«О Ленине и половом вопросе». Вольфганг Акунов.

 

половой вопрос

Все запреты, касающиеся сексуальности, должны быть сняты… даже запрет на однополую любовь должен быть снят…

(Владимир Ленин)

Обратитесь во Всемирную лигу сексуальных реформ. Может быть там помогут?

(Илья Ильф/Евгений Петров)

Как-то ночью в мавзолей
Пробрался одинокий гей…
И теперь у Ильича
Вывих правого плеча

(Эдуард Суровый)

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.

Приведенная нами в качестве эпиграфа к настоящей «сексуально-революционной» (или «сексуально-патриотической», как кому больше нравится) миниатюре цитата Ленина требует пояснения. Дело в том, что сексуальный (или говоря по-нашему, по-русски, половой) вопрос стоял у большевиков (как, впрочем, и у других революционеров) на одном из первых мест в их политической программе. Еще задолго до революции товарищ Лев Давидович Троцкий по заданию партии составлял программу будущих мер в сфере полового раскрепощения масс сразу после прихода коммунистов к власти в России, а товарищ Владимир Ильич Ленин еще в 1904 году писал, что «раскрепощение духа чувственности, энергии, направленной не на псевдосемейные ценности, поможет выплеснуть этот сгусток на дело победы социализма».

Сразу же после октябрьского переворота в 1917 г. большевики выпустили несколько декретов. Вслед за знаменитыми «О мире» и «О земле» 19 декабря 1917 г.  издаются декреты товарища Ленина «Об отмене брака» и «Об отмене наказания за гомосексуализм» (считавшийся в Царской России и — возможно, больше по инерции, при Временном Правительстве — тяжким уголовным преступлением).

Ровно через год в Петрограде, 19 декабря 1918 г., годовщина декрета «Об отмене брака» была торжественно отмечена публичным шествием лесбиянок. Товарищ Троцкий в своих воспоминаниях утверждает, что на это известие товарищ Ленин радостно отреагировал: «Так держать, товарищи!». На этом же первым в истории России лесбийском параде несли плакаты «Долой стыд». Этот призыв окончательно вошел в широкий обиход в июне 1918 г., когда несколько сот представителей обоего пола прошлись по центру Петрограда совсем голыми. Автору же настоящей миниатюры бабушка рассказывала в детстве, как она однажды села в Москве в районе Яузского бульвара на трамвай «А» («Аннушка») и увидела сидевшую там совершенно голую молодую женщину, перевитую через плечо и по талии двумя лентами с надписью крупными черными буквами (в соответствии с правилами новой, революционной, орфографии): «Долой стыд». Мне тогда было лет 12, поэтому я бабушкин рассказ запомнил очень хорошо.

Таким образом, основоположником практики столь яростно критикуемых нынешними идейными наследниками ленинцев-большевиков «гей-парадов» в России, а также идейным вдохновителем легализации всякого рода сексуальных извращений был никто иной, как «вождь мирового пролетариата», пламенный интернационалист товарищ Владимир Ильич Ленин. Особенно его поддерживала в этом вопросе пламенная интернационалистка товарищ Александра Михайловна Коллонтай, автор программной книги Любовь пчел трудовых и крылатого изречения о том, что совершение полового акта (или, выражаясь более научным языком, сексуального контакта) должно стать в обществе победившего социализма таким же легким, как осушение стакана воды в целях утоления жажды.

Директивы большевиков «о социальной гигиене» спускались из Москвы «на усмотрение трудящихся». Это означало, что в губерниях власти должны были сами решать, какими методами им проводить на подвластной им территории усердно пропагандируемую самопровозглашенными вождями мирового пролетариата «сексуальную революцию». Так, например, в Рязанской губернии большевицкие власти в 1918 г. издали декрет «О национализации женщин», а в Тамбовской губернии в 1919 г. — «О распределении женщин». В Вологде же захватившие власть большевики претворяли в жизнь следующие «сексуально-революционные» положения: «Каждая комсомолка, рабфаковка (слушательница т.н. рабочего факультета — рабфака — высшего учебного заведения, проходящая обучение по ускоренной программе — В.А.) или другая учащаяся, которой поступило предложение от комсомольца или рабфаковца вступить в половые отношения, должна его выполнить. Иначе она не заслуживает звания пролетарской студентки».

А «председатель ЦИК (Центральной Исполнительной Комиссии — В.А.) Кубано-Черноморской республики Абрам Рубин в марте 1918 г. издал декрет, по которому девицы 16-25 лет подлежали «социализации, т.е. становились социалистической собственностью патологических извращенцев»…В «Акте о социализации девушек и женщин в г. Екатеринодаре по мандатам советской власти« приведен образец такого мандата: Предъявителю сего товарищу Карасеву предоставляется право социализировать в г. Екатеринодаре 10 душ девиц возрастом от 16 до 20 лет, на кого укажет тов. Карасев. Главком Ивашев. Печать» (цит. по: В. Ерчак. «Слово и дело Ивана Грозного», Мн., 2005).

Но, конечно же, наиболее полно и ярко провозглашенная и осуществляемая большевиками «сексуальная революция» воплотилась (задолго до западной «сексуальной революции» 60-х гг. ХХ в.) в обеих столицах Совдепии (а затем — возникшего на ее месте Союза Советских Социалистических Республик) – в Москве и Петрограде. Принято считать, что «шведская семья», то есть сожительство, или совместная (в том числе и половая) жизнь, множества лиц обоего пола – изобретение чисто шведское. В действительности же, это — изобретение не шведской или какой бы то ни было другой конкретной нации, а пламенных интернационалистов — ленинцев-большевиков. Оно и понятно — безудержная пропаганда половой разнузданности шла, в конечном счете, на пользу укрепления их собственного режима. Сначала разнуздать, чтобы потом взнуздать…

Обычным явлением того прославляемого кое-кем по сей день далекого «героического времени, овеянного романтикой революции», времени были комсомольские коммуны. На добровольной основе в такой «семье» обычно проживало от десяти до двенадцати лиц обоего пола. Как и в нынешней «шведской семье», в подобном коллективе велись совместные хозяйство и половая жизнь. Разделение на постоянные интимные пары не допускалось: ослушавшиеся коммунары лишались этого почетного звания. В отличие от шведского аналога, рождение детей не приветствовалось, так как их воспитание могло отвлечь молодых коммунаров от строительства светлого будущего. Если все же ребенок рождался, его отдавали в интернат… Постепенно половое коммунарство получило распространение по всем крупным городам Страны Советов. Дело доходило даже до того, что, к примеру, в коммуне Государственной библиотеки в Москве коммунарам предоставлялись не только одинаковые пальто и обувь, но и одинаковое нижнее белье.

«Образцовой» в этом смысле считалась трудовая коммуна ГПУ для беспризорных в Болшево, созданная в 1924 г. по личному распоряжению еще одного пламенного интернационалиста ленинского призыва — рыцаря революции, «железного» Феликса Эдмундовича Дзержинского, получившего от партии задание заняться судьбами сирот, родителей которых он, со своими присными, отправил в мир иной, толкнув тем самым осиротевших детей своих жертв, в поисках пропитания, на преступный путь. В этой трудовой коммуне насчитывалось около тысячи малолетних преступников в возрасте от 12 до 18 лет, из них примерно 300 девочек. Воспитателями коммуны приветствовались «совместные сексуальные опыты», девочки и мальчики проживали в общих казармах. В одном из отчетов об этой коммуне писалось: «Половое общение развивается в совершенно условиях. Коллектив так усложняет отношения индивида с другими людьми, что оказывается невозможным застраховаться от смены партнера или от начала новых отношений. Вместе с тем совместная жизнь отвлекает воспитанников от противоправных поступков и дурных настроений». Таким образом, можно сказать, что коммуна в Болшево была (и остается) самой крупной «шведской семьей» в истории. Подобная практика существовала и в других советских детских домах и даже в пионерских лагерях.

19 ноября 1920 г. декретом Ленина в Совдепии — впервые в мире — были узаконены аборты.

Но это так, к слову…

ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Приведем, в качестве примера, любопытный документ эпохи военного коммунизма в Советской России (с сохранением орфографии подлинника):

«Декрет Саратовского Губернского Совета Народных Комиссаров об отмене частного владения женщинами

§ 1. Съ 1 января 1918 года отменяется право постояннаго владения женщинами, достигшими 17 л. и до 30 л.

Примечание: Возрастъ женщинъ определяется метрическими выписями, паспортомъ, а въ случае отсутствiя этихъ документовъ квартальными комитетами или старостами и по наружному виду и свидетельскими показанiями.

§ 2. Действiе настоящего декрета не распространяется на замужнихъ женщинъ, имеющихъ пятерыхъ или более детей.

§ 3. За бывшими владельцами (мужьями) сохраняется право въ неочередное пользование своей женой. Примечание: Въ случае противодействiя бывшаго мужа въ проведенiи сего декрета въ жизнь, онъ лишается права предоставляемого ему настоящей статьей.

§ 4. Все женщины, которыя подходять подъ настоящiй декреть, изъемаются изъ частного постояннаго владенiя и объявляются достоянiемъ всего трудового народа.

§ 5. Распределенiе заведыванiя отчужденныхь женщинъ предоставляетя Сов. Раб. Солд. и Крест. Депутатовъ Губернскому, Уезднымъ и Сельскимъ по принадлежности.

§ 7. Граждане мущины имеють право пользоваться женщиной не чаще четырехъ разъ за неделю и не более 3-хь часовъ при соблюденiи условiй указанныхъ ниже.

§ 8. Каждый членъ трудового народа обязан отчислять оть своего заработка 2% въ фондь народнаго поколения.

§ 9. Каждый мущина, желающй (так в тексте декрета — В.А.) воспользоваться экземпляромъ народнаго достоянiя, должень представить оть рабоче-заводского комитета или профессiонального союза удостоверенiе о принадлежности своей къ трудовому классу.

§ 10. He принадлежащiе къ трудовому классу мущины прiобретаютъ право воспользоваться отчужденными женщинами при условiи ежемесячнаго взноса указанного въ § 8 в фондь 1000 руб.

§ 11. Все женщины, объявленныя настоящимъ декретомъ народнымъ достояниемъ, получають изъ фонда народнаго поколенiя вспомоществованiе въ размере 280 руб. въ месяцъ.

§ 12. Женщины забеременевшiе освобождаются оть своихь обязанностей прямыхъ и государственныхъ въ теченiе 4-хъ месяцев (3 месяца до и одинъ после родовь).

§ 13. Рождаемые младенцы по истеченiи месяца отдаются въ приють «Народные Ясли», где воспитываются и получають образованiе до 17-летняго возраста.

§ 14. При рождении двойни родительницы дается награда въ 200 руб.

§ 15. Виновные въ распространенiи венерическихъ болезней будутъ привлекаться къ законной ответственности по суду революцiоннаго времени.»

(Источник: Арх. УФСБ Орловской области, дело №15554-П).

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

«Лечащие врачи и особенно Ферстер и Кожевников все-таки не исключали полностью сифилитический генез мозговых явлений. Об этом, в частности, свидетельствует назначение инъекций мышьяка, который, как известно, долгое время был основным противосифилитическим средством.» (Лопухин Ю. — Как умер Ленин. Откровения смотрителя мавзолея — М, 2014 — стр.17)

«После осмотра Ленина, 21 марта, профессор Штрюмпель ставит диагноз: endarteriitis luetica (сифилитическое воспаление внутренней оболочки мозга — эндартериит) с вторичным размягчением мозга.» (Лопухин Ю. — Как умер Ленин. Откровения смотрителя мавзолея — М, 2014 — стр.26)

Штрюмпель «безапеляционно утверждает: «Терапия должна быть только специфической (то есть антилюэтической)». Весь врачебный ареопаг с этим согласился. Ленину стали энергично проводить специфическое лечение.» (Лопухин Ю. — Как умер Ленин. Откровения смотрителя мавзолея — М, 2014 — стр.26)

«Известный русский ученый, невропатолог и психиатр Г.И. Россолимо в доверительной беседе со своим старым приятелем профессором Лечебно-санитарного управления Кремля В.А. Щуровским высказал свои соображения по поводу болезни Ленина. Он, в частности, отметил, что острые приступы и нарушения мозгового кровообращения у Ульянова, приведшие к параличу правой части тела и потере речи, отчасти были спровоцированы психопатанией, наследственно обусловленной. Он также сказал, что такого же мнения придерживался профессор Отфрид Ферстер.

Григорий Иванович рассказал и о консилиуме, который состоялся 21 марта 1923 года с участием Семашко, Штрюмпеля, Бумке, Геншена, Нонне, Ферстера, Минковского, Кожевникова, Крамера, Осипова, Обухова и других советских и иностранных врачей. Все присутствующие сошлись во мнении, что у пациента заболевание сифилитического происхождения. Особо категоричен был при определении окончательного диагноза один из старейших и опытнейших невропатологов профессор Штрюмпель, который после осмотра Ленина решительно заявил, что у больного сифилитически воспалены внутренние оболочки артерий, поэтому его лечение, сказал он, должно быть исключительно антилюестическим (Люес (лат.) — синоним сифилиса). Все без исключения врачи, в том числе нарком Семашко, согласились с профессором Штрюмпелем.» (Арутюнов А. — Ленин. Досье без ретуши — Том 2 — М, 2002 — стр.171-172)

«А исследовать дугу аорты не стали умышленно. Нарком здравоохранения Н.А. Семашко особо просил производившего вскрытие патологоанатома профессора А.И. Абрикосова обратить особое внимание на доказательство отсутствия у Ленина сифилиса, чтобы сохранить светлый облик вождя. Вот Алексей Иванович и не стал лезть в дугу аорты — от греха подальше. Не делали и анализ крови на реакцию Вассермана.» (Соколов Б.В. — Любовь вождя — М, 2004 — стр.285).

ПРИМЕЧАНИЕ

В качестве иллюстрации к настоящей миниатюре мы поместили в ее заголовке советский «сексуально-революционный» плакат 20-х годов ХХ века.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.