ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ К ПРЕЗИДЕНТУ РФ, ФЕДЕРАЛЬНОМУ СОБРАНИЮ РФ И ГРАЖДАНАМ РОССИИ

ПРИЗНАТЬ «КРАСНЫЙ ТЕРРОР» СОЦИАЛЬНЫМ ГЕНОЦИДОМ

5 сентября – страшный юбилей — исполняется ровно 100 лет Декрету Совета Народных комиссаров о красном терроре.

Он не просто дал новую санкцию начатой ещё в декабре 1917 года кампании массового большевистского террора, но и легализовал взятие заложников по критериям социальной (сословной) принадлежности и родственных связей с другими жертвами бессудных большевистских расправ. В отношениях заложников предписывалось заключение в концлагеря и бессудные расстрелы, именуемые «высшей мерой социальной защиты». Широко применялись изуверские физические и психологические пытки, принудительный труд.

Декрет о красном терроре стал псевдо правовым основанием для всей последующей Советской тоталитарной политики массовых политических репрессий, включая такие формы коллективного наказания, как репрессии в отношении членов семей репрессированных и военнопленных, депортации по этническому и этносоциальным («чуждые элементы» в присоединённых в 1939-40 годах частях СССР) признакам, и сверх массовые расстрелы по «разнарядкам» по указу от июля 1938 года.

Жертвы красного террора на сегодняшний день получили право на реабилитацию, однако, они считаются пострадавшими от преступного превышения власти представителями коммунистических карательных органов и властных структур, а не пострадавшими от целенаправленной политики истребления.

Красный террор – был настоящим социальным геноцидом. Его умышленной целью было истребление или помещение в смертельно опасные условия концлагерей целых социальных групп, запугивание остальных.

Поэтому необходима общественная кампания за признание красного террора большевиков и вытекающим из него массовым террором, включая насильственную коллективизацию и депортации «чуждых элементов» в 1939-42 годов – преступлением против человечности.
Таким же, каким были признаны депортации репрессированных в 1941-45 годы народов, уже официально считающиеся геноцидом.

Естественным адресатом обращений являются Генеральная прокуратура и Следственный комитет, и Государственная дума (председатель и руководители фракций), поскольку Федеральное собрание может либо принять особое заявление, либо внести поправки в законодательство. Выступить с законодательной инициативой вправе региональное собрание.

Возражения юридического характера снимаются следующими доводами.

Прежде всего, уже за 10 лет до начала красного террора практика захвата заложников и иные репрессии в отношении мирного населения были осуждены в Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны от 18 октября 1907 года.

Таким образом, на момент начала политики красного террора подобные действия уже были осуждены международным правом. Ссылки большевиков на аналогичные действия якобинской диктатуры и Парижской Коммуны не могут служить обоснованием, потому что они были почти немедленно осуждены легитимными органами власти Франции.

Международным правом преступления, аналогичные красному террору, квалифицируются как преступления против человечности (crimes against humanity).

Довольно долго видели проблему в разделении именно этнического и конфессионального (религиозно-общинного) геноцида и массового истребления по социальным и этносоциальным признакам. Однако и этот вопрос к настоящему времени также получил своё разрешение.

Для российских правоохранительных органов обязательным для исполнения является норма статьи 6 Устава Международного Военного Трибунала (Нюрнберг, Токио), которые определяют состав данных преступлений следующим образом: убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам в целях осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции Трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

Очень важно, что критерии признания таких действий международным преступлением могут быть относимы и к совершенному до принятия Устава МВТ.

Чрезвычайные палаты в Судах Камбоджи для преследования за преступления, совершенные в период Демократической Кампучии (судебный орган, созданный решением ООН и организованный соглашением между Правительством Кампучии и ООН) признал массовый террор против социальных групп разновидностью геноцида, выведя данное международное преступление из узких рамок преследований по расовым, этническим и религиозным признакам.

Подобный подход может быть применён и для Российской Федерации, исходя из правовой позиции Конституционного суда, постановившего обязательность для нашей страны действовать с согласия с международными договорами, при отсутствии специального отказа от них.

Поэтому политика красного террора должна быть оценена именно по обстоятельствам организованного социального геноцида.
И должен быть поставлен вопрос о признании властных структур — организаторов и инструментов красного (большевистского) террора — преступными организациями, в том смысле, который придал этому понятию статут МВТ.

Страна не может нормально развиваться, если в основу её исторической идентичности положена не просто апология, но романтизация геноцида и прославление его организаторов.

С Уважением,
Монархическая партия России
Региональная военно-историческая общественная организация «Добровольческий корпус»
а также группа единомышленников.

Исп. Ихлов Е. В.

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

preloader