Ариадна Тыркова-Вильямс и революция 1917 года

Тыркова (Тыркова-Вильямс) Ариадна Владимировна (13 ноября 1869). Родилась в старинной дворянской новгородской семье. Училась на Высших жен. курсах в Петербурге. Была связана с земско-либеральными кругами, вошла в «Союз Освобождения». За провоз нелегальной литературы арестована, отсидела в тюрьме ок. 2 мес. Весной 1904 вновь арестована, приговорена к 2,5-летнему заключению и лишению всех прав. Бежала в Германию, где испытала влияние П.Б. Струве. Гимназическая подруга Н.К. Крупской, Тыркова навестила её в Женеве, спорила с В.И. Лениным. Впоследствии утверждала, что «провожая её, Ленин сказал: «А таких, как Вы, мы скоро будем вешать на фонарях». — «Ну мы это ещё посмотрим», — улыбнулась в ответ Тыркова» (см.: «Грани», 1963, № 53, с. 58). Главная фигура среди кадетских феминисток, «необыкновенно красивая женщина с огненными глазами и горячей речью» (так вспоминал о ней художник М.В. Добужинский), властная и решительная; её называли «единственным мужчиной в кадетском ЦК». Стояла на крайнем правом фланге партии. Масон. Входила в состав Всероссийского союза городов (ВСГ), во время войны заведовала в течение года хозяйством в одном из санитарных отрядов ВСГ под руководством В.А. Оболенского и выезжала в прифронтовую полосу. Приветствовала Февральскую революцию 1917. «Необходимо, — считала Тыркова, — чтобы сейчас же кто-то взял в свои руки солдат, иначе это может вылиться в солдатский бунт» (Думова Н.Г. Кадетская партия в период первой мировой войны и Февральской революции. М., 1988, с. 94).

В марте Ариадна, обратившись к Милюкову, заметила: «Павел Николаевич, у всякой власти существуют классические методы властвования. Если их не применять, то можно потерять власть». Милюков вспыхнул: «Лучше я потеряю власть, но таких методов (как при самодержавии – прим. авт.)) применять не буду». (Борман А., А.В. Тыркова-Вильямс по её письмам и воспоминаниям сына).

Тем самым он предсказал свою судьбу. В декабре 1917 года он признал, чтобы сохранить страну требовалось консолидация всех силы, включая правых и черносотенцев, но как поздно он это понял.

Вошла в состав продовольственного комитета, созданного Временным Комитетом Государственной Думы. «Я признаю только Думу, и никаких Советов», — говорила она (там же, с 125). С 17 марта член ПК партии кадетов. Руководила кадетским бюро печати. Летом выбрана в петрогр. Городскую думу, где стала фактическим лидером кадетской фракции. Участвуя в работе московского Государственного совещания (авг.), убедилась, что только военные могли бы «спасти Россию от полного революционного развала и выполнения наших обязательств по отношению к нашим союзникам» (там же, с. 135). О выступлении ген. Л.Г. Корнилова говорила: «Это последний шанс, чтобы спасти положение» («Возрождение», 1963, № 140, с. 44); Считаю, что для России, было большой бедой, что Керенский… не договорился с Корниловым» (там же, с. 167). Член Предпарламента; кандидат в Учредительное Собрание, хотя никакому парламентскому пути не верила»: «Учредительное Собрание было мертворождённым. Воскресить его невозможно и не надо».

Использованы материалы с сайта hrono — Библиотеки ХРОНОСА


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.