Об отношении Ленина к Святой Руси и Богу. Вольфганг Акунов.

Отче наш Всемилостивый .
Россиюшку Твою многострадную
Не покинь в ошеломении нынешнем,
В её израненности, обнищании
И в смутности духа.
Господь Вседержитель.
Не дай ей, не дай пресечься:
Не стать больше быть.
Сколько прямодушных сердец
И сколько талантов
Ты поселил в руских людях.
Не дай им загинуть, погрузиться во тьму,-
Не послуживши во имя Твоё.
Из глубин Беды
Вызволи народ свой неукладный.

(Александр Исаевич Солженицын. Молитва о России)

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.

Мы приведем всего лишь несколько цитат, наглядно характеризующих истинное отношение к Святой Руси и к Богу все еще лежащего в оккультном бункере на Красной площади в Москве «вождя мирового пролетариата», вдохновителя и «мировой революции» и организатора Третьего (Коммунистического) Интернационала (Коминтерна) Владимира Ильича Ульянова-Ленина.

«Россия завоёвана большевиками».

(Ленин, из выступления на 4-м Чрезвычайном Съезде Советов в марте 1920 года).

«Революционная диктатура пролетариата — власть, завоеванная и поддерживаемая насилием пролетариата над буржуазией, власть, не связанная никакими законами».

(Ленин, ПСС, т. 37, стр. 245)

Картинки по запросу Союз воинствующих безбожников

«Расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты».

(Ленин, ПСС, т. 50, стр. 165)

«… Чем большее число духовенства удастся нам по этому поводу (по поводу изъятия церковных ценностей якобы для борьбы с голодом, вызванным большевицкой политики продразверстки, т.е. изъятия у крестьян всего зерна, вплоть до семенного фонда — В.А.) расстрелять, тем лучше».

(Ленин, Известия ЦК КПСС. 1990, No.4., с. 193)

«Голод служит прогрессу.  Разговоры о помощи голодающим есть выражение сладкой, как сахарин, сентиментальности, так характерной для нашей интеллигенции».

(Ленин)

«Дело не в России, на нее, господа хорошие, мне наплевать, — это только этап, через который мы проходим к мировой революции».

(Ленин, из разговора с Бонч-Бруевичем).

«Пусть девяносто процентов русского народа погибнет, лишь бы десять процентов дожили до мировой революции».

(Ленин)

«Всякая религиозная идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье с боженькой есть невыразимейшая мерзость, самая опасная мерзость, самая гнусная зараза».

(Ленин)

«Электричество заменит крестьянину бога. Пусть крестьянин молится электричеству; он будет больше чувствовать силу центральной власти — вместо неба».

(Ленин, Милютину и Красину при обсуждении проблемы электрификации).

«Мы именно на Брестском мире пожертвовали второстепенными, с точки зрения социализма, интересами России, как они понимаются в патриотическом смысле».

(Ленин, ПСС, т. 42, стр. 58).

«Мы не останавливались перед тем, чтобы тысячи людей перестрелять».

(Ленин, 12 января 1920 года на заседании коммунистической фракции ВЦСПС).

Здесь конец и Господу нашему слава!

http://www.belrussia.ru/page-id-1209.html

ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

СТАЛИН И СОЮЗ ВОИНСТВУЮЩИХ БЕЗБОЖНИКОВ

Священник  Николай  Савченко, РУССКАЯ НАРОДНАЯ ЛИНИЯ

Сталин / 01.03.2011

От редакции: Есть несколько тем из нашего недавнего прошлого, которые заведомо вызывают споры, стоит только их начать обсуждать. Одна из них — оценка личности И.В.Сталина. Вокруг личности Сталина уже немало сломано копий на форумах РНЛ. Публикуемая нами статья священника Николая Савченко, клирика Русской Зарубежной Церкви, который нередко выступал участником этих баталий, скорее всего тоже вызовет острые дискуссии. Смиряясь с такой перспективой, мы хотели бы только призвать оппонентов помнить, что какой бы ни был градус спора, но это — спор славян между собою, что среди православных есть разные взгляды на этот вопрос. Помнить и стараться удерживать себя от искушения считать, что есть только моя точка зрения и неправильная.

Последнее время в статьях многих православных авторов стали появляться неточные оценки взаимоотношений Сталина и Союза воинствующих безбожников (СВБ). Иногда мы можем увидеть слова о том, что СВБ был якобы организован троцкистами, а Сталин как будто не имел никакого отношения к деятельности Союза, а затем даже вообще упразднил его. Иногда можно встретить сказки о том, что после закрытия СВБ в СССР при Сталине прекратилась антирелигиозная пропаганда, и наступил расцвет церковной жизни. Здесь мы хотели бы с Божьей помощью внести уточнения в этот важный исторический вопрос, поскольку он достаточно сильно характеризует Сталина и его отношение к Церкви и религии вообще.

Первое и самое важное, что мы должны знать о деятельности Союза воинствующих безбожников — это то, что председатель Союза Емельян Ярославский был личным историком и редактором Сталина. Ярославский был составителем нескольких сталинских трудов. Так например, самый известный сталинский труд «Краткий курс истории ВКП(б)» редактировался Ярославским. Во время подготовки к публикации этой работы и различных других статей Сталин и Ярославский обменивались комментариями. Сохранилась переписка между ними, где советский вождь указывает Ярославскому на некоторые акценты готовящихся статей или на необходимость правок. В недавно вышедшей из печати книги «И.В.Сталин Историческая идеология в СССР в 1920-1950 годы» приведено большое количество писем и отзывов, Сталина и Ярославского. Ярославский присутствует в десятках документов Сталина, причем в некоторых документах Сталина прямо утверждается, что «Историю ВКП(б)» писал Ярославский. Он же давал отзыв и на последнюю версию текста, когда она была дополнена другими идеологами партии. Из переписки видно насколько близок был глава Союза воинствующих безбожников к советскому лидеру.

Сталин и Ярославский были настолько близки, что существует троцкистская карикатура, где Сталин изображен царским жандармом, а Емельян Михайлович — верным псом у него на привязи. Глава СВБ был яростным антитроцкистом. В 1939 году Ярославский издал книгу «О товарище Сталине». До издания книга много раз обсуждалась партийными идеологами и обозначалась в переписке членов Политбюро, как официальная биография советского вождя. Право писать биографию Сталина в те годы надо было заработать, и Ярославский заработал это.

В исторических публикациях обычно не говорится, что Ярославский был далеко не только председателем Союза воинствующих безбожников. У него были должности и повыше, и поближе к Сталину. Первоначально Ярославский был назначен руководителем Антирелигиозной комиссии ЦК. Тогда Емельян Михайлович еще не входил в ЦК, но лишь был председателем комиссии. Решение о назначении Ярославского руководить комиссией ЦК, было принято на Политбюро с участием Сталина. Тогда это была главная должность Емельяна Михайловича, а Союз безбожников был общественной организацией или инструментом Антирелигиозной комиссии ЦК. Как глава комиссии ЦК Емельян Михайлович должен был отчитываться перед ЦК и Политбюро о ходе антирелигиозной работы. Он отчитывался перед Политбюро и лично перед Сталиным многократно. Партийные документы тех лет свидетельствуют о многократных письменных и устных докладах Ярославского о практике антирелигиозной борьбы. Сталин даже называл темы борьбы против религии «вопросами Ярославского».

И.В. Сталин настолько доверял Емельяну Михайловичу, что вначале в 1934 году тот был назначен на работу в Комиссию Партийного Контроля при ЦК ВКП(б), где отвечал за партийную дисциплину. Интересно, что руководителем Ярославского по Комиссии Партийного Контроля был глава НКВД Ежов, совмещавший сразу две должности. Когда в 1938 году Ежов был снят с должностей, а потом расстрелян, то его заместитель Ярославский не пострадал. Если бы Сталин не доверял Емельяну Михайловичу, то лучшей возможности снять главу Союза воинствующих безбожников трудно представить.

Однако Ярославский не последовал за Ежовым, а наоборот был введен Сталиным в состав ЦК ВКП(б). С 1939 года до самой смерти глава Союза воинствующих безбожников был членом ЦК. Кроме этой высокой должности Ярославский также был членом редколлегии «Правды». В 1939 году он стал Академиком Академии Наук СССР по специализации истории и заведующим кафедрой в Высшей Партийной Школе. В 1938 году Ярославский был награжден Орденом Ленина, а в 1943 году — Сталинской премией. Мы имеем все основания предположить, что награждение Ярославского Сталинской премией означает доверие ему со стороны лично Сталина даже в 1943 году.

После перечисления всех заслуг Ярославского перед Сталиным мы вправе задать вопрос: «Неужели не очевидно, что деятельность Ярославского в Союзе воинствующих безбожников была под контролем Сталина? Неужели Сталин не знал, что он назначает в ЦК главу Союза воинствующих безбожников и что именно глава этого Союза пишет главные партийные документы? Неужели Сталин не знал главу Антирелигиозной комиссии ЦК по его многочисленным докладам? Неужели он не был в курсе искоренения религии?»

Роль Сталина в Союзе воинствующих безбожников видна на любом членском билете этой организации. История донесла до нашего времени много таких билетов. На каждом членском билете СВБ мы можем увидеть напечатанные антирелигиозные изречения Сталина. Каждый из 10 млн. членов Союза видел на своем членском билете следующие цитаты советского вождя.

1.     И.В. Сталин «Вопросы Ленинизма»: «Партия не может быть нейтральной в отношении религиозных предрассудков, и она будет вести пропаганду против этих религиозных предрассудков, потому что это есть одно из верных средств подорвать влияние реакционного духовенства, поддерживающего эксплоататорские классы и проповедующего повиновение этим классам».

2.     И.В. Сталин «Беседа с первой американской рабочей организацией»: «Партия не может быть нейтральна в отношении религии и она ведет антирелигиозную пропаганду против всех и всяких религиозных предрассудков, потому что она стоит за науку, а религиозные предрассудки идут против науки, ибо всякая религия есть нечто противоположное науке».

Кроме цитат Сталина на членском билете были также напечатаны две цитаты Ленина, 13-я глава Программы Партии о борьбе против религии и 124-я статья Конституции СССР, разрешавшая как свободу отправления культов, так и свободу антирелигиозной пропаганды. Разумеется, что свобода проповеди в ответ на свободу атеистической пропаганды даже не декларировалась. Мы лишь напомним, что формулировку статьи 124 Конституции обсуждал сам Сталин на 8-м съезде Советов.

Еще одно заблуждение о Союзе воинствующих безбожников заключается в том, что этот союз считается упраздненным после начала войны. На самом деле это ошибка. Союз продолжал свою деятельность до 1947 года, когда его задачи были переданы Всесоюзному Обществу «Знание». В июле 1941 года был временно прекращен выпуск журнала «Безбожник» и деятельность Союза была свернута лишь потому, что работники организации были привлечены к пропагандистской работе на фронте и в тылу. Однако после окончания войны деятельность Союза воинствующих безбожников получила новое дыхание.

29 апреля 1947 года, когда окончательно прекратились открытия церквей на территории СССР, Советом Министров СССР было учреждено «Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний». Позже оно было переименовано во Всесоюзное общество «Знание». Подписал постановление лично Председатель Совета Министров СССР И.В.Сталин.

Особо важен последний пункт постановления Совмина, под которым стоит подпись самого Сталина. Этот пункт гласит:

«10. В связи с тем, что функции Союза воинствующих безбожников по распространению научных и материалистических знаний передаются Всесоюзному обществу по распространению политических и научных знаний, прекратить дальнейшее существование Союза воинствующих безбожников, Передать все материальные средства Центрального Совета Союза воинствующих безбожников Всесоюзному обществу по распространению политических и научных знаний».

Сразу под 10-м пунктом постановления Совмина стоит собственноручная подпись Сталина. Здесь мы опять видим, что Сталин ясно высказал свое отношение к пропаганде атеизма, лично постановив передать функции Союза воинствующих безбожников новоучрежденному обществу. Мы не видим никаких указаний на изменение функций и задач Союза воинствующих безбожников. Все осталось прежним. Антирелигиозная борьба со дня этого постановления Сталина просто приняла более респектабельное и научное обличье. В наше время это общество состоит из достойных людей с достойными целями, но как мы видим, в те годы оно стало рупором антирелигиозной борьбы.

Со дня основания общества в нем стал работать Евгений Александрович Тучков. Тучков известен был большинству иерархов Церкви в 20-е годы, как один из основных ее гонителей. Однако с 1939 года по 1947 год Тучков был ответственным секретарем Центрального Союза воинствующих безбожников и в соответствии с постановлением Сталина был переведен во Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний. До работы в Союзе воинствующих безбожников Тучков работал в центральном аппарате НКВД.

С переводом Евгения Александровича Тучкова из НКВД в Союз воинствующих безбожников связана еще одна очень важная страница сталинской политики по отношению к Церкви. Мы можем увидеть это с помощью подробного биографического справочника «Кто руководил НКВД: 1934 — 1941 гг.» (авторы-составители Н.В.Петров и К.В.Скоркин) и справочника «Лубянка: ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ, 1917-1960» (составители А.И.Кокурин, Н.В.Петров). Авторы-составители справочников досконально изучили всю организационную структуру органов безопасности и биографии должностных лиц тех лет. Эти данные дают нам интересные дополнительные сведения о политике Сталина по отношению к Церкви.

Долгие годы центральный аппарат госбезопасности имел в своем ведомстве отдел или управление, ответственное за борьбу с антисоветскими организациями. Это был Секретно-политический отдел или СПО. Секретно-политический отдел был в числе самых главных отделов наряду с контрразведывательным, особым и иностранным. Большая часть дел по различным антисоветским организациям, действительным или мнимым, фабриковалась именно в этом Секретно-политическом отделе. Занимался он и так называемыми церковными антисоветскими группами. Когда мы читаем жития святых Новомучеников, то весьма часто мы можем узнать, как тот или иной архиерей или священнослужитель был обвинен в принадлежности к антисоветской церковной организации и осужден. Когда иерарх или священник обвинялся в принадлежности к антисоветской организации, он был в сфере ответственности Секретно-политического отдела. В отделе имелось 3-е отделение. Во главе 3-го отделения Секретно-политического отдела стоял Евгений Александрович Тучков. Это отделение специализировалось на борьбе против Церкви. К концу 30-х годов большая часть церквей уже была закрыта, а священники — репрессированы. И тогда, в 1939 году, Тучков был переведен на работу в Союз воинствующих безбожников. Кто же вскоре после Тучкова стал руководителем церковного отделения Секретно-политического отдела? Ответ на этот вопрос неожиданный, но очень важный для понимания сталинской политики в отношении Церкви. Преемником Тучкова стал Карпов, будущий председатель Совета по делам РПЦ. В биографии Карпова мы можем прочесть, что он в 1939-1941 годах занимал пост начальника отделения 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР, а затем в феврале-июне 1941 года заместителя начальника 3-го отдела 3-го Управления НКГБ СССР. Справочник Кокурина и Петрова однозначно сообщает нам, что и 2-й отдел ГУГБ НКВД СССР в 1939-1941 годах, и 3-е управление НКГБ СССР в феврале-июне 1941 года — это Секретно-политическая линия. Справочник приводит таблицу переименования отделов и управлений в ведомствах госбезопасности и переименования отделов и управлений Секретно-политической линии совпадают с биографией Карпова. Таким образом, Карпов оказывается заместителем начальника отделения и даже начальником отделения там, где до того начальником был Тучков. Вспоминаются слова митрополита Сергия (Страгородского), сказанные Сталину на встрече 4 сентября 1943 года. Тогда митрополит, недоуменно глядя на Карпова, произнес: «Он же из гонителей наших». На это Сталин цинично ответил: «Правильно, партия приказывала товарищу Карпову быть гонителем, он исполнял волю партии. А теперь мы ему поручим стать вашим охранителем». Мы видим, что слова митрополита значат очень многое. О многом говорит и сталинское назначение. Карпов не просто из гонителей Церкви. Он наследник Тучкова и он из организаторов гонений на Церковь. Или еще точнее, он начальник того отделения госбезопасности, что занималось уничтожением Церкви. Он главный палач Церкви.

Сталин мог бы назначить на должность председателя Комитета по делам РПЦ кого угодно, но он назначил именно профессионального наследника Тучкова. Это говорит о многом, но только не о мягкости Сталина по отношению к Церкви.

После назначения председателем комитета по делам РПЦ Карпов остался на работе в госбезопасности. Биография полковника Карпова сообщает нам, что он был начальником 5-го отдела 2-го Управления НКГБ-МГБ СССР (май 1943-май 1946) и начальником отдела «О» МГБ СССР (май 1946 — август 1947), а в 1945 году получил звание генерал-майора госбезопасности. Справочник Кокурина и Петрова говорит нам: «с 14 апреля 1943 г. — функции бывшего 3 управления НКВД СССР были переданы во 2 управление НКГБ СССР». И мы видим, что по биографии Карпов остался начальником 5-го отдела того самого Секретно-политического 2-го управления. Он продолжал оставаться главным борцом против антисоветских организаций в Церкви.

Карпов занимал в эти годы очень важное положение в госбезопасности. Стоит только перечислить его непосредственных начальников, чтобы понять, как высоко находился председатель комитета по делам РПЦ в органах безопасности. Во главе Секретно-политического отдела в те годы стояли попеременно Кобулов (29.09.38-29.07.39), будущий замминистра Внутренних дел, затем Серов И.А. (29.07.39-02.09.39), будущий замнаркома Внутренних дел с 31.07.1941, а впоследствии председатель КГБ в 1954-1958 годах и Федотов (04.09.39-26.02.41), в 1946-1947 годах замминистра госбезопасности. Таким образом, Карпов подчинялся как непосредственным начальникам лицам, занявшим в дальнейшем пост не меньше, чем замминистра. Это говорит о важности работы Карпова и о его значении в то время.

Совмещая должности председателя Комитета по делам РПЦ и начальника отделения в Секретно-политическом отделе КГБ, Карпов продолжал борьбу против Церкви. Карпов докладывал лично Сталину о ходе закрытия церквей. Имеется несколько его докладов о закрытии храмов. Так, например, доклад от 24 ноября 1949 года, где председатель комитета отчитывается о выполнении постановлений Совета Народных Комиссаров от 1 декабря 1944 года о закрытии церквей, открытых ранее на оккупированных территориях.

Примечательна еще одна особенность биографии Карпова. Перед тем, как быть назначенным на место уходящего Тучкова в центральный аппарат НКВД, Карпов был в 1938-1939 годах начальником Псковского райотдела НКВД Ленинградской области. В те годы еще не существовало Псковской области, и Псковская земля входила в Ленинградскую область, как отдельный район. И во главе НКВД в будущей области был ни кто иной, как лично Карпов. Это было в 1938-39 годах. Это был пик репрессий, и Карпов тогда был главным палачом Псковской земли.

Многие знают о Псковской миссии на оккупированных территориях. Существуют уже не только глубокие исторические исследования, посвященные ей, но даже художественный фильм. Перед нашими глазами мы видим духовенство, направляющееся из Латвии в Псковскую область для служения на оккупированной территории в разоренных богоборцами храмах. Но не задавались ли вы вопросами, почему именно в Псковскую область? Почему не в Белоруссию? Почему не в Смоленскую область, где в 1941 году 24 уцелевших священника пытались найти архиерея, чтобы наладить церковную жизнь и восполнить нехватку духовенства? К сожалению, ответ на этот вопрос несложен. Псковская земля была больше других областей и районов СССР разорена антирелигиозной политикой. Именно поэтому на Псковской земле к лету 1941 не осталось духовенства, и именно поэтому появилась Псковская миссия. Если в других областях еще оставались отдельные открытые храмы или очень небольшое количество духовенства нелегального или престарелого, то на земле Псковской была пустыня. И теперь мы знаем кто виновник этого. Мы знаем, кто уничтожил Церковь на Псковщине. Это будущий сталинский доверенный человек, будущий председатель комитета по делам РПЦ Карпов. Труднее найти более циничное и издевательское назначение, чем нашел Сталин.

Биография Карпова свидетельствует, что еще раньше, в 1936-38 годах, он был начальником Секретно-политического отдела НКВД Ленинградской области. Это было время самых массовых репрессий, и Секретно-политический отдел вел великое множество дел различных мнимых антисоветских организаций. Их придумывали и фабриковали в большом количестве, и во главе разработки всех антисоветских организаций Ленинграда и области стоял именно Карпов. Он ликвидировал далеко не только троцкистов. Огромное число обычных невинных людей дополнялось служителями церквей. IX том Книги памяти жертв политических репрессий «Ленинградский мартиролог» приводит данные о погибших 2 тыс. священников только за период 1937-38 годов в Ленинградской области. Значительная часть уничтоженного духовенства по Ленинграду и области шли через отдел Карпова. Слова митрополита Сергия (Страгородского) о Карпове «он же из гонителей наших» — это недоумение человека, знавшего правду.

За все время существования Комитета по делам религии при Сталине Церковь ни разу не получила разрешения напечатать Новый Завет. Первый советский тираж Нового Завета в 50 тыс. пошел в печать лишь в 1956 году. Совет по делам религий разрешил лишь печать ограниченным тиражом календаря и Журнала Московской Патриархии. При этом тиражи антирелигиозной литературы только увеличивались. Согласно отчетам «Общества распространения политических и научных знаний» (впоследствии Общество «Знание») тиражи антирелигиозной литературы достигли в 1948 году 18,9 млн., а в 1949 году 26,7 млн. экземпляров. Это цифры совершенно несравнимые с несколькими тысячами экземпляров календарей и единственного церковного журнала. Организация-правопреемник Союза воинствующих безбожников наращивала свою работу.

Общее количество антирелигиозных брошюр было таково, что если все атеистические издания, выпущенные только в одном 1949 году, сложить в одну стопку, то получится пачка высотой примерно в 27 км. Именно такими величинами можно оценить роль Сталина в антирелигиозной политике.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Официальный ответ РПЦ на письмо Александра Проханова, по поводу оценки личности Сталина

29 декабря 2009 года в Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата на имя председателя ОВЦС митрополита Волоколамского Илариона поступило письмо главного редактора газеты «Завтра» А.А.Проханова с просьбой разъяснить церковную позицию в отношении роли личности И.В. Сталина в отечественной истории. Автор письма просил митрополита Илариона ответить на вопросы, которые были приведены в его статье «Блаженны миротворцы» (газета «Завтра», № 1, 2010 г.).

В преддверии 65-летия Победы в Великой Отечественной войне на поднятые в статье вопросы от имени председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата адресату ответил заместитель главы ОВЦС игумен Филипп (Рябых). Главному редактору газеты «Завтра» А.А. Проханову

Уважаемый Александр Андреевич!

По благословению председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Волоколамского Илариона отвечаю на письмо, направленное Вами в его адрес.

Сегодня церковное понимание истории ХХ века представлено в многочисленных исследовательских трудах, посвященных путям Русской Церкви и Русского государства в двадцатом столетии. В них можно найти единственно возможный для Церкви патриотический взгляд, основанный на бескорыстной любви к Отечеству и свидетельстве о важности веры в народной жизни.

История России в ХХ веке показала, что никакие человеческие усилия, даже самые жесткие, не способны удержать единство общества и сделать его благополучным. Неверие, а тем более богоборчество, ведет к ошибкам в политической и общественной жизни: Рече безумен в сердце своем: несть Бог (Пс. 13. 1).

Взгляд Русской Церкви на историю ХХ века формировался на протяжении всего прошлого столетия и выстрадан многими тысячами верующих. Истинные патриоты исторической России должны сделать все, чтобы государственная борьба с религией никогда не повторилась, потому что такая борьба в очередной раз поставила бы под угрозу существование нашего Отечества.

Героизация безбожников и их методов управления не может стать объединяющим началом для народов исторической России. Наоборот, это разъединяет наши общества. Какой, на Ваш взгляд, патриотизм звучит в следующих словах В.И.Ленина, написанных по поводу Первой мировой войны: «Защитники победы своего правительства в данной войне, как и защитники лозунга «ни победы, ни поражения», одинаково стоят на точке зрения социал-шовинизма. Революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своего правительства, не может не видеть связи его военных неудач с облегчением низвержения его… Напротив, именно такое выступление соответствовало бы затаенным мыслям всякого сознательного рабочего и лежало бы по линии нашей деятельности, направленной к превращению империалистской войны в гражданскую» (Ленин В.И. Социализм и война (отношение РСДРП к войне) // Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Издательство политической литературы, 1958—1965. — Т. 26. — С. 307-350).

Между тем многие, кто пострадал от советской власти, несмотря ни на что оставались верны России. Приведу пример святой преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Феодоровны. Она, видя, в какую пропасть попало Отечество, писала императору Николаю II в то время, когда Ленин и его соратники призывали к поражению страны: «Я испытывала такую глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не знают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, помочь ему. Святая Россия не может погибнуть. Но Великой России, увы, больше нет».

В начале своей деятельности именно большевики во многом способствовали гибели одного из величайших христианских государств в мире и уничтожили многих наших соотечественников ради строительства земного рая. Здесь я не хочу идеализировать Российскую империю. Но она формировалась на протяжении тысячелетия как страна, основанная на христианских принципах, и могла бы эволюционно развиваться далее, если бы оппозиция не «раскачивала лодку», а искала бы компромиссы с исторической властью.

При Сталине была создана бесчеловечная система, и ничто ее не может оправдать: ни индустриализация, ни атомная бомба, ни сохранение государственных границ, ни даже победа в Великой Отечественной войне, ибо всего этого добился не Сталин, а наш многонациональный народ. Режим, созданный Сталиным, держался на терроре, насилии, подавлении человеческой личности, лжи и доносительстве. Этот режим пожирал самого себя, когда сами палачи превращались в жертвы, и имел временный успех.

Обвиняя Сталина, я не уподобляюсь упомянутым Вами «врагам империи». Отечество наше – Россия – никому ничего не должно за преступления, совершенные коммунистической властью, так как оно было первой жертвой этого режима. Как только Сталин отошел в мир иной, тут же рассыпался, как карточный домик, и созданный им режим. Да, агония этого режима длилась несколько десятилетий, но отсчет конца начался 5 марта 1953 года. Как известно, системы, вставшие на путь богоборчества, существуют недолговечно. Ленинско-сталинская система просуществовала в России всего 70 лет, между тем русская христианская цивилизация, начало которой было положено святым равноапостольным князем Владимиром, живет уже более тысячи лет.

Россия может иметь будущее, если будет оставаться верной своим историческим корням, обретенным в Киевской купели крещения. Тогда, если Бог даст, будут в ней дружно жить многие народы.

В своей статье Вы апеллируете к общественному мнению. Да, я не исключаю, что многие считают Сталина «самым популярным в России лидером», однако это выражает не поддержку созданного им тоталитарного режима, а желание видеть в нем «сильную руку», способную навести порядок в стране. Конечно, России нужна сильная и дееспособная власть, как и любой другой стране. Только на основе других ценностей и с иными методами управления. Уверяю Вас, если Вы спросите у людей, а хотели бы они покинуть свои квартиры и отправиться жить в бесчеловечных условиях в концлагеря, превратившись в бесплатную рабочую силу, то я уверен, что таковых сейчас не найдется даже среди Ваших единомышленников.

Молитва за власть и общение с ее представителями в сталинское время не означала принятие Церковью того курса, который проводило государство в отношении религии и других сфер общественной жизни. Только один тот факт, что Церковь проповедовала религиозный взгляд на жизнь в то время, когда везде насаждался материализм и одна идеология, означал ее непримиримость с мировоззрением существовавшего режима. В душе многие иерархи, духовенство и миряне противились безбожному режиму, мечтали о возрождении Святой Руси. Приведу слова архиепископа Василия (Кривошеина) (1900–1985). Проезжая как-то мимо кремлевских соборов, его племянник обратил внимание на их красоту. Владыка Василий в ответ сказал: «Да, это очень красиво, но наступит день, и нужно будет эти храмы переосвящать». И такие дни, слава Богу, наступили. Основанная Самим Господом Церковь призвана менять мир с помощью силы любви. Помня слова о том, что Бог хочет всем спастись (1 Тим 2. 4), Церковь вступала и вступает в диалог с различными властями и людьми с надеждой на их обращение к Богу. Именно поэтому апостол Павел писал апостолу Тимофею: «Так вот, прежде всего увещаю возносить мольбы, молитвы, ходатайства и благодарения за людей всякого рода, за царей и всех занимающих высокое положение, чтобы нам и впредь вести спокойную и тихую жизнь в полной преданности Богу и серьёзности. Это хорошо и угодно в глазах нашего Спасителя Бога. Правда, что никто не может спастись сам, но правда также, что Бог хочет, чтобы все спаслись» (1 Тим 2, 1-4).

Безусловно, значительные изменения государственной политики в области религии произошли в 1943 году. Напомню, что этому изменению в политике Сталина предшествовали вполне определенные события – нападение гитлеровской Германии на Советский Союз. Была оккупирована значительная часть территории страны, в том числе и области, на которых подчас была полностью ликвидирована вся религиозная жизнь. В целом к моменту нападения Германии на Советский Союз на территории нашей страны, в границах до 1939 года, оставались действующими не более 300 храмов, было четыре правящих епископа и не более 500 нерепрессированных священнослужителей.

Однако поставивший перед собой задачу полного уничтожения всех форм религиозной жизни большевистский режим и возглавлявший его Сталин все-таки во время Великой Отечественной войны изменили свою позицию. Изменили по вполне определенным причинам. Массовое возрождение церковной жизни на оккупированной немцами территории (оккупационными властями было открыто около 9000 храмов, тогда как Сталин отдал Церкви всего 718 храмов. Так что, по-Вашему, нам теперь следует «боготворить» и Гитлера?!) требовало от Сталина ответных мер пропагандистского характера. Нужно было показать, что и на неоккупированной территории церковная жизнь существует, а освобождение Красной армией оккупированных территорий не будет означать ликвидации религиозной жизни.

Также можно сказать и о другом: о возвращении русской классики, погон в армии, музыке и архитектуре. Все это имело лишь пропагандистский характер, ставивший единственную цель – сохранить режим. Многие наши соотечественники, покинувшие Россию после Гражданской войны, откликнулись на этот сталинский обман и вернулись на Родину. В результате большинство из них ждали кандалы и чечевичная похлебка.

Вы ставите в заслугу Сталину то, что он восстановил «великое русское пространство». Но, как известно, оно было потеряно наследниками «вождя всех времен и народов». Именно Сталин заложил «бомбу замедленного действия», по своей воле перекраивая «великое русское пространство», создавая искусственные границы между бывшими советскими республиками. В результате этой сталинской политики мы пожинаем плоды экстремизма, национализма и ксенофобии. Сейчас осталась только одна связующая скрепа на территории исторической Руси (нынешних России, Украины, Белоруссии, Молдавии и других ныне независимых государств) – это Русская Православная Церковь. Если б не эксперимент в виде национально-территориального деления бывшей Российской империи, то и не встал бы вопрос разделения единой страны и прекращение ее существования в начале 1990-х годов.

Наша Святая Церковь на протяжении столетий была и всегда будет со своим народом и в горести, и в радости. Наше духовенство разделяло участь народа в лютые года ордынского ига и в 1612 году, во времена наполеоновского нашествия и в окопах Первой мировой войны, во времена красного террора и в застенках сталинского ГУЛАГа, в годы Великой Отечественной войны, во дни распада единого Отечества и во времена тяжелых экономических потрясений.

Отвечая на Ваши последние утверждения, могу сказать, что победа в Великой Отечественной войне была одержана нашим народом не благодаря руководству Сталина. Есть мнение авторитетных историков, что именно по его вине мы понесли такие неисчислимые жертвы, положив на алтарь победы миллионы жизней наших соотечественников по причине непродуманной предвоенной внутренней политики. Войну выиграл наш многонациональный народ, ведомый своей любовью к Отечеству, вплоть до «положения живота своего» (ср. Ин. 15.13).

Хотел бы надеяться, что дискуссии по поводу недавней истории нашего Отечества будут вестись в цивилизованной форме, и не будут разделять единый народ на два враждующих лагеря.

С уважением и надеждой на понимание,

Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата игумен Филипп (Рябых)

Картинки по запросу Об отношении Ленина к Богу

Уроки семнадцатого

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Виктор Аксючиц

ПИРАМИДА ИДЕОКРАТИИ.

Очерк устройства идеократического общества на примере Советской России (1917-1953 гг.).

Захватив государственную власть, коммунистическая партия насильственно насаждает режим идеократии – власти идеологии над всеми сферами жизни.  Армия идеологических рекрутов не совпадала с членством в партии. На высоте идеократической пирамиды – вожди, эзотерическая часть партии, самые посвящённые, избранные и верные сыны идеологии. Затем – партийный аппарат – кандидаты в вожди, а пока скорее посвящённые, но ещё не избранные. Далее – партийный актив – среднее звено верных служителей, только отчасти посвящённых. И, наконец, рядовые идеологической армии – общественный актив, далеко не посвящённые, вовсе не избранные, но, тем не менее, уже верные идеологии, чающие быть посвящёнными.

Вождь находится в эпицентре идеологической мании, его решения выражают волю самой идеологии, волю к небытию: «Человеком, стоящим над теорией и над практикой и предписывающим миру его законы, стал Сталин. Он тот, для кого была недействительна никакая теория, кто сам творил теорию и практику» (Р.Н. Редлих). Вождь свободен от идеологических норм, ибо он должен творить новые установки. В нём олицетворяется паразитирование небытия на бытии, необходимость быть связанным с реальным бытием, чтобы его уничтожить. Ленин как истинный партийный вождь требовал от всех абсолютного послушания воле партии, то есть себе лично как её вождю, сам не чувствуя себя чем-либо связанным.

Роль партийного аппарата – организация и контроль за выполнением идеологического задания. На формулирование идеологических догм аппарат оказывает опосредованное воздействие: подачей информации наверх, своим идеологическим настроем и чистотой. Аппаратчик всегда функционер, приставленный партией при той или иной общественной сфере (государственной, хозяйственной, культурной, армейской, научной…).

От рядового члена партии требуется активное служение режиму, за чем следит недремлющее партийное «око» (кампании критики и самокритики, индивидуальные планы, партийные чистки). Из идеологического эпицентра к рядовому партийцу поступают идеологические импульсы: директивы, решения, постановления руководящих органов. Член партии должен быть проводником воли партии в той общественной структуре, в которую он входит. Не принимая участия в выработке решений, рядовой коммунист является приводным ремнём идеологической экспансии.

Партия не покрывает всей массы людей, заражённых идеологией. Наиболее многочисленный идейный контингент не входит в партию – это общественный актив (комсомольский, профсоюзный, рабочий, студенческий, спортивный, охраны общественного порядка, художественной самодеятельности и т.п.). При разнообразии индивидуальных функций активисты должны слепо и вдохновенно выполнять задания партии. Меняющая русла генеральная линия партии неизменно является линией их жизни. Актив объединён идеологическими путами, охватывает всё общество и способствует его идеологическому цементированию. Контингент внепартийных активистов является резервом, в котором система непрерывно черпает кадры взамен перемолотых.

Особым отрядом идейного резерва партии является творческая интеллигенция, которая, заражаясь атмосферой идейного беснования, формирует образы, символы, понятия и лозунги, заряжающие общество новыми импульсами идеологической энергии. Сама по себе творческая интеллигенция не способна создавать новых идеологических догм, но будучи чуткой к господствующим веяниям и чувствительной к своему положению, она стремится забежать вперёд и стать святее самого Папы Римского в выражении экзальтированной преданности, пытается уловить и выразить тлетворный дух времени – изменения русла генеральной линии идеомании. Чем служит расширению поля идеомании и повышению его напряжения. Талантливейший русский поэт Сергей Есенин, поддавшись общему гипнозу небытия, готов был ради братства людей на смерть любимой «Матери-Родины»:

Ради вселенного

Братства людей

Радуюсь песней я

Смерти твоей.

Крепкий и сильный,

На гибель твою

В колокол синий

Я месяцем бью.

Все импульсы из идеологического эпицентра сводятся к двум главным заданиям: 1) подготовка идеологически верных кадров для 2) всемирной экспансии идеологии. Кадры рекрутируются в обществе и проходят первоначальную подготовку во всеохватывающей системе идеологической учебы (политграмота, партийная учеба, университеты марксизма-ленинизма, полит-зачёты). Затем идеократический режим штампует определённый облик человека: выживают и проходят наверх только те, кто лишён или «освободился» от человеческих достоинств. Критерии небытийности пропускают сквозь отборочное сито самые мертвенные экземпляры человеческого рода. Режим неустанно печётся о стойкости и «чистоте» кадров всемирной экспансии. Поэтому с первого в мире идеологического плацдарма – СССР – повсюду внедрялись родственные режимы и создавались их организации (Коммунистический интернационал, Коммунистическое информационное бюро, Совещание коммунистических и рабочих партий). И поэтому же режим непрерывно воспроизводил планы и прожекты переустройства мироздания (программы, пятилетки, стройки века – каналы, ГЭСы, БАМ). Таким образом, каждое мероприятие в идеологически организованном обществе должно выполнять две важнейшие функции: коммунистическое воспитание (обесчеловечивание) и построение материально-технической базы коммунизма (захват и перековка человечества).

Степень идеологической заражённости больше, чем формальная организация, соединяет людей в общую систему. Бойцы идеологии живут в некоем идеологическом поле, парализующем и деформирующем их интеллект. Все они (в том числе и вожди) являются исполнителями заказа идеомании с разделением функций. В идеократическом режиме вождь – наиболее избранный и посвящённый. Он целиком погружён в идеологию, но не всегда способен просвещённо выразить своё посвящение. Поэтому избранные нуждаются в интеллигентных попутчиках, которые формулировали бы идеологический заказ. Идеологическая картина рождается по заказу вождя. Идеолог-теоретик верит, что ему заказали истину, потому что заказ исходит из идеологического эпицентра. В голове теоретика истина заказа облекается в «культурную» форму и возвращается вождям. После того, как «вождь-заказчик» получает идеологическую матрицу из рук идеолога-интеллектуала, он вновь запускает её, теперь уже как директиву, которую призваны воплощать массы под руководством партфункционеров и ведомые активистами. При ослаблении идеологического поля распадается система распределения функций, ослабевает и исчезает вера в истинность идеологии. Верное служение сменяется цинизмом, лицемерием, двоедушием.

Посвящённые настолько просвещены идеологией, что не ведают другой жизни. Приближённые частично связаны с реальностью. Эта двойственность расщепляет общественную и внутреннюю жизнь человека. Для приближённых идеология – это «мир иллюзий, в которые человек не имеет силы верить и смелость не верить. Это – система самоутешений, несостоятельность которых очевидна, но отказаться от которых нет сил» (Р.Н. Редлих). Отверженные же в идеологическом режиме отвержены не образно, а вполне реально. Таким образом, «принципиальное отношение таково: на одном полюсе советской жизни – член партии, ответработник, министр, облечённый огромной властью и располагающий огромными материальными возможностями, но духовно скованный, творчески уничтоженный обязательным псевдоисповеданием активно-лицемерной официальной доктрины; на другом – какой-нибудь зэк, под конвоем марширующий на очередную командировку, но зато отдающий себе ясный отчёт и в чудовищной сущности сталинизма, и в своём отношении к нему» (Р.Н. Редлих).

Небытийная идеология нацелена на то, чтобы не оставить ни одного островка бытия. К последовательному уничтожению приговорены все и вся, даже эзотерическое ядро идеологии – посвящённые: «В 1937 году Сталин оказался в состоянии уничтожить партию, действуя не столько во имя собственных целей, сколько для блага идеологии, – и поддержали Сталина своим согласием именно те, кому он готовил гибель» (А. Безансон). Идеологические вожди и функционеры способны на крайние действия не из личных интересов, их неукротимо принуждает идеологическая экспансия. Ослеплённые идеологией могут безумно стремиться к безумным целям, даже если последствия оказываются для них самоубийственными.

Описанные качества и отношения характерны для всякого идеологического сообщества и для всех, зараженных идеологией. В чистом виде они проявлялись в эпохи наибольшей идеологической одержимости (в России – в 1917-53 гг.). В годы ослабления идеологической экспансии твердость посвящённых и надёжность приближённых размываются здоровыми силами. Характер людей приобретает причудливое сплетение идеологических мифов, фикций и реальных жизненных желаний и стремлений. На общем идеологическом фоне всё более проявляются далеко не идеологические мотивы. Всё также звучит идеологическая трескотня, но на трафаретном партийном языке люди пытаются договориться о конкретных житейских нуждах и проблемах. Эпоха идеологической монолитности сменяется эпохой идейного расщепления, двоедушия, цинизма. Идеология постепенно теряет свою «плоть».

В подобной ситуации требуется сравнительно небольшой импульс, чтобы грандиозный идеологический монстр рассыпался в прах. Это и произошло в России в августе 1991 года. Но прах этот оказывается «радиоактивным», идеологические трихины глубоко внедрены в души людей и в общество, они вызывают рецидивы идеологической болезни, в новых формах ослепляют сознание, парализуют или ложно ориентируют волю. Для полного исцеления необходимо опознать источник, носитель и природу идеологической одержимости. Затем отторгнуть из общественного организма «раковые клетки» – те структуры и организации, деятельность которых мотивирована идеологическими нуждами. И, главное, начать восстановление погубленных тканей, прежде всего, возродить историческую память общества, национальное самосознание и волю народа, правосознание граждан. Мы долгие годы проживаем драматический период пробуждения национального духа и рецидивов застарелой идеологической болезни. Но начался процесс возрождения тогда, когда казалось, что режим утвердился навечно.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.