Abrac.ad.ab.ara? Вольфганг Акунов.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

«(Истинный масон – В.А.) — Это не тот, чьим единственным качеством является попугайское совершенство в исполнении ритуала, но тот, кто, насколько это ему позволяют время,  средства и талант,  посвящает себя изучению более глубокой эзотерики братства».

— Джозеф Э. Моркомб (Joseph E. Morcombe), Председатель (Chairman), Великой Ложи Масонской библиотеки Айовы  (Grand Lodge of Iowa Masonic Library), 1901 г. /1/

Эзотеризм…  Само произнесение или упоминание этого слова наполняет умы иных людей представлениями о каких-то прекрасных и древних истинах и воодушевляет их, пробуждая в них любопытство и желание познать внутренний смысл и внутреннее значение Ремесла, или Искусства (именуемого по-английски одинаково: Craft). В умах других людей упоминание данного термина вызывает неприятные и скучные лекции  людей навеселе, примитивные, неинтересные, неправдоподобные и искусственные интерпретации масонства. А для большинства это слово как бы наполовину знакомое, имеющее какое-то, весьма смутное, отношение в мистицизму и масонским тайнам.

Хотя значение слова «эзотерический» было и остается по-прежнему достаточно неясным, создается впечатление, что всеобщий интерес к эзотеризму возрастает. Братья, имеющие счастье принадлежать к растущим ложам, возможно, беседовали с недавними кандидатами, действительно выражавшими интерес к эзотерическому и философскому истолкованию масонства. Неожиданно один из элементов масонской жизни, почти преданный забвению или, в лучшем случае, считающийся второстепенным, возвращается в поле зрения.

Несомненно, это ставит перед масонскими руководителями – во всяком случае, перед теми из них, кто не желает игнорировать этот важный, вновь возникающий интерес – задачу приобретения определенных знаний в данной области, как для того, чтобы дать понятные ответы и разъяснения на вопросы, занимающие этих новых членов, так и для того, чтобы включить эти интересы в обучение, проводимое в ложах, и в усилия по формированию из новичков, надлежащим образом, истинных масонов.

Задача в данном случае заключается в том, чтобы дать определение этому термину, в той его части, которая может иметь отношение к франкмасонству.

Что такое масонский эзотеризм?

Взятое само по себе, слово «эзотерическое», «эзотерика» означает просто нечто, понятное только группе неких избранных, некому узкому кружку лиц, внутреннему кругу. Такие темы, как ремонт автомобилей или же налоговое законодательство, тоже можно назвать эзотерическими. «Вольные каменщики» (франкмасоны) использовали это слово в ином и более традиционном смысле. Выясняется, что эзотеризм вовсе не является чем-то новым. Само это слово происходит от греческого слова «эзотерикос», «внутренняя вещь», оно встречается во многих сочинениях древних авторов для обозначения тайных, сокровенных учений какой-либо философской или духовной группы.

Исторически «вольные каменщики» использовали данный термин трояко, обозначая им:

1. Какие-либо элементы масонского ритуала или масонского учения, рассматриваемые в качестве тайных, или секретных (например, вопросы, не подлежащие разглашению за пределами покрытой ложи, tiled lodge), или материалы, не являющиеся  «мониториальными (“monitorial”, т.е. «назидательными», «наставительными», «поучительными»,  как выражаются в таких случаях американские масоны).

2. Какие-либо значения, кажущиеся скрытыми (имплицитными), более по форме,  чем по сути, в рамках масонского символизма, ритуала и учения.

3. Какие-либо темы, обобщенно включаемые в круг тем «западного эзотеризма», включая каббалу, алхимию, герметизм и прочие мистические искания, популярность которых возросла в период Возрождения (Ренессанса).

Рассмотрим каждое из этих трех значений несколько подробнее, что это позволит нам осветить тему надлежащим образом и даст нам определенные представления о том, как  в будущем проявлять ответственный подход к исследованию эзотерических тем.

I. Эзотерическое как тайное

«…тот яркий иероглифический свет,
Который никогда не видел никто, кроме мастеров».

— Р. Бёрнс

(…that hieroglyphic bright
Who non but craftsmen ever saw,

— R. Burnes).

В первом значении слово «эзотерический» используется в несколько необычном, и даже несвойственном ему, смысле, для обозначения тех элементов масонских работ, которые не подлежат разглашению за пределами  покрытой ложи (tiled lodge). В этом смысле словом «эзотерический» обозначается состояние, символизирующее открытую не для неких дел, не являющихся достоянием всеобщей гласности.

С данной точки зрения понятием «эзотерический» обозначается скорее место, где происходит или говорится что-то, чем содержание этого чего-то.

Конечно,  при этом, вне всякого сомнения,  подразумевается, что вопросы, обсуждающиеся в ходе тайных бесед, не подлежат разглашению вследствие их крайней важности.

Так, например, одним из самых ранних примеров использования термина «эзотерикос» в связи с духовной традицией было эссе Ямвлиха (250-325 п.Р.Х.) /1/ «О жизни Пифагора», или «Жизнь Пифагора»» (имеющее и другие названия: «О пифагорейской жизни», или «О жизни пифагорейцев»), в котором говорится, что ученики пифагорейской школы  поначалу должны были слушать своего наставника (мастера, master) из-за скрывавшей его от них завесы. Ученики, успешно прошедшие испытательный срок, именовались «эзотериками» («эзотерикой») и получали право сидеть по другую сторону завесы, то есть, с внутренней стороны разделенной завесой аудитории и видеть поучающего их Пифагора. /2/

II. Эзотерическое  как  Скрытое (Имплицитное)  Учение

«Тот, кто торопится, не будет обращать надлежащего внимания на развитие идеи; а тому, кто останавливается и думает, было бы лучше самому предпринять личное усилие, и таким образом приобрести все блага, чем передать их кому-то другому, отказавшись от попыток изъясняться намеками».

– Т.М. Стюарт /4/

Более сложная концепция эзотерического тесно переплетается с первым определением и естественным образом  вырастает из него. В данном случае в центре внимания находятся скрытые значения, которые могут быть получены вместе с традицией. Таким образом, физической  классификации, подразделению учеников на эзотерический и экзотерический классы, начинает придаваться символический характер, исходя из реальности ситуации, которая зависит не столько от физической схожести всех («находимся ли мы с внутренней или с внешней стороны от завесы?»), сколько от постижения и способности понимать («Понимаем ли мы это, или нет?»)

Первая формальная парадигма для понимания Ремесла (Искусства, Craft) как чего-то, исполненного  глубокого  эзотерического значения и смысла, вероятно, содержится в следующем отрывке из первого издания «Масонских зарисовок»  (Illustrations of Masonry)  Уильяма Престона  (William Preston), увидевшего свет в 1772 году:

«Ход времени, безжалостная рука невежества и опустошительные бедствия войны уничтожили и разрушили многие ценные памятники древности.  Даже от Храма царя Соломона, столь огромного и великолепного, построенного столь многими славными мастерами, в конце концов, после его разрушения,  остались лишь развалины, и даже он не избежал жестокого разорения варварскими силами. Тем не менее, франкмасонство оказалось способным выжить.

Чуткое ухо воспринимает звук языка наставника, и священные таинства учения оказываются надежно  укрытыми в хранилище исполненных веры сердец. Инструменты и приборы архитектуры, символы наиболее выразительно запечатлевают в памяти мудрые и серьезные истины и передают их не оскверненными, через века и эпохи, сохраняя  благородные принципы и учение института (франкмасонства – В.А.)./5/

Из этого широко известного фрагмента, так хорошо знакомого всем англоязычным масонам (с небольшими вариациями), становится совершенно ясным, что «мудрые и серьезные истины» (“wise and serious truths”) франкмасонства оказались способными выжить, невзирая на враждебность, основы которой коренятся в невежестве и варварстве. В то время как внешние структуры – здания и монументы, созданные легендарными древними масонами (каменщиками) – были разрушены, внутреннее учение выжило, поскольку его можно было безопасно передавать с использованием экспрессивного символизма, воплощенного в безобидных инструментах и приборах, в сочетании с устной традицией. Данный метод оказался столь эффективным, что учению «вольных каменщиков» удавалось всякий раз спасаться от беспощадных преследований оппонентов, тщетно пытавшихся уничтожить его, и оно всякий раз оказывалось переданным в «неискаженном» виде, во всей своей полноте. /6/

Этот отрывок из одного из наших традиционных текстов весьма впечатляющим образом отражает одно из ключевых открытий  политического философа двадцатого века Лео Стросса  (Leo Strauss), всесторонне изучавшего эзотерические методы выражения (человеческой мысли – В.А.):

Преследования…способствуют развитию  особого рода письма, a также особого вида литературы, в которой истина обо всех важнейших вещах излагается исключительно между строк. Подобная литература адресована не всем читателям, а только надежным людям, заслуживающим доверия интеллектуалам…Факт, делающий эту литературу возможной, может быть выражен в аксиоме, согласно которой бездумные люди являются невнимательными читателями, и только вдумчивые люди являются читателями внимательными./7/

То обстоятельство, что осуществленная Престоном  инкапсуляция  (он сам так и писал: encapsulation) масонской теории передачи традиции выражена в легендарных терминах и рассматривает в качестве архетипического  примера преследований или гонений, разрушение и профанацию (осквернение) Иерусалимского Храма вавилонянами, ни в коей мере не должен заставить нас забыть о реальности, заключающейся в том, что масонство здесь, устами Престона, «признается» в том, что использование символизма является средством эффективной защиты «великолепных догматов (доктрин, принципов, учения)» от жестоких рук гонителей.

Но представлял ли себе Престон, что среди «вольных каменщиков» существуют два класса «читателей» или посвященных (инициированных) – некоторые из которых «понимают» учение  и скрытый смысл символов, а другие – «не понимают» их? Кажется, это со всей очевидностью явствует из первоначальной формы его лекции для Принятого Ученика (Entered Apprentice lecture):

В(опрос – В.А.): Что ты узрел, будучи введен во Внутреннюю Палату?

О(твет – В.А.): Мастера и его братьев, всех ревностно занятых изучением возникновения, развития и эффекта иероглифического (то есть символического) учения.

В(опрос – В.А.): Что получилось в результате?

О(твет – В.А.): Было сделано три разумных наблюдения.

В(опрос – В.А.): Первое наблюдение?

О(твет – В.А.): Что обязанность, возложенная на каждого каменщика (масона), —  добиваться ежедневного совершенствования в искусства (или ремесле, art); что не может быть более благородной цели, чем стремление к добродетели и благотворительности; не может быть более притягательного побуждения, чем творить  дела  чести и справедливости; не может быть  наставления более благотворного, чем аккуратное начертание символов, направленных на исправление и просветление умов.

В(опрос – В.А.): Второе наблюдение?

О(твет – В.А.): Что предметы, которые особенно бросаются в глаза, скорее привлекают к себе внимание и запечатлевают  в памяти серьезные и священные истины.

В(опрос – В.А.): Третье наблюдение?

О(твет – В.А.): Что каменщики (масоны) усвоили этот метод передавать учение путем аллегорий и охранять свое учение (правила, принципы) и мистерии в тайне и не оскверненными; никогда не позволяя им опускаться на уровень неопытных  послушников (учеников), которыми они могут быть восприняты с должным благоговением./8/

Обратите внимание на то, что символический метод передачи учения описан как специально адаптированный для обеспечения того, чтобы его внутренний, глубинный смысл оставался скрытым не от посторонних, не от представителей внешнего мира, как можно было предположить, а от неопытных неофитов (новопосвященных)…недостаточно подготовленных членов собственной организации. По данному Престоном определению, масонство является «регулярной (правильной) системой морали, заключенной и постигаемой в форме ряда интересных аллегорий, которая легко, но постепенно раскрывает свои красоты непредубежденному и старательному вопрошающему» /9/.

Фразовое выделение добавлено нами. Эти слова были не позднее 1797 года введены в американское франкмасонство; cр. очень похожий язык в книге Томаса Смита Уэбба (Вебба) «Наставление вольному каменщику» (Thomas Smith Webb, Freemason’s Monitor), и в книге «Масонские зарисовки» (Illustrations of Masonry), вышедшей в Олбани в издательстве «Спенсер энд Уэбб» в 1797 г. (Albany: Spencer & Webb, 1797), 51.

Намерение Уильяма Престона проводить четкую  разграничительную линию между теми, кто достоин получать, принимать и хранить эзотерическое учение, и теми, кто этого не достоин, выражено еще более ясно в том месте его «Лекции о Ремесле (Искусстве) для Подмастерьев, или Товарищей» (Fellow Craft lecture), в которой он говорит:

«По мере достигаемого нами прогресса мы ограничиваем или расширяем наши вопросы, запросы и исследования; соответственно нашим талантам, мы добиваемся меньшей или большей степени совершенства» /10/. Несомненно, существует и древняя традиция изначально положительного отношения к скрытым истинам. Как сказано еще в знаменитой «Книге притчей Соломоновых»:

«Слава Божия – облекать тайною (в оригинальном английском тексте сказано «conсeal», то есть, буквально: «скрывать», «прятать», «утаивать», «укрывать» — В.А.)  дело, а слава царей – исследовать  (в оригинальном английском тексте сказано «reveal», то есть, буквально: «открывать», «разоблачать», «обнаруживать» — В.А.)  дело» /11/

Данная глава «Книги притчей Соломоновых» нередко считается содержащей намек на передачу эзотерического учения; наиболее известен соответствующий комментарий к ней средневекового философа Моше (Моисея) бен Маймона, или Маймонида, прозванного «Орлом Синагоги»./12/

Истины, содержащиеся в писаниях, были также возвещены в форме визуальных символов. В связи с мириадами иллюстрированных книг, полных эмблематических гравюр, столь популярных в поздние годы эпохи Ренессанса, или Возрождения. Дэвид Стивенсон (David Stevenson) говорит:

«[Слова — В.А.] никогда не смогут выразить полное значение изображения, ибо считается, «что эмблемы содержат в себе знание такого рода, которое не может быть постижимо посредством речи». Изображения инкапсулируют, то есть заключают в себе, подразумеваемые под ними и скрытые в них Платоновы идеи, и сообщают тем, кто основательно изучит их, глубочайшую, неизреченную мудрость, которая не может быть выражена словами. Однако символы никогда не могут быть постижимыми в полной мере, ибо содержат в себе  такое изобилие значений, которые могут быть постижимы при помощи медитации и изучения только частично…Парадоксальным образом секретность и непонятность становятся существенной частью великой борьба за раскрытие тайн. Простой язык, буквальное и дословное значение слов слишком мелким, бедным, незначительным, вульгарным для передачи великих истин.»/13/

Можно легко убедиться в том, что эзотеризм этого второго типа воплощает более широкое понимание масонской секретности путем осознания нашей способности  распознавать скрытый смысл, спрятанный за буквальным смыслом слов, предметов и изображений. Глубочайшим образом связанный со степенями и символами как таковыми, этот масонский эзотеризм является эзотеризмом в его наиболее существенной и, вероятно, важнейшей форме: в форме процесса интерпретации подробно разработанного  внешнего символизма  и языка Ремесла, или Искусств, с целью быстрого восприятия его скрытого (имплицитного) значения. Это тот вид эзотеризма, который был охарактеризован Антуаном Февром (Antoine Faivre) — бывшим заведующим кафедрой эзотерических исследований Сорбонны – как «открытый секрет», к разгадке которого можно приблизиться только путем «личных усилий и последовательного разъяснения при постепенном прохождении целого ряда уровней» /14/. Tрадиция учит нас, что последовательное достижение и прохождение этих уровней входит в обязанности всякого «вольного каменщика».

III. Эзотерика как Универсальный Подход

«Наш Праотец Адам, сотворенный по образу Божию, по образу Великого Архитектора (Зодчего) Вселенной, наверняка имел Свободные Науки (Искусства) начертанными в своем Сердце; ибо даже после Грехопадения мы находим эти Принципы в сердцах Его потомства»…

— «Конституции» Андерсона 1723 года

Однако понятие «эзотеризм» используется также и в третьем значении: как собирательный «термин-зонтик», объединяющий бесчисленное множество традиционных тайных или открытых лишь крайне немногочисленному кругу избранных духовных дисциплин, существовавших либо внутри более популярных, общедоступных философских и религиозных учений и представлений, либо параллельно с ними. К их числу относятся  различные формы христианского мистицизма (например, розенкрейцерство  и мартинизм), каббализм  (каббалистика)  и мистика Колесницы («Меркавы»)  в иудейской традиции, алхимия, рассматриваемая с точки зрения практической трансформации (трансмутации, преобразования элементов и человека), пифагорейство, герметизм и неоплатонизм. /15/  Многие классические толкователи, интерпретаторы и комментаторы масонской философии  исходили из того, что франкмасонство представляет собой либо прямого наследника всех этих традиций, либо же попытку открыть их заново./16/  Для большей ясности я буду исходить из третьего определения (третьей дефиниции) эзотеризма, а именно — капитализированного эзотеризма, согласно которой он является не состоянием, или условием (первое значение), ни стилем (второе значение), но совокупностью взаимосвязанных довольно причудливых идей.

Западный эзотеризм  начал складываться в целостную систему в эпоху Ренессанса (Возрождения) благодаря сочинениям таких философов, как Марсилио Фичино, Пико дела Мирандола и Иуда (Иегуда) Леон (Лев) Абраванэль (или Абарбанель), ставшие впоследствии известными под именем гуманистов. Эти писатели осознавали  существование глубокой взаимосвязи между иудейской, эллинистической и христианской философией, и считали их общие корни свидетельством существования некоей примордиальной (изначальной, первоначальной, исконной, первичной, первобытной) мудрости, обозначаемой ими иногда латинским термином «философиа переннис» (philosophia perennis), то есть «вечносущая (вечная, постоянная) философия». Однако этот западный эзотеризм включал и традиции, появившиеся задолго до эпохи Возрождения. Например, иудейскую каббалу, которая достигла своего классического уровня развития, в форме книги «Зогар» («Сияние»), за два столетия до того, как  Пико ввел слово «каббалист» в европейские языки. /17/  Или элементы неоплатонизма, которые были еще старше, уходя своими корнями еще в эпоху поздней Античности./18/

Хотя, как нам представляется, не имеется несомненных исторических свидетельств  непрерывной преемственности между масонством и древней традицией, ведущий масонский историк Дэвид Стивенсон  (David Stevenson) документально подтвердил воздействие на ранних «вольных каменщиков» разного рода герметических и каббалистических влияний, проследив их присутствие в масонстве, по крайней мере, начиная с времени не позднее конца XVI века, когда Уильям Шо (William Schaw) превратил остатки более ранних масонских организаций Шотландии в систему лож, понимаемых уже как тайные общества, и…привнес в эти ложи характерные для таких обществ герметические влияния. Другие аспекты мышления эпохи Возрождения, или Ренессанса …привели к выводу, что масонское ремесло (искусство) является высшим по сравнению со всеми другими, что оно занимает центральное место в деле развития знаний, а знания и духовное (спиритуальное) просвещение действительно находились между собой во взаимной и неразрывной связи»./19/

Мысль о взаимосвязи между знанием и духом всегда  являлась важнейшим элементом масонской литературы. От известной Поэмы Региуса (Regius Poem), датируемой 1390 годом, и до «Древних (Старинных) Уставов (Правил)»  (Old Charges) 1600-х годов, от легендарной истории, изложенной в компиляции Джеймса Андерсона (James Anderson) 1723 года до ритуальных лекций, отражающих те же самые темы, «спекулятивное (умозрительное) масонство» традиционно связывало масонское ремесло (искусство) с некой примордиальной (изначальной, первоначальной, исконной, первичной) мудростью. Данная тема всегда была весьма популярной среди писателей-масонов. Джеймс Андерсон (James Anderson), Лоуренс Дермотт (Laurence Dermott), Уильям Хатчинсон (William Hutchinson), Уильям Престон (William Preston), Джордж Оливер  (George Oliver), Альберт Мэкки (Albert Mackey), Альберт Пайк (Albert Pike),  Дж. С. М. Уорд (J.S.M. Ward) и У.Л. Уилмсхерст (W.L. Wilmshurst) – все они вплетали эти идеи в ткань своих философских построений и доктрин.

Андерсон (Anderson) странным образом включал их в свой образ свободных наук (искусств),  «начертанных на сердце» Адама, передававшихся и совершенствовавшихся от поколения к поколению на протяжении истории человечества, пока они не оказались унаследованными лондонскими «вольными каменщиками»./20/ Пайк (Pike) модернизировал данную концепцию в духе девятнадцатого столетия, утверждая, что:

Масонство является законным наследником (таинств) древнейших времен, стражем и хранителем величайших философских и религиозных истин, по большей части неведомых миру, и передававшихся от поколения к поколению, от эпохи к эпохе, в виде потока непрерывной традиции, и выраженных в символах, эмблемах и аллегориях./21/

Многие ученые были готовы отвергнуть мнение тех, кто повторяет традиционную историю как людей излишне доверчивых и некритичных, однако при этом они упускают из вида главное. В данном случае речь идет о чем-то большем, чем признание или непризнание наличия исторических взаимосвязей;  речь идет о философии истории, о мировоззрении, уходящем своими корнями в перенниалистические концепции, как их именовал, в частности, Уильям Престон (perennialist concepts).

Влечение к этим концепциям выходит за пределы упрощенных представлений об «Адаме как о (первом) вольном каменщике» (Adam the Freemason)  и обращается к западному эзотеризму,  как хранителю  человеческого достоинства и преемственности  врожденной мудрости первочеловека, или прачеловека – мудрости, присущей человеку изначально. Посредством легенд о Храме Соломоновом это присущее человеку изначально внутреннее свойство оказалось связанным с усилиями, направленными на преобразование внешнего мира,  а исторические поиски мастерами (масонами – В.А.) возможностей усовершенствования архитектуры были сакрализованы и наполнены философским подтекстом.

Популярность западного эзотеризма среди некоторых современных кандидатов в масоны не может и не должна игнорироваться. Буквальная истинность этих мифов в данном случае роли не играет. Поскольку  подавляющее большинство тех, кто сегодня изучает западный эзотеризм, не верит в буквальную подлинность легендарных историй. Вместо этого они склонны подпадать под влияние возвышенных и радостных ценностей перенниалистической философии – ценностей, часто понимаемых и поддерживаемых предшественниками масонов. Данный вид эзотеризма обладает особой притягательностью для многих серьезных искателей в нашем современном мире, поскольку дает больше, чем поверхностные ответы и требует больше чем поверхностного выбора.

Он имеет почтенную историю как часть масонской культуры. Конечно, не нужно признавать или твердо придерживаться его; однако, возможно, нам не следовало бы продолжать отрицать его существование или считать его чем-то незначительным.

Эзотеризм и зов инициации

«Перед Вами возвышается величественное древо, чьи древние корни глубоко уходят в почву времени, а листья и ветви покрывают своей могучей сенью все чистое и доброе всех климатических зон и стран, что попадает под них. Будете ли Вы бесславно прислоняться к этому широко распространившемуся прохладному полумраку, или же беспомощно  склоняться в поисках поддержки к его массивному и почтенному стволу, не сделав ни единой попытки сорвать жизнетворные плоды, свисающие  соблазнительными гроздьями с его  сучьев?»

«Масонский Ежемесячный Журнал» («Фримэйсонс Мансли Мэгэзин», Freemasons’ Monthly Magazine, 1863) /22/.

Поскольку явно продолжает возрастать интерес к эзотерическому подходу к франкмасонству, необходимо понять, что этот интерес, вовсе не представляющий никакой угрозы Братству, был частью – правда, в определенной степени – самого фундамента Ремесла (Искусства, Craft).

Как мы показали, это соответствует действительности во всех трех смыслах слова «эзотерический». Масонство  использует символизм и язык, понятный лишь частично и поддающийся различным истолкованиям. И, наконец, некоторые влиятельные ранние масоны  знали, изучали или адаптировали некоторые исторические теории, заимствованные из того, что сегодня именуется западным эзотеризмом.

Правда заключается в том, что – в некоторых кругах – эзотерический подход осуждается как нечто недостойное./23/ Однако, нам не следует продавать наше философское наследие за бесценок. Наши новые члены не жалуются на то, что масонство содержит в себе слишком много философии, наоборот, по нашим наблюдениям,  они куда чаще утверждают, что ожидали обрести в нем больше философии, чем обретают. Не настало ли время реабилитировать слово «эзотерический»? Наверно, не так уж трудно будет сделать этот шаг. В конце концов, если только мы не верим в то, что всякий человек целиком и полностью понимает градусы (степени), начиная с того момента, когда он впервые соприкасается с ними и впервые познает их опытным путем, мы уже, в общем-то, недалеки от эзотерического подхода – поскольку мы практически говорим: «Здесь скрыто нечто большее, продолжай смотреть». Это хороший совет для самого юного из учеников (the youngest Apprentice), для самого мудрого из Бывших Мастеров (the wisest Past Master) и для братьев всех промежуточных степеней.

Все мы заняты индивидуальными работами, которые должны быть направлены на обтесывание наших собственных камней – это глубоко личный процесс постепенного развития путем достижения все более продвинутых  и высоких уровней понимания. Уильям Престон (William Preston) весьма поэтично описал нашу работу в следующих выражениях:

Знание должно достигаться через степени (градусы) и может быть обретено не везде.:

«Мудрость стремится укрыться под покровом тайны, в одинокой келье, предназначенной для созерцания (медитации, размышлений); там она восседает на своем престоле, вещая через свои священные оракулы: будем же искать ее там, стремясь к обретению подлинного блаженства; ибо, чем скорее мы проходим по пути, кажущемся нам трудным, тем легче он оказывается на деле» /24/.

Хотя «высшие (высокие) градусы (степени)» (higher degrees), в особенности Шотландский Устав (Scottish Rite) в его европейской форме и американской форме Южной Юрисдикции (American Southern Jurisdiction form), ссылаются на свое происхождение от «Западной Эзотерической традиции» (Western Esoteric tradition) как таковой, мы должны четко осознавать, что при этом имеется в виду эзотеризм второго типа – постижение глубокой риторической и символической структуры Ремесла (Искусства), которому придается столь большое значение в ранних масонских сочинениях и ритуалах ремесленных (оперативных)  лож (Craft Lodge rituals).

Новые перспективы постижения подлинной сути масонского учения откроются перед нами, если мы примем во внимание то обстоятельство, что эзотеризм представляет собой исторический элемент Ремесла (Искусства), находящийся в полном соответствии с классическим планом, по которому был задуман и создан наш Ордене. Для многих занятия эзотерикой представляют собой  жизненно важную и необходимую обязанность всякого каменщика (масона). Они уверены в том, что ныне  франкмасонство может получить только пользу от обновленного эзотерического подхода, при котором наша богатая инициатическая (посвятительная) традиция рассматривается как наиболее несомненное и правильное из всего, что могло быть создано: «предмет созерцания, укрепляющий ум и усиливающий все его силы; тема поистине неисчерпаемая, всегда остающаяся новой и интересной» /25/

* * *
Жил некогда человек, обитавший высоко в горах и чуждый цивилизации – он выращивал пшеницу и питался сырым зерном.  Случилось ему как-то спуститься с гор в город. Там его угостили славным караваем хлеба. «Что это?» — спросил он. «Это хлеб, его едят!» — ответили ему. Он спросил: «А из чего он сделан?», и ему ответили, что из пшеницы. Затем ему подали пирог из муки тонкого помола, замешанный на растительном масле. Он попробовал и спросил: «А это что, и из чего оно сделано?» Ему в очередной раз ответили: «Из пшеницы». Наконец ему принесли восхитительное слоеное медовое печенье, испеченное на масле – лакомство, достойное царя. Он вновь спросил, и получил тот же самый ответ. «Отлично», хвастливо заявил он – «Я превыше всех этих вещей; я питаюсь только пшеницей, являющейся их основой». Из-за своего невежественного подхода он остался навеки  чужд  этим наслаждениям, оставшимся недоступными для него. Точно так же обстоит дело с тем, кто, изучив основные принципы, останавливается на этом и перестает совершенствоваться в знаниях – с тем, кто отказывается от наслаждений, проистекающих из приобретения более глубоких познаний и применения этих принципов.— «Зогар» («Сияние» — В.А.) 2:176 A–Б.

Особую благодарность хотелось бы выразить Шоуну Айеру – Бывшему Мастеру  ложи «Академия» № 847 Вольных и Древнепринятых Масонов Калифорнии (Past Master of Academia Lodge  No 847, F&AM of California), преподавателю в рамках учебной программы свободных искусств Университета имени Джона Ф. Кеннеди (liberal arts program at John F. Kennedy University), и издателю журнала «Ахиман: обозрение масонских искусств и сочинений» (Ahiman: A Review of Masonic Arts & Letters). Ахиман – имя одного из стражей Храма Соломонова. «Ахиман Резон» — название «Книги Уставов», или «Конституции», Великой Ложи Свободных и Древнепринятых Масонов Англии, опубликованной в 1754 и переиздававшейся в 1764, 1778, 1787 гг. без изменений. Варианты перевода названия: с древнееврейского – «воля избранных братьев», «страж королевского (царственного) искусства (масонства)» (Ахиман – страж Храма, «Резон» — неологизм, означающий «королевское искусство»). Содержит ритуал мистического толка. В настоящее время по нему работают некоторые Великие Ложи США.

ПРИМЕЧАНИЯ

/1/ Уильям Престон (William Preston),  автор текстов подавляющего большинства лекций, использующихся в американском франкмасонстве, напрямую ссылается на данную часть текста Ямвлиха (Иамвлиха), когда упоминает в 1801 году, что древний учитель «разделил их  (своих учеников – В.А.) на два класса:  эзотерический и экзотерический; ученикам  первого класса он доверял более сложные и тайные учения, ученикам второго – более простые и популярные».

В данном случае мы имеем дело с одним из самых ранних примеров использования масонами термина «эзотерический», и он информирует о том, как масонские сочинители впоследствии будут понимать значение этого термина. Кстати, это же один из наиболее ранних примеров использования слова «экзотерический», в значении «внешний», «находящийся (во)вне». Данное простое понимание «эзотерического», как чего-то, имеющего  отношение к особой информации только для привилегированных членов ложи было усвоено широкими кругами братьев: именно в этом фундаментальном смысле данный термин обычно используется в нынешнем  уставе Великой Ложи.

/2/ «О жизни Пифагора» (On the Pythagorean Life) 17.72. Слово «эзотерический» (“esoterick”) вошло в английский язык в 1701 году через данный фрагмент (сочинения Иамвлиха – В.А.), приведенный, в сокращенной форме, в содержащей немало плодотворных идей «Истории философии»  (History of Philosophy) Томаса Стэнли  (Thomas Stanley): «Слушатели Пифагора (под которыми я подразумеваю членов его фамилии (family, то есть, пифагорейского братства – В.А.) были двух видов, экзотерические (Exoterick) и эзотерические (Esoterick): «экзотерическими» («экзотериками») были те, кто проходил испытательный срок, успешно пройдя который они получали право быть причисленными к «эзотерическим» («эзотериам»). Ибо, из тех, кто приходил к Пифагору, он принимал (в число своих учеников – В.А.) не всякого, но только тех, кто ему нравился: поначалу, по его выбору, а затем – после прохождения испытания. (372)  Весьма полезный компендиум учения Пифагора, включая текст Ямвлиха, можно найти в книге Альгиса Уздавиниса (Algis Uzdavinys)  «Золотая Цепь: антология философии Пифагора и Платона», Блумингтон, в серии «Мудрость мира», 2004 год (The Golden Chain: An Anthology of Pythagorean and Platonic Philosophy, Bloomington,  в: World Wisdom, 2004).

/3/ Уильям Престон. «Масонские зарисовки» (William Preston, Illustrations of Masonry. London: Wilkie, 1801), 122).

/4/ Томас Мильтон Стюарт, «Символическое Учение, или Масонство и его Послание», Цинциннати, Стюарт &Кидд (Thomas Milton Stewart Symbolic Teaching, or Masonry and its Message.  Cincinnati: Stewart & Kidd), 1917, стр. 100.

/5/ Престон, «Масонские зарисовки», издание 1772 года  (Preston, Illustrations, 1772 edition), 13–4.

/6/ Cр.:  Альберт Пайк. «Мораль и догма (Древнего и Принятого Шотландского Устава Вольного Каменщичества – прим. пер.)» (Albert Pike, Morals and Dogma, Charleston, SC: Supreme Council of the Southern Jurisdiction of the United States, 1871), где не только утверждается, что эзотерический метод учения был подвергнут адаптации, «во избежание гонений»,  но и говорится, далее, что, поскольку символы, прошедшие проверку временем, оказались столь долговечными,  масонство «с улыбкой взирает на жалкие попытки…искоренить его с помощью отлучения от церкви или интердикта» (211). Символы были избраны «не для откровения, а для сокрытия» (“not to reveal but to conceal”) (106), и потому «стремящийся понять,…должен читать, изучать, отражать, усваивать и различать» (read, study, reflect, digest, and discriminate) (107). «Тот, кто желает стать совершенным Масоном, должен  не удовлетворяться, главным образом, слушанием, и даже пониманием, лекций; он должен, опираясь на них и воспринимая их такими, какие они есть, указавшими ему путь, изучать, толковать и разрабатывать эти символы для себя самого» (22–3).

/7/ Лео Стросс «Преследования и Искусство Письма», Нью-Йорк,  издательство «Фри Пресс», 1952 г.  (Leo Strauss, Persecution and the Art of Writing (New York: The Free Press, 1952), стр. 25.

/8/ Цитаты из Уильяма Престона (William Preston) приведены по книге Колина Ф.В. Дайера «Уильям Престон и Его Труды», издательство «Шеппертон», Соединенное Королевство (Великобритания), «Льюис Мэйсоник» (Colin F.W. Dyer, William Preston and His Work. Shepperton, UK: Lewis Masonic), 1987 год, стр. 189.

/9/ Оригинальная (подлинная) «Лекция для градуса Ученика» Престона (Preston’s original Apprentice degree lecture), цитируется по книге Дайера «Уильям Престон» (Dyer, William Preston, 207; фразовая разбивка добавлена нами); cр. со сходным языком в книге Уэбба «Наставление вольному каменщику» (Webb, Freemason’s Monitor),  стр. 57.

/10/ Цитируется по книге Дайера «Уильям Престон» (Dyer, William Preston), стр. 212. Фразовая разбивка добавлена нами.  В разных местах своих лекций Престон, судя по всему, обозначает членов ложи, достойных получить и принять эзотерическое учение, терминами «размышляющий (мыслящий, созерцательный)  масон» (contemplative Mason), «усердный (старательный)  ремесленник» (industrious craftsman), «совершенный исследователь» (accomplished scholar) и «прилежный ремесленник» (diligent craftsman).

/11/ Книга Притчей Соломоновых 25:2.

/12/ См., в частности, его «Путеводитель растерянных»  (Guide of the Perplexed 1:6B–7A & 2.65B– 66B).  Aльберт Пайк  (Аlbert Pike), знакомый с этим «Путеводителем растерянных», очень любил цитировать это изречение, и, между прочим, привел его  (на латинском языке: Gloria Die est celare Verbum – В.А.) в заключение своего знаменитого труда «Мораль и догма (Древнего и Принятого Шотландского Устава Вольного Каменщичества)» (Morals and Dogma).

/13/ Дэвид Стивенсон. «Происхождение франкмасонства. Век  Шотландии, 1590-1710, Кембридж, Издательство «Кембридж Юневерсити Пресс», 1988 год, 80-1 (David Stevenson, The Origins of Freemasonry: Scotland’s Century, 1590–1710), Cambridge: Cambridge University Press, 1988), 80–1.

/14/ Антуан Февр. «Введение в Западный Эзотеризм», Олбани, издательство «Стейт Юниверсити оф Нью-Йорк Пресс» (Antione Faivre, Access to Western Esotericism,  Albany: State  University of New York Press), 1994 год, стр.  5.

/15/ Резюме полезных предложений в области точного определения понятия «эзотеризм» можно найти в статье Воутера Я. Ханеграаффа (Wouter J. Hanegraaff) «Об истолковании «эзотерических традиций» в Западном Эзотеризме и религиоведении (“On the Construction of ‘Esoteric Traditions’” in Western Esotericism and the Science of Religion), изданной А. Февром (A.Faivre) и В. Ханеграаффом (W.Hanegraaff), Леувен, излательство «Пеетерс»  (Leuven: Peeters), 1998, 11–61.

/16/ Интересно, что  как Альберт Мэкки (Albert Mackey), так и Альберт Пайк  (Albert Pike) придерживались в своих ранних трудах предыдущей точки зрения, однако впоследствии приблизили свою позицию к более поздней; тем не менее, их часто обвиняют в некритическом подходе. В действительности дело с ними обстояло прямо противоположным образом, ибо они проявили готовность пересмотреть свои прежние глубокие и широко обнародованные убеждения.

/17/ См. цитату из «Зогара» («Сияния»), приведенную  после заключения настоящей статьи, в качестве яркого примера иудейского эзотеризма тринадцатого века. Об измышлениях Пико относительно происхождения и значения латинских слов «кабалистэ» (cabalistae) и «кабалици» (cabalici), см. трактат Иоганнеса Рейхлина «О кабалистическом искусстве» (Iohannes Reuchlin, De Arte Cabalistica), 1516, 1Q. Между прочим, как у Пико делла Мирандола, так и у Рейхлина  слова «кабала», «кабалистэ», то есть «кабалисты», «кабалистика» и т.д. пишутся с одним «б».

/18/ Даже представление о «вечносущей философии» (именуемой в англоязычной литературе «безвременной философией», timeless philosophy), лежащей в основе всех мировых религий, может быть обнаружена не позднее первого столетия до Рождества Христова в сочинениях Филона Александрийского, эллинизированного иудея, жившего в Египте. См. об этом в труде Вильгельма Шмидта-Биггемана «Философиа Переннис: исторические очерки о Западной Духовности (Спиритуальности) в (памятниках – В.А.) древней, средневековой и современной мысли», Дордрехт, издательство «Шпрингер» ( Wilhelm Schmidt-Biggemann, Philosophia  Perennis: Historical Outlines of Western Spirituality in Ancient, Medieval and Early Modern Thought (Dordrecht: Springer), 2004, XIV.

/19/ Стивенсон. «Происхождение» (Stevenson, Origins), стр. 102.

/20/ См.: Джеймс Андерсон, «Конституции Вольных Каменщиков», Лондон, издательство Уильяма Хантера, 1723 года (James Anderson, The Constitutions of the Free-Masons (London: William Hunter, 1723), 1–48.

/21/ Пайк «Мораль и Догма» (Pike, Morals and Dogma), 210. В конце концов, Пайк  отказался от своих прежних представлений об историчности непрерывной преемственности традиции, хотя эта идея осталась частью легендарного учения распространяемых и пропагандируемых им градусов (степеней) Шотландского Устава (Ритуала).

/22/ Ежемесячный журнал «вольных каменщиков» «Символизм и франкмасонство» (“Symbolism and Freemasonry,” Freemasons’ Monthly Magazine), 22 (1863): 242.

/23/ Нередко отмечается, что те, кто называют себя сами «эзотериками» или «эзотеристами» (esotericists),  вкладывают в это название разные смысл содержание. Поверхностные и необъективные интерпретации представляют собой наиболее широко распространенную проблему. Ошибки, допускаемые многими эзотеристами, возможно, станут предметом будущей статьи. Частично эта проблема может быть связана с тем обстоятельством, что многие либо понимают под «эзотеризмом» исключительно эзотеризм третьего типа, отрицая право называться «эзотеризмом» за эзотеризмом второго типа, либо путая или же смешивая друг с другом эти два типа эзотеризма.

/24/ Престон, «Масонские зарисовки». Издание 1772 года ( Preston, Illustrations (1772 edition), 86–7.

Престон заимствовал данный пассаж  из речи, произнесенной Чарльзом Лесли (Charles Leslie) в Эдинбургской ложе «Вернон  Килуиннинг (Килвиннинг)» (Vernon Kilwinning Lodge in Edinburgh) 15 мая 1741 года, текст которой был опубликован в «Карманном товарище Эдинбургских вольных каменщиков» («Эдинбург Фри-Мэйсонс Покет Кампэньон», изданном в 1765 году, на стр. 162. Этот отрывок был включен в многочисленные официальные версии масонского ритуала.

/25/ Оригинальное правило Престона для степени Ученика (Preston’s original Apprentice degree Charge), цитируется по книге Дайера «Уильям Престон»  (Dyer, William Preston), стр. 188.

БИБЛИОГРАФИЯ

Anderson, James. The Constitutions of the Free-Masons. London:
William Hunter, 1723.

Anonymous. “Symbolism and Freemasonry.” Freemasons’ Monthly
Magazine 22 (1863): 241–2.

Dyer, Colin F. W. William Preston and His Work. Shepperton, UK:
Lewis Masonic, 1987.

Faivre, Antione. Access to Western Esotericism. Albany: State
University of New York Press, 1994.

Faivre, Antione and Wouter J. Hanegraaff (Eds.). Western Esotericism
and the Science of Religion. Leuven: Peeters, 1998.

Morcombe, Joseph E. “Grand Lodge of Iowa Library Committee
Report.” Annals of the Grand Lodge of Iowa 17 (1900–01):
146–7.

Pike, Albert. Morals and Dogma of the Ancient and Accepted Rite
of Freemasonry. Charleston, SC: Supreme Council of the
Southern Jurisdiction of the United States, 1871.

Preston, William. Illustrations of Masonry. London: Wilkie, 1772
(и указанные более поздние издания).

Schmidt-Biggemann, Wilhelm. Philosophia Perennis: Historical
Outlines of Western Spirituality in Ancient, Medieval and
Early Modern Thought. Dordrecht: Springer, 2004.

Stevenson, David. The Origins of Freemasonry: Scotland’s Century,
1590–1710. Cambridge: Cambridge University Press, 1988.

Stewart, Thomas Milton. Symbolic Teaching, or Masonry and its
Message. Cincinnati: Stewart & Kidd, 1917.

Strauss, Leo. Persecution and the Art of Writing. New York: The Free
Press, 1952.

Webb, Thomas Smith. The Freemason’s Monitor, or Illustrations of
Masonry. Albany: Spencer & Webb, 1797.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.