И был со зверями. Часть третья. Вольфганг Акунов.

В одном из своих сочинений – мелодраматической мифологической мистерии «Пришествие Остары» (нем.: «Остарас Айнцуг», «Ostaras Einzug»), опубликованной в 1896 г., — упоминавшийся выше венский расовый мистик Г(в)идо фон Лист призывал Отца богов Вуотана (Вотана-Водана-Водена-Одина) воззвать к своим верным германцам, после тысячи лет мрака и угнетения, дабы они обрели новое могущество и дабы свершилось пришествие уже упоминавшейся в нашем повествовании Остары – германской богини весны – в посвященную ей «страну Остары»-«Остараланд» (Ostaraland, т.е. Австрию). В отличие от Листа, Адольф Георг Ланц всю свою жизнь, несмотря на разрыв с официальной римско-католической церковной иерархией Габсбургской монархии, оставался христианином (как, между прочим, и его тезка Адольф Гитлер, который официально отношений с римско-католической церковью никогда не разрывал, после прихода к власти в Германии заключил конкордат между «Третьим райхом» и папским престолом и до конца жизни оставался в лоне римско-католической церкви, продолжая исправно платить церковный налог, не уклоняясь при этом, в отличие от Ланца, в арианскую ересь!) и даже римско-католическим священником (никакая церковная инстанция священнический сан с Ланца не снимала), но, вероятно, не без влияния идей Г(в)идо фони Листа избрал для своего журнала и издательства именно название «Остара».

Поклонником ариософских идей Ланца, наряду с упоминавшимся выше знаменитым шведским драматургом Августом Стриндбергом (написавшим Ланцу, по прочтении его трудов: «Я прочел Ваши сочинения залпом, не отрываясь, и теперь пребываю в изумлении. Если это и не Свет, то, по крайней мере, несомненно, источник Света»!), был, к примеру, знаменитый британский генерал лорд Горацио-Герберт Китченер, граф Хартумский (см. его портреты выше, в верхнем ряду справа и в нижнем ряду), герой целого ряда колониальных войн, победитель суданских повстанцев — «дервишей», или «махдистов» — фанатичных последователей лжепророка тогдашних воинствующих исламистов и, в некотором роде, предшественников современного, запрещенного в РФ «исламского государства» ИГИЛ — прославившегося на весь мир Мохаммеда-Ахмеда ибн

Абдаллаха (Абдаллы) по прозвищу Махди (cм. рис. ниже слева), и герой Англо-бурской войны (1899-1902), именуемой британскими шовинистами-джингоистами «пикником с подкалыванием свиней» (англ.: Picknick with pigsticking), странным образом считавший белых

потомков голландскихи немецких поселенцев в Южной Африке — буров (несмотря на однозначно германское и, следовательно, арийское происхождение последних!) «белыми дикарями» (эта крайне нелестная и тенденциозно-искаженная характеристика буров перекочевала — видимо, не без влияния британской пропаганды! — и в популярную литературу — например, в известный приключенческий роман одного из любимых писателей нашего детства Луи Буссенара «Похитители бриллиантов») и потому позволивший применить против буров (или, как теперь принято говорить, африканеров), чтобы сломить их волю к сопротивлению британской колониальной мощи, такое варварское средство, как концентрационные лагеря для содержания заведомо ни в чем не повинных перед британской армией бурских женщин, детей и стариков (а также — для их чернокожих слуг). Зачастую Китченеру приписывается сама идея создания этих «лагерей смерти», но в действительности подобные вопросы были вне его компетенции. На самом деле ответственность за создание концентрационных лагерей для бурских гражданских лиц лежала не на Китченере, а на другом британском лорде — Альфреде Мильнере, назначенном Высоким Комиссаром (губернатором) еще не завоеванной окончательно бурской Южной Африки и состоявшем вовсе не в ланцевскеом Ордене Нового Храма, а в совсем иных тайных орденах и структурах. Именно после визита лорда Альфреда Мильнера (уже в качестве британского военного министра и виднейшего члена правительства Дэвида Ллойд Джорджа) в Петроград и его встреч с членами российской Государственной думы в феврале 1917 года произошел февральский государственный переворот, отстранивший от власти Всероссийского Императора Николая II и вскоре повлекший за собой октябрьский переворот, совершенный, под знаком пятиконечной звезды (пентаграммы-фемштерна-друденфусса), уже большевиками, которым Временное правительство «февралистов» почти без сопротивления «плавно» отдало на растерзание Россию. Но это так, к слову…

В организованных в период командования лордом Китченером британскими войсками в Южной Африке, по воле лорда Альфреда Мильнера (отпрыска видной банкирской фамилии, породненной с Ротшильдами, Варбургами и Шиффами, председателя правления лондонского «Джойнт Сток Бэнк» и Великого Мастера Великой Ложи Англии, удостоенного за заслуги перед британским колониализмом титула виконта), концентрационных лагерях от голода, жажды, жары и болезней погибли десятки тысяч буров — гораздо больше, чем было убито англичанами и их колониальными вассалами в ходе боевых действий. Для справки: Ленин организовал первые концентрационные лагеря для невоеннослужащих в России только в 1918, а Гитлер первые концлагеря в Германии – только в 1933 г.! Но это так, к слову.

Между прочим, Карин, дочь верного адепта и почитателя Великого Магистра Ордена Новых Храмовников Августа Стриндберга (рекомендовавшего Ланцу, в качестве иллюстрации для обложки его труда «Теозоология» отмеченную почетной медалью Французской Академии скульптуру знаменитого скульптора Эмманюэля Фремье, изображавшую похищение женщины самцом гигантской человекообразной обезьяны — см.  фотографии, помещенные нами ниже),

вошедшая в историю как Карин Смирнофф (Смирнова — см. фото ниже слева), была замужем за большевиком Владимиром Мартыновичем Смирновым-Паульсеном. Этот зять Стриндберга (состоявший, в отличие от своего знаменитого тестя, не в «Ордене Нового Храма», а в большевицкой партии, которую, впрочем, ее видный деятель Иосиф Виссарионович Джугашвили-Сталин мечтал превратить в другой орден — «орден меченосцев»), вместе с финским сепаратистом и одновременно — агентом японской разведки Конни Циллиакусом (активно сотрудничавшим в своей подрывной деятельности с российскими эсерами, анархистами и большевиками и даже заключившим с Лениным особый транспортный договор), а также с будущим диктатором Польши Юзефом Пилсудским (проходившим в юности по одному делу со старшим братом Ленина — Александром Ильичом Ульяновым и не повешенным, в отличие от своего старшего товарища, в наказание за покушение на жизнь Царя-Миротворца Александра III, лишь вследствие снисхождения царской Фемиды к нежному возрасту «идейного» террориста), занимался контрабандной переброской антиправительственной литературы, революционеров и оружия в царскую Россию. После Октябрьского переворота 1917 г. В.М. Смирнов-Паульсен был назначен главой советского агентства новостей РОСТА в столице Швеции Стокгольме и умер в ранге генерального консула СССР  в Швеции при не выясненных до конца обстоятельствах. Но и это тоже — так, к слову…

В 1902 г. Ланц, по мнению ряда исследователей (впрочем, оспариваемому другими историками) так сказать, сменил свою прежнюю идентичность на новую. Он изменил дату и место своего рождения. В данном случае Ланц, вероятнее всего, руководствовался примером многих восточных правителей, которые, зная астрологию, сознательно скрывали свою подлинную дату рождения, заменяя ее поддельной, с целью сбить с толку астрологов своих противников, затрудняя тем составление своего правильного гороскопа. Аналогичным образом, кстати говоря, поступали и другие восточные люди, высоко вознесенные судьбой — неоднократно упоминавшийся нами советский диктатор Иосиф Сталин, иракский диктатор Саддам Хусейн, ливийский диктатор Муамар Каддафи (точная дата рождения двух последних неизвестна до сих пор). Ланц объявил, что родился в 1872 г. в г. Мессине на острове Сицилия, а также изменив во всех документы имя и фамилию своих родителей. Своим отцом он, вместо преподавателя гимназии Иоганна Ланца, объявил барона Иоганна Ланца де Либенфельза – отпрыска древнего швабского дворянского рода; своей матерью – Катарину Скала. Вопрос о подлинном происхождении Адольфа Георга Ланца до сих пор окончательно не прояснен (как и вопрос о том, имел ли Ланц академическую степень доктора наук). Во всяком случае, Г(в)идо фон Лист опубликовал генеалогическое древо своего ученика и соратника, дав подробное описание «подлинного арманического и феманического» родового герба господина «барона Ланца фон Либенфельза».

Этот герб представлял собой щит «варяжской» («норманнской») формы с изображением серебряного (белого) орлиного лёта («лётом» в геральдике именуется крыло) в червленом (красном) поле, увенчанный серебряным рыцарским шлемом с клейнодом (нашлемным украшением, или нашлемником) в виде червленой (красной) шляпы с серебряным (белым) шнуром, серебряными (белыми) орлиными лётами и червленым (красным) намётом с серебряным (белым) подбоем.

Необходимо заметить, что присутствие орлиных лётов в гербе Йорга Ланца фон Либенфельза могло иметь для него самого и окружения учредителя ОНТ особое значение. Дело в том, что по-немецки слово «Адель» (Adel) означает «благородство», «знатность», знать», «аристократия» (преимущественно наследственная(, «дворянство» (преимущественно родовое), а производное от «Адель» слово «адлиг» (adlig) означает «благородный», «знатный», «аристократический», «дворянский». Отсюда происходит, в частности, геральдическая и сакрально-фонетическая мифология орла (по-немецки: «Адлер», Adler). Не случайно орел считался у римлян божественной птицей, спутником верховного бога Юпитера, или Дьяус-Питера, аналога древнего арийского Дьяуса — бога сияющего дневного неба, Отца Небесного (у греков Юпитеру соответствовал Зевс). Изображение орла украшало боевые значки древнеримских легионов (см. рис. 1-3 выше слева), штандарты средневековых императоров «Священной Римской империи» Карла Великого и Фридриха I Барбароссы, а в Новое Время — навершия знамен полков императора французов Наполеона I Бонапарта. На прусских боевых знаменах со времен «короля-философа» Фридриха II Великого был изображен летящий орел с девизом «Не боится Солнца», а на австрийских — имперский двуглавый орел. Штандарты штурмовых отрядов гитлеровской Национал-Социалистической Германской Рабочей партии (НСДАП) — СА (а также входивших в них до 1934 г. частей СС) украшал орел, державший в когтях крюковидный крест в дубовом венке. Дело в том, что в сочинениях немецких и австрийских ариософов и «народников» конца XIX-начала XX в. орел считался «царем птиц» и «арийцем животного мира» (поскольку слово «ариец, «арий», нем.: «Ариер», Arier, производилось от древнего немецкого варианта названия орла — «Аар», Aar). В труде Рудольфа Йона Горслебена «Время наивысшего развития человечества», или «Золотая пора человечества» (R.J. Gorsleben. Hoch-Zeit der Menschheit) об орле говорилось: «Аар, орел — царственная птица, гнездящаяся на высотах и стремящаяся ввысь, к Солнцу. Это арий, орел есть самый величественный символ, символ сынов Солнца».

С ариософской точки зрения орел являлся совершенно безупречным символом, поскольку, подобно носителям «внутреннего благородства» — «аделингам», «эделингам», «этелингам», «аделунгам», «аделигам», «адлигам», был связан с древнегерманской руной «Одал»(«Одаль»), или «Адель» (cм. рис. ниже), означающей «наследие», «наследство», «кровное родство» и »благородство» (от «Одаль» происходят и наши слова «удаль», «удалой», «удалый»).

Сам Ланц обосновывал необходимость изменений в своей биографии стремлением избежать возможности вредоносного астрологического воздействия на его личность. Но недоброжелатели объясняли их желанием скрыть еврейское (хотя и не иудейское)  происхождение семейства Гоффенрайх, из которого происходила мать Великого Магистра «новых храмовников» (принявшая христианство и потому «иудейкой» в традиционном христианском толковании, т.е. исповедницей религии талмудического иудаизма, не считавшаяся; тонкость здесь в том, что немецкое слово «юдин», Juedin, означает как «еврейка», так и и «иудейка»). В противном случае Ланц сам не соответствовал бы расовым критериям своего собственного Ордена.

Сколько в этих утверждениях было правды, а сколько – клеветы завистников и недоброжелателей из числа личных врагов и идеологических противников, ныне сказать очень трудно. Кого только до и после Ланца не обвиняли в аналогичном «грехе»! Мартинеса де Паскуалиса, Рихарда Вагнера, Адольфа Гитлера, Иосифа Виссарионовича Сталина, Германа Геринга – «имя им легион». Как бы то ни было, даже в официальных документах города Вены он был зарегистрирован как «барон доктор Адольф Георг (Йорг) Ланц фон Либенфельз».

Барон доктор Адольф Георг (Йорг) Ланц-Либенфельз зарабатывал себе на жизнь написанием бесчисленных статей для пангерманских газет, издаваемых Георгом Риттером («Риттер», Ritter — не имя и не фамилия, а дворянский титул, означавший буквально «рыцарь», «кавалер», и занимавший в сословной иерархии Австрии и Баварии промежуточное место между «бароном», Baron, или «фрайгерром», Freiherr, и «эдлером», Edler, буквально: «благородным») фон Шёнерером, платившим ему щедрые гонорары. Ланц отвечал Шёнереру взаимностью, ставя его в своих статьях даже выше идола пангерманистов-пангерманцев – князя Отто фон Бисмарка, ибо «Бисмарк» (по Ланцу) только «посадил немецкий народ в седло», пробудив в нем «национальное самосознание», в то время как Шёнерер при помощи «молодой расовой науки учит его искусству верховой езды».

Бывший католический монах сделался пламенным борцом с влиянием римско-католической церкви, в особенности – с влиянием иезуитов, и протагонистом возглавляемого Шёнерером и упоминавшегося нами выше движения «Прочь от Рима!» («Лос фон Ром»!, «Los von Rom»!), которое он восхвалял, как «истинно арийское народное расовое движение», в следующих высокопарных выражениях:

«Мы воочию зрим начало новой эпохи мировой истории. Становится все яснее, что религиозные войны прежних времен и межнациональные конфликты, а также войны между нациями недавнего времени были ничем иным, как предвестниками титанической борьбы между расами за господство над всем земным шаром. Повсюду мы видим постоянно множащиеся признаки приближения этой величайшей из войн… Средиземноморцы, монголы и негры лихорадочно вооружаются для грядущей совместной борьбы против германской расы».

По мнению Ланца, главным «полководцем» всех этих «низших» рас являлся папский Рим – «самый заклятый враг всех германцев». Целью же германцев является «единая, неделимая, свободная от влияния Рима, германская народная церковь». Правда, сам Ланц не последовал собственным установкам и (подобно своему предполагаемому ученику Адольфу Гитлеру) до конца своих дней остался в лоне римско-католической церкви (от которой не был отлучен, несмотря на свои весьма нетрадиционные для католика религиозные воззрения) – в отличие от многих сторонников Георга фон Шёнерера и других австрийских «пангерманцев», перешедших в протестантизм — веру кайзера Вильгельма II Гогенцоллерна, владыки Германской империи, к которой они желали присоединить свою «малую родину» — так называемую «Немецкую Австрию» (Дойч-Эстеррайх, Deutsch-Oesterreich).

«Видение» Ланца вполне соответствовало по своему содержанию господствовавшим в то время представлениям о безусловном превосходстве людей белой расы над черными и цветными. Тогдашний властитель умов — знаменитый английский зоолог Томас Генри Гексли (Хаксли), популяризатор науки и защитник эволюционной теории Чарльза Дарвина (прозванный за свои яркие полемические выступления «Бульдогом Дарвина»), член (в 1883—1885 гг. — Президент) Лондонского Королевского общества, награжденный в 1890 г. почётной Медалью Карла Линнея за продолжение линнеевских традиций в современной биологии, иностранный член-корреспондент Петербургской Академии Наук (см. 2-е фото выше слева), открыто объявлял в своей издававшейся громадными тиражами на всех европейских языках книге «Место человека на земле и другие антропологические эссе» народы со светлыми волосами («нордических варваров») вершиной эволюции. Взгляды Гексли во многом совпадали с теориями Г(в)идо фон Листа, Рудольфа Йона Горслебена, Германа Виланда и других тогдашних ариософов, связывавших возникновение и дальнейший прогресс человеческой цивилизации исключительно с деятельностью «нордической (северной) расы» — прагерманцев, в незапамятные времена, под давлением наползавших ледников, покинувших свою полярную родину (именуемую разными авторами по-разному: «Арктогея», «Вара», «Вараха», «Туле», «Гиперборея» — как уже говорилось выше, тему «Гипербореи» у нас в России долго и активно разрабатывал ныне покойный доктор философии и автор многочисленных популярных книг на означенную тему Валерий Никитич Дёмин — , «Гиперботикон», «Арктида» и т.д.), спустившихся с Севера в области, лежавшие южнее и заселенные представителями «низших рас», «зверолюдьми», пришедшими с упоминавшегося выше гигантского материка под названием Гондвана (находившегося, согласно авторам разных гипотез, то ли на Южном полюсе, то ли в нынешнем  Индийском океане, то ли на месте теперешней Черной, или Экваториальной, Африки).

Сам достопочтенный барон доктор Йорг Ланц фон Либенфельз излагал свои идеи и соображения на этот счет следующим образом:

«Прагерманцы не только привили полулюдям начатки нравственности, но и вывели из них, путем скрещивания с собой, настоящих людей, вследствие чего от них произошли нынешние низшие расы средиземноморцев (южных европейцев, малоазиатов, левантийцев и североафриканцев, обитающих по берегам Средиземного моря –  В.А.), негров и монголов».

По мнению Ланца, «получеловек (нем.: гальбменш, Halbmensch)» является не более чем домашним животным и, в буквальном смысле слова, «тварью» – «творением» своего господина. Этим он, кстати, объяснял неизбывную ненависть представителей низших рас к ариям (арийцам). Ланц, в частности, утверждал:

«Подобно тому, как всякий ариец, при виде монгольской хари или негритянской лярвы, испытывает непреодолимое отвращение…, так и в глазах представителей низших рас, при виде бледнолицых, загорается коварная ненависть, унаследованная от их далеких предков. Но в одних в подобные моменты, как наследие первобытной эпохи, пробуждаются чувства своего превосходства, сознание своего Божественного происхождения, а в других – чувства все еще не прирученной, дикой человекообезьяны… Если бы наши пращуры не нашли в себе мужества вступить в эту борьбу, Земля была бы ныне заселена гориллами и орангутанами».

Со временем убеждение Ланца в том, что современное человечество состоит не из представителей одного вида — «человека разумного» (гомо сапиенс, homo sapiens), а из представителей трех разных видов: «теозоа» (греч. Theozoa, «богозверей, «зверобогов»), «антропозоа» (греч. Anthropozoa, «человекозверей», «зверолюдей») и «демонозоа» (греч. Daemonozoa, «демонозверей», «зверодемонов», или, говоря по-русски — «бесозверей», «зверобесов»), настолько укрепилось в нем, что стало своеобразным кредо, символом его ариохристианской, или ариогероической, веры.

Язык Ланца может показаться нам сегодня слишком грубым и «неполиткорректным», (особенно по теперешним временам, когда арийскую белую расу все больше «загоняют в угол» сторонники «мультикультурного» и «мультирасового» общества), но в свое время он ничем особенно не выделялся из общего ряда.

Не кто иной, как классик французской литературы Гюстав Флобер (см. 3-е слева фото, помещенное выше), нисколько не опасаясь обвинений в «расизме», «европоцентризме» и «неполиткорректности», писал в своем всемирно известном историческом романе «Саламбо»:

«Наконец, как будто Африка была еще недостаточно широко представлена и для скопления диких страстей требовалось присутствие низших племен, появились люди с звериным профилем, смеявшиеся бессмысленным смехом, — несчастные существа, изъеденные отвратительными болезнями, уродливые пигмеи, мулаты смешанного пола,…мигавшие на солнце красными глазами; они произносили невнятные звуки и клали в рот пальцы, чтобы показать, что хотят есть».

И не кто иной, как светоч мировой науки, знаменитый французский ученый-натуралист, основатель палеонтологии барон Жорж Кювье (см. портрет выше справа), «при всем честном народе» утверждал о негритянской (черной) расе, что ее «характерная морда (sic!) и огромные губы сближают ее с обезьянами» — и ничего, «хоть бы хрен по деревне»…

Основатель эволюционной теории происхождения видов Чарльз Дарвин (см. 1-е фото выше слева) писал:

«Люди разделились на различные расы или, как их можно точнее назвать, подвиды. Некоторые из них, как, например, негры и европейцы, столь различны, что если бы поставить перед натуралистом их образчики, не сопровождая дополнительными сведениями, они, вне сомнения, были бы квалифицированы как подлинные самостоятельные биологические виды».

Е.П. Блаватской (см. фото выше слева на обложке ее биографии, вышедшей в серии «Жизнь Замечательных Людей» московского издательства «Молодая гвардия») принадлежит откровенно расистское, с современной точки зрения, изречение:

«Какая польза негру в мыле, а глупцу — в умном совете?»…

Любимый всеми нами Жюль Верн (см. фото выше в центре), описывая, в своей фантастической повести «Деревня в воздухе», мальчика из обитающего в самом сердце Черной Африки реликтового племени обезьянолюдей, похоже, не сомневался в тождестве растительности на головах центральноафриканцев со звериной шерстью:

«Голова его была почти круглой, а череп покрывали не то чтобы волосы, а нечто похожее на руно, растущее на головах у представителей туземных племен Центральной Африки».

Великий писатель-гуманист Стефан Цвейг (фото выше справа) в своем жизнеописании Джакомо Казановы позволил себе следующий «неполиткорректный» (с современной точки зрения) пассаж:

«Попытайтесь поговорить с ним (человеком авантюристического склада типа Казановы — В.А.) о нравственных обязанностях, или об обязательствах, накладываемых эпохой, — он их так же мало поймет, как негр метафизику»…

Да что там! Гораздо позднее известный ученый, исследователь Центральной Азии и Индии, Юрий Николаевич Рерих (см. фото выше справа), магистр Гарварда и сын упоминавшегося выше знаменитого теософа-розенкрейцера Н.К. Рериха (см. его портрет выше в центре), в своей статье «Кочевые племена Тибета» преспокойно позволял себе писать о «наличии среди населения Южного Тибета примитивного физического типа с развитыми надбровными дугами и массивной челюстью» (Рерих Ю. Кочевые племена Тибета // Страны и народы Востока. М., ИВЛ. 1961, Вып. II). Но… времена меняются, и мы меняемся вместе с ними.

Как и многие современные ему ученые, расологи и ариософы, Ланц был  твердо убежден в том, что грех скотоложества («бестиальность», «бестиализация»), вошедший, по его мнению, в плоть и кровь практически всех цветных (но преимущественно черных) народов и не изжитый ими до сих пор, как и другие содомские грехи, являющиеся отголоском животного мира и внутренним атавизмом, привел к образованию, в результате «нечестивого блуда людей со скотами», новых человекообразных существ, ставших прародителями всех обладающих «нечистой» («смешанной», «загрязненной, «оскверненной») кровью народов-«бастардов», народов-«ублюдков», народов-«метисов» («содомского сброда» или, если использовать широко распространенный в грузинском языке термин — «чатлахов»).

Появившийся, возможно, задолго до Всемирного Потопа (который, собственно говоря, и был направлен на уничтожение этих нечестивцев), живший своей животной жизнью «содомский сброд» расселился по разным уголкам земного шара и, таким образом, частично спасся от всеобщего истребления в водах гнева Всевышнего (не случайно погубившего не только «развратившийся» род человеческий, но и причастных к этому разврату представителей животного мира). С тех пор уцелевшие «зверолюди» («тирменши»), по мнению Ланца, обитали, совокуплялись и плодились в пустынных отдаленных землях Южной Африки, Америки и Австралии, где поднявшиеся воды океана не могли причинить никакого вреда местной флоре и фауне. Там «содомское отребье» смогло пережить катастрофу и переродиться. В дальнейшем эти стаи диких «недочеловеков» («унтерменшей»), или «получеловеков» («гальбменшей»), стали заселять высохшие после Потопа земли, с которых сошла вода.

Вскоре «зверолюдей»-недочеловеков, как писал русский ариософ Вячеслав Константинович Демин (просьба не путать с отечественным проповедником «гиперборейской теории» доктором Валерием Никитичем Деминым!) в своем интереснейшем труде «Расовая война», расплодилось «так много, что им пришлось искать себе дополнительные источники пропитания, ибо от голода «тирменшей» не спасало даже процветавшее в их среде самоедство (употреблять слово «людоедство» по отношению к «содомским тварям» Йорг Ланц фон Либенфельз считал недопустимым, поскольку они не являлись людьми в полном смысле этого слова), и потому они устремились на новые земли, где было много зверей, плодов и каких-то двуногих существ, чем-то на них, «зверолюдей», отдаленно похожих, но обладавших прямой осанкой, пропорциональным сложением тела, высоким лбом, отсутствием шерсти на теле  (не говоря уже об отсутствии хвоста) и гладкой белой кожей – короче говоря, «людей разумных», представителей рода «гомо сапиенс». Так, писал В.К. Демин, постепенно началось всемирное переселение «зверолюдей» и их принципиально новое существование рядом с настоящими людьми.

Многочисленные археологические открытия, сделанные к моменту учреждения Ланцем «Ордена Нового Храма», подтверждали факт доисторического существования «зверолюдей», а найденные палеантологами и археологами при раскопках обезьяноподобные останки недочеловека тогдашние ученые условно назвали останками «обезьяночеловека» («питекантропа»), «древнего человека» («архантропа»), «неандертальского человека (неандертальца)», «китайского человека» («синантропа»), «человека из Черной Африки» («зинджантропа»), «австралопитека», «парантропа», «дриопитека», «гигантопитека», и т.д., и т.п. Большинство ученых-дарвинистов, игнорируя факты, упорно продолжали утверждать, что все эти «зверолюди», или «обезьянолюди» (нем.: «аффенменши», Affenmenschen), якобы, жили задолго до появления «человека разумного» и являлись его прямыми предками и прародителями (чтобы все было «по Дарвину» — и не важно, что сам Чарльз Дарвин никогда ничего подобного не утверждал)!

В то же время, барону Ланцу-Либенфельзу было хорошо известно: не только археологи и ученые-материалисты, но и христианские писатели-историки и богословы утверждали, что «полулюди» и «полузвери» действительно существовали, живя рядом с настоящими людьми, причем не только в незапамятные библейские времена Ноя и его сыновей Сима, Хама и Иафета, но и в первые века христианства. Так, восточно-римский историк гото-аланского происхождения Иорнанд (Иордан), живший в VI в. п. Р.Х., повествовал о «sylvestres homines, quos faunos ficarios vocant» (лат.: «лесных людях, которых называют смоковничными фавнами» — выражение «смоковничные фавны» почему-то традиционно переводится на русский язык как «оборотни» — В.А.), а живший четырьмя столетиями позже Бурхард Вормсский упоминал «аgrestes feminas, quas silvaticas vocant» (лат.: «диких женщин, которых называют лесными»). Правда, христианские авторы придерживались мнения, что эти «зверолюди» (причем не только обезьяноподобные) появились на свет уже после Всемирного Потопа, а именно – в результате грехопадения дерзновенных и нечестивых строителей Вавилонской башни, или Вавилонского столпа («столпотворения»).

Как уже говорилось выше, в своих воззрениях австрийский «новый тамплиер» был не одинок. Так, немецкий ариософ Герман Виланд, автор широко известного в свое время труда «Атлантида, Эдда и Библия», утверждал, что сыны Солнца, достигшие высочайшего уровня развития жители Святого Града Божия – Атлантиды – деградировали, вследствие постоянного совокупления со «скотами» и «зверолюдьми», приводя в качестве доказательства своей гипотезы первобытные наскальные рисунки и рельефы, на одном из которых было изображено содомское половое сношение «праеврея» со свиньей (нем.: Sodomitischer Geschlechtsverkehr des Ur-Ebrаеers mit einem Schwein. Entdeckt von Franz v. Wendrin. Auf Tafel 55, Bild 4, nach L. Baltzer: Glyphes des Roches du Bohus). Согласно утверждениям Виланда, изгнать атлантов изо всей Европы окончательно не удалось. По его мнению, атланты, в особенности, в Южной и Западной Европе, «перебили всех мужских представителей белого населения, взяли их жен и, скрещиваясь с последними, улучшили качество своей породы. Только большая часть сегодняшней Германии, судя по всему, полностью освободилась от них. Не слишком редко то тут, то там в Германии встречаются остатки их крови, хотя и аризированные через кровосмешение. В большем количестве потомки изгнанной атлантической смешанной расы сохранились в Южной, Восточной и Западной Европе. Их жестокая звериная и враждебная культуре кровь весьма сильно проявляется в совершенно ублюдочных французах, неверных итальянцах, грязных чехах, хорватах и других южных славянах, но прежде всего — в иудеях = евреях, культ которых, как однозначно подтверждает Гуннар Сунгор («Иудейская государственная тайна») (Gunnar Sungaard. Das juedische Staatsgeheimnis), был унаследован ими от кровожадных атлантов.

По мнению многих ариософов (шедших по стопам древних египетских, греческих и римских авторов), практикуемый у евреев (и вообще у семитов) запрет употреблять в пищу свинину объяснялся поклонением их пращуров свинье как священному животному-тотему (прародителю), находившим выражение в ритуальном совокуплении со свиньей. Этим они объясняли факт наличия в Иудее, несмотря на запрет употреблять свинину в пищу, больших стад свиней даже во времена земной проповеди Спасителя (указывая на широко известный евангельский эпизод вселения бесов, изгнанных Иисусом из бесноватых, в стадо свиней, которые бросились со скалы в море и утопились, и т.д.). Даже знаменитый римский поэт Квинт Гораций Флакк, друг императора Октавиана Августа, описывал в своих сатирах иудея, почитающего «свиное божество».

Согласно утверждениям Германа Виланда, от таких содомских связей в Атлантиде развелось столько ублюдков-бастардов и всякого рода мутантов, что жизнь на «Острове Блаженных» сделалась невыносимой.

Как указывал в своей «Расовой войне» Вячеслав Константинович Демин, русский церковный писатель, епископ святитель Дмитрий Ростовский (см. икону ниже слева) писал в своей летописи («Синопсисе»), в частности, следующее:

 

«Господь не только смешал человеческие языки, но и красоту образа человеческого во многих переменил, едва подобие человеческое в них оставив. Ибо произошли от сих созидателей (Вавилонской – В.А.) башни смятенных гневом Божиим, различные злонравные роды, как выродки человеческого естества, полузвери и полулюди… Появились на различных местах в горах и пустынях имеющие человеческое подобие существа, называемые лесными людьми или сатирами, живущие со зверями, нагие, косматые, с козлиными ногами и рогами на головах… Затем — ипподоны или иппокентавры, которые имеют человеческую голову и грудь, а прочее же все тело, подобно коню, имеет ноги и хвост. О сих обоих человекоподобных существах написано в житии преподобного Павла Фивейского (см. образ святого выше справа)…  При Царе Константине (то есть  уже в IV в. п. Р.Х., при Святом Равноапостольном Царе Константине Великом, первом  римском Христианском императоре, см. его прижизненное скульптурное изображение и профиль на монете выше в центре – В.А.) человекоподобный зверь, называемый сатиром, был приведен живым в Александрию в великое всему народу удивление. Когда же он издох, то тело его, чтобы оно не сгнило, осолили солью и отослали в Антиохию к царю, дабы чрез него было известно и другим…

Андрогины или гермафродиты – каждый из них имеет оба естества, мужское и женское; сосцы у них – правый мужской, а левый женский. Аримаспы – они имеют один только глаз посреди чела и непрерывно ведут войну с грифами… Астромы – они живут в дальних пределах Индии, не имея совершенно уст… Танефы – у них столь велики уши, что они прикрывают все тело. Невры – они иногда на время превращаются в волка и съедают тело человека, которого поймают. Пигмеи – это очень маленькие люди всего в один локоть ростом, живут в горах Индии… Циклопы или велетны… мантикоры (мартихоры – В.А.) – живут в Индии и имеют только голову и лицо человека, все же остальное их тело львиное. В тех же странах Индии существуют и многие другие человекообразные чудовища, не имеющие ни головы, ни шеи, так как глаза их расположены на раменах (плечах – В.А.), а уста их в персях (на груди – В.А.).

Еще и иное там  в пустынях человекоподобное чудище обретается – оно называется кинокефалом; у него голова собачья, и он издает страшное скрежетание зубов. Икоцкодан или пифик – он имеет отчасти человеческое подобие. В поднебесной находится и много других подобных чудовищ, которые имеют человеческое подобие, по словам западного учителя Августина (отца Церкви Блаженного Августина, епископа Иппонского – В.А.), они как и мы произошли от праотца Ноя, но со времени столпотворения погубили красоту человеческого образа и ум, приведенные в смятение гневом Божиим. С того времени они сделались не совершенными людьми, но полузверями и страшилищами… также и среди рождающихся младенцев иногда бывают некие чудовища (в эпоху Средневековья их, между прочим, именовали «драконами» — В.А.), которые, если бы были воспитаны и выросли, рождали бы подобных себе детей…такие безобразные выродки и расплодились как и до Потопа от развратившихся сынов Божиих родились злообразные исполины, бывшие несомненным свидетельством гнева Божия и казни».

(Конец третьей части. Продолжение следует)


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.