сидоренко, владельца модного магазина в городе Сумы. У убитого переломаны руки, сломаны ребра, взрезаны половые органы. Замучен в Харькове.

Станция Снегиревка, под Харьковом. Труп замученной женщины. На теле не было найдено одежды. Голова и плечи были отрублены (при вскрытии могилы найдены так и не были).

Станция Снегиревка, под Харьковом. Труп замученной женщины. На теле не было найдено одежды. Голова и плечи были отрублены (при вскрытии могилы найдены так и не были).

Харьков. Трупы убитых, сваленные в телегу.

Харьков. Трупы убитых, сваленные в телегу.

Харьков. Трупы замученных в ЧК.

Харьков. Трупы замученных в ЧК.

Харьков. Трупы замученных в ЧК.

Двор харьковской губчека (Садовая улица, 5) с трупами казненных.

Концлагерь в Харькове. Замученный до смерти.

Концлагерь в Харькове. Замученный до смерти.

Харьков. Фотография головы архимандрита Родиона, Спассовский монастырь, оскальпированный большевиками.

Харьков. Фотография головы архимандрита Родиона, Спассовский монастырь, оскальпированный большевиками.

Раскопки одной из братских могил у здания харьковской ЧК.

Раскопки одной из братских могил у здания харьковской ЧК.

Харьков. Раскопки братской могилы с жертвами красного террора.

Харьков. Раскопки братской могилы с жертвами красного террора.

Хуторяне И. Афанасюк и С. Прокопович, заживо оскальпированные. У ближнего, И. Афанасюка, на теле следы ожогов раскаленной шашки.

Хуторяне И. Афанасюк и С. Прокопович, заживо оскальпированные. У ближнего, И. Афанасюка, на теле следы ожогов раскаленной шашки.

Тела трех рабочих-заложников с бастовавшего завода. У среднего, А. Иваненко, выжжены глаза, отрезаны губы и нос. У других — отрублены кисти рук.

Тела трех рабочих-заложников с бастовавшего завода. У среднего, А. Иваненко, выжжены глаза, отрезаны губы и нос. У других — отрублены кисти рук.

Труп офицера, убитого красными.

Труп офицера, убитого красными.

Тела четырех крестьян-заложников (Бондаренко, Плохих, Левенец и Сидорчук). Лица покойников страшно изрезаны. Особым изуверским способом изуродованы половые органы. Производящие экспертизу врачи высказали мнение, что такой прием должен быть известен только китайским палачам и по степени болезненности превышает всё доступное человеческому воображению.

Тела четырех крестьян-заложников (Бондаренко, Плохих, Левенец и Сидорчук). Лица покойников страшно изрезаны. Особым изуверским способом изуродованы половые органы. Производящие экспертизу врачи высказали мнение, что такой прием должен быть известен только китайским палачам и по степени болезненности превышает всё доступное человеческому воображению.

Слева труп заложника С. Михайлова, приказчика гастрономического магазина, видимо, зарубленного шашкой. Посередине тело засеченного насмерть шомполами, с перебитой нижней частью спины, учителя Петренко. Справа труп Агапова, с вывороченными ранее описанной пыткой половыми органами.

Слева труп заложника С. Михайлова, приказчика гастрономического магазина, видимо, зарубленного шашкой. Посередине тело засеченного насмерть шомполами, с перебитой нижней частью спины, учителя Петренко. Справа труп Агапова, с вывороченными ранее описанной пыткой половыми органами.

Труп 17–18-летнего юноши, с вырубленным боком и изувеченным лицом.

Труп 17–18-летнего юноши, с вырубленным боком и изувеченным лицом.

Пермь. Станция Георгиевская. Труп женщины. Три пальца правой руки сжаты для крещения.

Пермь. Станция Георгиевская. Труп женщины. Три пальца правой руки сжаты для крещения.

Яков Чус, тяжело раненный казак, оставленный отступающей Белой гвардией. Подошедшими красными облит бензином и заживо сожжен.

Яков Чус, тяжело раненный казак, оставленный отступающей Белой гвардией. Подошедшими красными облит бензином и заживо сожжен.

Сибирь. Енисейская губерния. Офицер Иванов, замученный под пытками.

Сибирь. Енисейская губерния. Офицер Иванов, замученный под пытками.

Сибирь. Енисейская губерния. Трупы замученных жертв большевистского террора. В советской энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (М., 1983, с. 264) эта фотография, в несколько ином ракурсе, дана как образец «жертв колчаковщины» в Сибири в 1919 году.

Сибирь. Енисейская губерния. Трупы замученных жертв большевистского террора. В советской энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (М., 1983, с. 264) эта фотография лживо дана как образец «жертв колчаковщины» в Сибири в 1919 году.

Доктор Беляев, чех. Зверски убит в Верхнеудинске. На фотографии видны отрубленная кисть руки и изуродованное лицо.

Доктор Беляев. Зверски убит в Верхнеудинске. На фотографии видны отрубленная кисть руки и изуродованное лицо.

Енисейск. Пленный казачий офицер, зверски убитый красными (сожжены ноги, руки и голова).

Енисейск. Пленный казачий офицер, зверски убитый красными (сожжены ноги, руки и голова).

У жертвы перед смертью были перебиты ноги.

У жертвы перед смертью были перебиты ноги.

Одесса. Перезахоронение жертв из братских могил, раскопанных после ухода большевиков.

Одесса. Перезахоронение жертв из братских могил, раскопанных после ухода большевиков.

Пятигорск, 1919 год. Раскопки братских могил с трупами заложников, казненных большевиками в 1918 году.

Пятигорск, 1919 год. Раскопки братских могил с трупами заложников, казненных большевиками в 1918 году.

Пятигорск, 1919 год. Перезахоронение жертв большевистского террора. Панихида.

Пятигорск, 1919 год. Перезахоронение жертв большевистского террора. Панихида.

Палач. Участник «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Казнен белыми.

Один из палачей — Участник «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Пойман и изобличен в преступлениях. Повешен Белогвардейцами после освобождения Евпатории

Палач. Участник «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Казнен белыми.

Один из палачей — Участник «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Пойман и изобличен в преступлениях. Повешен Белогвардейцами после освобождения Евпатории

Палач. Участник «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Казнен белыми.

Исаак Бронштейн. Палач. Участник «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Пойман и изобличен в преступлениях. Повешен Белогвардейцами после освобождения Евпатории

Женщина-палач. Участница «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Казнена белыми.

Женщина-палач. Участница «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Поймана и изобличена в преступлениях. Повешена Белогвардейцами после освобождения Евпатории

Женщина-палач. Участница «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Казнена белыми.

Женщина-палач. Участница «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Поймана и изобличена в преступлениях. Повешена Белогвардейцами после освобождения Евпатории

Женщина-палач. Участница «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Казнена белыми.

Женщина-палач. Участница «Варфоломеевской ночи» в Евпатории и расстрелов на «Румынии». Поймана и изобличена в преступлениях. Повешена Белогвардейцами после освобождения Евпатории

Палачи херсонской ЧК.

Палачи херсонской ЧК.

 

Тот, кто собирается глумиться над памятью миллионов невинных жертв преступного переворота, завывая про 100-летний юбилей захвата власти палачами,  должен знать, что он встает с ними в один ряд в деле измены и предательства своей Родины и разделяет с ними моральную ответственность за все жертвы, все преступления и гнусности, которые они совершили в России.


  

Составители статьи Сергей Шевченко, Иван Семенов
Информационная служба МПР


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader