Ко дню забытой годовщины. Вольфганг Акунов.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.

Многие ли из наших современников, а тем более — соотечественников — понят. что 1 апреля 1939 года победой националистов из партии «Испанская Фаланга» и монархистов из карлистской милиции Рекете (многие десятилетия шельмуемых мировой левой «фашистами») завершилась Гражданская война 1936-1939 гг. в Испании, сорвавшая планы Коминтерна создать создать на Пиренейском полуострове «Союз Cоветских Иберийских Cоциалистических Республик»? Между тем

«В сегодняшний день, когда Красная Армия пленена и разоружена, национальные войска достигли своей конечной цели в войне. Война закончена.

Генералиссимус Франко
Бургос, 1 апреля 1939 года.»

«En el día de hoy, cautivo y desarmado el Ejército Rojo, han alcanzado las tropas nacionales sus últimos objetivos militares. La guerra ha terminado.

El Generalísimo Franco
Burgos 1º abril 1939.»

Франсиско Франко был провозглашен пожизненным главой государства, но пообещал, что после его смерти Испания снова станет монархией. Своим преемником каудильо назвал внука короля Альфонса XIII, принца Хуана Карлоса де Бурбона, который после кончины Франко 20 ноября 1975 года и вступил на престол. Так испанские националисты сохранили страну для монархии. Свой вклад в победу над испанской агентурой Коминтерна внесли и сражавшиеся на стороне испанских антиглобалистов в рядах монархической милиции Рекете_ под знаменем Российской Империи, окормляемые православным духовенством, русские добровольцы-монархисты — ветераны Белой Борьбы.

Здесь конец и Господу Богу нашему слава!

ПРИЛОЖЕНИЕ

В АРМИИ ФРАНКО.

Письмо бывшего чина ВСЮР/1/, опубликованное в журнале «Часовой». №173, 1936 год

«Вот уже четырнадцатый день, как я сражаюсь за наше общее дело на стороне испанской Белой Гвардии.

Я уже писал перед отъездом, что при первых же известиях о восстании испанского офицерства против агентов III Интернационала, я твердо решил вместе с моими товарищами бросить здесь все и идти сражаться. Хотя это грозило мне очень многими неприятностями, я это выполнил…
Перешло нас четверо человек границу Испанского Марокко. С первого же момента — то же, что было в Добровольческой Армии, когда к нам переходили с красной стороны. При первом же разговоре с пограничной охраной, когда выяснилось, что мы — русские, к нам отнеслись весьма недружелюбно. Надо вам сказать, что мы едва избежали больших неприятностей. Однако же, пройдя неизбежные опросы сержанта и лейтенанта из нижних чинов, мы добрались до командовавшего постом капитана, который оказался исключительно в курсе событий в России, знал о существовании русской эмиграции и очень сердечно отнесся к нам. Я никогда не забуду этот вечер на пограничном посту, где мы — гости испанского офицера — впервые увидели со стороны иностранца понимание опасности большевизма и необходимости борьбы с ним до конца.
Мы, как могли, в первый же день нашего прерывания в Белой Испании выполнили свой долг и поведали ему, как горек опыт нашей Гражданской войны — той же, что они ведут сейчас; той, что мы начали много лет тому назад.

Затем нас отправили в штаб района, где мы встретили уже прямо дружеское отношение. Мы изъявили — все четверо — желание отправиться немедленно на фронт. Жили два дня в казармах. К счастью, все наши документы оказались в полном порядке и вполне удовлетворили штаб. На третий день мы были зачислены в N-скую офицерскую резервную роту и отправлены в порт Сеута, откуда на пассажирском аэроплане нас перевезли на полуостров.

Вдумайтесь в это понятие: «офицерская рота», в которой я нахожусь четырнадцатый день. Это то же самое, до странного то же самое, что было у нас в первые месяцы Добровольческой Армии. Под знамена сейчас стеклись все; и стар, и млад. Рядом со мной в строю отставные штаб-офицеры, в то время как ротой командует капитан. Мы «числимся» в резерве, но уже участвовали в одном бою и трех стычках. Люди сейчас очень нужны. И, хотя нет названий «ударный» полк, наша часть с честью его заслужила.

Здесь, на испанском юге, все население против большевиков, Надо только видеть, как встречают Белых. Красные зверствуют, как и у нас. Мы, вот, прошли уже десятка два селений, и я лично видел разрушенные, сожженные и загаженные храмы, трупы священников, трупы детей и женщин. Я лично видел и присутствовал при составлении протокола: жену ушедшего к Белым жандарма, мать четверых детей, изнасиловала при детях банда красногвардейцев, потом при ней же увила двоих ее мальчиков. Страшные сцены, которые естественно, ожесточают и белых. «Белые » — так они и называют себя.

Как солдат, я не могу писать многого, но скажу, что в испанской Белой Армии я почувствовал себя, как и мои товарищи, наконец, исполняющим свой долг. Наш поступок, то, что мы отказались от положенного нам маленького содержания, имея свои деньги, произвел огромное впечатление в нашей роте, где, кстати сказать, все довольствие и содержание идет на счет (личный) организатора роты — нашего капитана — когда-то богатого человека (теперь его имения конфискованы правительством, и он сам приговорен к расстрелу).

Я, бывший русский офицер, горд и счастлив тем, что выполняю свой долг. Здесь борьба с большевиками не словами, а оружием. А что это большевики и не кто иной, надо посмотреть образцы пропаганды красных, действительно, талантливой. В городке C-о мы с налета захватили весь их пропагандный запас. Там мы захватили саженные портреты Сталина и Ленина, образцовые красные уголки, воззвания против религии, отвратительные антирелигиозные плакаты и пр. Испанские офицеры определенно говорят, что все это делается по приказанию резидента Сталина, живущего в Мадриде. В трагическое положение попали те офицеры (и даже генералы), которые пошли служить красным, Их держат, как спецов, при них комиссары, и их расстреливают при первой же боевой неудаче. Мы же здесь, в Белом лагере – все, от генерала и до последнего солдата — испанцы и немногие иностранцы — выполняем свой долг защиты веры, культуры и всей Европы от нового натиска красного зверя.

Если останемся живы, напишем. Если нет, запишите где-нибудь наши имена, чтобы их помянула Будущая Россия.

Искренне ваш, преданный б. поручик артиллерии Н. Сентябрь 1936 года.»

(на фото изображены белые добровольцы Русского отряда в армии генерала Франко (1937 год)

Источник БЕЛОЕ ДЕЛО (публикация Марики Ровановой).

ПРИМЕЧАНИЕ

/1/ Вооруженные Силы Юга России — оперативно-стратегическое объединение белых войск Юга России в 1919-1920 гг в период Гражданской войны 1918-1922 (1917-1923) гг. Образованы 8 января 1919 года в результате объединения Добровольческой армии и армии Всевеликого Войска Донского для совместной борьбы с большевиками.Максимальной численности ВСЮР достигли в октябре 1919 года — 270 тыс. человек, 600 орудий, 38 танков, 72 самолёта, около 120 кораблей[2] (по другим данным, около 160 тыс. человек в июле 1919 года). С января по декабрь 1919 года Ставка Главнокомандующего Вооружёнными силами Юга России генерала А.И. Деникниа находилась в Таганроге. В состав ВСЮР входили:


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.