Празднование Рождества и Нового года в России утвердилось в царствование Петра I, который решил отмечать его с 1 января 1700 года, до этого времени новый год наступал 1 сентября. Естественно, Санкт-Петербург, основанный в 1703 году, стал основным центром новогоднего праздничного церемониала. Тогда же в будущей столице появились новогодние елки; кроме того, наступление года отмечали пушечным салютом со стен Петропавловской и Адмиралтейской крепостей. Празднование также сопровождалось Божественной литургией.

Однако не все традиции прижились сразу – если пушечная пальба продолжалась вплоть до конца XVIII века, то елки после смерти основателя Санкт-Петербурга ставить прекратили. Возобновилась эта традиция лишь в царствование Николая I. Вплоть до конца XIX века новогодние гуляния в столице Российской империи были скромными, куда более значимым праздником являлось Рождество. Причем в первой половине XIX столетия оно отмечалось с еще большим размахом в связи с тем, что 25 декабря праздновалось и изгнание из России наполеоновских войск. Все это время неотъемлемой частью новогодних праздников являлось и Крещение, отмечавшееся 6 января. Уже в царствование Петра I в Рождество поднимали штандарт – как полагалось во все праздничные дни – и держали его вплоть до 6 января.

В начале XX века ситуация стала немного меняться – новогодние торжества и гуляния становятся более торжественными, нежели рождественские, то есть светский праздник постепенно начал вытеснять церковный. Крещенские же торжества и вовсе прекратились после 1905 года».

Царствование Петра I

Источник изображения:vk.com

20 декабря 1699 года Петр I издал указ, согласно которому, «по примеру всех христианских народов», предписывалось вести летосчисление не от сотворения мира, а от Рождества Христова. В соответствии с этим после 31 декабря 7208 года наступало 1 января 1700 года от Рождества Христова. Далее в указе говорилось:

«В знак того доброго начинания и нового столетняго века <…> после должного благодарения Богу и молебнаго пения в церкви и кому случится в дому своему, по большим и преезжим знатным улицам знатным людям и у домов Нарочитых духовнаго и мирского чина перед вороты учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых <…> а людям скудным хотя бы по древцу, или ветве на воротья, или над хроминою своею поставить <…> а стоять тому украшению Генваря по 7 день тогож 1700 год…» (Цит. по: Иванов Е. История праздников Нового года и Рождества).

Таким образом, новогодние «ёлки» в виде еловых веток появились в России в царствование Петра I. При нем же в Петербурге утвердился порядок, по которому Новый год каждый раз отмечался пушечным салютом. Эта традиция продержалась вплоть до конца царствования Екатерины.

Царствование Анны Иоанновны

Источник изображения:vk.com

В 1733 году 4 января в газете «Санкт-Петербургские ведомости» писали:

«В день нового года по окончании службы палили из пушек с крепости и Адмиралтейства. Вечером были иллуминованы все дворы.»

В 1736 году в газете появился следующий материал:

«Вечером на Неве был зажжен фейерверк, а на крепости и адмиралтействе — иллюминация.На плане фейерверка изображена была Россия в женском обряде стоящая на коленах пред ея императорским величеством, которая освещалась входящими с небес на ея императорское величество и от ея величества возвращающимися сиянием с надписью: Благие нам с тобой лета.»

Царствование Екатерины II

Источник изображения:vk.com

В царствование Екатерины II при дворе празднование происходило следующим образом:

«На 1 января 1769 года назначен придворный маскарад. Празднование при дворе было обычное: дипломатический корпус и министры созваны на повесткам. В 12-м часу императрица в малой короне и мантии вошла в паре с ситом в большую церковь, в предшествии гофмаршала с жезлом. Проповедь после литургии произносил Новоспасский архимандрит Симон (Лагов), а преосвященный Гавриил (Кременецкой) — поздравительную речь.» (Цит. по: Петров П.Н. История Санкт-Петербурга…)

«День 1 января 1776 г. начался обычными церемониями. В придворной церкви после литургии произносил проповедь архимандрит Виктор, а архиепископ Гавриил в кавалерской комнате, при целовании руки, приветствовал ее величество краткой поздравительной речью. Перед дворцом собранные полки окончили парад с музыкой.» (Цит. по: Петров П.Н. История Санкт-Петербурга…).

Пушечная пальба фиксируется в источниках вплоть до конца XVIII века, а вот после вступления на престол Павла I таких упоминаний нет.

А вот традиция украшения дома еловыми ветками не прижилась и сохранилась лишь в украшении кабаков.

Царствование Елизаветы Петровны

Источник изображения:vk.com

 В царствование Елизаветы Петровны при дворе происходил следующий церемониал:

«Сего генваря 1 числа поутру для нового года имели приезд ко двору ея императорского величества знатные обоего пола персоны и чужестранные господа министры. В 12 часу ея императорское величество и их императорские высочества из внутренних покоев при шествии наперед всего придворного штата чрез галерею изволили прибыть в придворную большую церковь для слушания божественной литургии… а по окончании происходила с обеих крепостей пушечная пальба.» (Санкт-Петербургские ведомости. 1752. № 4. 14 января).

Несколько позже, в 1785 году:

«Сего генваря 1, то есть в день нового года при дворе ея императорского величества происходило следующее: по утру в 11 часов съехались ко двору знатного обего пола персоны и знатное дворянство, а в 12 часу обретающиеся при здешнем императорском дворе послы и протчие чужестранные министры…После всей Божией службы учинена с обеих здешних крепостей пушечная пальба, и в то же время в церкви ея императорскому величеству и его императорскому высочеству приносили поздравления светлейшего синода члены…» (Санкт-Петербургские ведомости. 1785. № 1. 3 января).

Царствование Николая I

Источник изображения:vk.com

«В день Нового года его величество государь император, их величества государыни императрицы и их императорские высочества изволили принимать в Зимнем дворце поздравления духовенства, особ дипломатического сословия, придворных, военных и гражданских чиновников и прочих особ, имеющих приезд к высочайшему двору. Ввечеру был великолепнейший придворный маскарад в Таврическом дворце для особ первых шести классов и именитого купечества.» (Северная пчела. 1827. № 2. 3 января).

Появление главного символа Нового года – ёлки

Баронесса Мария Фридерикс (прим. Город+: Мария Петровна Фридерикс — фрейлина императорского двора, занималась благотворительностью) писала в своих мемуарах о том, что в Россию обычай ставить в доме на праздник ёлку был ввезен из Пруссии принцессой Шарлоттой (Александрой Федоровной), с которой Николай I вступил в брак в 1817 году. В некоторых областях Германии ёлочки, поставленные на столах и украшенные яблоками, сахарными изделиями и облатками (Прим. Город+: облатка — бумажный кружочек, смазанный клеем и служивший для склеивания конвертов), известны уже в первой половине XVI века.

Баронесса вспоминает, как накануне Рождества императрица приглашала членов свиты с детьми на семейный праздник:

«1837 год. Я уже совсем ясно начинаю припоминать, мне тогда было 5 лет, именно в это время приближение ёлки сильнее врезалось в мою память. Нужно сказать, что примерно за неделю до Рождества и «большой ёлки», как мы её называли в детстве, у великих княжон Марии, Ольги и Александры Николаевны, в какой-нибудь выбранный день, делалась так называемая «маленькая ёлка» (la petit Noel): тут юные великие княжны и маленькие великие князья дарили друг другу разные безделушки… По окончании нашего детского празднества нас, детей… повели пить чай в детскую великих князей».

В провинции ёлки появляются в основном в городах, где проживает много иностранцев. К.Авдеева, автор знаменитой кулинарной книги, в конце 1830-х — начале 1840-х годов жила с семьёй дочери в Дерпте. По её наблюдениям русские, живущие в городе, праздновали Рождество, а Новый год отмечали и ставили ёлку, в основном, в домах немцев.

Во второй половине XIX века новогодний праздник стал обретать знакомые нам черты. Ёлку можно было уже увидеть не только в Зимнем дворце, но и в губернских и уездных городах, в домах мещан и провинциальных помещиков. Ёлки теперь продавались на ёлочных базарах: в Петербурге — у Гостиного двора, в Москве — на Театральной площади. В 1852 году в Петербурге в Екатерингофском парке была устроена первая публичная ёлка, и с этого времени становится традиционным новогодним мероприятием.

Однако новогодний праздник приживался довольно долго. Так, 1 января 1853 года в газете «Санкт-Петербургские ведомости» сообщалось:

«Петербург проводит Васильев день точно так же, как и все другие вечера: так же играет в карты, так же танцует, так же ужинает и пьет шампанское, с той только разницею, что прибавляет поздравление с Новым годом».

Из дневника цензора Александра Никитенко

Источник изображения:vk.com

Александр Никитенко — историк литературы, цензор, профессор Петербургского университета и действительный член Академии наук.

«1 января 1829 года 
12 часов ночи. Новый год встречаю я с пером в руке: приготовляю юридические лекции. Но нынешний вечер дело это особенно затруднено. Квартира моя граничит с обиталищем какой-то старухи, похожей на колдунью романов Вальтера Скотта. Там до сих пор не умолкают буйные песни вакханок, которые сделали, кажется, порядочное возлияние в честь наступающего года. Удивительно, как наши женщины низкого сословия преданы пьянству. Весь дом, в котором я квартирую, не исключая и моей хозяйки, наполнен сими грубыми творениями, которые не упускают случая предаться самому бесшабашному разгулу. Ссоры и форменные побоища обыкновенно заключают их беседы, и одна угроза квартального заставить их мести улицы усмиряет этих жалких детей невежества». 

«1 января 1831 года 
Новый год встретил у Деля. Собрание было большое, и все, кажется, веселились. Старинный обычай являться в масках еще держится. Многие и сюда в них явились. Дам было мало красивых. Инспектриса Екатерининского института, г-жа Штатникова, пышна, величава, но уже зрелых лет. Моей поэзией на нынешний вечер была сама хозяйка дома, Анна Петровна Дель. Она не хороша собой и не первой молодости: ей лет под тридцать. Но эта женщина меня очаровывает своим нежным женским умом, своею сердечною любезностью и невыразимо милым простодушием. Все это сообщает ее лицу такое выражение, что ее предпочтешь всякой красавице. 
Поутру в Новый год я был осажден поздравителями. Никогда еще не бывало у меня такой толпы разнородных лиц — знак, вероятно, что и меня начинают считать за человека. Сам я был с визитами у институтского начальства, у князя Голицына. Вечер провел у Троицкого, который сегодня праздновал обручение свое с невестою».

«1 января 1858 года, среда 
Получил из военного министерства проект положения об учебных заведениях и программы, с просьбой рассмотреть их в два дня и написать свое мнение». 

«1 января 1862 года, понедельник 
До половины третьего ночи в типографии, где и принял новорожденного младенца — «Северную почту». Вместе со мною работали и частные редакторы. Выход из-под пресса первого листа мы приветствовали бокалом шампанского в подвалах типографии, где начальник типографии представил мне этот лист во втором часу. Домой вернулся к трем. 
В десять часов утра был уже у министра внутренних дел и представил ему первый номер газеты».

«1 января 1863 года, вторник 
Новый год. Все как будто вдруг обезумели, какая беготня и суматоха! Что же это такое? В природе ли произошла какая-нибудь радикальная перемена или в людях? Ведь в сущности ни малейшего намека на то, что случилось что-нибудь новое, что образовало бы рубеж между 1862 и 1863 годами. Между тем со всех сторон сыплются поздравления, все поддаются каким-то надеждам, вероятно и в этом году таким же несбыточным, как и в прошлом. А впрочем, не худо, что такой обычай существует. За недостатком истинных благ человеку нужен хоть призрак хорошего лучшего. И вся эта беготня — своего рода занятие, которое разнообразит обыкновенную прозу жизни».

«1 января 1874 года, вторник 
У меня для встречи Нового года была приготовлена, по обыкновению, бутылка шампанского, и мы, то есть я и мои домашние, встречали его с бокалами довольно живо, если не весело, и просидели до половины второго часа ночи.При этом с большим размахом проходили рождественские гуляния».

Так менялись традиции празднования Нового года в царской России. В следующих материалах Город+ расскажет о дальнейшей судьбе Нового года в нашей стране.

Кандидат исторических наук Николай Славнитский.

Источник: Город+


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

preloader